Приветствую Вас, Pilgrimage! Регистрация PDA-версия сайта

Понедельник, 05.12.2022
[ Главная · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 6 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
Glass moon - Forum » Переводы » Glass Moon Tranlsations » Lord El-Melloi II Case Files [Новелла] (Досье Лорда Эль-Меллоя II)
Lord El-Melloi II Case Files [Новелла]
AkagiДата: Воскресенье, 14.03.2021, 20:49 | Сообщение # 76
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
4

— Дорогие гости, прошу вас выслушать данное объявление, — прогремел в воздухе сдержанный голос Родена. — «Рельсовый цеппелин» отклонился от намеченного пути. По нашим текущим оценкам, примерно через тридцать минут мы войдём в пределы Дитя Айннаш.
После следующих слов смысл этого объявления стал предельно ясен.
— Мы приносим свои искренние извинения и просим каждого гостя принять меры для обеспечения собственной безопасности до начала аукциона.
— Чего?.. — вырвалось у меня.
Если вкратце, то «мы приближаемся к невероятно опасному месту, так что удачи вам, и кстати, возможно, даже в поезде вы не будете в безопасности».
Не только я, но и Каулес с Ольгой-Марией застыли с изумлённым выражением на лицах.
Предсказать такое развитие событий было совершенно невозможно. Как и просто подумать, что сам «Рельсовый цеппелин» пострадает от диверсии.
— Это убийца подстроил? Или Гефестион руку приложила?
— Понятия не имею. Насколько можно судить, здесь замешан один и тот же человек, — скрипуче произнёс Каулес. — Но… похоже, это уже не просто дело об убийстве…
Вагон с грохотом накренился в сторону.
Схватившись за изголовье кровати, Ольга-Мария изменилась в лице и указала на окно.
— Смотрите…
Мы с Каулесом проследили за её пальцем, и у нас перехватило дыхание.
— Снег…
За окном, смешиваясь с туманом, начал идти снег.
За какие-то мгновения лёгкий снегопад превратился в неистовую метель. Словно посеребрённое дыхание Господа, она становилась всё сильнее. Это было воздействие Дитя Айннаш, упомянутого в объявлении? Поскольку ситуация целиком перевернулась с ног на голову, тревога явно не была ложной.
В комнате раздался скрип.
Скрип зубов.
— Значит, согласно объявлению, нам нужно просто дожить до аукциона.
— Мисс Ольга-Мария…
— Чтобы вы знали, я вам не союзник. Анимусфиа уже выплатили свой долг, — отрезала она.
Ольга-Мария встала и направилась к выходу.
— Я сама справлюсь. Мне и одной хорошо. Нет… одной мне будет проще. Триша довольно хорошо научила меня постоять за себя. Но что более важно…
Она резко развернулась, взмахнув своими серебряными волосами, и посмотрела на кровать.
— Ты действительно сможешь его уберечь?
Я не смогла ответить и лишь проводила её взглядом.
Она была права. Убийство, аукцион, даже нападение Слуги – всё это теперь казалось чем-то невероятно далёким. Если верить объявлению, то мы направлялись прямиком в ад – а мой учитель всё ещё пребывал без сознания от полученных ран.
Мне оставалось лишь стоять, застыв в шоке.
 
AkagiДата: Воскресенье, 14.03.2021, 20:50 | Сообщение # 77
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
Интерлюдия


Вернёмся немного назад во времени.

За день до этого.
Вторые сутки пребывания Грэй и её спутников на «Рельсовом цеппелине».
В вестибюле главного здания Нориджа на Слюр-стрит гремел яростный голос:
— Неважно, прочь с дороги! Мне нужно поговорить с Райнес Эль-Меллой Арчизорт…
«Ого, как много крови», — нахмурившись, подумала Райнес, когда гостя снова начало рвать.
Его рвало кровью от любого, даже малейшего напряжения. Просто стоит на месте? Рвота. Идёт? Рвота. А если побежит, то тогда станет похож на окровавленного зомби. Снаружи этот человек, может, и выглядел нормально, но без гематопоэтиков он не прожил бы и дня.
Честно говоря, сейчас ей просто хотелось сделать вид, что её здесь не было, но это, похоже, не сработает.
Спустя какое-то время дверь распахнулась, и к ней ворвался молодой человек с футляром для скрипки в руке.
— Мисс? Что здесь тво… — он не успел закончить, потому что его снова начало рвать.
— Прежде всего, сэр, пожалуйста, приберите за собой, — холодно встретила его Райнес, приводя в порядок документы, которые она просматривала.
Примерно треть работы Лорда приходила к ней в таком виде. Когда её брат отсутствовал, это количество резко увеличивалось до ста процентов, из-за чего она, как правило, оказывалась в отчаянной ситуации. И несмотря на то, что технически у неё было время, этому человеку она не хотела уделять ни секунды.
— Боюсь, моего брата сейчас нет. Можете оставить сообщение, я с радостью ему передам.
— Ну уж нет! Почему мой добрый друг Вэйвер не сказал мне, что отправляется на «Рельсовый цеппелин»?!
— Потому что, наверное, Вас это не касается.
— Нет! Я человек, ответственный за Вашу Исходную метку, и Вы используете его тело… нет, просто потому, что я его друг, Вы обязаны сказать мне! Вот почему я сказал, что Вэйвер вёл себя странно!
Надувшись, он ударил кулаком по груди… судя по всему, слишком сильно, поскольку его тут же сложил приступ кашля.
«Значит, это ты одолжил ему денег, чтобы он смог добраться до Японии для участия в Четвёртой Войне за Святой Грааль», — подумала она, но вслух ничего не сказала. Для такого неопытного и недружелюбного человека, которым её брат был в то время, было весьма впечатляюще, как сильно это решение изменило последующую историю всей Часовой башни. От мысли о том, что история магии полностью изменилась из-за решения купить билет до Японии, хотелось смеяться, но так было вообще со всей историей, не так ли?
Именно.
В настоящее время это человек был единственным, кто называл его Вэйвером. Только благодаря ему её брат не был полностью сломлен, когда взял под опеку класс Эль-Меллоев.
Его звали Мелвин Вайнс. Ему было около тридцати лет, то есть столько же, сколько и её брату. Из-за белых волос и ресниц он походил на альбиноса. Со своими бледно-голубыми глазами и удручающе хорошо сложенными чертами лица он бы выделялся даже среди кинозвёзд. Более того, он был выходцем из дочерней семьи одной из трёх великих аристократических семей. Если бы не его от природы слабое тело, кто знает, как высот бы добился этот настройщик, ныне обладающий рангом Фес?
Вздохнув, Райнес покачала головой.
— К сожалению, даже я узнала о том, что он посетит «Рельсовый цеппелин», всего лишь несколько дней назад. Во всяком случае, одно приглашение на этот поезд допускает присутствие только двух спутников. По всей видимости, он взял с собой двух своих учеников, так что, как видите, я была очень занята бумажной работой.
— В таком случае ничего не поделаешь. Я просто отправлюсь один, — сказал мужчина.
Райнес в ответ наклонила голову.
— Вы? Один? А, Вы же…
— Да! Из-за своего состояния я не мог присутствовать на Войне за Святой Грааль или при тех других недавних инцидентах, но в последнее время мне стало значительно лучше. Думаю, я без проблем смогу отлучиться на несколько дней!
Он улыбнулся, сверкнув своими ослепительно белыми зубами.
И в то же время с гордостью показал ей конверт.
— Разумеется, моя семья приложила все усилия, чтобы заполучить приглашение на «Рельсовый цеппелин»! Пусть и один, но я должен увидеть воочию заплаканное лицо Вэйвера!
Точно.
Этот человек, несомненно, был «другом» Вэйвера. Но это вовсе не означало, что он был его «союзником». Потому что иначе он ни за что бы не пустил её брата участвовать в таком опасном предприятии, как Война за Святой Грааль. В каком-то смысле он был более умным злодеем, чем сама Райнес, а в розыгрышах мог посрамить даже Флата.
— Так что поспешим! Чем быстрее, тем лучше! Сигнал на старт уже прозвучал! — возвестил молодой человек – Мелвин – ярким голосом.
За окном, порождая мощный ветер, показался, видимо, вызванный им вертолёт.

 
AkagiДата: Суббота, 16.10.2021, 22:10 | Сообщение # 78
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline


Том 5


「Дело о Поезде-коллекционере Мистических глаз (часть вторая)」





Пролог


Я знала, что всё это не было настоящим. Подобная сцена попросту не могла произойти в реальной жизни.
Я стояла на каком-то берегу. Это слово должно было пробудить во мне спокойное и нежное чувство, но вместо этого моё зрение утопало в огромном количестве брызг бушующего моря. Лавина морской воды простиралась вплоть до горизонта, отчего даже слова «огромный» было недостаточно, чтобы это описать. Гулкий звук падающей воды так сильно бил по ушам, что они, казалось, вот-вот откажут.
Не было ни облаков в небе, ни ветра над землёй. Лишь падающая вода.
Место на самой границе мира, невероятно далёкое от жизней обычных людей.
Короче говоря…
— Море на краю света, — пробормотала я.
Действительно ли было просто совпадением то, что в названии того копья тоже фигурировал «край света»?
Может, это место, как и копьё, тоже олицетворяло собой концепцию «дальней стороны», недоступной для людей? Как бы нелепо это ни звучало, но именно такими мыслями была занята моя голова. Стремиться к нему именно потому, что оно недостижимо… «Слава, что лежит за горизонтом…» Это место, казалось, было сформировано остатками эпохи, которая придерживалась данных слов.
Отголоски мечты.
Место, которого нужно достичь.
— Нет, — отринул эту мысль голос. Он был настолько холоден, что у меня перехватило дыхание. — Никто так и не достиг этого места.
Холод в этих словах не был просто метафорой. Стоило им прозвучать, как мир моментально лишился своих качеств.
Я наблюдала за тем, как волны побелели, а время остановилось. Падающая каскадом морская вода застыла, и волны льда начали ломаться. Застилавшие глаза брызги превратились в облако ледяной пыли, и именно в этот момент мир принял иную форму.
Повернувшись, я увидела одинокую фигуру там, где прежде был берег. Она стояла, повесив голову, поэтому я не могла разглядеть лица, но её длинные чёрные волосы, казалось, сочились ненавистью, будто желая поравняться с вздымающимися волнами.
О море, обратись льдом.
О мир, замри на месте.
Повергни же всё в пучину немилости пред моей волей.
— Мой царь, — произнесла фигура, однако услышать её было некому.
И всё же рёв эхом разнёсся по округе, как будто тот, кому предназначались эти слова, безусловно должен был быть там:
— Почему ты стремился к этому месту? Почему не мог просто забыть? Ты должен был знать, что это была лишь мечта. Почему это место не могло остаться просто мечтой?!
Исполненные свирепости, эти обвинения несли в себе смесь любви и гнева. При звуках этих криков даже у меня закружилась голова.
Мои ноги подкосились. Одновременно с этим в голове промелькнули новые мысли.
«Чей это был сон?»
«Кем в этом сне была я?»
Возвышавшаяся передо мной женщина вызывала у меня множество вопросов.
Точно, это же…
«Гефестион?..»
Стоило моему расколотому сознанию извергнуть это имя, как мир сотряс очередной рёв:
— Ответь мне, Искандер!
 
AkagiДата: Суббота, 16.10.2021, 22:13 | Сообщение # 79
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline


Глава 1


1

Мои глаза резко распахнулись.
Осматривая роскошную комнату внутри мягко покачивающегося вагона, я вскоре поняла, что вернулась в реальность.
Сознание покинуло меня где-то на несколько секунд или, может, на пару минут.
Мне казалось, что я только что видела некое подобие сна, но не могла ничего вспомнить. Чувствовала я себя просто ужасно. Дома подобное происходило довольно часто. Должно быть, на меня подействовало что-то неподалёку. Мы находились на печально известном «Рельсовом цеппелине», поэтому здесь можно было ожидать самого разного мистического присутствия.
Я натянула одеяло на нос, чтобы скрыть свои чувства, и пробормотала:
— Становится холоднее, да?
— Ага, и похоже, что огонь не очень-то справляется, — ответил Каулес, присматривавший за камином.
Прошло уже довольно много времени с тех пор, как «Рельсовый цеппелин» вошёл в снежную бурю. Метель за окном погрузила мир в монохромный цвет. Небеса были серыми, а всё остальное – белым. Неестественная ярость бури была очевидна, потому что даже поезду, движущемуся в замкнутом мире, пришлось остановиться.
Холод снаружи очень медленно начал проникать внутрь.
Неужели то объявление, призывающее гостей принять меры для обеспечения собственной безопасности, подразумевало именно это?
— Профессор…
— …пока что держится молодцом, но…
Проследив взгляд Каулеса, я посмотрела на кровать.
Это едва можно было заметить, но дыхание учителя стало тяжелее. Мы периодически меняли повязки и подогревали воду, прикладывали все усилия, чтобы помочь ему, но нынешняя ситуация едва ли шла на пользу его раненому телу. Просачивающийся в вагон холодный воздух был не просто результатом резкого изменения температуры. Он походил на дыхание демона, крадущее энергию людей внутри. Так мне подсказывала интуиция.
Каждая секунда отнимала толику жизни.
Жизнь моего учителя дрожала, словно пламя свечи на сквозняке.
Это было невыносимо. Мне казалось, что где-то в моей глотке застрял камень. Я не могла нормально дышать, а желудок словно сжимала потусторонняя рука. Чувство было ужасное, поэтому я бы предпочла, чтобы она просто вырвала моё сердце и покончила со всем этим.
Ольга-Мария так и не вернулась.
«Я сама справлюсь. Мне и одной хорошо. Нет… одной мне будет проще. Триша научила меня постоять за себя».
Возможно, сказав это, она и не намеревалась возвращаться.
Мы решили попытаться помочь ей, но отпустили одну, и это, несомненно, удручало. Однако Каулеса, по-видимому, не заботил её уход. Он с серьёзным видом просто продолжал уделять внимание метели за окном и спящему учителю.
«Наверное, таковы уж маги…»
В каком-то смысле его природа мага даже превосходила таковую у учителя. В отличие от Флата или Свена он не обладал гениальными магическими способностями. Наверное, именно поэтому его истинную природу мага можно было увидеть так отчётливо.
«Но что из этого правильно?»
Может быть, из-за холода мои мысли просто ходили по кругу.
Талант. Родословная. Семья. Навык. Направленность. Отношение. Магические цепи и Магические метки.
Существовало множество компонентов, определявших мага. Первоклассные маги, с которыми нам с учителем довелось пересечься, обладали всеми этими элементами. Первой в списке, разумеется, была Гранд Аозаки Токо, но Лорда Вальюэлета и владевшего магией бабочек Орлока Цезармунда тоже явно можно было отнести к первому классу. Несмотря на это, учитель определённо не отставал от них. Просто потому, что он уступал им как Лорд, даже Райнес считала его посредственным магом.
Если это было так, то какой фактор являлся самым важным для мага?
Какой образ жизни был самым правильным для мага?
Увлечённая этими бесполезными размышлениями, я внезапно подняла голову.
В комнате стоял ещё один человек.
— Грэй?
Похоже, Каулес её не видел.
Но зато видела я – бледную женщину, покрытую алыми розами. Создавалось впечатление, что она не появилась из ниоткуда, а стояла здесь всё это время, просто я заметила её только сейчас.
Краем сознания я отметила, что её волосы слегка развевались на сквозняке, проникавшем в комнату сквозь щель в окне.
— Кто?..
Проводник упоминал её.
Представительница владельца. Когда он отошёл от дел, она начала защищать «Рельсовый цеппелин». Женщина, которую редко видел даже персонал поезда.
К тому моменту, когда я решила посмотреть на входную дверь, она уже пропала. Как и при первой нашей встрече, она исчезла так же быстро, как и появилась.
Вместо неё…
— Прошу прощения! — постучались в дверь.
Голос, который переполняла энергия, и это невозможно было не заметить. Голос, который был совершенно не к месту в этой неестественной буре и в этом поезде – или, может, идеально уместен из-за поразительной жизнерадостности.
Только один человек мог им обладать.
Каулес кивнул и подошёл к двери вместо меня.
Когда он с нервным видом открыл её, в проёме, как я и ожидала, показались розовые волосы.
— Хе-хе-хе! Это я, Иветт! Как вы тут, народ?
— Прости, но мы заняты.
— Эй, к чему такой холодный приём? И не захлопывай передо мной дверь!
Когда Каулес попытался сразу же закрыть дверь, она вовремя просунула ногу в комнату. Глядя на юношу в очках, Иветт наклонила голову вбок.
— Хм-м-м?! Вы здесь что-то прячете?!
— Конечно, нет…
— Хе-хе-хе! У меня идеальный, удивительный Мистический глаз симпатии! Вам от меня ничего не утаить! — гордо рассмеявшись, Иветт приподняла свою глазную повязку.
Под ней сиял полированный драгоценный камень – изысканный зелёный малахит. В его мерцании безошибочно чувствовалась магия, из-за чего даже такая недоучка, как я, нервно сглотнула. Уверенно фыркнув, она продолжила:
— Тот же Свен, например, даже без Мистических глаз всегда может сказать, что ты пахнешь честностью, или раздражением, или ещё как-нибудь, верно? Смесь синестезии со звериной магией по-своему раздражает, тебе так не кажется?
— Если ты понимаешь, что у нас здесь что-то происходит, то можешь рисовать в своём воображении что угодно, но только в другом месте, — холодно ответил Каулес и попытался выбить ногу Иветт из дверного проёма, из-за чего она поспешно затараторила:
— Погодь-погодь-погодь-погодь-погодь! Ну же, подожди секунду! Мне нужно кое о чём поговорить! Смотри, я даже его с собой привела…
— Это так.
Я ощутила, как за дверью кивнул кто-то ещё.
Карабо Фрамптон. Старик из Святой Церкви с Мистическими глазами восприятия прошлого. Похоже, он пришёл вместе с Иветт.
— Церковник, — Каулес вздрогнул, ожидаемо засомневавшись.
Каулес, привыкший к конфликтам между магами, похоже, более чем осознавал все трудности в отношениях с членами этой организации, которая стремилась искоренить таинства во всём мире.
— Или ты предпочтёшь, чтобы мы кричали из прохода?!
Мне сразу же захотелось сказать, что она и так кричала, но сложно было отрицать, что дальше лучше не тянуть, иначе станет только хуже. Каулес нехотя распахнул дверь.
— Ладно. Входите.
Словно сдавшись, он пригласил их внутрь.
Иветт триумфально провальсировала в комнату, и её глаз тотчас же широко распахнулся.
— Профессор! Что стряслось?! — энергично размахивая руками, она бросилась к его кровати.
Учитель лежал на боку, но из-за напряжённого дыхания было очевидно, что он не просто спал. Мы время от времени вытирали его пот, но выглядел он явно плохо.
— Скажем так, несчастный случай, — коротко объяснил Каулес.
— Это сделал… тот же, кто убил Тришу?
— Мы не знаем, — честно ответил он. Видимо, из-за Мистического глаза Иветт он решил, что обманывать её бесполезно. При этом, не спеша выдавать ей лишнюю информацию, например, о том, что на нас напала Слуга, он рассудил, что лучше будет говорить как можно меньше.
— Итак, что вам нужно? — Каулес попытался перейти сразу к сути. Иветт с горькой улыбкой ткнула пальцем в пол.
— Хм, ну, поезд стоит, верно? Такими темпами аукцион Мистических глаз будет отложен на неопределённый срок. Или, в зависимости от обстоятельств, вообще отменён в этом году. Поэтому мы собираем людей.
— Аукцион? — теперь, когда она упомянула об этом, я вспомнила что один раз аукцион уже отменили.
По всей видимости, это было как-то связано с Аозаки Токо и её фамильяром. Возможно, тогда же изначальный владелец «Рельсового цеппелина» и исчез. Подобное произошло один раз и вполне может произойти вновь. По крайней мере, думать так было вполне нормально.
— Для меня этот аукцион – вопрос жизни и смерти, — сухо произнёс Карабо. — Как я уже упоминал, мне нужно продать мои Мистические глаза. Я не могу ждать ещё один год. Разумеется, их можно удалить и без аукциона, но это слишком рискованно. Я не могу позволить себе просто сидеть и ничего не делать.
— Разве персонал поезда не будет рад просто купить их у Вас прямо сейчас? — спросила я, на что он мягко покачал головой.
— Они по большей части вообще не заинтересованы в Мистических глазах.
— Что? — инстинктивно выпалила я. — Но ведь это же «Рельсовый цеппелин», Поезд-коллекционер Мистических глаз, верно? Пусть изначального владельца больше нет, они ведь будут продолжать аукцион, да? Более того, насколько мне известно, они даже насильно забирали заинтересовавшие их Мистические глаза у тех, кто не желал с ними расставаться. Как люди, готовые зайти так далеко, могут быть совершенно равнодушны к Мистическим глазам?
— Проще говоря, их интересует лишь работа, — добавила Иветт. — Да, изначально аукцион устраивали для того, чтобы их хозяйка могла похвастаться своей коллекцией Мистических глаз. Но теперь, когда её не стало, они просто продолжают аукцион без какой-либо основной цели. Поэтому будет неудивительно, если они всё отменят из-за затруднений, верно? Скорее, будет более естественно, если они не захотят продолжать аукцион, пока условия не станут идеальными, в память о бывшей хозяйке.
Я слушала, раскрыв рот. Их цели и методы были полностью противоположны. Тот факт, что их хозяйка начала устраивать аукционы только для того, чтобы продемонстрировать свою коллекцию, уже удивлял, но мысль о том, что персонал продолжал это дело без всякого смысла, поражала ещё сильнее. Как компьютер, выполняющий программу. Как шестерни древних часов, вечно отсчитывающие время. Совершенно пустое существование, которое ошибочно можно было сравнить с жизнью мага.
Нет.
Дабы избежать недопонимания, они должны были это делать. Я лишилась дара речи не потому, что в это было слишком сложно поверить. Напротив, я слишком хорошо это понимала.
«Совсем как дома…»
Несмотря на то, что смысл затерялся в веках, они продолжали своё дело до настоящего времени. В каком-то смысле я была результатом такого поведения.
— Мы уже поговорили с Жан-Марио, — нахмурившись, сказала Иветт и скрестила руки на груди. — Похоже, ему всё равно. Принял позицию «Если уже поздно, то незачем дёргаться».
В зависимости от ситуации на «Рельсовом цеппелине» ожидания и отношения между участниками аукциона будут со временем меняться. Я, например, была в какой-то мере замкнутой, из-за чего все эти отношения уже казались мне некой таинственной магией, но кто-то вроде Иветт, которая в открытую называет себя шпионом внутри сложной сети власти и влияния Часовой башни, должно быть, чувствовал себя здесь как дома.
— Ладно, я понимаю. Остановка поезда стала проблемой и для нас, — чуть ли не скучающим тоном произнёс Каулес. — Но что вы планируете с этим делать?
Старик в одеяниях священника медленно кивнул в ответ на вопрос юноши.
— Я немного наслышан об этом лесе… Эта тема периодически всплывает в Святой Церкви.
— В Церкви?
— Да. Айннаш, основное тело этого леса, по слухам, находится под контролем одного Мёртвого Апостола.
— Апостола, — повторил Каулес.
— Айннаш. Хищное существо, обладающее независимым мышлением. Есть мнение, что это Зеркало души, управляемое Мёртвым Апостолом высокого уровня с таким же именем. Приблизительно каждые пятьдесят лет он нападет на группы людей, используя огромные объёмы магической энергии, чтобы насытить фрукт в его центре.
Мёртвый Апостол. Название, которое не раз упоминалось на этом поезде. Один из кровососущих видов.
Естественно, Святая Церковь знала о них. Эта организация противостояла Мёртвым Апостолам яростнее, чем Ассоциации магов. В Мёртвых Апостолах они видели противоположность самой человеческой природе.
«А…»
Я наконец-то осознала ещё кое-что.
Поскольку аукцион основал Мёртвый Апостол, намерения человека из Святой Церкви, решившего вдруг принять участие в торгах, нервировали персонал «Рельсового цеппелина», пожалуй, даже больше, чем собравшихся здесь магов.
— Вы сказали, что он питает фрукт магической энергией?
— Ожидаемый вопрос для мага. Вы понимаете, что это значит? — спросил Карабо и с горькой улыбкой объяснил: — Фрукт и есть причина, по которой этот демонический лес собирает людей. Существует также ложная легенда, что любой, кто съест этот фрукт, обретёт бессмертие.
Мы с Каулесом затаили дыхание.
Нам нечего было сказать, услышав про феномен, который можно было встретить в детских сказках. Это было даже абсурднее, чем идея магии.
«Совсем как…»
Это была иллюзия вроде той Героической души, с которой мы столкнулись вчера.
В то же время, поскольку также прозвучали слова «Мёртвый Апостол», какую-никакую вероятность отрицать было сложно, несмотря на всю нелепость. Более того, если об этом говорили в Святой Церкви, то в этом наверняка была крупица правды.
Карабо продолжил:
— Я сказал, что легенда ложная, но ещё никому не удалось съесть этот фрукт. Однако, видимо, по достижении полной зрелости фрукт начинает сочиться кровью. Пусть никто его ещё не вкусил, этого оказалось достаточно, чтобы пошли слухи о бессмертии. Некоторые капли крови становятся семенами, которые по прошествии времени эволюционируют в совершенно другую форму, отличную от родителя. В результате появляются Дети Айннаш. Похоже, это Дитя выбрало лёд и снег, — закончил он, глядя в окно.
Наконец-то картина сложилась. Короче говоря, этот ледяной лес напал на нас из-за вражды между Мёртвыми Апостолами.
— Обычно Мёртвые Апостолы редко вторгаются во владения друг друга, но, похоже, владелец «Рельсового цеппелина» отсутствует уже довольно давно. И не похоже, что этим Дитя Айннаш кто-то управляет. Нет ничего странного в том, что они в конечном итоге сцепились друг с другом.
— Ясно…
Если дело было в этом, значит, та бледная женщина, представительница владельца, появилась для того, чтобы мы могли услышать эту информацию?
«Интересно…»
Мои мысли начали заплывать на территорию диких заблуждений, поэтому я решила пока перестать думать.
Предыдущие происшествия научили меня тому, что когда я начинаю зацикливаться, то ситуация становится только хуже. Вместо того, чтобы теряться в лабиринте собственных мыслей, я гораздо лучше справлялась с задачами, которые были мне по силу, по одной за раз.
После продолжительного молчания Каулес произнёс:
— Так как же вы планируете выбраться из этого леса?
— Проводник сказал, что мы сразу же продолжим движение, если найдём духовную жилу.
Во время последней остановки поезда мне сказали, что «Рельсовый цеппелин» двигался вдоль духовных жил. Похоже, это правило действовало и сейчас.
Из кулака Карабо вдруг возник чёрный клинок.
Этим же Чёрным ключом он вырубил Ольгу-Марию, когда она впала в истерику из-за смерти Триши.
— Поезд не может следовать жилам из-за магического вмешательства леса. Поэтому если мы отправимся вперёд пешком, найдём основную жилу и расставим метки, чтобы провести поезд, то выбраться из леса будет не так уж сложно.
Звучало вполне логично.
Но это означало, что нам придётся идти через бурю в этот лес. Если Карабо был прав, то вся здешняя земля была разумным существом, демоническим лесом, пожирающим людей.
— Итак? Вы нам поможете? — спросила Иветт, сияя глазом.
Я не смогла сразу же ответить.
Моё тело содрогалось до основания. Образы тела Триши продолжали мелькать где-то на задворках разума. Голова, полностью отделённая от тела. Поистине безжалостная смерть.
Эти двое всё ещё были подозреваемыми.
Несмотря на это, поможем ли мы им исследовать этот ледяной лес? Ситуация давно потеряла хоть какое-то подобие здравомыслия. Речь была не о том, чтобы принять на себя определённый риск, это было чистой воды самоубийство. Если бы учитель сейчас был в сознании, он бы точно сказал оставаться здесь, в безопасности.
Но…
— Ладно, — кивнула я.
— Грэй?
— Если мы ничего не сделаем с этим холодом, наш учитель не выживет, — не поворачиваясь, ответила я Каулесу. Честно говоря, я понятия не имела, какое у меня было выражение лица. Наверняка я знала лишь то, что у меня стучали зубы.
Глубокий вздох. Неужели он так сильно удивился? В глазах Каулеса, который, в отличие от меня, был настоящим учеником моего учителя, согласие сотрудничать с ними было невероятно глупым. Возможно, для мага было лучше оставаться настолько бессердечным, насколько это было возможно.
Но вместо этого Каулес равнодушно произнёс:
— Хорошо. В таком случае я сосредоточусь на лечении Профессора. Дайте мне пять минут, я посмотрю, что тут может быть полезного.
Открыв свою сумку, он начал извлекать всевозможные талисманы и катализаторы.
Мне оставалось лишь моргать, глядя на него с глупым видом.
— Каулес?
— Не знаю, к чему это выражение, но щедрость по отношению к союзникам – также признак мага. По крайней мере, до последней минуты.
Каулес неловко рассмеялся, и я заметила лёгкую дрожь в его руке.
До меня наконец дошло, что я не одна здесь боролась со страхом. Расслабив своё напряжённое тело, я сделала глубокий вдох.
— Хи-хи-хи! Похоже, ты всё-таки нашла то, что тебе по силам, да?!
Адд произнёс это довольно тихо, чтобы больше никто не услышал, но я всё равно надавила на своё правое плечо, чтобы его заткнуть. Меня немного радовало то, что за мной будет присматривать друг, но он слишком раздражал, когда начинал говорить.
— Кстати, — внезапно произнёс Каулес, — когда мы обнаружили тело слуги Анимусфиа… тело Триши, тебе кто-нибудь показался слишком взволнованным?
— Хм? Ну, полагаю, меня там не было, — ответила Иветт, наклонив голову вбок. Вкупе с её внешностью могло показаться, что она нас дразнит, но пока что нам оставалось лишь довериться ей. Учитель лежал без сознания, поэтому других вариантов у нас всё равно не было.
— Идём. К Дитя Айннаш.
 
AkagiДата: Суббота, 16.10.2021, 22:15 | Сообщение # 80
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
2

В итоге наша первая вылазка в лес не продлилась и пяти минут.
Не успев даже поставить первую метку, в чаще возле поезда мы нашли человека.
Наше внимание привлекла фигура среди густых папоротниковых зарослей, присыпанная снегом. После осторожного прикосновения Карабо снежный слой соскользнул, и мы увидели скрывавшегося под ним человека.
— Это ещё кто? — спокойным баритоном произнёс Карабо.
Я не знала этого человека. Волосы и брови были такими белыми, что сливались со снегом. Из-за высокого роста и худых конечностей создавалось впечатление, что его возраст приближался к тридцати годам. А лицо было такое, что, наверное, девять из десяти прохожих обязательно обернутся, чтобы посмотреть.
Но мы не сводили с него глаз по другой причине.
Его тонкие пальцы сжимали футляр для скрипки… и смятый конверт.
— Это приглашение? Значит, он из гостей «Рельсового цеппелина»?
— Эм-м-м… — Иветт нахмурилась и покосилась на меня, как вдруг…
— Буэ-э-э!
Покрытого снегом молодого человека вырвало кровью.
Чистый белый снег внезапно окрасился красным, и количество этого цвета стремительно увеличивалось. Я рефлекторно воскликнула, увидев яркий багрянец, расползавшийся прямо у меня на глазах. С тех пор, как я встретила учителя, мне довелось повидать самые разные происшествия, но такую кровавую рвоту я лицезрела впервые.
— О-он что, умирает?
— Нет, всё в порядке. Я привык. У меня есть лекарство, не волнуйтесь.
Бледный молодой человек поднял лицо, на котором сияла улыбка.
— А? Что?!
— Ха-ха, прошу прощения. Когда я заметил, что стало как-то холодать, то внезапно понял, что не могу пошевелиться. Вы же гости «Рельсового цеппелина»? Можете оказать мне услугу и отнести меня в поезд?
Несмотря на то, что молодой человек явно находился на пороге смерти, говорил он невероятно будничным тоном.
Мы будто общались с трупом. Несмотря на ужасно бледное лицо и пурпурные губы, на лице лежавшего в снегу молодого человека застыло такое выражение, будто он отдыхал на курорте. От такой неожиданности Иветт и Карабо замерли на месте.
Словно в бреду, красивый молодой человек продолжил мечтательно бормотать:
— Да, да. Это было опасно, я чуть не замёрз насмерть. Нужно рассказать маме, и найти женщин, чтобы согреться. Да, испаночку было бы неплохо. Впрочем, русской девочке в такое время тоже сложно было бы отказать. Только вот если я хочу согреться, то, может, лучше всего подойдёт знойная латиночка? Все женщины ангелы, но каждая приносит счастье по-своему, не так ли?
Мы с Иветт мгновенно обменялись мнениями:
— О, да он просто подонок.
— Да, просто подонок.
Пока я раздумывала над тем, чтобы просто оставить этого парня валяться в снегу, его ярко-голубые глаза посмотрели на меня.
— Хм-м-м. Скажи, а ты не та самая ученица, которую Вэйвер всегда таскает за собой?
Мои плечи вздрогнули.
— Вы меня знаете?
— Ха-ха, разумеется. Ведь я друг Вэйвера!
— Вэйвера?
А это не настоящее имя моего учителя? Личность, которой он обладал, пока Райнес не заклеймила его титулом Лорда Эль-Меллоя II.
— Эм-м, кто Вы?
— Ах да, точно. Меня зовут Мелбуэ-э-э-э-э!
Из его рта вновь изверглось большое количество крови.

*


В конечном итоге мы отнесли его в вагон-вестибюль.
Когда молодому человеку вложили в руки чашку с горячим кофе, к нему наконец-то вернулось некое подобие человеческого сознания.
— Ха-ха, блин, спасибо. До поезда дотащила, да ещё и кофе сварила… премного благодарен.
— Раз Вы знакомы с учителем, я не могла бросить Вас на произвол судьбы.
Словно не услышав меня, он просто продолжал пить свой кофе.
Глядя на него, будто на третьесортного шарлатана, Иветт наконец произнесла:
— Ты Мелвин Вайнс?
— А, ты про меня знаешь! — он с ослепительной улыбкой щёлкнул пальцами.
Затем он прижал палец к щеке и прикрыл один глаз. Почему-то это ужасно раздражало.
Иветт продолжила допрос, даже не пытаясь скрыть подозрение в своём голосе:
— По слухам, ты Настройщик, который никогда не покидает свою мастерскую. Не далековато-ли тебя занесло?
— Ха-ха, ну, в последнее время я довольно хорошо себя чувствую. А тут я узнал, что Вэйвера пригласили на «Рельсовый цеппелин», вот и захотел посмотреть лично. Кстати, я и Райнес хотел взять с собой, но она назвала меня идиотом за попытку заставить её покинуть пост в отсутствие брата. Короче, я пытался добраться до места встречи, где должен был остановиться «Рельсовый цеппелин», как вдруг прямо из-под земли возник лес.
Кое-что я не смогла пропустить мимо ушей.
— Вы хотели взять с собой Райнес? Нет, стоп, лес появился из-под земли?
— Ага! Пустошь внезапно превратилась в лес, как в какой-нибудь видеоигре. Вообще-то знатное было зрелище.
Осторожно подняв палец, молодой человек – Мелвин – продолжил:
— Из леса выросли похожие на щупальца ветви и схватили мой вертолёт. Они разорвали лопасти и корпус, словно бумагу, и я уже приготовился умереть. Но мне удалось выпрыгнуть перед самым падением и убежать. Правда, потом я потерял сознание, но, к счастью, меня нашли вы.
Он радостно рассмеялся, кутаясь в покрывало, а я ощутила, как у меня сжалось горло. Получается, этот странный лес мог даже сбить вертолёт.
Магам летать было невероятно трудно, поэтому нагнать этот поезд в принципе никто не мог… по крайней мере, так сказал учитель. Но он, наверное, даже представить себе не мог, что маг пустится в погоню за поездом на вертолёте, который потом опустит с небес на землю живой лес.
По спине пробежала дрожь, словно мне за шиворот сунули сосульку.
Несмотря на то, что я уже слышала рассказы Карабо, встреча с тем, кто испытал способности этого леса на своей шкуре, породила во мне совершенно новый вид страха.
Отвернувшись от беззаботно смеющегося молодого человека, я прошептала Иветт:
— Кто он такой?
— Его род связан с тремя великими аристократическими семьями, но телом он слаб и поэтому стал Настройщиком ранга Фес. Я слышала, что он давний друг Профессора, но… — ответила явно раздражённая Иветт.
И это сказала девушка, которая с радостью заявила, что шпионит для Мелуастеа. Значит, этого человека нельзя было недооценивать.
«Настройщик…»
Тот, кто настраивает Магические метки, если я правильно помнила. Пусть они и не были способны на великолепные реставрации вроде тех, что, как нам сказали, делали в Замке разделения, им, судя по всему, было по силам вмешиваться в естественный процесс пересадки Магической метки с целью снизить побочные эффекты для наследника. Я, конечно, мало что знала про магию, но в какой-то степени понимала, что это была довольно редкая специализация в Часовой башне.
— Он сертифицирован как лучший Настройщик во всей Великобритании. В традиционных методах восстановления Магических меток с ним мало кто сможет потягаться.
— К сожалению, «мало кто», а не «вообще никто», — вставил Мелвин, с горькой улыбкой почесав щеку.
Затем, с беспокойством оглядев роскошный вагон, он наклонил голову вбок.
— Так где же Вэйвер?
— Я отведу Вас к нему.
Поднявшись, я проводила его до нашей комнаты.
Каулес явно удивился тому, что мы вернулись гораздо раньше ожидаемого, но после того, как я вкратце обрисовала ситуацию, он кивнул и указал на учителя, всё ещё лежавшего на боку.
— Вот дурак, — спокойно произнёс Мелвин, осматривая спящего учителя, на лбу которого блестели капли пота. — Совсем не изменился. Есть ведь куча более простых способов прожить свою жизнь.
Почему?
Этот парень был очень подозрительным, но его слова пронзили меня до глубины души. Наверное, потому что я была с ним полностью согласна. У меня даже возникло ощущение, что этот молодой Настройщик чувствовал то же, что и я.
Может, это было слишком наивно с моей стороны, но мне хотелось так думать.
За моей спиной кто-то кашлянул.
— Вы позволите? — услышала я голос Карабо. — Похоже, что молодому человеку ничто не грозит, так что я предлагаю вернуться к нашей первоначальной цели. Учитывая, что он не смог далеко уйти от упавшего вертолёта, есть вероятность, что мы совсем недалеко от выхода из этого леса.
— Точно.
Разумеется, существовала также вероятность, что он оказался слишком близко к центру леса, из-за чего его и сбили. Однако мы не могли ничего узнать наверняка, не покинув поезд.
— Хм. Поскольку «Рельсовый цеппелин» остановился, вы пытаетесь вывести его из леса с помощью меток, — сказал Мелвин, поворачиваясь к нам. Все эмоции на его лице, как и всегда, скрывались за мягкой улыбкой. — В таком случае вы не будете против, если я к вам присоединюсь?
 
AkagiДата: Суббота, 16.10.2021, 22:19 | Сообщение # 81
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
3

Продвигаться по ледяному лесу оказалось сложнее, чем я ожидала.
С каждым шагом ноги погружались в снег по самые щиколотки. Путь нам преграждали кусты и торчавшие под невероятными углами ветви, которые периодически возникали на белом фоне. Благодаря амулету сопротивления холоду, который мне дал Каулес, я мёрзла не так сильно, но мне всё равно казалось, что мои ноги сразу же застынут, если я остановлюсь хоть на секунду.
Иветт, Карабо и Мелвин.
Вчетвером мы двигались вглубь леса. Карабо держал в руках Чёрный ключ, определяя с его помощью направление. Несмотря на то, что подобная практика лозоискательства использовалась и по сей день для поисков воды и рудных жил, в исполнении экзекутора Святой Церкви, как я полагала, она была, скорее всего, намного эффективнее и точнее.
Снег хрустел под нашими ногами.
Казалось, что каждый шаг отнимал раз в десять больше энергии, чем обычно. Заметив, что окружение как будто стало отличаться от того, что можно было увидеть из окна поезда, я наклонила голову вбок.
— Вокруг действительно раньше было вот так?
— Скорее всего, ландшафтом управляют, — сказал Карабо тяжёлым голосом. — Как я уже говорил, изначальный Айннаш появляется раз в пятьдесят лет и всего на несколько дней в виде некого подобия Зеркала души. Дети Айннаш действуют аналогичным образом, но по принятой в данный момент теории воплощаются совершенно по-разному. Высока вероятность, что каждое Дитя существует лишь до тех пор, пока его запас магической энергии полностью не иссякнет.
— Дети воплощаются лишь один раз…
Было в этом что-то печальное. Разве дети не должны пережить своих родителей? Однако Дети Айннаш появлялись лишь один раз, после чего исчезали навсегда.
— По-видимому, они довольно часто воплощаются лишь на небольшой промежуток времени. Хотя это сильно зависит от конкретного Дитя.
— Пусть так, но мы всё равно не можем сидеть и ждать, когда оно исчезнет.
Карабо едва заметно кивнул в ответ на мои слова.
По крайней мере, мы все это понимали.
— Похоже, ты очень переживаешь за Вэйвера, — сказал идущий рядом со мной Мелвин.
— Он же мой учитель.
— Да, но… — он горько улыбнулся, не сбавляя шаг.
Когда мы его нашли, на нём была, мягко говоря, неподходящая одежда для такого холода, но теперь Мелвин оделся соответствующе. Что неожиданно, выглядел он очень даже энергичным. Несмотря на обилие снега под ногами он практически не сбил дыхание. Учитель бы на его месте уже выдохся. Тем не менее, его уже дважды вырвало кровью.
— Вы не похожи на моего учителя, не так ли?
— Хм? Ах да, он не так уж хорош в Усилении, верно? Для подобных случаев нужно лишь позволить Магическим цепям возобладать над нервами. Если использовать подобную практику лишь для движения, то в ней нет ничего особенного. К сожалению, это плохо работает с другими внутренними органами, но пока сердце бьётся, то ходьба должна даваться без проблем.
Прозвучало как нечто невероятно опасное, но я списала это на обычное поведение магов.
Разминая запястья, Мелвин едва заметно нахмурился.
— Однако местную ману сложно использовать. Лес и на воздух как-то влияет?
— Похоже на то, если верить нашему последнему исследованию. Но тут всё не так плохо, как в случае с изначальным Айннаш. Согласно записям Церкви, мана в основном теле совершенно непригодна для использования. Сотворение любой серьёзной магии становится непростой задачей.
— Полагаю, можно назвать этот лес «убийцей магов», верно? Даже обычное исследование с помощью Магических глаз сильно утомляет… — произнесла Иветт в ответ на слова Карабо. Прижав палец к участку кожи рядом с глазом, она встала в характерную для неё позу. Даже снег и лёд, казалось, не сломили её. Честно говоря, я завидовала такой силе. Может, для меня это было немного странно, но я просто не могла найти в себе такого качества.
Подмигнув, Мелвин поднял свой футляр для скрипки.
— Ладно, раз такое дело, то это не проблема. Тут я, возможно, смогу помочь. Иветт Л. Лерман, ты позволишь мне взглянуть на твою Магическую метку?
Услышав такое предложение, Иветт нахмурилась.
— А ты потребуешь обычную для семьи Вайнс плату?
— Ну, обстоятельства, скажем так, смягчающие, так что пока будем считать эту услугу бесплатной.
— В таком случае будь так добр! — приподняв свои розовые хвостики так, словно это само по себе было платой, Иветт обнажила шею. Мне сложно было сказать на первый взгляд, но, похоже, именно туда была пересажена Магическая метка семьи Лерман.
Достав из футляра камертон, Мелвин на какое-то время сосредоточился.
Он слегка ударил камертоном по футляру, и по метели эхом разнёсся гулкий звук. Когда кожа на шее Иветт будто пришла в движение, Мелвин начал бормотать:
— У каждого живого существа есть своя длина волны. Будь то муравей, птица или человек. У кровных родственников они похожи, но не полностью. Проблема в том, что Магическая метка тоже является живым существом, и её длина волны отличается от таковой у носителя.
Говоря это, он извлёк из футляра несколько флаконов с лекарствами.
— Поэтому если их удастся сблизить друг с другом, то эффективность метки значительно возрастёт.
Быстрыми движениями он добавил содержимое флаконов в отдельный пузырёк и хорошенько перемешал.
После он ещё раз ударил камертоном по футляру и пальцем нанёс лекарство на шею Иветт, словно рисуя магический круг.
— Активировать.
Ария была короткой.
Мне показалось, что я услышала взрыв. Вероятно, это была лишь иллюзия. Феномены таинств, которые не могли полностью достичь реальности, воспринимались лишь врождённым образом внутри человеческого сознания. Кажется, я слышала что-то такое на лекциях в Часовой башне.
Иветт потёрла шею, и её глаза чуть округлились.
— Что это? Я внезапно почувствовала тепло во всём теле…
— Как я уже сказал, я временно улучшил работу твоей метки. Циркуляция магической энергии увеличилась примерно на двадцать процентов, но физически это должно ощущаться очень даже хорошо, да?
— Что и следовало ожидать от Настройщика, — Иветт пожала плечами, словно пытаясь скрыть то, насколько сильно это её впечатлило. — Хорошо. Похоже, проблем у меня возникнуть не должно. По крайней мере, пока мы не найдём духовную жилу.
— Ха-ха, рад это слышать. Мистер Карабо не маг, так что ему я помочь не могу, но что насчёт тебя, Грэй?
— А, я тоже не маг, так что…
— Но твоя правая рука… ну ладно, как скажешь, — произнёс Мелвин, слегка покачав головой. — Что ж, вернёмся к старому разговору. Насчёт тебя и Вэйвера.
Столь внезапная смена темы застала меня врасплох, но Мелвина, похоже, совершенно не волновала моя неспособность поспевать за ним.
— До меня доходили слухи, что он взял тебя в ученицы не потому, что ты маг. Но ты всё же заявилась в столь опасное место, как «Рельсовый цеппелин», и даже добровольно отправилась вглубь Дитя Айннаш. Не думаю, что это можно назвать обычными отношениями между учителем и учеником.
— Разве в Вашем случае всё не так же? — инстинктивно ответила я собственным вопросом.
Пусть это было немного грубо с моей стороны, Мелвин, похоже, не обиделся и кивнул.
— Разумеется, ведь я его лучший друг!
Значит, не просто друг, а лучший друг?
— Вот уже десять лет я финансирую его приключения, но мне впервые выпал шанс поучаствовать в них самому. И раз уж я зашёл так далеко… Назвался груздем – полезай в кузов, как говорится, верно?
— Пусть так, но Вы всё равно готовы рисковать жизнью?
— Ха-ха, ну, Магической метки у меня всё равно нет. Пока есть те, кто готов взять мою работу на себя, моя смерть вряд ли кого-то сильно расстроит. О, это не укол в сторону предыдущего Лорда Эль-Меллоя, если что, — сказал он, энергично шагая по тому, что другие сочли бы минным полем. Разумеется, причина нынешних страданий учителя и Райнес заключалась в том, что предыдущий Лорд Эль-Меллой даже не счёл нужным подготовиться к своей вероятной смерти, но то, как Мелвин с такой беспечностью ворошил это осиное гнездо, подействовало на меня несколько освежающе.
Снежный ветер, кружившийся вокруг его пальцев, вскоре вновь сменился бушующей метелью. Из-за белых волос, обрамлявших его лицо, он походил на персонажа, которого вытащили в реальность прямиком из телевизионной рекламы. Если не считать лёгкой синевы его глаз, он, казалось, был напрочь лишён всех цветов.
Словно дух зимы.
— Эм, Вы сказали, что дружите с учителем, но какие именно между вами отношения?
— Хм-м. Как между кретитором и должником, я полагаю? — ответил он, наклонив голову вбок.
— Он и Вам должен денег?
— Вообще-то я первый, у кого он взял в долг, — гордо фыркнув, Мелвин прищурился. Словно погружаясь в приятный воспоминания, он ярким тоном продолжил:
— Мы впервые встретились, когда я хвастался в классе. Со мной была горничная, носившая коллекцию драгоценных камней-талисманов, которые собрала для меня мама. Очевидно, расстроенный моим хвастовством, он ударил меня.
— Вы слишком радостно рассказываете про столь ужасный случай из жизни, — рефлекторно сказала я.
Это было сложно передать словами, но тот факт, что он даже вполовину был не так ужасен, как, скажем, Атрам Галиаста, лишь ещё сильнее выставлял напоказ его грубость. И почему он постоянно упоминал свою мать? Сильнее всего в этой истории удивляло то, что я не могла себе представить, как учитель бьёт кого-то в гневе. Да, когда дело касалось Флата, он мог слегка применить силу, когда это было уместно для решения поставленной задачи, но ему это всегда было неприятно.
— Ну, тогда Вэйвера могло разозлить что угодно. Он был неприступен, всегда писал всякие диссертации и, наверное, считал всех в Часовой башне идиотами. В общем, был довольно колючим парнем, — продолжил говорить Мелвин, пока мы шли вперёд. — В конце концов, после одной из лекций… хм-м, по эвокациям или превращению? Короче, он подходит ко мне и говорит: «Ты сказал, что заплатишь за интересную историю, верно? Что ж, я собираюсь перевернуть всю Часовую башню с ног на голову, так что купи мне билет на самолёт». Не знаю, действительно ли я говорил такое, но тогда это было вполне в моём духе, так что я купил ему билет.
Такую версию учителя я даже вообразить себе не могла.
Учитель, которого я не знала. Время, которое я не знала. Но это прошлое определённо имело место быть.
— Я, конечно, ничего особого от него не ожидал. Может, он наконец решил сбежать и собирался отправиться домой? Но даже тогда я понял, что увижу что-то интересное, если приставлю свою горничную следить за ним на год, вот и решил, что он выполнит свою часть сделки. Кто бы мог подумать. Надлом и падение того, кто старался изо всех сил – довольно восхитительное зрелище.
Мягкие слова Мелвина лились сквозь метель подобно дождю.
То, что он сейчас сказал, слишком сильно сочеталось с его бледными губами, создавая впечатление какого-то демона. Такое создание сначала преувеличенным тоном заявляет, что любит людей, после чего сразу же шепчет о собственной испорченности и предательстве. Да уж, разница между ними в лучшем случае невелика.
— Вернувшись в Часовую башню, он вручил мне помятые чеки, тем самым вернув все деньги. Уж не знаю, заработал он их за границей или же одолжил у кого-то ещё, чтобы расплатиться со мной. Он лишь извинился, сказал что-то вроде: «Прости, я обещал тебе интересную историю, но у меня ничего не вышло. За что прошу прощения. Я был бессильным идиотом. Но мне нужно кое-что сделать, поэтому одолжи ещё денег, пожалуйста. Я хочу купить класс Эль-Меллоев, который наш профессор бросил на произвол судьбы». Это, разумеется, было слишком забавно.
В итоге я тоже заинтересовался, сказал, что снова одолжу ему денег, и предложил стать друзьями. Ведь лучшие друзья как никто другой вправе просить что-то друг у друга, верно? Ну а потом Райнес выкупила весь его долг и теперь полностью им владеет.
Мелвин издал странный смешок.
Мне даже не нужно было задумываться над тем, что за событие так сильно изменило моего учителя. Четвёртая Война за Святой Грааль. После неё он путешествовал по миру, обучая магии множество учеников.
Но мой интерес привлекло кое-что ещё, и поэтому я спросила:
— Почему учитель Вас… так заинтересовал?
— Хм-м? А, я понял. Люди на удивление способны расти, знаешь ли. Короче говоря, жизнь течёт лишь в одном направлении, поэтому если оставить всё идти своим чередом, способности и навыки продолжат развиваться. На самом деле оставаться на одном месте гораздо сложнее. В Часовой башне, например, у людей зачастую развиваются невероятные магические навыки. Однако немногие способны изменить направление своей жизни. В конце концов, это как заставить свою истину, саму основу души, переродиться в нечто новое. По крайней мере, я больше не знаю никого, кто смог принять собственную бесполезность. Тебе не кажется, что это само по себе достаточно интересно?
Его слова чем-то напомнили мне то, что сказал когда-то учитель в моём родном городе.
Могут ли люди расти? И теперь в доказательство этому Мелвин рассказал о человеке по имени Вэйвер, который полностью изменил свой образ жизни. Пусть их слова были полной противоположностью друг другу, они тем не менее почему-то ощущались болезненно похожими.
Правда, я не могла объяснить словами, почему мне так казалось.
— Конечно, я не ожидал, что он возьмёт титул Лорда Эль-Меллоя и возглавит факультет современной магии. После отставки предыдущего главы место довольно долго пустовало, так что, наверное, они просто были в отчаянии.
— Предыдущего главы?
— Ага. Сам по себе он был довольно опытным человеком, но вскоре после того, как Вэйвер вернулся в Часовую башню, он исчез. Другие маги обычно смотрят свысока на факультет современной магии, поэтому, даже несмотря на то, что он был главным факультетом Часовой башни, никто из других Лордов не был заинтересован в том, чтобы его возглавить. А когда семья Эль-Меллой, опустившаяся на самое дно двенадцати великих семей, оказалась в положении, когда никто не знал, что с ней делать, выбор, казалось, был очевиден.
— А, понятно.
Я как раз гадала, кто стоял во главе факультета современной магии вплоть до падения семьи Эль-Меллой, но если это место пустовало, то всё обретало смысл. Возможно, это было хорошо известно обитателям Часовой башни, однако я провела там всего несколько месяцев, и для меня всё было в новинку.
— Могу я тоже задать вопрос? — произнёс Мелвин. — Кто так сильно ранил Вэйвера? Нашёлся кто-то, помимо меня, верно?
Моё сердце подпрыгнуло, едва не оказавшись в глотке.
Выражение его лица было как всегда невинным, но мне казалось, что он смотрел прямо мне в душу.
— Ну, э-э-э…
Я открыла рот, чтобы ответить…
— Похоже, нашли, — внезапно сказала Иветт. — Вон там.
Прижав ладонь к повязке на глазу, она указала вперёд.
Не знаю, была ли эта её преувеличенная поза – один палец погружён в волосы, которые наполовину скрывали её лицо – некой необходимостью или же просто инструментом для придания привлекательности, но Карабо вонзил один из своих Чёрных ключей в землю, тем самым поставив первую метку.
Стоя посреди белого снега, он казался мне одиноким могильщиком.
— Хорошо. Мне сказали, что нужно ещё как минимум две. Вы не могли бы провести нас к следующей точке, мисс Иветт?
— Конечно! — беспечно кивнув, Иветт вновь устремилась вперёд.
Стоило мне начать думать, что всё может пройти гладко, как Карабо вдруг остановился.
— Похоже, этой метки хватило, чтобы в нас распознали нарушителей, — сказал он, пристально вглядываясь вдаль. Некоторые из ветвей деревьев в густой чаще леса начали двигаться.
Не из-за тяжести снега, а сами по себе.
Словно хлысты, неестественные ветви устремились к нам. Они выглядели достаточно сильными для того, чтобы пробить человека насквозь, словно бумагу, но один взмах Чёрного ключа Карабо их отсёк.
— Такие же сбили Ваш вертолёт? — холодно произнёс Карабо, глядя на ветви, которые извивались на земле.
Несмотря на внезапность атаки, ни в ударе Чёрным ключом, ни в его взгляде не чувствовалось даже капли волнения. Было ли это признаком какого-то конфликта, который он преодолел в своей жизни внутри Святой Церкви?
Из метели к нам потянулась ещё одна ветвь, заставив меня встать в боевую стойку.
— Адд!
— Хи-хи-хи! Похоже, теперь наш черёд!
Удерживавший Адда крючок высвободился, и он тотчас же скользнул в мою ладонь, приняв форму косы. Мне не очень-то хотелось показывать его другим, но в данной ситуации я не могла позволить себе так думать.
— Ого, какая динамика!
Пролетев в волоске от лица выпучившего глаза Мелвина, коса отсекла приближавшуюся ветвь.
— Отойдите назад, пожалуйста, — сказала я, вновь замахиваясь своим оружием.
Но в этот момент я заметила ещё одну причину для беспокойства.
«Это…»
Моё тело словно стало тяжелее.
Как и сказал Мелвин, воздух в этом ледяном лесу был неправильным. Мне не удалось впитать даже половину от обычного объёма магической энергии. Пришлось обострить чувства, чтобы это компенсировать. Отрегулировав поток магической энергии, чтобы обеспечить достаточных объём мгновенного выпуска, я урезала выносливость и физическую силу.
Сделав резкий вдох, я вновь пустила в ход косу вместе с магической энергией.
Устремившиеся ко мне ветви отсекло начисто. Поднимая косу для очередного удара, я посмотрела на дерево, которое было источником угрозы, и мой взгляд дрогнул.
Ветви, которые я отрубила, теперь шевелились у моих ног.
И они снова устремились к моей глотке.
С такой скоростью, что у меня не было времени среагировать. Под таким углом, что я попросту не могла защититься. Когда я уже была уверена в том, что они пронзят моё горло, рядом промелькнула тень.
На ветви опустился Чёрный ключ Карабо.
— Будьте осторожны, мисс. Эта сущность связана с Мёртвым Апостолом, поэтому нельзя полагать, что она подчиняется тем же правилам, что и другие формы жизни.
Глаза старика из Церкви метались из стороны в сторону. Он был готов ко всему.
Он был не единственным, чей взгляд изменился.
Иветт сняла свою повязку. Её глаза блестели. Нет, под повязкой у неё был вовсе не глаз, а рубин, излучавший яркий алый свет.
— Та-да! Искусственный Мистический глаз Иветт – Сожжение!
С оглушительным рёвом пространство перед нами вспыхнуло огнём.
Пламя поглотило тянувшееся к нам скопление ветвей вместе с метелью. Подчиняясь взгляду Иветт, огненный вихрь испарял снег и сжигал ветви вокруг нас.
— Вот как. Я слышал, что сделанные из драгоценных камней Мистические глаза могут воспроизводить эффекты благородных цветов.
— Я так долго не продержусь!
— Понял.
Словно ураганный ветер, Чёрные ключи откликнулись на крик Иветт и её пламя.
Фигура, шагнувшая вперёд, чтобы избавиться от оставшихся ветвей, походила на тёмную бурю с человеческими очертаниями. Совершенно не соответствуя внешним признакам своего пожилого возраста, Карабо двигался со свирепостью, превосходившей таковую даже у дикого зверя.
Чёрные клинки танцевали в белоснежной пыли.
Как и шрам на его лице, зрелище было впечатляющее.
«Это сила Мистических глаз… и Святой Церкви…»
В каком-то смысле я была поражена. Хайн, которого я встретила в Замке разделения, какое-то время тоже был в числе членов Церкви, но я впервые воочию лицезрела их истинную силу. В отличие от мага, доводившего до предела какое-то одно таинство, это был человек, который посвятил всего себя отрицанию этих таинств.



Но в этом всё равно присутствовала красота.
Движения Карабо были доведены до совершенства. И не только Карабо. Скорее всего, это был результат сотен его предшественников, оттачивавших искусство и навыки, которые он от них унаследовал.
— Ладно, пора менять! — Иветт без всякого промедления сунула пальцы в глазницу.
Она снова поменяла искусственный глаз. Теперь это был иолит. На лекциях по минералогии я слышала, что этот камень усиливал духовное восприятие, а в некоторых скандинавских легендах его использовали на кораблях вместо компаса.
— Ай-яй-яй… так, нам в ту сторону!
Не останавливаясь, священник в чёрных одеяниях повернулся, следуя указаниям Иветт.
Приготовившись занять его место против атакующих ветвей, я пристроилась рядом с бегущим Карабо.
В этот момент земля ушла у меня из-под ног.
Падение в разверзшуюся подо мной тёмную дыру казалось неизбежным, но Карабо схватил меня за руки и вытащил на устойчивую поверхность.
— С-спасибо…
— Эту дыру совсем недавно занесло снегом.
Восприятие прошлого.
Он мог использовать свои Мистические глаза ещё и таким образом? Более того, должно быть, он усердно тренировался, чтобы использовать свою способность воспринимать и обрабатывать информацию из прошлого, при этом полностью сосредоточившись на сражении в настоящем. Пробежав несколько сотен метров, Карабо даже не замедлился. Тот факт, что он мог двигаться в таком темпе, при этом следя за всеми моими движениями и защищая от атак, говорил о долгих годах сражений в составе команды.
— Ого, это…
Мелвин вращал глазами, доблестно стараясь не отставать.
После нескольких минут бега из глубин метели внезапно возник крутой обрыв.
— Ох!
— Не останавливайтесь! — крикнул старик.
По вполне очевидной причине. Ветви за нашими спинами явно не намеревались прекращать погоню. Переплетаясь друг с другом и вздымая снег, они походили на огромную змею.
— Все вниз! — добежав до края, Карабо оттолкнулся ногами от земли. Глядя на его прыжок, Иветт несколько раз моргнула, не в силах поверить своим глазам, после чего покачала головой.
— Блин! Вот почему церковников называют дикарями! — придерживая юбку, Иветт соскользнула вниз.
Развернувшись, я увидела еле дышавшего Мелвина. Недолго думая, я столкнула его с холма.
— Простите, Мелвин!
— А-а-а-а-а! Как на американских горках! Буэ-э-э-э!
Скатываясь вниз по склону, Мелвин умело извергал кровь, которой его рвало.
Похоже, он действительно использовал Магические цепи вместо своих нервов. Обычный человек никогда бы не смог провернуть такое. Впрочем, я не была уверена, что его стоило хвалить за это.
Я собрала все свои силы и тоже бросилась вниз, обратив свой взор на подножие холма.
— Там! — указала пальцем скользившая передо мной Иветт.
— Понял! — Карабо метнул Чёрный ключ, отмечая нужное место.
Я ощутила, как по земле прокатилось некое подобие энергии.
Это была вторая метка.
— Осталась последняя! — взгляд Карабо, продолжавшего спускаться с холма, резко обратился вниз.
Навстречу нам – с края обрыва - поднималась очередная волна смертоносных ветвей. Лес предвидел наши действия и пытался нас перехватить. Также создавалось впечатление, что после установки второй метки враждебность леса по отношению к нам удвоилась.
Ветви словно что-то защищали.
Они будто говорили: «Мы не пропустим вас дальше».
Или, может…
«Мы не отпустим “Рельсовый цеппелин”»?
Такая мысль мелькнула у меня в голове.
Разрубив особенно большую ветвь, старик крикнул:
— Мисс Грэй!
— Хорошо!
Я без всяких слов знала, что делать.
Словно пытаясь остановить своё скольжение, я погрузила лезвие косы в склон холма, воспользовалась древком в качестве опоры и взмыла в воздух. С помощью веса косы я закружилась спиралью и запечатлела чёрный полумесяц на полотне белоснежного мира.
Разрубив все атакующие нас ветви, я схватила один из извивающихся отростков. Ветвь попыталась втянуться обратно, тем самым резко меняя направление моего движения, и я полетела к дереву, которое было источником.
Это было похоже на ледник, образовавшийся за огромное количество лет и принявший форму дерева.
Стоявшее на краю обрыва ледяное древо посылало в бой всё больше и больше ветвей.
Они расползались во все стороны, напоминая мне паутину. Более того, воздух заполнился ледяными шипами, который начали расти из ветвей. Скорее всего, если один из них пронзит меня, я полностью замёрзну.
Более того, мою атаку в полную силу уже было не остановить, и я никак не могла предотвратить своё падение с обрыва.
«Ну и плевать!»
Я исторгла страх из своего разума.
Следя лишь за своим положением в воздухе и сохраняя баланс, я обрушила косу вниз таким образом, чтобы моё тело последовало за ней. Не обращая внимания на раскалывающиеся ветви, на разбивающиеся сосульки, на боль от удара. С давних пор у меня хорошо получалось игнорировать боль, физическую или душевную.
На мгновение ветер затих.
Удар разрубил ледяное древо по диагонали. Пока я наблюдала, как оно падает, меня внезапно поразило чувство невесомости, когда скала начала проноситься мимо меня.
- Хи-хи-хи! В лепёшку не расшибись!
Пропустив слова Адда мимо ушей, я вытянула косу как можно сильнее.
Мне кое-как удалось зацепить край обрыва. Лезвие косы вгрызлось в камень, замедляя моё падение. Ещё несколько метров – и ценой неимоверных усилий я наконец остановилась на полпути вниз.
В то же время где-то вдалеке раздался крик Иветт:
— Там!
— Третья метка! — я услышала, как Чёрный ключ вонзился в точку, на которую указывала Иветт.
И вновь по земле прокатился поток энергии, только во много раз мощнее. Казалось, что под поверхностью ворочается огромное существо. Где-то его называют драконом, где-то – богом. Вдоль линии этого искажения располагалась так называемая духовная жила, подобная той, что якобы проходила через все аудитории в Часовой башне.
«У нас получилось?..»
По крайней мере, больше с обрыва никто не упал. Похоже, что битва наверху подошла к концу. Магические ветви, нависавшие над нами подобно грозовым облакам, исчезли без следа. Как и бесформенная враждебность леса.
Впервые посмотрев вниз, я ощутила, как мой желудок сдавил страх, и осознала, что подножие утёса всё ещё находилось в нескольких десятках метров подо мной.
— Грэй! — донёсся до меня крик Мелвина, которого невозможно было разглядеть сквозь метель.
— Я в порядке! Идите, я догоню!
Понимая, что подняться наверх будет сложно, я обратила свой взор вниз.
Нащупав опору для рук, я вернула Адда на его место под моим правым плечом. Естественно, у меня не было никакого опыта в скалолазании, но я могла компенсировать это Усилением тела.
«Вот бы уметь парить с помощью магии…»
Вспомнив разговор с учителем прошлой ночью о магии полёта, я начала медленный спуск к подножию утёса.
Вскоре мои усилия увенчались успехом. Когда я вновь оказалась на твёрдой земле, моё внимание сразу же привлёк один предмет.
— Это?..
В снегу лежало нечто, похожее на серебряное семя.
Пусть теперь это была не более чем пустая высохшая оболочка, она всё ещё несла на себе запах, говоривший об огромном количестве магической энергии. Сколько же тогда содержалось в самом семени? От этой мысли меня передёрнуло.
Внезапно я вспомнила слова Карабо.
«Некоторые капли крови становятся семенами, которые по прошествии времени эволюционируют в совершенно другую форму, отличную от родителя».
«Значит, это и есть то самое семя?»
На пути «Рельсового цеппелина» произошло нечто подобное? Оно просто взяло и проросло в тот момент, когда мы проезжали мимо?
Серьёзно?
— Похоже, ты нашла кое-что интересное, — раздался голос.
От одного лишь его звука мои мысли полностью застыли.
Я почувствовала, как всё моё тело вплоть до кончиков пальцев будто онемело. Насколько в этом можно было винить холод? Словно мешая мне обмануть себя таким образом, фигура передо мной излучала до ужаса суровую ауру. Всего лишь за одну битву моя душа оказалась во власти чар.
Испытывая неловкость, я подняла глаза.
— П-почему…
— Я думала, что вы сюда заявитесь, но, похоже, ошибалась. Моей целью был тот хмурый тип, однако… Возможно, интуиция подвела меня. Слишком долго я отсутствовала на поле боля.
Этот голос величественным эхом разносился по неподвижному воздуху леса. Словно её слова были единственным, чего этот лес не мог подавить.
«Ох…»
Причина, по которой ветви отступили, несомненно, заключалась в том, что они боялись её.
Даже несмотря на то, что они были порождением Мёртвого Апостола… нет, именно поэтому они не могли подобраться к этой Героической душе.
— К сожалению, тот угрюмый парень с вами не пошёл, — скучающим тоном произнесла Гефестион, Героическая душа в алых доспехах.
 
AkagiДата: Суббота, 16.10.2021, 22:20 | Сообщение # 82
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
4

Подойдя к краю обрыва, Мелвин крикнул:
— Грэй!
Несмотря на то, что его глаза находились под действием Усиления, он не мог толком разглядеть то, что происходило внизу во мраке. Похоже, она с кем-то столкнулась, но странно плотная магическая энергия затуманивала его восприятие.
— Кажется, там что-то происходит… Карабо?
Подняв взгляд, он увидел, как священник напрягся всем телом.
— Плохо тело, — мрачно пробормотал Карабо, разворачиваясь. — «Рельсовый цеппелин» уже начал движение. В нашу сторону.

*


Я ощутила, как каждый нерв в моём теле натянулся, словно струна.
Колени затряслись, а дыхание участилось. От одного лишь присутствия рядом с этим душу сминало, будто пустую жестяную банку.
Моим противником был Призрак прошлого. Отражение Героической души, запечатлевшей своё имя в истории человечества – Слуга. Пусть магов называли сверхлюдьми, они даже рядом не стояли с таинством в её теле.
Она направилась ко мне, и я видела в ней не что иное, как ангела смерти.
— А теперь, — отчётливо произнесла воительница, — похоже, ты ещё не утратила воли к сражению. Правда, я не особо заинтересована в том, чтобы играть с тобой.
Затаив дыхание, я вновь высвободила крючок, удерживавший Адда.
Когда он оказался в моих руках, опять приняв форму косы, я отчаянно подстегнула свой мозг. Мне казалось, что если я расслаблюсь хоть на мгновение, то потеряю сознание. Разве так не будет гораздо проще? Но у меня ещё осталось незаконченное дело. Я не могла позволить себе проиграть здесь.
— Почему ты напала на моего учителя?
— Потому что он меня злит, я ведь уже говорила.
— Пусть так, но ведь должна быть и другая причина. При первой нашей встрече ты сказала, что подчиняешься тому, кто украл у него реликвию. Более того, раз ты Слуга, значит, у тебя есть Мастер.
— То есть тебе кое-что известно о Слугах? — с едва заметной улыбкой произнесла Гефестион.
Эта улыбка словно превратила моё сердце в кусок льда. Я уже несколько раз вступала в бой с ужасающими противниками. Зверь, охотившийся за Магическими метками, и монстр, скрывавшийся в теле той магессы-Гранда. Но я впервые испытывала на себе такое давление. Она была не только Героической душой, но и существом, предназначенным исключительно для сражения, чьи навыки были отточены до совершенства специально для битвы.
— Тогда пусть твой клинок задаёт вопросы вместо тебя. Таково моё… наше естество.
— Я так не поступаю, — ответила я, заставив дрожащее острие косы замереть.
Мне казалось, что у меня в кишках ворочалась змея, что меня могло вырвать в любой момент.
Пока я боролась со своими коленями, не давая им подкоситься, моих ушей достиг другой звук.
Паровой двигатель. Поезд работал исключительно на магической энергии, но этот старомодный звук очень ему подходил.
«”Рельсовый цеппелин”?»
Теперь это не казалось таким странным.
Поезд остановился, потому что сбился с пути из-за воздействия Дитя Айннаш. Однако мы проложили для него маршрут, и в том, что он уже начал движение, не было ничего удивительного. Скорее всего, он пройдёт где-то совсем рядом. Но, учитывая его скорость, это всё равно произойдёт лишь через несколько минут.
Пока я думала об этом, непредвиденные события продолжали развиваться.
Под нашими ногами внезапно возникла огромная трещина в земле, лишая нас опоры.
— Земля!..
— Ха! От частицы монстра меньшего я и не ожидала. Утратив контроль над духовной жилой, она уже начала распадаться.
Гефестион скривила губы, будто говоря, что это всё равно ничего для неё не значило. Она владела Гордиевым колесом, так что разрушающийся лес не был для неё проблемой.
Однако я такой способностью не обладала.
Короче говоря…
«Я д-должна всё решить за один удар…»
Против такой воительницы один приём всё равно дважды не сработает. То, что я могла предпринять, оставалось неизменным. Мне просто нужно было вложить все свои силы в одно мгновение.
На секунду звуки и разрушение вокруг меня словно замерли.
Время будто растянулось, заморозив всё вокруг нас. До меня доходил отдалённый звук снега, сходившего с разваливающегося утёса, но я не видела никакого движения.
«Лавина?»
Скорее всего, её вызвали изменения в ландшафте.
Я осознавала, что поле боя менялось, но это было неважно. Моё внимание было сосредоточено на себе и на воительнице, называвшей себя Гефестион.
«Ты обладаешь телом, отражающим того героя».
Эти слова мне сказали в родном городе. Но теперь я забыла даже о них. Возможно, впервые за всё это время.
На кону стояла моя жизнь. Сейчас или никогда. Будучи прижатой к стене, как сейчас, я понимала, что прошлое и будущее были лишь украшениями для жизни.
Если эта женщина была македонским воином, то она жила точно так же, несомненно. «Слава, что лежит за горизонтом» - слова, связывавшие надежду с неведомыми землями. Логично, что они пришли из эпохи, когда жизнь постоянно менялась.
— А, неплохо, — вновь улыбнулась она. — Я думала, что воинов в этой эпохе не осталось, но ты, похоже, хорошо скроена. Ты оказалась на границе между жизнью и смертью, и я вижу в тебе это сияние, твои попытки удержать жизнь в своей хватке.
— Я знаю, что… страдания моего учителя гораздо важнее, — ответила я.
— Хорошо сказано, — Гефестион издевательски рассмеялась.
Снежный покров вокруг меня будто взорвался. Он взлетел в воздух, когда я оттолкнулась ногами от земли.
Беги.
Так быстро, как это физически возможно.
Сосредоточившись до такой степени, что все цвета мира вокруг словно исчезли, я сжала каждую толику своей силы в эти несколько секунд.
Один удар решит исход этого поединка.
Если так, то удар, который я должна выбрать…
— Адд, снимай ограничитель первого уровня!
— Хи-хи-хи! Похоже, больше нам ничего не остаётся, хи-хи-хи!
Коса в моих руках разобралась, превратившись в некое подобие вращающегося кубика Рубика. Яростная магическая энергия внутри неё также приняла новую форму.
Таран.
Помимо Ронгоминиада, это была форма с наибольшей разрушительной силой.
Когда я вооружилась тараном, из него выплеснулось магическое пламя. Учитель говорил, выражаясь терминами для описания навыков Слуг, что он достигал уровня, аналогичного Всплеску маны ранга D. И теперь я обрушила всю эту силу на Гефестион.
Её меч протестующе застонал, когда она заблокировала удар.
— Это!.. — глаза Гефестион широко распахнулись. Даже она не могла полностью остановить силу тарана. Таким образом, это следовало как само собой разумеющееся. Источник, породивший этот Всплеск маны, был подобен истинному Благородному Фантазму.
Я влила в своё тело очередную порцию магической энергии.
Магические цепи будто кричали во весь голос, но я всё равно довела их до предела. Моё тело стало шестернёй в этом механизме. Таран всё ещё разделял нас, и поэтому я вложила в него ещё больше энергии. Из его задней части, словно из сопла двигателя, вырвался огонь, сила экспоненциально возросла, и я направила её на Гефестион.
Отдача отправила меня в полёт.
— Да!
Именно на эту отдачу я и рассчитывала.
Я взбежала по стенам разрушающегося ущелья, и в поле моего зрения показался угольно-чёрный поезд.
«”Рельсовый цеппелин”!»
— Мисс Грэй! — донёсся издалека голос. Наверное, это был Мелвин.
— Грэй! — присоединился к нему голос ещё одного молодого человека.
Каулес Форведж. Серьёзно, он должен был присматривать за учителем, а не высматривать меня.
Каулес стоял в распахнутых дверях, протягивая руку. Вместе с поездом я заметила кое-что ещё.
Лавину, которую я слышала ранее.
Невероятных размеров лавина спускалась на поезд, словно преследуя его.
Но я не могла остановиться. Бежать больше было некуда, и поэтому мне оставалось лишь пытаться запрыгнуть на поезд, который теперь обгонял её. Судя по текущей скорости, он едва должен был успеть опередить лавину.
Вложив все свои силы в последний прыжок, я оттолкнулась от склона утёса.
«Давай же!»
Я вытянула руку.
Отчаянно тянулась как можно дальше.
Рука Каулеса становилась всё ближе. Я могла видеть Карабо и Иветт. Похоже, моим спутникам удалось благополучно вернуться на поезд. Вряд ли «Рельсовый цеппелин» стал останавливаться, чтобы их подобрать, но они все были магами или членами Церкви, так что это не стало для них серьёзным препятствием.
«Давай!..»
Мои пальцы коснулись пальцев Каулеса.
На мгновение вокруг нас поднялся ветер. С последним усилием умирающее Дитя Айннаш протянуло свои ветви ко мне, хватая и оттаскивая от поезда. Двигались они не особо быстро, но всё моё внимание было сосредоточено на том, что находилось впереди, и поэтому их касание стало смертельным.
Я взмахнула косой, но было уже поздно.
За мгновение ока «Рельсовый цеппелин» умчался вперёд, а я рухнула обратно в снег. Идеальная белизна окутала меня, возобладав над всем прочим, и у меня возникло пугающее предчувствие, что она полностью меня поглотит.
— Грэй!.. — так далеко, что от этого становилось больно, я услышала крик Каулеса.
И затем всё погрузилось во мрак.
 
AkagiДата: Пятница, 31.12.2021, 16:56 | Сообщение # 83
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline


Глава 2


1

Вернёмся немного назад во времени.
Сам воздух словно двигался как-то нервно.
Потому что ледяное дыхание леса пусть и болезненно медленно, но просачивалось внутрь. Обогреватель был включён, но он, естественно, мало что мог противопоставить непреодолимому холоду леса за окном. Казалось, не только эта комната, но и весь «Рельсовый цеппелин» постепенно промерзал насквозь.
В этой комнате сидела девушка с серебряными волосами.
Ольга-Мария Асмилейт Анимусфиа. Дочь Лорда астрологии.
Вокруг неё царил просто нечеловеческий порядок. Никто бы не сказал, что здесь произошло убийство. Кровать и ковёр, очевидно, заменили, но даже остальная мебель теперь была совершенно другая. Обезглавленное тело Триши Фэллоуз после магической обработки с целью сохранения её Магической метки перенесли в один из грузовых вагонов.
— Нет, что-то не так… что-то явно не так, — прошептала девушка.
Она досконально изучила эту комнату.
Разумеется, лишь после того, как здесь прибрались. Уборка была тщательной, поэтому здесь не осталось практически ничего, что могло скрывать какую-нибудь зацепку. Методы современной науки вряд ли бы помогли обнаружить хоть что-нибудь. Но несмотря на это, юная девушка продолжала старательно изучать эту половину вагона снова и снова.
У неё не было какой-то особой причины делать это.
Лишь едва ощутимое предчувствие. Покинув Эль-Меллоя II и его учеников, она вернулась в свою комнату, поскольку больше ей было некуда податься. Едва переступив порог, она ощутила лёгкую тревогу, нависшую над комнатой, словно пуховое одеяло.
Но дальнейшее изучение помещения, которое прибрали с такой тщательностью, что не осталось даже капли крови, граничило с одержимостью. Упорством, рождённым чем-то большим, чем просто настойчивостью. Умственная усталость залегла мрачными тенями под её глазами. Любой инстинктивно начал бы сокрушаться по поводу такого осквернения столь прекрасного лица, но слегка усталое выражение придавало ей другое неописуемое очарование. Изредка неудача способствовала оттачиванию лучших качеств человека, так что сейчас, возможно, был как раз такой случай.
Можно было сказать, что это являлось её лучшим качеством как мага. Как бы сильно это ни выглядело безумием в глазах других, способность следовать собственным убеждениям в течение тысяч лет, не обращая внимания на мнение масс, было правильным путём для мага(нечеловека).
Будучи членом семьи Лорда, она просто последовала за этим чувством тревоги…
— А!
Внезапно, поезд начал двигаться.
Не ожидавшая этого Ольга-Мария споткнулась и поморщилась.
— Ай… Поезд снова движется? — произнесла она, крепко прижав руки к себе. — Что-то случилось? Нет, что более важно…
Лицо девушки обратилось к пустоте атмосферы в комнате.
Там ничего не было. Лишь лёгкое мерцание холодного воздуха. Но когда она робко протянула руку, то ощутила странный зуд в ладони и начала прощупывать пальцами пустое пространство.
— Заклинание? Не на полу или потолке, а наложенное по координатам относительно вагона? Но если так, то тот противный Лорд заметил бы…
Сказав это вслух, она предстала перед ещё одним фактом.
— Оно реагирует на мою Магическую метку? — споткнувшись, она неосознанно активировала свою метку, чтобы усилить тело. Да, она несла в себе часть Магической метки семьи Анимусфиа. Скрытое заклинание явило себя, отреагировав на её активацию.
Иначе она бы, наверное, так его и не заметила.
«Наверное, это…»
Если Триша сидела на стуле, то координаты заклинания находились как раз на уровне её груди.
Коснувшись висевшего в воздухе невидимого магического круга, Ольга-Мария прищурилась.
— Я помню это заклинание…
Вновь и вновь она вырисовывала фигуру в воздухе. Словно её пальцы помнили больше, чем разум, она пыталась докопаться до этого воспоминания.
«Фэллоуз ведь… одна из дочерних семей Анимусфиа, да?»
Дело было в Магической метке.
Сильные семьи Часовой башни делили свои метки, чтобы расширить влияние. Это можно было сделать по-разному, но семья Фэллоуз удостоилась высочайшей чести – её члену напрямую пересадили часть Исходной метки Анимусфиа.
Это служило доказательством неизменного доверия Анимусфиа к семье Фэллоуз и объясняло, почему отец Ольги-Марии поручил Трише столь важное дело. Пусть она и была её личным тьютором, их отношения едва ли можно было назвать идеально гармоничными, и Триша не стеснялась использовать свой хлыст, когда Ольга-Мария не добивалась желаемого результата, но в её преданности семье Анимусфиа можно было не сомневаться.
Пальцы Ольги-Марии застыли в воздухе.
Триша обладала элементальным родством с Воображаемыми числами, это она помнила. Область Воображаемых чисел, где «ничто» существовало как конкретный объект, представляло собой некое подобие кармана, места, где предметы перестают взаимодействовать с потоком пространства и времени.
Единственным, что могло взаимодействовать с этим пространственным карманом, было изначальное заклинание. В первую очередь это означало, что лишь тот, кто обладал элементальным родством с Воображаемыми числами, мог получить к нему доступ, но в некоторых случаях существовали и другие способы. По крайней мере, так ей сказала Триша.
— Если оно устроено таким образом, чтобы отреагировать лишь на её Магическую метку… и поскольку она происходит от метки Анимусфиа… то и на мою есть реакция?
Это было похоже на замок. Разумеется, как и любой замок, никто другой не мог его отпереть, но если «ослабить» ограничения замка, то можно было передать какой-нибудь предмет другому человеку. Возможно ли было такое, что Триша организовала это пространство Воображаемых чисел для чего-то конкретного?
Ольга-Мария вновь начала аккуратно шевелить пальцами.
Проследив примерно половину круга, они замерли.
— Дальше не идёт. Значит, мне нужен какой-то пароль. Что бы такое выбрала Триша, чтобы я могла догадаться?..
Вспомнив фразу, которую Триша чаще всего говорила ей, Ольга-Мария едва не расплакалась.
Спустя какое-то время она наконец повторила пароль(заклинание).
«Ты дура, Мария. Возьми себя в руки».
Вливая магическую энергию в свои скрюченные пальцы, она повернула их, словно ключ в замке. Воздух будто закрутился, и из кармана появился предмет, с глухим стуком упав на пол.
Глаза Ольги-Марии широко распахнулись.
— Ч-что?..
Это было всё, что она могла сделать, чтобы не закричать.
Как член семьи Лорда и как тот, чью провожатую убили, она всё равно даже представить себе не могла такое.
— Что это!.. Это… слишком странно! Что происходит?! Чем ты занималась, Триша?!
Она начала кричать, не в силах больше сдержаться.
В этот момент её внимание привлёк звук за спиной.
Повернувшись, он увидела тёмную фигуру, скользнувшую в угол комнаты. Спустя мгновение она осознала, что это был извивающийся рой пауков. Разумеется, Ольга-Мария поняла, что это были не простые пауки, а фамильяры какого-то мага.
«За мной наблюдали?»
Стоило этой мысли шокировать её, как дверь в комнату резко распахнулась.
Она должна была быть заперта, но эти пауки, наверное, вскрыли её. Всё-таки все двери в гостевые комнаты были снабжены обычным механическим замком. Для любого более-менее умелого мага отпереть такой было плёвым делом.
— Прости, дитя, — извинился джентльмен, шагнувший в комнату.
Жан-Марио Спинерра. Ведущий глупого телевизионного шоу, что-то там про приготовление зомби. Значит, эти пауки были его фамильярами?
— Думаю, ты уже догадалась, но я следил за тобой какое-то время. Чёрт, мне не удалось ничего найти, но твоя провожатая, похоже, оставила здесь прощальный подарок, — с удивлением произнёс мужчина в белом костюме, пожимая плечами.
А за его спиной…
— А, хорошо.
Ольга-Мария ощутила кивок ещё одного человека.
Им была та, кого она боялась с самого начала.
— Вы нашли это для нас. Что и следовало ожидать от наследницы семьи Анимусфиа.
Магесса с факультета политики, Адасино Хисири радостно улыбнулась.
 
AkagiДата: Пятница, 31.12.2021, 16:57 | Сообщение # 84
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
2

Очнувшись, я поняла, что лежала на каменной поверхности, неровности которой упирались в спину. Где-то поблизости капала вода. Мой разум уцепился за этот звук разбивающихся о камень капель.
«Пещера?..»
Краем глаза сквозь мутную пелену я заметила нечёткую фигуру, при виде которой все нервы в моём теле будто взбесились. Я попыталась встать, но не смогла вложить силы в свои ноги. Скорее всего, виной этому был Всплеск маны. Учитывая, как сложно было впитывать ману из атмосферы ледяного леса, я полностью израсходовала од своего тела и теперь страдала от последствий.
Но у меня всё равно нашлись силы выкрикнуть имя врага.
— Гефестион!
Македонская воительница сидела перед небольшим костром. Словно не заметив моего оклика, она как ни в чём не бывало продолжала бросать ветки в огонь.
— Похоже, ты очнулась, — сказала она, не отрывая глаз от костра.
Я быстро ощупала себя и поняла, что моя одежда была совершенно сухой. Наверное, с меня убрали весь снег, пока я лежала без сознания. Разумеется, можно было не гадать, кто это сделал.
— Почему ты помогла мне?
— Потому что ты воин, — ответила Гефестион, вглядываясь в пламя. Коротко и резко. Похожие слова я услышала от неё при первой встрече. — Умереть при таких обстоятельствах для тебя было бы неприемлемо. Воин должен погибнуть на поле боя. Я на намерена причинять тебе вред здесь, так что не переживай.
Она произнесла это как нечто очевидное. Словно ей задали простейший вопрос. В эпоху, когда секундное промедление могло привести к смерти, столь простой и прямолинейный образ мышления, возможно, ценился превыше всего. Несмотря на мою тревогу, она даже не попыталась напасть на меня.
Я медленно приняла сидячее положение. Затаив дыхание, подстегнула свой мозг. Если я потеряла сознание из-за того, что моя од истощилась, то это произошло не так уж давно. Возможно, не прошло и получаса. Я понятия не имела, как далеко уехал поезд. Его вообще возможно будет нагнать? Даже если у меня не получится, то как сообщить остальным, что со мной всё в порядке? Я никак не могла избавиться от тревоги.
Разум ходил кругами. Моя кровь была ужасно холодной, пот лил в три ручья, и я была не в силах это остановить.
«Будь здесь учитель…»
Даже если бы рядом оказался Флат или Свен, то всё было бы гораздо проще. Мне было интересно, как обстояли дела у Каулеса. Мелвин замыкал нашу группу, поэтому за него я тоже переживала. Но больше всего меня беспокоило состояние учителя.
Но как бы сильно я ни думала об этих вещах, это мне никак не помогало. Вместо того, чтобы гадать, как поступили бы другие, мне надо было понять, что могла сделать я в сложившейся ситуации. Поскольку в переделку угодила именно я, то нужно было придумать наилучший план действий именно для себя.
«Но что я могу сделать?..»
Я бросила взгляд на солдата у костра. Она просто смотрела на огонь, но её присутствие всё равно было удушающим. Интересно, все Героические души вызывали такие ощущения, или же она была особенной? В любом случае мне нужно было получить от неё лишь одно…
После долгих и тщательных раздумий я спросила, осторожно подбирая слова:
— Как ты связана с Героической душой, которую призвал мой учитель?
Я не назвала имя Искандера. Мне было страшно произносить его вслух. Несколько секунд ответом на этот нервный вопрос было лишь эхо моего голоса. Как только оно затихло, Героическая душа наконец подала голос.
— Из всех вопросов ты выбрала именно этот, — проворчала она. — Какова между нами была связь? Да, мне часто задают этот вопрос. Вот уж не ожидала услышать его в такой ситуации.
Гефестион с улыбкой пожала плечами. Выражение её лица почему-то казалось счастливым, когда огонь отбрасывал на него тени. Так мне показалось, но у меня было не так уж много опыта в понимании настроения людей, учитывая количество моих друзей.
Она прищурилась и медленно произнесла, словно обращаясь к самому мраку пещеры:
— Изначально мать велела мне приглядывать за ним.
— Мать? — внезапное появление нового персонажа застало меня врасплох. Разумеется, в разговоре про её жизнь начнут всплывать неизвестные мне люди, но я даже не думала, что это будет чья-то мать. Спросив про Искандера, человека, который ближе всех в истории человечества приблизился к завоеванию мира, я не ожидала, что история начнётся вот так.
— Хмф. Я следовала за ним на полях сражений, отчего многие ошибочно считали нас любовниками. Это принесло мне немало проблем. Но он всё кричал о благословениях Зевса, весь оброс… в итоге от его былой привлекательности не осталось ни следа.
— Вот как…
Я не знала, почему, но эти слова отозвались во мне странным облегчением. Чувство было такое, будто катящийся камень наконец-то остановился, заняв положенное место. Бессмысленное чувство.
— Однако других таких царей больше не было, — с жаром произнесла Героическая душа. Слова Гефестион были резкими, словно она выхватывала их из пламени перед собой. Словно человек, о котором она говорила, стал этим пламенем.
Неугасаемое пламя в виде человека, горящее более двух тысяч лет. Воля огня.
— Великий поход, вторжение в Египет, битва с Дарием III, война в индийских джунглях… от всего этого его сердце пускалось в пляс. Даже при переходе через Ганг его возбуждение нисколько не утихло. Даже когда его сразила болезнь, он подстёгивал нас в бесконечной погоне за тем морем на краю мира. Насколько внушительными были эти слова? Как сильно они нас ослепляли? Как сильно пытали? Даже жар солнца был ерундой в сравнении с ними. От этих слов каждая клетка в наших телах будто закипала, заставляя нас двигаться вперёд. Крича от этой боли, мы прошли тысячи миль. Мы горели так сильно, как только могли, даже когда его пламя угасло, и продолжали идти вперёд.
Даже теперь огонь в сердце Гефестион, казалось, продолжал расти. Его словно было достаточно, чтобы испепелить всё в этой маленькой пещере. Достаточно, чтобы заполнить это тесное пространство воспоминаниями о великих армиях далёкого прошлого. Её следующие слова были наполнены силой, в сравнении с которой меркло даже это пламя.
— Я была его ближайшим другом и никому не позволю это отрицать.
Однако мне хотелось возразить. Прямо или косвенно я слышала, как учитель много раз говорил об этой Героической душе. Те мягкие, но при этом сдержанные слова, будто он обращался к кому-то вдалеке, хранились в моём сердце подобно сокровищу. Только эмоция в словах Гефестион была совершенно иной. При её первой встрече с учителем прошлой ночью я ощутила то же самое. Та же самая эмоция, что отвергла моего учителя, растоптала, не оставляя ни единого шанса на возражение. Казалось, её слова не были обращены к кому-то конкретному. Вовсе нет. Она словно говорила о некой абсолютной концепции. Как верующий о своём боге…
Это была правда? Если король возвышался символом на зависть своим подданным, то, возможно, такое поклонение было вполне нормальным. Мне казалось, что я была недалека от истины. Скажи я так, многие со мной, скорее всего, согласились бы. Но почему-то я ощущала едва ощутимые уколы тревоги. Чувство в груди, на которое я не могла не обращать внимания.
— Но ты…
Это чувство воплотилось в вопрос. Я вспомнила сон, который видела. Это была не реальность, а ещё более явная истина, искажённый фрагмент за гранью того, что я могла вообразить самостоятельно. Фигура женщины, стоявшей на краю мира, её дрожащий голос и крик, обращённый к бесконечному морю.
«Ответь мне, Искандер!..»
— Почему ты осуждала Искандера?
Воцарившуюся тишину, казалось, можно было ощутить физически. Пещеру накрыло сильное давление. Странное чувство, которое я не могла описать словами, вырвалось из неё и ударило меня в грудь. Сердце и лёгкие будто зажало в тиски.
— Эм-м-м… Гефестион?..
— Что ты видела?
Её голос напомнил мне змею. Вырвавшийся из её глотки, он был ужасно холодным. Разноцветные глаза смотрели на меня. Их сияние словно отвергало любые мои потенциальные попытки уклониться от вопроса. Не успела я осознать, что происходило, и отвести взгляд, как она отдала мне приказ с помощью Мистических глаз:
— Отвечай. Что ты видела?
Благородный цвет принуждения.
— В моём сне… ты… — магическая энергия в её глазах заставляла мои губы двигаться. — У далёкого моря… ты стояла одна… и спросила… «Почему ты стремился к этому месту?» «Почему не мог просто забыть?»
Слова вырывались из груди против моей воли. В отличие от нашей первой встречи на крыше вагона, у меня не было в руках Адда, чтобы с его помощью удалить её магическую энергию из моих цепей.
— И ты закричала… «Ответь мне, Искандер»..
После этого я наконец освободилась от проклятия. Её приказ был выполнен.
— Следовало заметить. Ты как жрица. Очень восприимчива к одержимости, — произнесла Гефестион. Её голос походил на скрежет льда по железу. Более слабому человеку расхотелось бы жить от одного лишь его звука. Настолько ядовитой была враждебность, сочившаяся из его глубин. — Но я сказала, что не причиню тебе вреда. Македонский воин никогда не отказывается от своих слов.
Гефестион медленно встала на ноги и отвернулась. Скрип её кожаных сапог по каменному полу был подобен клинку. В воздухе как будто запахло кремнем.
— Как только сможешь двигаться – уходи. Правда, я не знаю, удастся ли тебе догнать поезд.
Сказав это, она покинула пещеру. Прошла почти минута, прежде чем давление исчезло и я смогла расслабиться. Ещё через несколько минут мне удалось унять дрожь в теле и подняться на ноги. Очень хотелось отдохнуть, но тогда про возвращение к учителю можно было бы забыть. Выбравшись из пещеры, я заметила, что ландшафт полностью изменился. Во все стороны простирался привычный густой лес, словно все эти снег и лёд были лишь обманом. В небе светило солнце, однако его лучи едва достигали лесной подстилки, а определить, в какую сторону уехал «Рельсовый цеппелин», было практически невозможно.
— Что же мне теперь делать?.. — пробормотала я, прижав ладонь к груди. Мои пальцы коснулись чего-то внутри плаща.

*


— Мы выбрались…
В пункте управления поездом послышался негромкий вздох проводника. Те, кто его знал, изумились бы столь бесстыдному проявлению облегчения с его стороны. Он всё своё существование посвятил тому, чтобы поезд работал как хорошо отлаженный и смазанный механизм.
— Я опасался, что мы угодили в основное тело Айннаш, но, полагаю, это был крайне нелепый страх…
— Это радует, — аукционистка едва заметно кивнула.
Основное тело Айннаш было существом того же уровня, что и их хозяйка. Им пришлось бы рискнуть жизнью, защищая «Рельсовый цеппелин». Для тех из них, кто остался, это была единственная миссия.
Спустя какое-то время, словно дерево, отделившееся от корней, проводник встал на ноги.
— Мы отстали от графика, но лучше подождать других наших гостей.
Их обычные клиенты уже прислали бы своих фамильяров. Даже если ставка не окажется выигрышной, информация о том, кто какие Мистические глаза заполучил, была необходима для жизни в мире магов. Но они только что вырвались из хватки Дитя Айннаш. Сложно было сказать, появится ли хотя бы половина постоянных клиентов.
Возможно, поняв, в какой ситуации они оказались, аукционистка кивнула.
— По всей видимости, один наш гость так и не выбрался из Дитя Айннаш.
— Если потерялся лишь один, то нам стоит быть благодарными. Тому, во что они верят, или чему-то ещё, — с достоинством произнёс проводник. Так заключил человек, ответственный за работу «Рельсового цеппелина».
 
AkagiДата: Пятница, 31.12.2021, 16:58 | Сообщение # 85
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
3

— Вот вам и «Рельсовый цеппелин». Нашёл жилу, и даже Дитя Айннаш уже не помеха. Как здорово! Не думал, что увижу нечто такое собственными глазами! — смотревшего в небо Мелвина Вайнса переполняли эмоции.
Они находились посреди травяного поля. Несмотря на то, что зима была в самом разгаре, их окружал зелёный покров, изрезанный местами увядшим вереском. Можно было заметить признаки человеческого вмешательства, однако развитие, возможно, всё ещё находилось на ранней стадии, поскольку вокруг не наблюдалось никаких следов людей или построек. Стоявший в задней части поезда беловолосый молодой человек дрожал, держа в руке футляр для скрипки. Покинув пределы Дитя Айннаш, поезд двигался ещё минут десять, прежде чем остановиться. По всей видимости, как и предполагал Мелвин, лес перестали считать угрозой.
В отличие от Мелвина, Каулес, сидевший рядом с ним в тормозном вагоне, с беспокойством смотрел на исчезавшие вдалеке рельсы. Осознав, что именно его тревожило, Мелвин внезапно разволновался.
— Ой, э-э-э, разумеется, я тоже переживаю за мисс Грэй! Но она крепкий орешек, да? Я верю, что она нашла способ выжить в лавине и теперь просто старается нас догнать!
— Можешь не оправдываться, — вздохнул Каулес. — Я знаю, что в душе ты настоящий маг.
За то недолгое время, что они провели вместе, он уже понял, как сильно Мелвину нравилось наблюдать за неудачами других. Этим он очень походил на сводную сестру Эль-Меллоя II – правда, его сестрой она стала лишь в результате фракционной войны в Часовой башне. Однако кое в чём они отличались. Например, в целях и методах. Райнес, похоже, наслаждалась страданиями людей, что являлось главной причиной её взаимодействия с ними. Мелвину же просто хотелось наблюдать за другими, и в результате этих наблюдений он полюбил трагедии.
Спустя несколько секунд Каулес покачал головой, избавляясь от этих мыслей. Алое пятно на платке в нагрудном кармане Мелвина говорило о том, что его снова рвало кровью. Вырвавшись из владений Дитя Айннаш, он на какое-то время вышел из строя, пока принимал гематопоэтики, но уже через несколько минут, похоже, пришёл в норму.
— Выглядит так, будто рельсы всё это время были здесь, но факт того, что поезд их потерял, когда перестал чувствовать духовную жилу, говорит об обратном. Их проложили буквально только что? Или же они просто появляются с изнанки мира при приближении «Рельсового цеппелина»? Как интересно! Если я напишу об этом диссертацию, мама наверняка будет мной гордиться! — произнёс Мелвин, глядя на рельсы.
Поезд посетило несколько похожих на тени фигур, которые, судя по всему, были фамильярами, но они, вероятно, просто принадлежали другим гостям, о которых ранее упоминала Иветт. Судя по тому, что они, в отличие от Мелвина, послали вместо себя фамильяров, их, по всей видимости, не особо интересовало посещение аукциона. Большая их часть собралась в третьем вагоне, где Каулес ещё не бывал. Похоже, там была зона ожидания для фамильяров гостей.
— Значит, аукцион будет сегодня, — сказал Мелвин, голос которого заглушил звук парового свистка.
— Прошу прощения за ожидание. Мы отправляемся согласно расписанию, — прозвучало из ближайшего динамика, и поезд начал выплёвывать облака чёрного дыма. Локомотив пришёл в движение, медленно, но верно набирая скорость. По правде говоря, поезд двигался скорее благодаря некой магии или таинству, нежели паровой машине.
По мере того, как поезд медленно удалялся от пейзажа, на который смотрел Каулес, лицо юноши исказила неприятная гримаса.
— Грэй… — сокрушённо пробормотал он.
Словно сминая под своими колёсами его желания и мольбы, поезд лишь продолжал ускоряться.
Но в следующий момент…
— Вижу её! — лицо Каулеса просветлело.
Грэй скользила по склону одного из холмов вдалеке, преследуя поезд.

*


Я поняла, что «Рельсовый цеппелин» пришёл в движение. Моё тело уже было усилено до предела, поэтому я низко припала к земле, чтобы снизить сопротивление воздуха. Поскольку я вырвалась из плена ледяного леса, усиление давалось гораздо проще, но даже так мне было сложно сказать, успею ли я вовремя.
Поэтому…
— Адд! Сними ограничитель первого уровня!
Не переставая бежать, я высвободила силу Адда. Он принял форму большого щита. Я запрыгнула на щит, словно на сани, и из него тотчас же вырвалась струя пламени. Извинившись перед травой, которую спалил выброс магического огня, я съёжилась от внезапного ускорения.
Щит взмыл в воздух. Описав дугу, я приземлилась рядом с поездом.
— Грэй! — крикнул Каулес и произнёс какую-то арию. За секунду до столкновения с поездом меня подхватил сильный боковой ветер. Врезавшись в вагон, я умудрилась не потерять сознание. Магия ветра Каулеса смягчила удар. Уцепившись за вагон, я слабо опустила голову.
— С-спасибо.
— Как же я рад… — Каулес ответил яркой улыбкой, перегнувшись через металлические перила, — …что ты успела…
— Да, каким-то чудом.
Придав Адду привычную кубическую форму и вернув его на крючок под плащом, я осторожно забралась на заднюю площадку тормозного вагона, где меня ждал Каулес. Затем я заметила, что там стоял кто-то ещё, совершенно ошеломлённый, но всё же слабо улыбавшийся.
— Привет, Мелвин.
— Ах, мисс Грэй. Рад видеть, что с тобой всё в порядке. А ещё я впечатлён тем, что тебе удалось найти поезд.
В ответ на его потрясённый взгляд я сунула руку под плащ и достала смятый клочок бумаги.
— Это… Ваше приглашение, Мелвин. Простите, я забыла вернуть его Вам.
Приглашение излучало слабый свет, указывая на местонахождение поезда. Скорее всего, эту функцию добавили для того, чтобы тем, кто хотел сесть на поезд посреди аукциона, было проще его найти. Я взяла его, когда мы вытащили Мелвина из леса, и оно привело меня к поезду от самой пещеры.
— Ха-ха, вот так удача! — произнёс Мелвин, почесав затылок.
— Как там учитель?! — невольно вырвалось у меня.
— Не волнуйся. Как только мы выехали из леса, его состояние стабилизировалось, — спокойно ответил Каулес. — Он ещё не очнулся, но это может произойти в любую минуту.
— Вот… как… — силы внезапно покинули меня, ноги подкосились, и я рухнула на пол. Пробежав весь путь на полной скорости и поддерживая при этом усиление тела, я достигла своего предела, стоило Каулесу развеять мои тревоги. Но дело было даже не усталости. Из моего сердца как будто вытащили костяную иглу.
— Хи-хи-хи-хи! Чего это ты разлеглась? И чем ты думала, когда превратила меня в щит и использовала подобным образом? Я не предназначен для того, чтобы…
— Э-э-э, чей это голос?
— Н-ничей.
Покачав головой в ответ на недоумённый взгляд Мелвина, я незаметно сунула руку под плащ. И разумеется, пропустила мимо ушей раздавшийся приглушённый крик.
Похоже, мне нужно было ещё немного времени, прежде чем подняться на ноги. Стоило мне подумать об этом, как я ощутила свободной рукой что-то тёплое.
— С возвращением, — сказал Каулес, поднимая меня на ноги.
— Спасибо…
— Пойдём проведаем профессора?
— Хорошо, — я оперлась на его плечо.
Мы медленно пробирались через грузовые вагоны, когда из темноты возникла чья-то фигура.
— Я заметила, что кто-то запрыгнул на поезд, и решила проверить, всё ли в порядке. Рада, что пришла не зря.
Перед нами стояла женщина в ярких японских одеяниях. На фоне длинных гладких волос цвета ночи выделялись красные губы. Её походка была изящной и элегантной, но при этом совершенно бесшумной. Даже в её осанке благородства было больше, чем в любой магии или таинстве.
Адасино Хисири обворожительно улыбнулась.
— В чём дело?
— Я бы хотела попросить всех собраться в вагоне-вестибюле, — произнесла она таким тоном, будто приглашала нас на чай. Но ожидать от этой женщины столь безобидного приглашения было бы слишком глупо.
— Зачем?.. Что Вы задумали?
— Ну, по правде говоря, у нас нет другого выбора. Наш умник пока не в состоянии что-либо объяснять, так что взять на себя роль детектива, похоже, придётся мне, — мило улыбнувшись, магесса с факультета политики, Адасино Хисири заявила: — Я же не могу назвать имя преступника, пока мы все не соберёмся, верно?
 
AkagiДата: Суббота, 15.01.2022, 17:14 | Сообщение # 86
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
Перевод 5-го тома продолжится с появлением английского текста.
Перевод 6-го тома будет выкладываться в отдельной теме.
 
Glass moon - Forum » Переводы » Glass Moon Tranlsations » Lord El-Melloi II Case Files [Новелла] (Досье Лорда Эль-Меллоя II)
  • Страница 6 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
Поиск: