Fate/Prototype - Argent Fagments [Новелла] - Glass moon - Forum
Приветствую Вас, Pilgrimage! Регистрация PDA-версия сайта

Четверг, 08.12.2016
[ Главная · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Glass moon - Forum » Type-Moon & Nasuverse » Переводы » Fate/Prototype - Argent Fagments [Новелла] (Перевод новеллы по Fate/Prototype)
Fate/Prototype - Argent Fagments [Новелла]
AkagiДата: Вторник, 20.08.2013, 01:51 | Сообщение # 1
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 191
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
В июле TYPE-MOON анонсировали новую новеллу по Fate/Prototype. Это приквел к показанным в Fate/Prototype OVA событиям.

Перевод с японского:
Перевод с английского: Akagi

При копировании текста активная ссылка на наш сайт обязательна!

Данный текст не предназначен для использования в коммерческих целях!



Том 1




АКТ 1 - МАЛЕНЬКАЯ ЛЕДИ


Лучезарный----
Ты был честен, горд и полон любви.
Тобой двигало сострадание. Ты любил все хорошее и верил в Справедливость.
Ты избегал конфликтов, но во владении клинков тебе не было равных.
Сверкающий меч, несущий истину и очищающий мир от зла.
----Сказочный принц.

Такого принца не существовало.
Бессмысленно было его искать.
Реальность была холодна и безжалостна.

Мы руководствовались этой доктриной, взращиваемые нашими любимыми, нашими учителями.
Другими словами, самим миром.
Мир был холоден и беспощаден.
Он погряз во тьме, в лучшем случае изредка окрашиваемой в серые цвета.
Принцы, белые кони – их не существовало.
Ослепительные мечты, иллюзии – их нигде не существует.

Но мы знали.
Принц существовал.

Да, мы знали.
Он существовал в сказках, значит, он наверняка где-то жил на самом деле.

Да----

Мы знали.
Великолепие (Ты) существовало в этом мире.
Судьба (Ты) существовала в этом мире.

Были у нас и расставания, и воссоединения, но однажды мы будем едины.
Даже если вся тьма мира разодрала бы нас на части.
Облаченный в серое и серебро, несущий клинок, своим сиянием затмевающий все сущее.

------Ты, пришел.

Fate/Prototype – Argent Fragments


Мертвых нельзя вернуть.
Ушедшее утеряно навсегда.
Как бы ни было велико чудо,
Оно повлияет лишь на сущее.

Умирающий мир опять будет спасен.
Вновь возникнет Небесный Иерусалим.
Королевство будет судить всех.
И из ревущих волн возникнет семь голов с шестью коронами.
О, ты, погрязший в грехе.
Имя твое – Враг.
Твои цели – чревоугодие.
Восхваления тебя обратятся в богохульство и разнесутся по всему миру.
Чудо, что питает эту землю, станет основой.

Отныне я взываю к закону обратной логики и показываю всю ушедшую любовь нашего Господа.

Война за Святой Грааль.
То была резня, в которой маги ставили на кон свои желания.
Семь магов, обретших Ангельские Ранги, и семь Слуг.
Герои прошлого, погибшие по «неестественным причинам» получали духовные тела-сосуды, позволявшие им ненадолго материализоваться в современном мире, и становились Слугами.
Эти Герои, объединившись со своими Мастерами-магами, сходились в ожесточенных схватках, выходивших за грани человеческого понимания, пока не оставался только один.
То был 1999 год нашей эры.
Конец уходящего тысячелетия.
На земле обетованной на Дальнем Востоке ---- в Токио началась последняя Война за Святой Грааль.

Теперь----
Предо мной стоял Слуга.
Серые глаза.
Серебряные доспехи.
Сильнейший Слуга стоял рядом со мной, Мастером низшего ранга, и поклялся сражаться в этой войне вместе со мной.
Рыцарь, поклявшийся защищать меня.
Сэйбер.

Тогда ты возвышался надо мной.
Я смотрела на тебя, такого же, как и восемь лет назад.
Восемь лет назад ты служил моей сестре, сражаясь в таких местах, о которых я даже не знала.
Тогда было столько всего, чего мне не хотелось знать.
Что случилось с тобой?
Что стало с отцом?
Эта Война за Святой Грааль, в чем ее предназначение?
Что случилось с моей сестрой?

Сестра----
Манака.

Та, кто затмевала собой кого угодно.
Та, кто сражалась рядом с тобой в той Войне за Святой Грааль восемь лет назад.
Тогда я была еще маленькой, поэтому немногое могу вспомнить сейчас. Однако, кое-что я все-таки помню.

Например, я----

Ослепительные лучи солнца пробивались сквозь щели в плотно запахнутых занавесках.
На ветке рядом с окном щебетала птица, будто сообщая, который сейчас час.
Ощущение утра. Мрак и прохлада ночи исчезли, подобно магии. Вчерашнее «завтра» наконец-то обратилось в «сегодня».
- Ммм-Мммм….
Потерев тяжелые веки, Садзё Аяка проснулась в своей мягкой постели.
Солнечный свет. Чириканье птиц.
Несмотря на то, что утренняя атмосфера должна быть уютной и освежающей, Аяка поняла, что никак не может заставить себя полюбить ее, раз она возникла в такое неподходящее время.
(Уже утро.)
Сложно отрицать то, что ей нравилась постель, еще сохранившая тепло ее тела. Если бы ее спросили, нравится ли ей такое уютное теплое гнездышко, идеальное для дремы, или нет, разумеется, она бы ответила, что «да».
(Будильник еще не прозвенел.)
С неохотой она протянула руку к будильнику рядом с ее подушкой. Голова же по-прежнему покоилась где-то под одеялом.
Ей понравилось ощущение прохладного воздуха, коснувшегося ее правой руки.
Будильник был холодным на ощупь, как и ожидалось. Рука вновь втянулась под одеяло.
Часы показывали год, месяц и день. Довольно технологичные часы. Ей их подарили на прошлый день рождения. Хоть ей и хотелось чего посимпатичнее, грех было жаловаться. Она пользовалась ими уже больше года.
[1991]
Посмотрев на редко удостаивавшийся ее взгляда календарь, она посмотрела на время.
[6:14 AM]
Девочкам ее возраста в такое время вполне можно отправляться обратно в постель. Но жизнь Аяки несколько отличалась от жизни обычной ученицы начальной школы. Она уставилась на время с каким-то беспокойным выражением на лице.
- …как раз вовремя, - пробормотала Аяка себе под нос, вырубая заголосивший будильник.
Сигнал бы выставлен на 6:15 утра.
Определенно, вовремя. Аяка почувствовала, что больше ей уже не вздремнуть.
Она медленно выбралась из постели и вяло сняла пижаму.
Утренний воздух был действительно холодным. Зябким. Потянувшись к одежде, которую она вчера перед сном сложила на стуле, Аяка быстро оделась.
Когда она научилась одеваться сама?
По крайней мере, еще с начальной школы. Опять, ей никак не удавалось вспомнить, чтобы кто-то помогал ей одеваться. Отец? Или, быть может, мать? Она не могла вспомнить.
Наверное, не отец.
В этом она почему-то была на удивление твердо уверена.
- Хорошо.
Переодевшись, она встала перед висевшим рядом со шкафом зеркалом.
Все на месте, выглядит здорово.
Эта ярко-красная кофточка была у Аяки любимой. А зеленые пуговицы определенно были симпатичными.
Посмотрев на время, она принялась поспешно причесываться.
Поскольку ее волосы были не такими уж длинными, долго она не провозилась. Хорошо, время еще есть. Однако, она все равно немного спешила.
(…если бы я сегодня готовила, пришлось бы встать еще раньше.)
Хоть она и могла переодеться самостоятельно, готовка все еще была под вопросом. Ей занимался отец.
Вообще, большинством дел по дому отец занимался один. Подмога иногда находилась, конечно, но в доме Садзё, изобилующим множеством запретных комнат, все, в конце концов, ложилось на плечи отца. Аяка помогала лишь тогда, когда он разрешал.
- Отец уже должен был проснуться.
Прошлой ночью отец не ложился допоздна. Аяка обычно не помогала с завтраком. Максимум, что она делала, это раскладывала посуду и столовые приборы.
По утрам у нее были другие обязанности.
Каждодневные утренние занятия.
Другими словами ---- занятия черной магией, как теория, так и практика.

В коридоре было холоднее, чем в комнатах. Дыхание Аяки белым облачком застывало в воздухе.
Подышав на руки, чтобы согреть их, Аяка вошла в умывальную. Ступив на подставку, которую для нее сколотил отец, она умыла лицо ледяной водой.
Утренняя легкомысленность тут же улетучилась.
Сонливость испарилась, а чувства прояснились.
Аяка вытерла лицо полотенцем и, издав звук, похожий на «Ммм-хмм», кивнула. Она посмотрела в зеркало. Волосы на ее лбу пропитались водой. Надо было собрать их заколкой, тогда этого бы не случилось. Отражение с точностью повторило ее расстройство.
- Не корчи рожи, Аяка.
Опять кивнув, она вернулась в коридор.
Затем, что-то произошло.
- А?
Вкусный запах… Соседский завтрак? Хоть бекон и яичница были частыми гостями в утреннем меню Садзё, запах был похож на бекон, но в то же время, казалось, принадлежал какому-то другому кулинарному творению. Поскольку Аяка ничего не смыслила в готовке, она понятия не имела, что это.
«И все-таки… что же это?» - думала Аяка, идя по коридору.
Дойдя до конца, она повернула за угол.
И направилась прямиком в сад.
Покинув умывальную, надо было открыть дверь в коридор снаружи, пройти по нему и, наконец, отворить стеклянную дверь, чтобы попасть в сад.
«У Аяки большой дом», - сказали бы ее одноклассники. Возможно, потому что она всегда здесь жила, он не казался ей чем-то, из ряда вон выходящим. За исключением сада.
Он был не просто большим – огромным.
Однако, это не вызывало никакого отвращения.
Даже если она каждый день проделывала очень долгий путь в школу, даже если ей задали много домашней работы, ей никогда не разонравится приходить сюда.
----- Это был не двор, не парк.
----- Это был сад.
Разросшиеся деревья. Цветы. Дюжины видов растений. И бессчетное количество голубей.
Узнав в посетителе Аяку, некоторые из голубей подлетели к ней и сгрудились у ее ног.
Здесь было слишком много растений, чтобы назвать это место двором. Но, в то же время, оно не было достаточно большим, чтобы называться парком. Аяка думала, что название «сад» прекрасно подходит этому месту.
Давным-давно, Аяка спросила отца, почему это место зовется садом? Отец не дал толкового ответа, за исключением смутного кивка. Поэтому Аяка подумала, что название дал не отец.
Должно быть, мать.
Если уж точно, то это скорее оранжерея.
Стены и потолок были сделаны из стекла, чтобы обеспечить максимальный доступ солнечного света. Посещая ее дом, учителя обычно говорили, что сад был контрмерой против кислотных дождей, и сам факт создания такого места отражал все величие ее отца. На самом же деле, неясно было, действительно ли это послужило причиной создания сада. Неизвестно даже, приложил ли вообще отец руку к его созданию.
- Доброе утро.
Не просто «утро», а «доброе утро».
Аяка не обратила внимания на слетевшихся голубей. Здесь она тренировалась каждое утро. Сад походил на мастерскую отца, заставленную медицинскими бутылями и заваленную горами книг. Аяка обнаружила, что с тем же успехом могла поприветствовать деревянную стену.
- А?
Она наклонила голову.
В это время отец уже обычно здесь.
Между 6:30 и 7:30, за час до завтрака, Аяка обычно училась темной магии у отца.
Таковы были утренние уроки Аяки.
Однако, в саду никого не было.
- Отец.
Может, он был где-то в саду, просто она не видела его. Аяка мягко позвала его. Одна секунда, две.
Нет ответа.
Лишь воркование голубей.
- Да я не к вам обращалась…
Думай, разве отец не должен учить меня сегодня магии?
Тренировка была каждодневной рутиной, как и наставления отца. Ни одно утро не обходилось без этого.
Если подумать ----
- Что-то…
---- Сейчас.
- Вот-вот начнется?
---- Начинается.
- И так…
---- Мы должны принять участие.
- Ты….

------ Это была трагедия дома Садзё.
------ Нет, это было необходимо, чтобы осуществить наше великое желание как магов.

- Не разговаривай с голубями, сколько раз тебе повторять, Аяка?
Знакомый голос.
Аяка тут же повернулась к его обладателю.
Рядом со стеклянными дверьми у входа в сад возвышался отец. Солнечный свет, бивший ему в спину, был слишком ярким, поэтому его лицо тонуло в тени. Подняв взгляд, Аяка так и не смогла различить его выражения.
- Отец.
- Не разговаривай с жертвоприношениями. Мы не должны развивать к ним сочувствие. Сочувствие взращивает неуверенность, и это сбивает темного мага с истинного пути. Я говорил тебе это уже много раз.
- …Да.
Аяка понурила голову и кивнула.
Она помнила, потому что это ей твердили много раз, но по этой причине это никогда не входило в ее сознание. Теперь же она беззаботно разговаривала с голубями у ее ног.
Голуби были по-настоящему близки ей.
Когда она только вошла в сад, их было всего несколько, теперь же их собралось порядка десятка.
- Голуби не могут разговаривать с людьми. Они не умеют сочувствовать, даже такая юная особа, как ты, должна тут же это понять.
- …
- Это для твоего же блага, Аяка.
Ее уже много раз отчитывали по этой причине.
Это повторялось каждое утро, повторяется и сейчас.
Аяке очень хотелось оправдать ожидания отца.
Но голуби были так ей близки-----
Правда, что она испытывала некое чувство сопротивления, когда пыталась действовать по-отцовски.
- Темная магия и жертвоприношения суть одно целое. Источник силы темной магии лежит в страданиях жертвы.
И это ей тоже повторяли много раз.
Повторяли каждое утро. Даже Аяка с ее памятью не могла этого забыть.
- Я буду стараться, - пробормотала она.
Она никак не могла заставить себя поднять голову. В ее поле зрения был белый голубь, клевавший носок ее туфли.
- На сегодня все. Давай, иди в столовую.
----- что?
Она не поняла то, что сейчас услышала.
Отец прежде никогда не выпускал ее из сада до завтрака.
Аяка, наконец, подняла голову.
Отец не смотрел на нее. Его вгляд был прикован к громаде дома. Аяка не могла сказать, куда именно он смотрел, но, скорее всего, на столовую----
- Скоро завтрак. Иди, составь Манаке компанию сегодня.
Она вышла в коридор и присоединилась к отцу.
Аяка ничего не спрашивала.
Учения отца были безусловны, поэтому она отвечала только «Мхм» и кивала. Аяка не прочь была отвечать «да» на отцовские выговоры, но невозможность задать вопрос «почему» часто закручивал ее мозг в беспрестанно вертящуюся спираль.
- …
Не говоря ни слова, она подняла голову и уставилась в спину своего отца.
Скажет ли он, что происходит?
Или же ничего не скажет, как обычно?
Аяка на самом деле не говорила с ним ни о чем, кроме магии.
Например, отец никогда не отвечал на ее расспросы о матери. То же самое касалось и сада.
Он лишь неопределенно кивал, пропуская вопрос мимо ушей.
Но-----
- Манака… - произнес отец, не поворачиваясь к Аяке. - Она собирается приготовить завтрак. Прости, но помоги ей.
- Сестра?
- Лучше ты, чем я.
- ?
Сложно было понять, что отец имел в виду.
Аяка наклонила голову.
Обычно отец, Манака и Аяка проводили завтрак вместе, так что в том, что Манака уже была в столовой, не было ничего странного. Однако, еще же слишком рано. Всего лишь где-то полседьмого.
- Сестра голодная?
Сказав это, Аяка поняла, что что-то не совсем так.
Сестра----
Садзё Манака, сестра Аяки, старше ее на шесть лет.
Аяка чувствовала, что ее старшая сестра особая.
Аяке казалось, что сестра никогда не скажет что-то вроде «Хочу позавтракать пораньше».
Так бы мог сказать «обычный» ребенок. Аяка же твердо верила в то, что ее сестра никогда не скажет такого, потому что она особая.
Поэтому слова отца были ей непонятны.
- Похоже, Манака захотела заняться готовкой.
- Готовкой?
Аяка прежде видела несколько раз, как сестра готовит.
Однако, это случалось лишь тогда, когда отец был слишком занят, не потому что Манака так хотела. Если верить словам отца, в этот раз это была целиком ее инициатива.
- Это сестра так сказала?
- Да.
- Вот как.
Аяка послушно кивнула.
Хоть это и было необычно, раз сестра так сказала, значит, так оно и есть.
Аяка тут же подумала, что Манака хочет угостить их своей бесподобной готовкой.
Потому что------



Потому что сестра была просто удивительной.
Она была мила, нет, прекрасна, умна и могла сделать все что угодно.
- Аяка, возьмешь тарелки? И тост?
- Да, сестра.
- О, нет, не там. Тебе нужны маленькие, для бекона и яичницы. Они такие же, как та, которую ты разбила. И тост возьми тонко порезанный.
- А, да, да----

Как видите, кухня не была исключением.
Сестра была быстра и очень элегантна.
Манака и прежде иногда заменяла отца, но, в отличие от сегодняшнего утра, тогда она просто подготавливала необходимые вещи. Она была умелой и рациональной.
Однако, в готовке она была скора на руку и не обладала красотой «матери» из историй.
Но в этот раз все было по-другому.
Это сложно описать. Сестра и тогда была великолепна, но сейчас все совсем по-другому.
Разница в характере?
Можно и так сказать, если судить по количеству тарелок на столе.
Обычно, они завтракали беконом, яичницей, тостами, салатом и молоком.
Сейчас же, помимо этого, на столе были печеночный пирог, треска и жареный картофель, каша, лепешка, красный чай и нарезанные персик и сливы на десерт.
Столько всего, втроем и не осилить!
За что бы взгляд ни зацепился, все приготовлено сестрой идеально и быстро.
Вид того, как ее алебастровые руки орудуют кухонным ножом – уже потрясающее зрелище.
Она старше меня всего на шесть лет.
Как она может быть такой прекрасной?
В начальной школе, конечно, были симпатичные девочки, но сестра была другой------
- Спасибо, Аяка. Хехе, ты чего такая рассеянная?
- Нет, я…
Я не могла сказать «Потому что ты красивая».
- Вот как?

Манака была прекрасна.
Кухня была парадным залом замка, а сестра - принцессой, кружащей по нему в танце.
Она столько всего наготовила, и это, похоже, доставляло ей радость и веселье.
Аяка не могла вспомнить свою мать, но она, наверное, была такой же.
Солнечный свет лился сквозь окно.
Сестра была ослепительна.
Она всегда была такой, но этим утром даже больше, чем обычно.
Прекрасная и лучезарная.

- Я читала, что в Англии любят есть треску.

Хотя насчет британцев я не уверена ----
Сестра сияла, купаясь в солнечных лучах.
Красивая, такая красивая.
Ее улыбка была прекраснее всего на свете, оставляя далеко позади изображения и куклы принцесс.
Сколько времени прошло с тех пор, как я видела сестру такой счастливой?
Сестру, которая знала все на свете.
Будь то учеба, темная магия, математика, сестра, похоже, была способна на все. Не то что я, неумеха.
Вот именно, на все.
Голуби…
Кошки…

Я всегда думала, что сестра никогда не скажет ничего, вроде «делаю, потому что весело» или «рада была сделать».
Но, похоже, я была не права.
Сейчас сестра такая счастливая. Улыбающаяся. Прекрасная------

- Аяка, попробуешь?
- Да, хорошо.
- Вот и славно, ну-ка, открой ротик.
Я послушно открыла рот, и она вложила в него кусочек жареной рыбы своими тонкими пальцами. Я не очень-то любила жареное, но…
- Ну как?
- Вкусно…
Действительно вкусно.
Хоть я и не любила жареное, но рыба была хрустящей, нежной и совсем не жирной.
- Похоже, сметана и ее чары сработали, если даже Аяке понравилось ♪
- Чары?
- Чары, делающие блюда вкусными. Это секрет, гораздо более могущественный, чем магия~.

Отец подавился своим кофе и закашлялся.
Не успели мы с сестрой и рта раскрыть, как он произнес:
- Ничего подобного.
Я почувствовала, что отец был напуган словами сестры.
Магия. Проклятие.

(Видимо, темная магия и обычная магия здесь находятся на совершенно разных уровнях, хотя я и не уверен в употребляемых смыслах, - прим. перев.)

Я тоже вспомнила.
Магия существовала.
Наша----
- Ну, нечто, гораздо более сильное, чем магия, эммм…
- Что?
- Отец как-то говорил, что во всем мире есть только одна вещь, во много крат сильнее магии. Ее я и использовала.
Ее лицо говорило о том, что эта вещь известна каждому.
Она сияла в утреннем свете.
Из-за губ цвета лепестков сакуры.
Голос произнес----

- Это была магия любви~~

«Как настоящая Магия?» - подумала я, не зная того, о чем она говорит.

- Любви?
- Хехе, Аяка-то не знает. Это магия любви~~~ - прошептала мне сестра, но было похоже, будто она говорила с кем-то позади меня.

- Она сильнее любого таинства, известного магу.

АКТ 1 - КОНЕЦ




I am nothing but disgraceful mix of monstrous bloodlines...
 
Glass moon - Forum » Type-Moon & Nasuverse » Переводы » Fate/Prototype - Argent Fagments [Новелла] (Перевод новеллы по Fate/Prototype)
Страница 1 из 11
Поиск: