Lord El-Melloi II Case Files [Новелла] - Glass moon - Forum
Приветствую Вас, Pilgrimage! Регистрация PDA-версия сайта

Понедельник, 05.12.2016
[ Главная · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Glass moon - Forum » Type-Moon & Nasuverse » Переводы » Lord El-Melloi II Case Files [Новелла] (Досье Лорда Эль-Меллоя II)
Lord El-Melloi II Case Files [Новелла]
Rayner_FoxДата: Вторник, 08.09.2015, 23:11 | Сообщение # 1
No
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 5883
Награды: 35
Репутация: 45
Offline
Перевод с японского: TwilightsCall
Перевод с английского: Akagi
Редактура: Rayner Fox

Том 1

- Том 1 Пролог [pdf]
- Том 1 Глава 1 [pdf]
- Том 1 Глава 2 [pdf]
- Том 1 Глава 3 [pdf]
- Том 1 Глава 4 [pdf]
- Том 1 Глава 5 [pdf]
- Том 1 Эпилог [pdf]

При копировании текста активная ссылка на наш сайт обязательна!

Данный текст не предназначен для использования в коммерческих целях!



Досье Лорда Эль-Меллоя II




Том 1

「дело замка Адра」





Пролог


- Твой учитель – воистину худший из всех магов, - в чрезмерно злобной и взволнованной манере выдала Лувиагелита Эдельфельт.
Подумав, что это вполне очевидная оценка, я даже не стала спорить. Если бы мне и захотелось, то я, вероятно, не смогла бы ничего сказать, чтобы опровергнуть это. Голос девушки был полон враждебности, и ее более враждебная прана заструилась в ее руке. Она текла как будто по какому-то узору и словно завывала, обнажив клыки.
А, ну конечно, даже я поняла. Этот узор назывался Магической меткой. Дарованная магу, она была сродни искусственному органа. Так меня, по крайней мере, учили. Метка передавалась из поколения в поколения в старинных семьях вроде Эдельфельт и, в каком-то смысле, являлась одновременно величайшим наследием и самым страшным проклятием. Закрепленное в теле таинство, передаваемое как семейные тайные знания.
Более того, в этой форме магии она была особенно искусна. Заклинание было известно, как выстрел Гандром. Изначально, это было слабое проклятие, выстреливаемое из пальца и вызывавшее у цели лишь легкое недомогание. В этом же случае, поскольку она активировала его через Магическую цепь, оно могло остановить сердце, вызвать мгновенную смерть. Так называемая техника <Выстрел Финна>. Одним лишь движением ее пальца кто-то, вроде меня, не обладающий сопротивлением к магии, без всякого сомнения будет с легкостью уничтожен.
Но даже так, что странно, я не почувствовала страха.
- Твой учитель хуже всех, - вновь воскликнула девушка, словно желая подчеркнуть это. Воистину. Я бы подняла руки в полном согласии, если бы могла. Но сделай я такое в подобном месте, эта прекрасная девушка не оценила бы. Вместо этого, даже если это просто подольет масла в огонь, я воспользуюсь этой короткой встречей и попробую заставить ее понять.
- …Не стану отрицать.
Я решила избежать этой темы подобной неопределенностью…
- Тогда почему ты послушно следуешь за таким, как он?
…но от меня тут же потребовали ответ.
Похоже, если опять отвечу бездумно, в меня прилетит Гандр. Он мог с легкостью пробить насквозь даже кирпич, с ее-то магическими способностями.
- Мой учитель…
Едва я произнесла это, в моей голове всплыло воспоминание об одном случае. Я не знала, сойдет ли оно за ответ, но все равно начала рассказывать:
- …Однажды мой учитель подрался с кошкой.
- Кошкой? Это, по-твоему, хорошая история?
- Возможно. Поселившаяся рядом с тротуаром бродячая кошка обладала скверным характером, и потому прохожие ее невзлюбили. Как-то раз она напала на моего учителя и погрызла его любимые туфли. Это так сильно его взбесило, что он начал искать способ отомстить с помощью магии. Однажды, эту кошку сбила машина.
Вероятно, это произошло поздно ночью, поскольку ее нашли на следующее утро.
Половина ее морды была раздавлена, передние и задние ноги переломаны. Она до этого-то была неприятной на вид, а теперь вообще походила на окровавленный шмоток мяса.
Прохожие обходили ее стороной, но мой учитель подошел и начал повторять: «не бегай по дороге, дура». Он ругал кошку, которую никто не любил, и те, кто его видел, лишь сердито хмурились.
- Чего это он?
Во внешнем виде девушки стал проступать гнев.
Я еще не привыкла к жизни в Лондоне и не была уверена, нормальной ли была реакция прохожих или нет. Я знала, что мой учитель был плохим, но понятия не имела, насколько именно.
- Тем не менее, мой учитель взял кошку на руки и больше не выпускал.
- ……….
- Скормив ей какие-то болеутоляющие травы, он отнес ее в свой кабинет и просидел там полдня, просто держа ее в руках. Обычно он закатывал глаза от мельчайшего пятнышка на одежде. Однако, в тот раз он сидел с таким видом, словно пролил на брюки суп, и держал кошку до тех пор, пока она не испустила дух. Он не покидал животное, пока оно не получило достойные похороны. Забыв даже про привычную сигару, весь в грязи, он смотрел на могилу со скучающим выражением.
- …Как и ожидалось, ничего хорошего в этой истории нет.
Я услышала, как она прошептала это, поджав свои милые губки, но пропустила мимо ушей. Я и сама не считала эту историю хорошей. Как та, кто долгое время был связан со смертью, я нашла поведение учителя слишком сентиментальным. Идешь ли ты по земле или спишь в ней – особой разницы не было.
Если бы и была, то она заключалась бы лишь в том, что те, кто должен лежать в земле, порой вместо этого ходили по ней.

Да.

- Я не понимаю, - сказала я своему учителю.
И он ответил:
- Тебе и не нужно понимать.
- «Не нужно понимать»?
- Да.
Легкий кивок.
- Соответственно — «подобное лишь ловушка разума. Если хочешь следовать пути магии, то тебе не стоит задумываться о таком». Спроси любого ученика, и он, вероятно, ответит так же. Для начала, будь я опытным магом, то смог бы исцелить подобные травмы. Но, в конце концов, я все равно оказался бессилен, потому что не успел вовремя.
В этом было что-то странное, он словно сдался.
Ну разумеется, принимать вещи так, как есть, довольно странно.
Даже я не знала, как мой учитель стал таким. Нечто между проницательным сердцем и слепым принятием стало его основой. Это было очевидно, но что это за «нечто», я так и не смогла понять.
Для мага это действительно могло быть чем-то ужасным.
Для кого-то, выходящего за рамки человеческого, это могло быть чем-то логически неприемлемым.
- Вообще, чувство удовлетворения от спасения кого-то – всего лишь непризнание сердца. Даже если ты поможешь кому-то, это не поможет тебе. А если ты спасешь себя, то не сможешь сказать наверняка, помог ли ты этим другому. Недоразумения, непонимания, разногласия, ложные понимания — из этого смехотворного повторения состоит мир, в котором мы живем.
Это лишь недоразумение, как сказал тогда мой учитель. Не более, чем самоудовлетворение — дефект человеческого тела.
- Но даже так, мы живем в этом мире недоразумений.

Брови девушки, стоявшей передо мной, дернулись.
В ее светлых глазах отражался мой силуэт.
Скорее всего, в моих глазах так же отражалась ее фигура.
Однако, скорее всего это было отражение, совершенно отличное от зеркального. Поскольку наши сердца не были полностью схожи, даже если полученная информация была одной и той же, ее понимание, которое дают сердца, будет разным. Даже если мы увидим одну и ту же вещь, один и тот же цвет, будем говорить об одном и том же, я не смогу сказать наверняка, что мы будем чувствовать одно и то же.
В этом мире все было так.
Оно не ограничивалось магией. Не ограничивалось теми, кто был за рамками человеческого (монстрами). В мире здравого смысла (очевидного) это было нечто, что понимали все.
Если недоразумения, непонимания, разногласия, ложные понимания – то, что их связывало, тогда…
- Мы – непризнание. Наш мир – недоразумение. Мы можем испытывать множество истин, не только одну конкретную реальность. Не важно, как велика твоя мудрость или сколько времени тебе отведено, ты никогда не достигнешь того, что будет являться единой истиной. Вероятно, маги – всего лишь те, кто продолжает отрицать этот факт.
Сказав это будто в самоунижении, мой учитель поджал губы.
Он, наконец, осознал, что его слова и цель, которую преследовали все маги, известная как «Спираль Истока» противоречили друг другу.
В то же время… повторив слова своего учителя, я, наконец-то, поняла причину, по которой вспомнила эти слова.
- Если забудешь это и опрометчиво бросишься в погоню за единой истиной — моя дорогая, тебе будет лучше вспомнить, что само это может на самом деле быть тем, что делает человека одним из худших.
Прав он был или нет, я по-прежнему не знала. Для подобного суждения я была слишком близка со своим учителем, а обыденность была слишком далека от понятия мага.
Но это несомненно было правдой для того замка.
Непризнание и недоразумение.
Разногласие и ложное понимание.
Именно это столь смехотворное повторение связывало их с тем замком.
Давным-давно, чтобы воплотить в реальность то, что должно быть, они объединились в единую форму.
—Итак.
Позвольте, по крайней мере, рассказать эту историю.
Например, в манере, похожей на расследования одного детектива, который жил в Лондоне на Бейкер Стрит.
Я не мой учитель и уж точно не писательница, так что, скорее всего, получаться будет не очень хорошо.
Однако, только так я смогла пережить события, происходившие в стенах того замка.
 
Rayner_FoxДата: Четверг, 10.09.2015, 19:50 | Сообщение # 2
No
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 5883
Награды: 35
Репутация: 45
Offline


Глава 1


1

Учитель вызвал меня к себе ранним осенним утром.
Это случилось впервые с момента моего приезда в Лондон два месяца назад, поэтому я немного удивилась. Уведомив Кришну, управляющего общежития, я покинула здания. Я ожидала что он, одержимый страстью помогать людям, увяжется следом, но он только принес извинения и отказался.
Едва я покинула территорию общежития, на меня внезапно нахлынуло головокружение.
Толпы людей, идущих по тротуару.
Или, может, дело было в густом запахе рыбы и картофельных чипсов или даже в выхлопных газах знаменитых двухэтажных автобусов.
Джентльмены в тренчкотах,
Женщины, замотанные в шарфы и шали,
Громко болтавшие дети, садившиеся в автобус…
Слишком много людей.
Население Лондона составляло около восьми миллионов человек, но мне сложно было понять, что представляла собой даже сотня человек. Попытки постичь столь невообразимое число лишь угнетали меня. Если же и сравнивать с чем-то, то мне это напоминало кладбище.
Ряды мертвецов, скапливавшихся с незапамятных времен… довольно тяжелое сравнение.
(…Нет.)
Я подумала еще раз.
Сам этот город словно кладбище, разве нет?
Не то, чтобы он вызывал у меня мысли о смерти. Но все эти люди, собиравшиеся в огромные толпы и проводившие большую часть своего времени в коричневых и серых зданиях — они словно двигались к своему конечному пункту. Если брать то, что я узнала из теологии об Аде и Чистилище, это чем-то напоминало мне Аид из мифов.
— А, ну конечно.
Это же так называемое отношение «деревенщины».
Для любого людного места это было вполне обычное зрелище. Но, даже понимая это, я все равно чувствовала легкую печаль по поводу того, что годы жизни (обучения здравому смыслу) в сельской местности все еще сковывали мой образ мышления.
Разум не так-то легко разделить на прошлое и настоящее, поэтому даже сейчас, давая волю своим мыслям, я невольно волнуюсь о состоянии курятника или о том, кто будет делать уборку в церкви, и не могу найти покоя. Если бы не учитель, я бы скорее всего провела там остатки своей жизни. Хотя радоваться этому или нет – задел для совсем другой истории.
Пока я думала об этом, мои ноги несли меня вперед. Глянув вниз на реку Темзу, я ступила на Лондонский мост.
На южной стороне этого поста, построенного при королеве Елизавете II, атмосфера города коренным образом менялась. Туристов становилось меньше, их место занимали люди всех рас и национальностей, вместе создававших отличительное чувство деловой части города — на словах хорошо, но в целом скорее создавалось впечатление, что общественный порядок начинал сходить на нет. Совсем как известная байка о том, что на антикварном рынке Бермондси торговало своей добычей ворье.
Но это было дело прошлого.
Миновав арки, построенные из грязных кирпичей, я повернула на Друид-стрит и, войдя в ближайший переулок, почувствовала, что присутствие других людей резко исчезло. Барьер, как назвал это мой учитель. Если верить его словам, что порой для создания барьера не было нужды прибегать к магии. Места, которые сами по себе отпугивали людей без всякого внешнего магического вмешательства, прекрасно работали как барьеры, или вроде того. Ну, в любом случае этот термин изначально пришел из Буддизма, а концепция, отпугивавшая людей, была чем-то гораздо более базовым, чем магия, фундаментальной функцией мозга. В ходе того обсуждения всплыло еще много чего, связанного с этим, но больше я ничего не вспомнила.
(Хотя, возможно, это нечто действительно важное, чтобы вспомнить.)
К несчастью, я не настолько умна.
Это было еще одно болезненное осознание, которое пришло ко мне после приезда в Лондон. Благодаря рекомендациям учителя, я смогла стать ученицей в Часовой башне, но более чем на половине занятий я практически ничего не понимала. В этом оплоте знаний, если посмотреть со стороны, у меня наверняка постоянно было такое глупое выражение лица, словно передо мной вывалили целую гору золота.
Это немного расстраивало, но если бы мне надо было что-то добавить, я бы сказала, что мой учитель тоже не был так уж искусен. Если он пытался создать барьер своими силами, то результат был очень слабым и скромным. Видимо, поэтому он выбрал это место — чтобы не делать этого. Или, по крайней мере, так я втайне думала.
В поле зрения появилось красновато-коричневое здание, в котором находилась квартира моего учителя. Этим осенним утром оно стояло на обычном месте, как всегда хмурое и недовольное.

***


В Англии квартиры назывались словом «flat», но я все равно использовала «apartment», попросту копируя своего учителя, хоть и не знала, почему он их так называл. Как бы то ни было, многоквартирный дом моего учителя был все так же ужасен. Опутывавший стены плющ и всякая зелень, прораставшая из трещин, создавали приятный шарм, но этих трещин в красном кирпиче и дымовых трубах было столько, что даже малейший ветерок выбивал из них кусочки вместе с крошкой. В Европе было много очень старых домов, но это место было на совершенно ином уровне. Навскидку этому дому с легкостью можно было дать больше сотни лет. Если кто-нибудь скажет, что он был построен во времена промышленной революции, то звучать это будет очень убедительно.
Поэтому он выглядел настолько хлипким, что, казалось, достаточно было просто облокотиться об стену, чтобы запустить цепную реакцию и превратить дом в кучу мусора. Не в силах избавиться от этих мыслей, я быстро помолилась в надежде предотвратить столь печальный исход и осторожно открыла входную дверь.
Когда я вошла в сравнительно просторный вестибюль, мои плечи инстинктивно напряглись от отзвуков чьего-то озлобленного крика.
- Не шути со мной! – эхом разнеслось по вестибюлю.
По центру возвышалась большая спиральная лестница, уходившая вверх на три этажа. От ее основания можно было легко увидеть двери, ведущие в квартиры. Они были достаточно близко друг к другу, так что другие жильцы должны прекрасно слышать крики, но пока что никого это, видимо, не возмутило. Вряд ли у них была звукоизоляция, значит, они уже привыкли к подобному шуму? Рядом с вестибюлем была небольшая комнатка вахтера, но через окошечко я увидела лишь одинокую старую женщину, сидевшую в кресле-качалке.
- *Мяааа*, - мяукнула кошка, лежавшая на ее коленях, прежде чем вновь закрыть глаза и заснуть. Мне внезапно захотелось поступить так же.
Но игнорировать приказы учителя было неприемлемо, так что вместо этого я начала подниматься на второй этаж.
По мере того, как я шагала по ступенькам, голоса становились все отчетливей.
- Ты, как и я, прекрасно знаешь, какой геморрой этот замок! Завет? Какого лешего ты вообще вызвалась на такое?!
Раздраженный голос был резок и враждебен. Мое желание не влезать в это становилось сильнее с каждой секундой. Думая о жалобах моего учителя, я хотела лишь развернуться и дать деру.
Но.
- Я серьезно это обдумала, - сказал его собеседник. Голос принадлежал молодой женщине. Он был мягок, но в нем отчетливо слышалась озорная нотка. Она, видимо, не могла скрыть того, что наслаждалась ситуацией, или, может, изначально не намеревалась скрывать.
- Если серьезно обдумала, то как вообще пришла к такому заключению?
- Естественно, это было в ответ на пожелания моего дорогого брата.
- Мои пожелания?
Я словно почувствовала, как его собеседница озорно ухмыльнулась в ответ на подозрительные слова моего учителя. Если бы не дверь, я бы наверняка увидела самодовольную улыбку победителя.
- Например. Если ты сможешь успешно разобраться с этим инцидентом и затем внезапно скажешь что-нибудь вроде «Я хочу отправиться на Восток», то еще сможешь успеть, разве нет? В Часовой башне еще не решили, кого отправить на ту Войну, или как ее там, верно? Если хочешь сделать что-нибудь, чтобы выставить себя в должном свете, то у тебя не так уж много времени.
Словно получив великолепный ответ, голос мужчины перерос в стон.
Послышался скрип зубов, и с его губ соскользнуло нечто, похожее на проклятье:
- Что ты за демон такой?
- О, всего лишь твоя любимая младшая сестра (сводная сестра).
Мне показалось, что я услышала голос великолепного сказочника.
Я почувствовала кивок. Словно желая успокоить своего оппонента, девушка понизила голос и прошептала:
- Ну, ну, мой уважаемый брат. Я пыталась также учесть и твои чувства.
- И как же?
- Например, как я закрыла глаза на то, что ты решил жить здесь сам по себе вместо того, чтобы остаться в особняке Эль-Меллоев. Сам факт того, что ты платишь за квартиру в доме, принадлежащем нашей семье, абсурден во всех отношениях.
- Напротив. Я плачу за квартиру и тем самым возвращаю свой долг перед семьей Эль-Меллой. Более эффективного способа я не вижу.
Услышав этот быстрый ответ, девушка издала саркастичный смешок.
- Ха. Идея хороша, но если ты каждый месяц забираешь из пустыни пригоршню песка, разве не будет заявление о том, что тем самым ты пытаешься избавиться от всей пустыни, несколько преувеличенным?
- Просто тут проблема в чувствах. В любом случае, я не желаю полагаться на активы семьи Эль-Меллой.
- Тебе плевать на состояние Эль-Меллоев, и все же ты пытаешься вернуть свой долг перед вышеуказанным состоянием. Не замечаешь тут противоречия?
В насмешке, донесшейся из-за двери чувствовалось веселье. Все это напомнило мне подлого хозяина, с удовольствием наблюдающего за своей ощетинившейся от злобы кошкой. Было ясно, что решающим фактором в отношениях собеседников был не возраст, но нечто, с чем они оба родились.
Конечно, после долгого стона разговор продолжился.
- У меня есть условия.
- О?
- Для начала, я разберусь с этим делом лично, а тебе, моя дорогая, не позволю даже носа сунуть, - упрямо заявил он с такой решимостью, словно больше ему не на что было уповать. – Что-то не нравится?
Его собеседница горько усмехнулась. Я словно почувствовала, что девушка, словно признавая факт того, что она злоупотребляла гостеприимством, встала со своего места.
- Хорошо, хорошо. Что ж, тогда дорогой мой брат, оставляю все на тебя.
- …Ох.
Я быстро отошла от двери, чтобы меня хотя бы не застукали за подслушиванием. Если честно, мне хотелось где-нибудь спрятаться, но приближающееся к двери присутствие не стало медлить, чтобы дать мне на это время.
Через несколько секунд дверь открылась, и я увидела идеально белокурые волосы. Бледно-светлая кожа, как у фарфоровой куклы, а также одежда и грация тоже были весьма картинными. Но больше всего впечатляли ее глаза – пылающие огнем, полные силы и решительности. Увидев меня, она даже бровью не повела. Я не могла не гадать, какой же жизнью жила эта девушка, которой на вид было не больше пятнадцати лет, если у нее были такие глаза?
Райнес Эль-Меллой Арчизорт.
Сводная сестра моего учителя и девушка, заклеймившая его Лордом. Следом за ней вышла странная на вид служанка.
Что в ней было странно, так это цвет кожи. С виду она не принадлежала ни к европеоидной, ни к негроидной, ни к азиатской расе. Нет, ее кожа была совершенно необычной для человеческого существа – цвета блестящего серебра. Эта служанка, которую, как мне сказали, звали Триммау, предположительно являлась образчиком ведущих технологий в сфере автоматонов. Говорят, что, несмотря на то, что область магии, занимающаяся созданием искусственных людей, уже начала испытывать упадок, этот автоматон была совершенно иного рода и потому избежала проблем, но это было из разряда того, что такой человек, как я, никак не мог понять.
Взгляд Райнес быстро переместился на меня.
- О? Значит, ты тоже здесь?
- …да.
Задумавшись над ответом, я опустила взгляд, что вызвало у нее довольно милый смешок. С дразнящей улыбкой златоволосая девушка произнесла%
- Как ученическая жизнь? Твой коварный учитель не издевался над тобой?
- ….ммм… мне комфортно живется, если сравнивать с сельской местностью.
- Что ж, я определенно рада это слышать. В конце концов, мой брат взял себе ученицу, а у такого, как он, все будет гораздо сложнее обычной работы по дому. В какой-то мере, ты последняя линия обороны. Понимаешь? Это очень важная обязанность.
- …я сделаю все возможное.
Не зная, что ответить, я робко отвела взгляд. Райнес ткнула в меня своим белым пальчиком.
- Знаешь, ты будешь гораздо милее, если снимешь этот капюшон.
Быстро хлопнув ладонью по моему плащу с капюшоном, она миновала меня и начала спускаться по лестнице. Сказать по правде, я восхищалась ею. Пусть и не родные по крови, но они были братом и сестрой, и я невольно думала о том, что было бы здорово, если бы учитель унаследовал те же черты характера, что и она.
Но реальность – бессердечная сволочь.
Я вздохнула и, скрепя сердце…
- …Прошу прощения.
…открыла дверь.
Внезапное облако пыли тут же заставило меня закашляться.
Внутри все было именно так, как в дешевой квартире. Что касается размера, в ней не было ничего особенного, но, словно игнорируя ограниченность пространства, повсюду были хаотично разбросаны вещи. Без всякого порядка они варьировались от неаккуратной стопки книг до старинного на вид стола, кусков заплесневелого хлеба и почему-то нескольких видавших виды игровых консолей – и все это было втиснуто в скромную квартирку.
Если намекнуть ему на это, учитель наверняка скажет, что все это очень важные вещи, но у него просто напрочь отсутствовало чувство собственного положения дел. Однако, судя по тому, как он что-нибудь искал, всегда жалуясь, мол, «не в состоянии найти то» или «не в состоянии найти это», дело было не в том, что он не понимал своего положения. Скорее всего учитель просто был не способен содержать квартиру в чистоте. До этого я предлагала ему помочь немного прибраться, но наткнулась на немедленный отказ. Он сказал, что хотел бы провести свои выходные наедине с собой, но, сказать по правде, я просто не представляла, чем можно было заниматься в одиночестве в такой квартире, пусть и в выходные.
Аккуратно, чтобы не наступить на куски хлеба и книги, — и одновременно гадая, как Райнес и ее служанка умудрялись здесь ориентироваться, — я проложила свой путь к стол в середине комнаты. Рядом с ним стоял диван, на котором развалился мой учитель.
- Прошу прощения, учитель.
…Нет ответа.
Он лежал, словно без сознания. Его веки были прикрыты, что намекало на его текущее настроение – отрицание реальности. Мне казалось, что, если бы ему позволила гордость, он бы еще прижал ладони у ушам и кричал во весь голос. Может, он и был моим учителем, но его все еще очень легко можно было расстроить.
- Это Грэй, Ваша ученица, - вновь подала я голос на всякий случай, но, как и ожидалось, не получила ответа. Оставив попытки, я посмотрела на стол. На нем посреди всякого хлама был относительно чистый участок. Там стояла чашка с теплым чаем в компании россыпи фотографий. У меня не было особого желания смотреть на них, но одна из фотографий привлекла мое внимание.
Она просто была слишком… странной.
Фотография походила на какую-то религиозную картину. На ней было запечатлено небо, переполнявшее изображение ощущением святости и аскетизма. В фокусе фотографии находилось то, что выбивалось из общей картины, - пылающее колесо. Вальяжно парившее в воздухе, оно словно было хранителем небесных врат. Внешнее кольцо колеса было усеяно глазами, которые, казалось, смотрели прямо на меня.
- …какой-то монстр-колесо…?
- …Я не прошу от тебя поэтических изысков, но неужели нельзя подобрать более достойное описание? – обратился ко мне полный измождения голос, пока я, наклонив голову вбок, изучала фотографию.
- А, учитель.
Словно с великой неохотой, мой учитель сел на диване и почесал голову. На вид ему было около тридцати. Для меня было загадкой то, как он умудрялся при своем образе жизни следить за своими длинными волосами, но они были достаточно ухожены, чтобы его эксцентричность не казалась убогостью. Скорее всего, это было благодаря тому, что его приняли в благородную семью.
- Может, и временно, то ты ученица мага, поэтому не разбрасывайся так легко такими словами, как «монстр». Это один из ангелов Закона, - произнес мой учитель и постучал пальцем по фотографии.
- Что? Вот ЭТО ангел?
- Образ ангелов в виде человекоподобных существ с крыльями обрел огромную популярность, но на самом деле он, в первую очередь, был навеян изображениями крылатой богини победы Ники из греческой мифологии. Вообще-то иерархию ангелов можно разделить на несколько уровней. В данном случае, думаю, лучше начать с объяснения того, что же такое ангелы на самом деле.
Поглаживая подбородок, мой учитель продолжил говорить ворчливым тоном:
- Первые – те живые создания, что существуют над мифами и за их гранью, которых повторно классифицировали как ангелов. Вторые – существа, рожденные властью предыдущего хозяина и ставшие ангелами в процессе обретения независимости. Гипотез много, но Трон (несущий ангел), на которого ты сейчас смотришь, скорее всего относится ко вторым. Это ангел, вобравший в себя Силу своего хозяина, чье основное назначение – просто нести ее в себе.
- Значит, это колесо, потому что несет эту Силу?
- Вообще-то, нынешняя интерпретация говорит обратное. Похоже, этот ангел используется для того, чтобы нести Силу, именно потому, что он колесо. Загляни в Библию. Если точнее, то в писания пророка Иезекииля, где сказано, что «Вид колес и устроение их — как вид топаза, и подобие у всех четырех одно; и по виду их и по устроению их казалось, будто колесо находилось в колесе». Чтобы немного отвлечься от темы, скажу, что есть даже теории, согласно которым люди, заявлявшие, что были свидетелями появления НЛО, видели именно их.
- Ангелы… НЛО?
От удивительно резкого изменения в разговоре я растерянно заморгала. Увидев это, учитель рассмеялся. Учитывая, как внезапно улучшилось его настроение, похоже, данная тема особенно его интересовала.
- Полагаю, в двадцатом веке было много чудаков, во всем видевших НЛО. Все, начиная с крещения Христа и заканчивая фресками в Египте, «вне всяких сомнений» было делом рук инопланетян. В этом нет какого-то глубокого смысла, но колеса, рассекающие по небу, видимо, подстегивают воображение. Для начала, многие из этих сообщений принадлежали хиппи, которые укурились до такой степени, что у них поплыл чердак… Что это за взгляд такой?
- О, я просто думала, что в мире действительно много таких, как Вы, учитель, разве нет?
- Не равняй меня с ними. Да, порой просто необходимо мыслить вне рамок, но магия не станет развиваться, если просто скомкать вместе субъективные, личные теории. Кроме того, это не проблема для ученика мага, поскольку входит в состав базового обучения.
Несмотря на его слова о том, что я лишь временная ученица, он явно отказался от них, пока смеялся через нос.
На его торжествующем лице установился шаткий мир между ребячливостью и подлостью.
Его имя, Эль-Меллой II.
Из всех двенадцати Великих семей Часовой башни ему достался титул Лорда благородного дома Эль-Меллоев.
 
Rayner_FoxДата: Суббота, 12.09.2015, 23:45 | Сообщение # 3
No
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 5883
Награды: 35
Репутация: 45
Offline
2

Может, поздно уже это говорить, но мой учитель вообще-то маг.
Магия это искусство обращаться к основам Мира путем использования од (малый источник) и маны(большой источник), чтобы создавать феномены изменения в рамках того, что уже реально возможно… или что-то вроде этого. Меня учили, что од это жизненная энергия, присутствующая в каждом живом существе, тогда как мана является магической энергией, наполняющей мир вокруг нас, но мое понимание этой темы все еще довольно слабое.
Наверняка я знаю лишь то, что быть магом значит повернуться к миру спиной и целиком посвятить себя только самому себе и своему ремеслу. Мне однажды сказали, что сам процесс сокрытия магии от глаз простого люда очень важен, но порой я втайне думала, что маги просто были теми, кто любил запираться в своих комнатах и не отягощать себя заботами внешнего мира.
Так что…
- …я поняла историю об ангелах, - я склонила голову, пытаясь сделать так, чтобы выражение лица не выдало мои чувства.
Да, таков был мой учитель.
Возможно в современном обществе другие порядки, но, по крайней мере, там, где я жила прежде, было принято проявлять уважение к старшим и начальникам. Поэтому, даже если мой учитель был неприятен, мне все равно надо было вести себя подобающе.
- Кстати, Вы не намерены жить в семейном особняке вместе с Райнес?
- Думаешь, я смогу выжить рядом с этой дьяволицей? Мой желудок и трех дней не выдержит. Хотя, кажется, он уже… - состроил угрюмое лицо учитель, лежа на диване и потирая живот. Спустя несколько секунд он устало вздохнул. – В любом случае, я сказал, что займусь этим делом, так что мне необходимо принять хотя бы самые минимальные меры.
- …ясно.
Поскольку я не знала всех деталей их разговора, мне оставалось лишь дать подходящий и, в то же время, бессмысленный ответ. Словно сообразив что-то, мой учитель прикрыл один глаз и хмыкнул.
- Кстати говоря, что ты думаешь об ангелах?
- …снова это?
Наверняка недовольство темой было отчетливо написано на моем лице. Я всегда была слаба в длинных разговорах вне зависимости от того, были ли они как-то связаны с магией или нет. Учитывая, насколько прямолинейной, как правило, была реальность, мне казалось, что живые люди говорили слишком много. Особенно городские.
- …э-э-э, они посланцы Господа, несущие благословение людям, верно? Давным-давно священник, живший рядом с моим домом, много о них говорил.
- Я не спрашиваю о них в общем смысле. Я хочу знать, что ты о них думаешь с точки зрения магии.
- Хехехехе! Если даже так, она не поймет! Она же довольно тупа! – внезапно раздался веселый голос.
Естественно, в комнате были лишь я и учитель. Так что голос, должно быть принадлежал третьей, бестелесной личности. Мы оба знали, кому именно принадлежал голос, поэтому не особо удивились. Зная, что начинать с ним разговор будет бесполезной тратой времени, мы просто решили не обращать на него внимания.
- …хотя я не так уж умна, если честно.
- Это не проблема. Даже если отбросить в сторону факт того, что ты моя ученица, я не буду спокойно сидеть и слушать, как оскорбляют кого-то из своих.
Что-то хлопнуло.
Видимо, из-за резкого изменения в тоне беседы, третий голос поспешил замолкнуть.
Разобравшись с этим, учитель протянул руку к столу. Взяв сигару из своего металлического портсигара, он специальным ножом отрезал ей кончик и сунул в рот. Чиркнув спичкой, он запалил ее и глубоко затянулся, после чего сцепил пальцы на колене.
- Что ж, начнем новую лекцию, - вяло произнес он и начал говорить:
- Начнем с ангелов, про которых ты говорила, посланников Господа. Это тоже верно. Фактически, ангелы, используемые в магии, берут свою основу из них. Способности этих ангелов несущих благословение Божие, важны для магов современной эпохи. В частности, сейчас использование ангелов претерпевает повторное развитие.
Пусть это объяснение было схоже с первым, теперь до меня дошло. Разница была очевидна. В первый раз учитель говорил, как обычный человек, но теперь это было объяснение преподавателя Часовой башни. Избавившись от своего прежнего апатичного выражения лица, учитель теперь смотрел на меня пронзительным взглядом.
…Да.
Мой учитель был не так искусен, когда дело касалось магии.
Это не было унижением, скромностью или недооценкой. Дело действительно было в том, что он, к лучшему оно или к худшему, ничем не выделялся. Да, он был авторитетной фигурой в Часовой башне, но за два месяца я не раз слышала из чужих уст, что таким в четвертом ранге не место. И все же моего учителя никак нельзя было назвать незначимым.
Будучи преподавателем, он умудрялся достигать небывалых результатов, вплоть до того, что даже мне, его личной ученице, не давали покоя другие ученики. Это же такая честь, лично обучаться у того самого Эль-Меллоя II. Если честно, завистливые взгляды ранили.
Если привести пример, наши отношения можно сравнить с боксером и его секундантом или атлетом и тренером. Но даже если бы у меня была совершенная форма разума, я не обладала способностью (характеристиками) для их воплощения. Я не знала, что мой учитель чувствовал по поводу сложившихся обстоятельств. Однако, мне было известно о всяких прозвищах, которые распространились по Часовой башне из-за его странной ситуации.
Например, профессор Харизма.
Или Господин В.
Есть еще несколько, но они довольно нелицеприятны, так что я не стану их приводить.
В любом случае, у меня возник вопрос по поводу текущего предмета разговора:
- Что претерпевает развитие? Ангелы?
- Да. Ты ведь знаешь о четырех классических элементах, да? – смакуя аромат сигары, учитель поднял четыре пальца.
Земля, Вода, Огонь и Воздух. Он перечислил их, загибая пальцы. Эти так называемые классические элементы были фундаментальной частью магии, так что даже я знала о них.
- В Древней Греции это были четыре элемента, возникшие из архэ, - сказал мой учитель.
У греков архэ была первоосновой, началом всего сущего… или что-то в этом роде, если мне не изменяла память.
- Согласно алхимии, четыре элемента и Исток суть одно и то же. Даже сейчас большинство людей относится к ним именно так. Двенадцать знаков зодиака или, например, китайский у-син из этой же оперы. Они просто представляют собой удобные системы для классификации всего в реальности. Хотя эти четыре элемента используют в местах вроде Часовой башни, мы вообще-то можем добавить к ним другие, вроде Пустоты или химических элементов. Это придает системе гибкость, но я отвлекся от темы.
- Э-э-э, мне сказали, что у меня родство с элементом Земли.
- Именно. В данном случае это определяет суть твоих талантов и слабостей. Есть те, кто владеет двумя элементами, а также монстры (Посвященные) со всеми пятью, но давай вернемся к изначальной теме. Если вкратце, система элементов использовалась из удобства как система классификации. Но, начиная со становления современной магии в конце XIX века, это начало меняться. С добавлением к системе концепции ангелов им дали новое значение.
- Новое значение?
- Верно.
Наблюдая за мной и оценивая, как хорошо я его понимала, он продолжил:
- «Сосуды силы», в которые сейчас много кто верит.
Он сложил ладони так, словно держал в них священную чашу, и коротко кивнул. Между нами воцарилось молчание.
Дым от сигареты учителя начал скапливаться в его сложенных чашей ладонях. Этот образ напомнил мне освященную воду. Ангелы были этой водой? Или формой, которую он изображал ладонями?
- Магия это то, что необходимо хранить в секрете, но, в противовес этому, концепции становятся тем сильнее и стабильнее, чем больше людей в них верит. Так, например, находившиеся под влиянием оккультного поэты вроде Бодлера, Рембо и Йейтса сильно повлияли на само оккультное.
Голос учителя тяжелым эхом разносился по замкнутому пространству квартиры.
От «чаши», изображенной учителем, начала распространяться какая-то… иллюзия? Нет, видимо, это происходило на самом деле. Может, мне просто не хватала ума, чтобы понять подобные феномены, но управление такой невидимой «силой» должно быть фундаментальной способностью магов. Из волн, распространявшихся от его рук, начали возникать разные зеркала и обереги.
Все выглядело так, словно сама комната превращалась в святилище.
- Ты только что подумала, что это похоже на святилище?
- …
- Не стоит удивляться. Я специально создал такое впечатление, так что твое суждение полностью верно. Потому что сейчас я на самом деле превращаю комнату в святилище.
- Что? – я удивленно моргнула, понятия не имя, что это значило.
Видимо, на моем лице было довольно странное выражение, потому что учитель начал хихикать. Он так сильно наслаждался собой, что мне казалось, будто я клюнула на какую-то уловку.
- Чувствуешь странное изменение в атмосфере? Это святилище. По латыни это будет «templum», но можешь просто думать об этом, как о месте, где временно может явить себя Бог.
Может, это было потому, что разговор об ангелах уже подразумевал связь с Церковью, но по какой-то причине я с легкостью поняла его объяснение.
- То есть, по существу, это не только место, куда верующие ходят молиться, но и место, где действительно присутствует Бог, поэтому мы и зовем это святилищем, верно?
- Да, в точку. Сейчас может показаться, что я использую символ святой чаши чтобы придать ему такой вид, но в реальности все взаправду. Обычно, для магии нужна особая земля, верно? Эта техника, может, и похожа на буддистские барьеры, но в данном случае в основе эффекта лежат ангелы.
- …
Мой учитель замолк на секунду, и я тоже погрузилась в мысли.
Святилище это место, где временно может явить себя Бог. А ангелы – «Сосуды силы». Значит, в данном случае связь между ними…
- …ангелы – просто название для всего, что обладает неопределенной магической природой и используется в магии?
- Верно.
Все еще не вставая с дивана, мой учитель взял со стола чашку с давно остывшим чаем и поднес ее к губам.
- До этого я упоминал, что концепции становятся сильнее, чем больше людей в них верит. Так что любой вполне естественно подумает, что сможет использовать эту известную по всему миру концепцию ангелов для стабилизации магии. На самом деле, если посмотреть на различные магические общества, то можно найти многих, кому данный образ мышления покажется крайне соблазнительным.
Поставив чашку, учитель поднял два пальца и нарисовали ими в воздухе перед собой пентаграмму, бормоча себе под нос что-то, вроде «Предо мной Рафаил, позади Гавриил».
- Это был так называемый ритуал малой пентаграммы. В нем используются имена четырех архангелов, каждый из которых символизирует один из четырех элементов. Он освящает место, то есть придает ему необходимые свойства, и готовит к дальнейшему применению магии. Разумеется, в наши дни столь простую ерундовину вроде этой молитвы можно найти в журналах, и ее используют все, кому не лень. Поэтому большая их часть, что происходит по всему миру, - лишь фикция, порой занятная, но чаще всего полнейшая чушь. Так что Часовая башня просто закрывает на них глаза.
С выражением удовлетворения на лице он посмотрел на окно. Сквозь промежуток между занавесками в комнату проникал солнечный свет. Вообще, слово «промежуток» казалось таким, как мы, очень уместным. Расстояние между нами и миром… пространство, заполненное светом, занимаемое нами место и маленький промежуток, где они могли взаимодействовать.
Слабый свет, как ангел.
- С учетом сказанного, изменения концепции влияют на магию, - пробормотал мой учитель.
По поверхности чая в кружке, оставленной на столе, побежала рябь. Похоже, ритуал учителя начал влиять на нее, пусть и с небольшим запозданием.
- Далее, все это могло быть лишь частью чьего-то плана. В прошлом ритуалов, использующих имя господа для изгнания демонов, было в избытке. Разумеется, далеко не все маги благочестивые христиане. Мы просто используем универсализованную концепция имени Господа, которому все должно подчиняться. Если сравнивать с чем-нибудь недавним, то это очень похоже на работу Интернет-протоколов… хотя это, наверное, лишь еще сильнее тебя озадачит. С таким образом мышления использование ангелов было неизбежно. В сравнении с именем Господа, эта концепция более проста в использовании.
Это я поняла.
Концепция Бога обладала отличительным «оттенком». Это также можно назвать верой. В сравнении с этим ангелов было великое множество, как, например, ангелы-хранители и падшие ангелы. По этой причине разнообразие ритуалов, которые можно провести с использованием ангелов, было значительно больше.
Поэтому-то учитель и назвал это повторным развитием.
- Сейчас развитие новой магии на западе практически полностью строится на этих ангелах. Хотя нет, одной лишь этой новой магией дело не ограничивается. Концепция ангелов наверняка влияет на всю магию в целом, пусть и едва заметно. Современные магии в какой-то мере осознают все изменения, которые происходят в их отношении вне зависимости от того, ищут ли они ангелов для того, чтобы использовать или же чтобы уничтожить.
Мой учитель закрыл глаза и затем медленно, словно вздыхая, произнес:
- В какой-то мере можно сказать, что современный маг занимается сбором ангелов.
- …
Несмотря на мою нечувствительность к вопросам магии, эти слова отчетливо прозвучали даже для меня. В них была какая-то поэзия, но более того, они словно проникали прямо к самому сердцу истины. Воцарившаяся тишина продлилась дольше обычного, словно учитель давал мне время проникнуться глубиной этих слов.
- А теперь, проблема – этот замок, - сказал он, пошевелив пальцем.
Он указывал на одну из фотографий, вытащенных из конверта на столе. В месте, похожем на глубокую глушь, стоял серый замок с изогнутыми шпилями и деформированными валами.
- А…
Точно.
Райнес приходила сюда с просьбой к моему учителю. Лекция так завлекла меня, что я совсем про это забыла. Склонив голову, дабы скрыть смущение на лице, я произнесла:
- Что не так с этим замком?
- Это уже упоминалось, повторяю: я говорю о публичном проявлении магии – то есть, по существу, магии, ставшей широко известной. На самом деле, магия, которую мы используем, находится выше этого. Будет ошибкой сказать, что изменения с ангелами не имеют здесь эффекта, но такие подробности не столь важны. То, что действительно важно, с этим никак не связано. Те же мистицизм и оккультизм принадлежат к одной сфере магии, но одинаковыми их никак не назовешь.
Лицо учителя стало каким-то меланхоличным. От сводной сестры он получал лишь абсурдные просьбы, это было практически ее козырной картой. Но даже так, он не мог отказать. Видимо, в этом была замешана внушительная денежная сумма, но я не знала подробностей. Мне лишь было известно, что это было связано с причиной, по которой он получил титул Лорда Эль-Меллоя II.
- Но я Лорд, и в моей сфере влияния много тех, кого очаровали эти идеи, - с горечью произнес учитель. – Это завладело их разумами, и им захотелось переделать замок в пределах их территории. Взгляни еще раз на эту фотографию.
Я присмотрелась и заметила, что у замка были очень странные очертания. Возможно, это был результат погоды, когда делали фото, но, купаясь в солнечном свете, замок отбрасывал такую тень… словно у него была пара огромных роскошных крыльев. Он походил на крылатого бога, лишившегося рук и головы. Дизайн замка очень напоминал образ Ники Самофракийской, о которой ранее упоминал учитель. Схожесть была такой, что меня по спине побежали мурашки.
Словно весь замок был одной живой сущностью.
Да.
…словно замок был ангелом.
- Адра, Замок разделения, - возвестил учитель. - Видимо, так его назвал бывший владелец. Похоже, что у него были какие-то связи с предыдущим Лордом. Честно, если бы предыдущий Лорд Эль-Меллой увидел то, что творилось сейчас, то запрыгал бы от радости. Кажется, он бы часами издевался надо мной, твердя что-нибудь, вроде «Это тебе за то, что баловался с чужими вещами».
Предыдущий Лорд Эль-Меллой.
Как и сейчас, он то и дело всплывал в разговорах, но все еще был для меня загадкой. Я лишь слышала, что, в сравнении с моим учителем, он был непревзойденным гением. Также, судя по тем неосторожно брошенным учителем фразам, которые я слышала, он, видимо, был пессимистичен по натуре, но сказать наверняка я не могла.
И еще одно.
Прежде я этого не осознавала. Вероятно, рано утром учитель решил принять просьбу от Райнес. Что именно он делал, я не знала, но, то ли ему пришлось пойти на это против свой воли, то ли он просто сдался и принял ее, это явно не пошло на пользу его желудку.
Если спросите, почему, я скажу: потому, что, подумав об этом какое-то время…
- …так что да. Прости, моя дорогая, но завтра я намерен взглянуть на это. Тебе не составит труда присоединиться ко мне?
…мой учитель, Лорд Эль-Меллой II, с неприятным выражением лица горько обратился ко мне с просьбой.
 
Rayner_FoxДата: Вторник, 15.09.2015, 14:10 | Сообщение # 4
No
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 5883
Награды: 35
Репутация: 45
Offline
3

Часто говорят, что Великобритания не блещет растительностью. Северный край страны был покрыт льдом, а множество лесов было вырублено во времена промышленной революции. Более того, в самой высокой горе страны было всего каких-то 1344 метров, поэтому окружающая среда была далека от разнообразия.
Так говорят.
Лично я убедилась, что страна была довольно обширной и бурлила жизнью.
Папоротниковые кусты, росшие у подножия горы, сменили слои пепла и дубовые деревья, окружавшие мягко вьющуюся по склону тропу. Хоть подъем и казался несколько тяжелым, весь путь сюда был ничуть не лучше. Чтобы добраться до этой местности, потребовалось четырнадцать часов на поезде с многочисленными пересадками. Затем ночь в местной гостинице, три часа на автобусе и еще пять пешком. Короче, мы были черт знает где.
Прохладный сентябрьский ветер освежал и приносил с собой несметное число запахов. Запах влажной земли, которую месил каждый наш шаг. Легкий аромат трав, скорее всего дикого вереска. Заплесневелый запах густого сока растений, гниль деревьев, помет мелких животных – все эти запахи были мне очень знакомы.
Здесь было так много жизни, что мыслей о грязи не возникало. В то же время, здесь было так много смерти, что прекрасным это место тоже не назовешь. Похоже, эти две мысли всегда заявлялись парой.
Мысли о жизни в Лондоне затуманивали разум. Хоть в городе людей и было в десятки раз больше, чем дома, у меня создавалось впечатление, что большая их часть была в услужении у «смерти». Лондон был построен с самыми чистыми помыслами, но у меня от него то и дело бежали мурашки по спине. Если даже два проведенных в нем месяца перерастут в двадцать лет, я никогда не смогу принять это место, и уверена, что город тоже меня не примет.
Но даже сейчас, просто мысли об этом вызывали столь ужа…
- П-подожди…!
- —!
Я вздрогнула, когда на мое плечо опустилась рука, трясущаяся, как у зомби. Словно пойманная взглядом Медузы, я напряженно повернула голову так, чтобы посмотреть за спину.
- У-учитель…!
Разумеется, рука принадлежала моему крайне подавленному и обливавшемуся потом учителю.
- М-моя дорогая, пожалуйста, нельзя ли немного помедленнее? – прохрипел он.
К счастью или нет, похоже, он не заметил моей реакции. В конце концов, раз ему хватило самообладания протянуть руку, это бы наверняка от него не ускользнуло. Потерев пальцами свое застывшее от напряжения лицо, я беспечно произнесла:
- Но учитель, тогда мы не успеем к назначенному времени, указанном в приглашении.
- …хорошо, хотя бы десять минут. Нет, пять. Только, пожалуйста, дай мне присесть.
Тяжело дыша он поднял пять пальцев.
- …у Вас три минуты, - пошла я на компромисс и прислонилась спиной к ближайшему дубу. Кора дерева приятно холодила мое слегка разгоряченное тело. Если честно, я предпочитала камни деревьям и даже землю камням, но это место явно не собиралось меня баловать. Мне казалось, что если закрыть глаза и уснуть, то эти два месяца могут оказаться всего лишь сном. Но что произойдет, если я проснусь и обнаружу себя дома?
Внезапно, я почувствовала резкую боль в правой руке.
- Хихихихи! Думаешь, раз ты маг, значит, можно быть слабым телом?
Снова этот бестелесный голос, не мой и не учителя. Собственно говоря, он исходил от моей правой руки, но учитель лишь смотрел в землю и устало сетовал на то, что вырос в городе.
Этот третий голос только и делал, что издевался и бросался оскорблениями. Он был со мной, сколько я себя помню, но, видимо, нисколько не изменился. Хотя за все эти годы он говорил лишь с пятью людьми, включая меня.
(…значит, я тоже не сильно изменилась?)
Я ленно предалась мыслям.
За два месяца количества людей, с которыми я по-настоящему поговорила, даже не удвоилось. Мое окружение разительно изменилось, но я осталась той же. Мне казалось, будто меня просто бросили. В сравнении с моим текущим состоянием, даже решительность, с которой я покинула родной дом, была лучше. Я словно плыла без всякой цели в полном одиночестве, словно медуза.
Мой учитель, разминавший ноги, проклиная все и вся, эта штука в моей правой руке и даже мое нынешнее состояние – все это было четко разобрано для меня по буквам. Так почему же я по-прежнему настолько нелепая?
- …почему я все еще такая дура? – прошептала я эти слова, словно проклятие.

После бесчисленных жалоб моего учителя и просьб передохнуть, мы добрались туда, где лес переходил в открытое пространство.
- Эй, эй, это еще что? – удивленно протянул голос в моей руке. Я тоже выгнула брови.
Это был камень.
Он был настолько большим, что его, наверное, смогли бы поднять трое взрослых мужчин. На камне, чья поверхность напоминала черепаший панцирь, кто-то лежал. Он искусно перекатывался по нему, словно в полусне, умудряясь при этом сохранять баланс.
Даже когда казалось, что он вот-вот упадет, этого не происходило. Как пьющие воду птички, за которыми я любила наблюдать в детстве, он продолжал двигаться, когда вроде бы надо остановиться. Его большая фигура продолжала ворочаться на камне, и когда, казалось, он был готов грохнуться на землю от малейшего тычка, — его глаза резко открылись и уставились прямо на нас.
- А, наконец-то вы здесь!
Он ловко сел, скрестив ноги, и помахал рукой.
Его руки были грязными, толстыми и мускулистыми. Заросшему лицу, казалось, не уделяли внимания долгие месяцы. Пыль и грязь так сильно покрывали его кожу, что ее естественный цвет был не различим.
Одежда создавала впечатление бродяги, но даже она не могла скрыть его мускулов. Руки, ноги и даже шея были пугающе массивными, что явно говорило о вложенных в них немалых усилиях. Возможно, он был чуть выше моего учителя, но я не удивлюсь, если окажется, что этот здоровяк выше его, как минимум, в два раза.
- Вы та еще странная парочка. Ты странный сам по себе, но эта юная особа выглядит совершенно иначе. Стоп, ты ее не похитил часом, а?
Он громко рассмеялся, обнажив на удивление белые зубы. Его темные глаза тоже были довольно красивыми. Но в них была какая-то безошибочная опасность. Это были глаза, в которых смешивались детская невинность и взрослое коварство.
- …э-э-э…
- …ты еще кто такой? – вместо меня вымученно произнес учитель. Усталость в его голосе явно намекала, что даже говорить ему было в тягость.
- Флю, - ответил мужчина. – Так меня зовут.
- …довольно милое имя для такого, как ты.
- Ну, мое полное имя – Флюгер, но оно мне не сильно нравится. Давайте остановимся на Флю, оно более приятное, как нежный ветерок, - произнес он с определенной глубиной.
Я подумала, что вместо ветерка ему больше подойдет палящее пустынное солнце или ослепительный луч прожектора на арене боев без правил, но было в нем что-то загадочно освежающее. Мой учитель, однако, казался лишь раздраженным. Даже я удивленно моргнула. В ходе наших прошлых мытарств нам редко доводилось пересекаться с такими людьми.
(Хихи, если твой учитель - это тощий лис, то, думаю, этот парень – полусонный верблюд, ты не находишь?)
Со стороны моей правой руки вновь раздался голос. Но в этот раз он прошептал достаточно тихо, чтобы его услышала лишь я.
- Хммм?
Флю посмотрел на меня. Вряд ли он услышал, быть этого не может. Но даже так, веселые и, в то же время, пытливые глаза изучили меня с головы до ног. Его невежливый и несколько нескромный взгляд, казалось, пронизывал меня насквозь. Явно озадаченный, он поднял палец.
- Почему ты носишь этот серый капюшон? Ты же такая прелестная девочка, не похоже, что у тебя есть шрамы или еще что, которые надо прятать…
- Это… потому что…
- Буду признателен, если ты оставишь мою ученицу в покое, большое спасибо, - вклинился между нами учитель, пока я искала, что ответить.
- А, значит, учитель и ученик! Я думал, что у тебя лицо учителя, но был не совсем уверен…
- И что это за лицо?
- Нервное, сильно напряженное и, в тоже время, заботливое? У дворецких из черно-белых фильмов часто такое выражение лица, - с извиняющимся выражением Флю поскреб голову.
- Ты слишком прямолинеен для мага, тебе так не кажется?
Разумеется, ни я, ни учитель не были такими наивными, чтобы думать, что наша с ним встреча в этой глуши была простым совпадением.
- Значит, ты тоже получил приглашение?
- О да!
Флю спрыгнул с камня, на котором сидел все это время. Он сунул руку в свои одеяния и вытащил конверт, который резко контрастируя со всем его внешним видом, был в идеальном состоянии. Он был сделан и высококачественной бумаги с едва различимым водяным знаком. Даже не приглядываясь, мы могли сказать, что символ на водяном знаке и восковой печати изображал крыло ангела. Естественно, у нас был точно такой же конверт.
- Почему ты решил задремать именно здесь?
- Ну, идти одному мне было немного скучно.
Это прозвучало несколько нелепо. Помахав конвертом в воздухе, он приветливо рассмеялся.
- Я сообразил, что наверняка не один получил приглашение. И вот, бинго!
- А ты не думал о том, что все уже могли прийти, и ты, возможно, последний?
- Я бы это пережил. Да, на глаза бы наворачивались слезы, но! Я довольно быстрый! Так что вряд ли бы опоздал.
Он согнул руки – получилось довольно нескладно. Это напомнило мне льва, который изо всех сил пытался вилять хвостом. Это подходило его потному и грязному лицу и забавному поведению.
В какой-то мере это было его личное качество.
- …тогда, может, присоединитесь к нам? – внезапно спросила я, заслужив тем самым предвещавший немыслимые кары взгляд от учителя. Честно говоря, я сама не знала, почему произнесла это. Ни я, ни учитель не любили путешествовать с кем-то еще, если в этом не было необходимости. Я почувствовала, как у меня заполыхало лицо.
- Правда?! – сверкнув глазами, мужчина радостно рассмеялся. Его улыбка была столь же нелепа, как и дорогое вино в дешевом баре.
- Отлично! Меня дважды просить не надо! Но я рад, что ты спросила, серьезно. Одному так скучно путешествовать.
- …
Несмотря на кислую мину, он протянул руку моему учителю.
- Будем знакомы! Меня звать Флю! Очень приятно!
- …Лорд Эль-Меллой II. Это моя ученица Грэй.
Он не пожал протянутую руку, но все же нехотя поделился своим именем, услышав которое, Флю удивленно присвистнул.
- Эль-Меллой. Понятно, понятно. Ты же из тех, которые в Часовой башне! Тот самый Лорд, сменивший Минералогию на Современную магию, да?
- Верно, - теперь учитель полностью отвел взгляд.
- А, кстати. У тебя часом нет ничего выпить? У меня сухо.
- У меня нет привычки носить с собой алкоголь. Сигары мои тоже не получишь.
- Беее.
Получив столь резкий отказ, Флю начал цокать языком, словно готов был расплакаться.
- Идем, Грэй! Если будешь тормозить, мы тебя бросим!
В сердцах пнув землю и поправив плащ, мой учитель продолжил восхождение по горной тропе. Разумеется, спустя полчаса, самым медлительным и вечно ноющим о передышке был, как мы и предсказывали, именно он.
—И наконец, мы увидели Замок разделения.

**************


Я была не уверена, можно ли было вообще называть его замком. Простиравшееся за ним спокойное озеро и прочный подъемный мост определенно создавали такое впечатление. В переплетении озера, леса и мраморных стен рождалась величественная красота, которую даже в сказках сложно найти. Если сравнивать с другими знаменитыми замками Великобритании, этот ни в коей мере им не уступал.
Но.
Его огромный шпиль походил на позвоночник, который скрутила агония. Укладка мраморных блоков была столь идеальной, что при ее виде любому станет не по себе. Разумеется, все это было построено, но создавалось отчетливое впечатление, словно стены существовали в таком виде с самого начала и просто были вырыты из горных глубин. Невероятно, но именно такую иллюзию создавало это место.
—Ветхие ворота, словно изломанная грудная клетка.
—Искаженные стены, словно руки, обнимающие землю.
—Основное строение на другой стороне замка, которое даже сейчас напоминало мне бьющееся сердце.
Как будто какого-то гиганта освежевали и вывернули наизнанку. Именно такое впечатление возникало глубоко в разуме наблюдателя.
- …а…
Мое тело внезапно охватила дрожь.
В сравнении с виденными ранее фотографиями, это место казалось более зловещим — более грандиозным.
Адра, Замок разделения.
- …значит, детьми ангелов были гиганты? – нахмурившись, пробормотал мой учитель.
- Детьми… ангелов?
- Это из апокрифов. Если верить описанию в первой книге Еноха, ростом дети ангелов были до трех тысяч локтей. По нынешним меркам это около тысячи трехсот метров. Замок соответствует этим размерам.
- Ну и ну, да мы начитанные!
Мой учитель повернулся к Флю, выражение его лица с каждой секундой становилось все страшнее.
- Если ты маг, то должен это знать.
- Есть разница между просто знанием чего-то и способностью мгновенно выдать информацию с одного взгляда. Кроме того, ты же не просто слепо цитируешь одну книгу, верно?
- …
- В этом месте невольно задумываешься о его создателе. Разве не о нем мы должны говорить?
- Кстати, что тебе о нем известно? – спросил учитель, одарив Флю резким взглядом.
- Этот Замок разделения создал тот, кто известен как Эшборн… несомненно, ты должен это знать.
- Хехе. Похоже, я разворошил осиное гнездо, - произнес учитель в ответ на забавные слова Флю и продолжил допрос: - Мы ведь так и не спросили, кто ты такой на самом деле?
Флю пожал плечами, словно признавая, что от этой темы ему не отвертеться, и подобрал рукава своих одеяний.
- Я наемник. Работаю, в основном, на Среднем Востоке, подставляя шею везде, где замешана магия. Часовая башня иногда тоже пользуется моими услугами.
- Значит, ты заклинатель?
- Хаха, уж простите, - Флю с извиняющимся видом потер голову.
Я тоже слышала о таких.
Маги стремились к магической Истине — порой называемой «Спиралью Истока» — всеми силами, поколение за поколением, вкладывая в эту цель все свои средства и способности. Навыки, обретаемые в процессе, были лишь побочными продуктами, которые тоже становились инструментами для достижения Истины.
Но были и те, кого Истина не интересовала; кто видел в магии лишь полезный инструмент, который грех не использовать. Эти люди назывались заклинателями. Обычные маги ненавидели их, словно ядовитых змей. Или, по крайней мере, так мне рассказывали в Часовой башне.
- Так что, полагаю, ты не хочешь, чтобы нас видели вместе. Разделимся и войдем по-отдельности?
Прошло несколько секунд.
- …и ты только сейчас об этом спрашиваешь?
Плюнув этими словами, мой учитель ступил на мост. Флю застенчиво улыбнулся мне, и мы двинулись следом.
За открытыми вратами замка располагался простой, но обширный сад. В пейзаже как будто преобладал некий аскетизм, естественная природная красота. Либо он был создан по принципам английского сада, либо хозяин просто мало им интересовался. Несмотря на это, мой учитель несколько раз бросил взгляд в сторону каких-то розовых кустов за воротами замка, словно что-то привлекло его внимание.
Аромат роз был очень густым. Я не особо смыслила в цветах, поэтому не могла сказать наверняка, были ли это вообще розы. Лишь то, что в воздухе витал густой, обволакивающий аромат.
У входа в крепость стоял мужчина в зауженном костюме. Он чем-то напоминал дворецкого.
- Прошу прощения за ожидание, Лорд Эль-Меллой II, мистер Флюгер, - вежливо поклонившись, он открыл дверь.
Холл был на удивление большим. И…
Я невольно сглотнула.
Здесь было полно ангелов.
Статуи ангелов, ряды за рядами. Они были самых разных форм и материалов, какие-то из дерева, какие-то из стали. Некоторые даже были сработаны из чего-то, похожего на кристалл. Кроме них помещение в изобилии украшали витражные стекла с купидонами, картины с доблестными архангелами, вооруженными мечами, и фрески с могущественными Доминионами. Даже люстра, свисавшая с потолка, несла в себе лейтмотив ангельских крыльев и нимба.
И здесь были не только известные ангелы.
Создания, вроде тех, что показал мне учитель, — я успела немного изучить их перед отъездом из Лондона — которые были далеки от классического представления об ангелах и мало чем отличались от монстров, тоже присутствовали. В их числе были причудливые четырехкрылые и четырехликие херувимы и шестикрылые серафимы.
Количество ангелов в крепости, изображенных в самых разных формах и стилях, с легкостью переваливало за несколько сотен.
(…)
Пока я смотрела на них, в моей глотке начало подниматься ужасно едкое ощущение.
Это никак нельзя было назвать просто коллекцией. Нет, потому что все эти ангелы создавали какое-то загадочное давление, древнее и сильное, которому не было объяснения. Словно кто-то щедро вложился в свою одержимость, а мы вошли в самое сердце его кунсткамеры. Или, может, вошли прямо в его разум.
Если так, то это место…
(…словно мозговое вещество.)
Атмосфера комнаты была густой и липкой. Я невольно споткнулась и упала, уткнувшись ладонями в каменный пол. Стало невероятно сложно дышать. Дрожь, которую я почувствовала, когда впервые увидела замок, становилась все хуже и хуже. Мне казалось, будто я тону в болоте. И в этом болоте плавали сотни глаз, наблюдавших за тем, как я погружаюсь в зловонную жижу. От этих взглядов нельзя было убежать. Словно целую вечность я чувствовала лишь, как тону в голове ангела.
- Это иллюзия.
Я услышала голос. Я даже не могла сказать, откуда он доносился.
- Моя дорогая, это даже не магия. «Оттенок» этого места просто влияет на твою врожденную чувствительность. Тебя только что сразили собственные способности. Просто дай ему другое направление, не важно, какое именно. Ты ведь изучила основы медитации, да?
Медитации? Я ничего об этом не знала. Коли на то пошло, я даже не знала, где находилась.
…Но. В мой нос проник специфический запах.
Он словно скребся в основании моего черепа — и, ощутив знакомый запах, я вновь почувствовала под ногами каменный пол. Разумеется, никаких глаз вокруг меня не было. Я слышала свое затрудненное дыхание, чувствовала неприятный пот на коже.
Глядя на меня сверху вниз, мой учитель, видимо, закурил сигару.
- Что ты видела?
- …ммм… болото из мозгового вещества и глаза, смотревшие на меня…
- Понятно. Защитная медитация была одной из первых техник, которые мы изучили, но теперь я вижу, что надо добавить ее к твоему домашнему заданию по возвращении.
- Ох…
Обидно, но крыть было нечем.
Выпустив облако дыма, мой учитель посмотрел в центральную часть холла.
- Разумеется, других, кто здесь собрался, не сломить такой ерундой, верно?
Вместе со мной Флю тоже посмотрел в ту сторону. И тут же отвел взгляд. От спиральной лестницы к нам приближался человек.
- Ой!
Флю поспешно спрятался за ближайшей колонной, в то время как человек подошел к моему учителю.
Белокурые волосы и голубые глаза.
Это был производивший сильное впечатление молодой человек. На вид ему было лет двадцать пять, но в нем чувствовались уверенность и опыт, не подходившие его возрасту. Все в нем, начиная с безупречного белого костюма и заколки на галстуке, инкрустированной драгоценными камнями, и заканчивая спокойными и собранными манерами, говорило о мужественности совершенно иного уровня.
- Давно не виделись, Лорд Эль-Меллой.
- Лорд Эль-Меллой второй, пожалуйста. Без двойки это имя становится слишком тяжелым бременем.
- Ты слишком скромен. Я наслышан о твоих деяниях в Часовой башне под этим титулом.
За его вежливостью слышалась приятная на слух неподдельная искренность. Это был голос, который словно открывал нам прожитые им месяцы и годы. Вне всякого сомнения, он встречал все преграды на своем жизненном пути с такой же прямотой.
- Ты слишком меня хвалишь. С твоей-то репутацией в Часовой башне, ты гораздо более знаменит, Рыцарь Хайн Истари.
- Из нас двоих не я смог получить титул от Ее Превосходительства.
Шутливые слова моего учителя были отбиты быстро и жестко.
Я умудрилась кое-как прийти в себя. Поскольку я находилась в стороне от этих двух, я повернулась к спрятавшемуся Флю.
- …он знаменит?
- Эй, ты вправду его не знаешь? Я думал, ты последовательница Эль-Меллоя.
- …Я в Часовой Башне совсем недавно.
Услышав мое честное признание, Флю тяжело вздохнул.
Он спрятался и потому не обязан был мне отвечать, но, тем не менее, сделал это, что напомнило мне о том, что он был по-своему хорошим человеком.
Семья Истари была на хорошем счету, благодаря своей алхимии, но сам Хайн – интересный кадр. В прошлом он выделился тем, что отказался от жизни мага и стал монахом Церкви.
- Церкви?
При данных обстоятельствах под этим словом подразумевалась не общеизвестная религиозная организация, а ее тайная изнанка, группа, чьей первостепенной задачей была охота на «еретиков». Это была одна из немногих организаций, превосходивших по масштабам Часовую башню. Их отношение к использованию таинств сильно отличалось от позиции Часовой башни, поэтому они постоянно враждовали. Маги не любили даже говорить об этом.
Для меня же Церковь была гораздо более знакомой организацией, чем Часовая башня.
- Э-э, так почему же он опять стал магом?
- Его семья не хотела терять такой талант, поэтому и вытащила его обратно.
При виде моей моргающей физиономии губы Флю чуть изогнулись.
- Благодаря этому, отношения между Церковью и Часовой башней стали еще более натянутыми, и какое-то время дела принимали опасный оборот. Но, думаю, это лишь подтверждает его ценность. Семья Истари должна гордиться.
Это, видимо, означало, что тем, кто вытащил Хайна Истари из Церкви, был сам Хайн.
Дабы защитить провиденье Божье, боевая сила Церкви была отточена до немыслимого состояния. Если он отбился от мастеров-убийц Церкви одной лишь своей магией, неудивительно, что он тоже был известен в Часовой Башне. Когда я узнала о нем такое, он показался мне невероятным человеком – не только гениальностью, но и производимым впечатлением, схожим с великой катастрофой.
(…но…)
Я подумала кое о чем еще.
Убийцы, которых он сразил собственными руками, могли быть его бывшими товарищами — какие же чувства это оставило в Хайне Истари?
Пока я думала об этом…
- …Брат.
…девочка в белом платье выглянула из-за спиральной лестницы, где, видимо, пряталась. Своей робостью она напомнила мне маленькую птичку. Вряд ли ей было больше восьми лет. Молодой человек мягко улыбнулся.
- Все хорошо, Розалинда. Лорд Эль-Меллой II честный человек.
- …хо-хорошо.
Подбежав к брату, она слегка поклонилась моему учителю.
- Я его младшая сестра, Розалинда Истари. Приятно познакомиться, - поприветствовала она его с такой застенчивостью, что, казалось, вот-вот не выдержит и сбежит.
Увидев, как она закашлялась, и тут же сообразив, что дело было в табачном дыме, мой учитель поспешно убрал сигару обратно в портсигар, за что получил извиняющийся кивок от Хайна.
- Значит, это…
Подняв голову, он посмотрел в мою сторону. Похоже, в этот же момент ему на глаза впервые попался Флю. Глядя, как он прикрывает лицо рукой, учитель спросил Хайна:
- Ты знаешь Флю? Мы встретили его на пути сюда, и он решил присоединиться к нам.
- …Да, - молодой человек кивнул.
Его спокойные манеры исчезли в мгновение ока. В голосе теперь звучали жестокие нечеловеческие нотки.
- …да. Если ты имеешь в виду астролога-убийцу Флюгера, то да, я наслышан о нем.
 
Rayner_FoxДата: Четверг, 17.09.2015, 21:02 | Сообщение # 5
No
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 5883
Награды: 35
Репутация: 45
Offline
4

Напряжение рассеялось через несколько секунд.
- Приношу извинения. Здесь не место личным чувствам, - извинился молодой человек и отступил.
(Хе! Похоже, мистер Рыцарь не такой уж и олух!) – раздалось со стороны моей правой руки.
Флю, издав натянутый смешок, отмахнулся:
- Прости, Розалинда. Я напугал тебя?
- Н-нет… - храбро помотала головой девочка. Разумеется, по ее лицу было видно, что она блефовала, но, словно чтобы сгладить это впечатление, Хайн просто погладил ее по голове. Похоже, он был хорошим старшим братом. Хотя, что это значило в мире магов, было неясно. У меня создавалось впечатление, что эти двое испытали на себе более, чем просто враждебность, за свою любовь.
- Значит, тебя тоже пригласили, - обратился Хайн к моему учителю.
- Да, семейка немного обязывает. Я, в основном, сторонюсь тех семей, с которыми имел дело мой предшественник, но хозяин этого замка – одно из немногих исключений.
- Значит, дело все-таки в этом.
- Да, - кивнул мой учитель.
- Месяц назад, Герион Эшборн, хозяин замка Арда, скончался.
- …
По моей спине пробежались мурашки.
Вспомнив про коллекцию ангелов, ту небольшую часть которой мы видели, я почувствовала, как чудовищная липкость вновь начала заползать в мою голову. Мысль о том, что собравший все это умер, сделала это место еще больше похожим на сад Аида, атмосфера которого была прекрасной и, в то же время, зловещей, словно не от мира сего.
- Все в порядке?
- Да, - с трудом кивнула я. – Я… не знала этого.
- Понятно, - холодно произнес учитель, словно потеряв всякий интерес, и извлек конверт из внутреннего кармана куртки. Это было то самое приглашение, близнецом которого размахивал Флю незадолго до этого.
- Оно пришло к нам неделю назад.
- Да, вполне ожидаемо, - кивнул Хайн.
- В нем также упоминается о завещании?
- Да, - еще один кивок.
- Я слышал, что детали завещания, касающиеся наследования замка Арда, были оглашены публично. У Эшборна нет никаких кровных родственников, так что были приглашены Дома, так или иначе с ним связанные. Хотя довольно странно, что количество приглашенных так мало.
- Похоже, он любил старые семьи.
- Нет, просто даже свою смерть ему надо было превратить в еще одну игру, - со скучным видом покачал головой мой учитель.
- …О? Наш новый Лорд этим недоволен?
В этот раз голос донесся откуда-то из глубин холла. Помимо лестницы, рядом с которой стояли Хайн и Розалинда, здесь была еще одна. С ее стороны к нам приблизилось новое лицо.
Воздух наполнил звук трения металла о металл. Я не сразу сообразила, что его издавало инвалидное кресло.
- Мистер Орлок, - по лицу учителя пробежала очень несвойственная ему нервозность. В кресле сидел седовласый старик. Позади него стоял мальчик, толкавший кресло и избегавший пересекаться взглядами с присутствующими.
Своими глубокими морщинами старик скорее создавал впечатление мумии, чем мага. По крайней мере, по любым прикидкам ему было за восемьдесят, не меньше. На каждом из его десяти морщинистых, словно деревянных пальцев красовалось по уникальному кольцу. Их великолепие лишь подчеркивало его высохшее тело.
Он стишком вписывался в этот замок, был здесь, как дома. Словно, несмотря на свою человеческую сущность, он был в одном шаге от становления чем-то иным…
- …кто это?
- Орлок Цезармунд. Он ведущий специалист по Papilia Magia (магия бабочки). Порой ему дают слово на собраниях в Часовой башне.
- Хе, хехехехехе!
Прежде чем я успела что-то еще спросить, старик рассмеялся. Хотя это больше походило на выдавливание воздуха из легких. Создавалось такое впечатление, будто ветер продувал высохшую пещеру.
Мой учитель назвал это Papilia Magia.
Согласно его словам, это магия, целью которой являлось изучение таинства превращения гусеницы в бабочку – путем создания куколки, растворения тела и реконструкции его в нечто новое.
В противовес красивому названию магии ее владелец выглядел довольно зловеще. Его присутствие походило на черную грязь, сочащуюся на каменный пол.
- Лорд Эль-Меллой II, - прошептал старик. - Лорд Эль-Меллой II, Лорд Эль-Меллой II, Лорд Эль-Меллой II? Присвоить титул Лорда Четверке, даже если в качестве шутки… как ты вообще смеешь показывать свое лицо? Тем более здесь, в замке моего друга Гериона.
Четверка, разряд моего учителя в Часовой башне. Четвертый ранг.
Старик вновь засмеялся и начал поглаживать кожаные подлокотники своего инвалидного кресла. Похоже, это была привычка, потому что подлокотники в этих местах выглядели изрядно потертыми.
Мой учитель не сказал в ответ ни слова. Он прекрасно понимал, каков был уровень его способностей. Но даже так, насмешки других вне всякого сомнения вызовут болезненные ощущения в его желудке.
Однако, коснувшись ладонью груди, он лишь слегка поклонился.
- Я полностью осведомлен о своей неопытности. Даже если этот титул у меня лишь временно, я прошу Вашего прощения, сэр Орлок.
- …хм. Лорд не должен так легко склонять голову. Ты позоришь историю своего титула, - скучным голосом указал он, подняв пальцы с подлокотников.
После чего…
- Думаю, мне стоит, по крайней мере, представить его.
Старик взглядом указал за свою спину.
- Ого! Какие милашки! – воскликнул, глядя на Розалинду и меня, появившийся молодой человек в странных одеждах. Похоже, он был ровесником Хайна, около двадцати пяти лет. Правый глаз закрывала повязка. Однако, не это в нем было странно, а маленькая коробочка, повязанная на голове, белоснежные пеньковые одеяния и висевшая на шее раковина. Позже мне сказали, что это облачение последователей сюгэндо, религиозного учения Дальнего Востока.
- Токито Дзиробу Сэйген, ямабуси, к вашим услугам! – с сильным акцентом представился он на английском.
Несмотря на то, что его одежда выглядела очень странно в этой стране, он казался здесь странно уместным. Возможно, потому что это было место для магов.
- Этот головой убор называется токин, верно? Если мне не изменяет память, он похож на иудейский тфилин.
- Хе, а ты много знаешь. Даже в Японии они редки и уступают в этом плане лишь магии с континента, - сказал он, присвистнув от восторга. Но даже так, его взгляд все еще был направлен на меня и Розалинду.
- Может, выпьем чаю? Дворецкий говорит, что они приготовили для нас лучшие сорта, - чуть наклонившись и потерев ладони, предложил он.
- …
Но Розалинда лишь молча прильнула к спине Хайна, тем самым еще сильнее став похожей на французскую куклу.
…даже я по более, чем одной причине шмыгнула за моего учителя, использовав его в качестве щита. В такие моменты я была немного благодарна за то, что он был таким долговязым.
Учитель слегка нахмурился.
- Ямабуси – жрецы, посвятившие свои тела богам, верно? Более того, в сюгэндо женщины считаются нечистыми, разве нет?
- Хаха. Вера и увлечения – разные вещи. К тому же, одно дело, если бы я был сейчас на горе, но в чужой стране нет нужды сдерживать себя. Так что, может, познакомимся поближе, дамы?
- …э-э-э, вообще-то… - я отступила еще сильнее.
- Боюсь, мы вынуждены отказаться. Как видишь, ты сильно напугал мою сестру, - вклинился Хайн. Его голос был полон упрямой решимости. Он словно говорил, что никому не позволит причинить вред своей сестре.
- Мм, осторожнее, братан. Если будешь слишком опекать ее, маленькая леди тебя возненавидит.
- Прости, но Розалинда никогда меня не разлюбит.
- Ого, вот так самоуверенность!
Сэйген поспешно отступил и отвел руку назад. Внезапно, из нее что-то выпрыгнуло, описало невозможную дугу, проникнув в слепую зону Хайна, и ударило ему в спину. Оно двигалось бесшумно, но со свирепостью дикого зверя.
- Хайн! – закричала Розалинда, но Хайн поднял руку.
- …это была Хихацухо (Летающая чаша), техника сюгэндо? – произнес он, сохраняя невозмутимое выражение лица. Сочащейся кровью рукой он сжимал небольшой металлический диск размером с ладонь.
- Хаха, а ты проницательный! Это техника, в которой был искушен сам Тайтё. Хотя он не так знаменит, как Оцуно. Он использовал этот трюк во время прошения.
Я слышала об этом монашеском «прошении». Это была деятельность, направленная на получение подношений в виде денег или еды от других верующих. В таком случае, этот диск был амулетом Токито Дзиробу Сэйгена. Значит, Хихацухо – некая сверхъестественная сила, с помощью которой он свободно управлял этим диском.
- Да, ты показал мне кое-что интересное, - кивнул Хайн ямабуси, который, засмеявшись, начал скрести пальцами голову.
- Расслабься, я просто играл с тобой.
- Если мы играем, то я определенно должен ответить, - Хайн коснулся драгоценного камня в своей заколке. – Преобразовать, - прошептал он, ударив по полу носком одной из туфель.
В то же мгновение из каменного пола выросло множество клинков. Лезвия не пробивались откуда то снизу, скорее сам пол превращался в них. Словно волна, эпицентр которой был в точке соприкосновения ноги Хайна с полом, ковер из клинков изменил направление изменил направление и устремился к Сэйгену.
- Ой!
Сэйген прыгнул. Словно наплевав на саму гравитацию, его тело неестественно взмыло на несколько метров в воздух.
Позже учитель сказал мне, что это, видимо, был пример довольно известной техники сюгэндо – магии, передаваемой в учениях Оцуно, - так называемого Полета ворона или Полета тэнгу. Доведенная до совершенства, она вплотную приближалась к Истинной магии, то есть становилась способностью, близкой к пространственному перемещению. С ее помощью Сэйген, как ни в чем не бывало, запрыгнул на люстру.
- Ахахахаха! Как тебе это?! – ямабуси с торжествующим видом сложил руки на груди, но Хайн лишь указал на него пальцем.
- Смотри. Я не верю в твоего бога, но ты показал мне хорошую технику, так что это меньшее, что я могу продемонстрировать взамен.
- Что?
Поспешно опустив взгляд, Сэйген увидел небольшие клинки парившие вокруг его рук.
Каменные лезвия разлетелись на части. Нет, это были каменные цветочные лепестки. Сотни клинков обратились в сто раз большим числом лепестков, которые теперь украшали холл. Зрелище, способное ошеломить любого, продлилось лишь пару секунд. В следующее мгновение на сложенных руках Сэйгена очутился брошенный им ранее диск. На нем лежали каменная роза и десятифунтовая банкнота.
- Ничего себе...
- О?
Орлок и Флю посмотрели на свои руки. На подлокотниках старого мага и кончиках пальцев заклинателя расцвели прекрасные каменные розы.
- …ах.
Куртке учителя и моему плащу тоже досталось по цветку.
Это больше походило на первоклассный фокус, чем на магию. Изящная, гладкая, словно стекло, каменная роза, казалось могла ожить от одного лишь прикосновения. Противоречие нечто неживого, кажущегося живым, пробудило сильные воспоминания.
(…)
Нечто мертвее мертвого.
Нечто живее живого.
В своем родном городке я видела такое снова и снова. Вещи которые были абсурдно, нерационально ни живыми, ни мертвыми.
«Это то, что ты должна уничтожить. Это. Это. Только это.»
Вспомнив запах камня и земли из другого места, я почувствовала, как рот заполнила горечь отторжения и отвращения. На меня нахлынула оцепенелость, достигшая самых кончиков пальцев, а разум объяло чувство, похожее на алкогольное опьянение. Эти воспоминания не связаны с этим местом. Я снова и снова повторяла эти слова в своей голове, словно заклинание.
- Значит, это алхимия семьи Истари? – прошептал мой учитель, взяв пальцами одну из роз. Я начала делать глубокие вдохи.
- Алхимия… из института Атлас, верно?
Я слышала, что в мире магов если говоришь «алхимия», значит, имеешь в виду институт Атлас. Как и Часовая Башня, Атлас был одной из трех ветвей Ассоциации магов, организацией, отделенной от внешнего мира и известной, как что-то вроде «ада на земле». Если честно, я понятия не имела, что это значило, но…
- Эта семья алхимиков отлична от тех, что в Атласе. В отличие от них, алхимия, используемая в Часовой башне, развилась из одноименной науки, обретшей популярность в Европе в средние века. Фишка Истари «Живой камень» сравнивается со слабым подобием способностей Героических душ, но вообще-то является значительным талантом.
Глаза учителя едва заметно сощурились.
Говоря про талант, он всегда делал это с неприкрытым цинизмом. Это было определенно нечто недостижимое. Однако, словно он говорил о звездах в небе, его лихорадочное рвение порой пробивалось наружу.
И вот…
- …ой!
Сэйген поскользнулся на люстре и с внушительным шумом брякнулся на пол. К счастью, клинки уже исчезли, и, кроме как от удара, он не пострадал.
- …а-аууу…
Со стоном потерев спину, он поднял руку.
- Сдаюсь, сдаюсь! Если так играть, то у меня нет ни шанса! – в его веселом выражении лица не было ни намека на обиду.
Мягко усмехнувшись, Хайн протянул ему руку.
- Про Розалинду забудь, но, если тебя это устроит, я с радостью готов принять твое предложение испить чаю.
- Мужики меня не особо интересуют… Ну да ладно, полагаю, такой смазливый парень, как ты, тоже сойдет.
Со смешком Сэйген принял протянутую руку.
В их голосах теперь был мирный тон, что удивило меня. Похоже, у них развилась некая форма дружбы из этой короткой стычки. Я никогда ничего подобного не испытывала, поэтому, наверное, и не ожидала такого исхода.
(Эй! Грэй!) – внезапно раздался голос от моей правой руки. Он был тих настолько, чтобы только я могла его услышать, но полон безотлагательности.
Я повернулась к входу в холл.
- Похоже, я последняя, - произнесла элегантным голосом новоприбывшая в сопровождении слуги.
Ее ярко-синее платье напоминало цвет неба. Ленточка того же цвета стягивала ее золотые локоны. В руке она держала зонтик с ручкой из слоновой кости. Какие-то другие детали зонтика нельзя было разглядеть издалека, но он явно был дороже автомобиля, а то и двух.
Более того, она была так красива, словно сама природа вложила душу в ее создание.
Сэйген вздохнул от изумления. И в этот раз не он один. Помимо Хайна и Флю, даже Розалинда и я были заворожены яркой фигурой девушки.
Вряд ли ей было больше семнадцати или восемнадцати, но она все равно привлекла к себе внимание всех присутствовавших.
- …все-таки пришла. Запах несметных сокровищ приманил? – раздраженно произнес старик в инвалидном кресле.
- Какие-то проблемы, старый мешок с костями? - словно услышав недовольство в его голосе, с размахом отозвалась она.
Ее приближающаяся фигура выглядела так, словно она уже владела этим местом.
Из горла старик вырвался смешок, по звуку похожий на бурление лавы в аду.
- …о нет, проблема в твоей грязной крови, Лувиагелита Эдельфельт.
- Ты мне льстишь, - с улыбкой ответила на это девушка в синем платье, Лувиагелита.
 
Rayner_FoxДата: Воскресенье, 20.09.2015, 17:37 | Сообщение # 6
No
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 5883
Награды: 35
Репутация: 45
Offline


Глава 2


1

—У нас были крупные неприятности.
Ничего нельзя было сделать, спасаться некуда. Полная безнадега.
- Ч-ч-ч-ч-ч-что вы делаете в моей комнате?!
Потому что перед нами стояла не кто иная, как Лувиагелита Эдельфельт, чьи обычно фарфорово-белые щеки полыхали, как маков цвет.
Что еще хуже, мой учитель застыл, как каменный, в проеме распахнутых тяжелых медных дверей. Если бы он мог, то наверняка бы закрыл дверь и удалился восвояси, но это было невозможно, с его-то слабыми ручками. Возможно, более важно, что нрав его оппонентки все равно не позволил бы ему улизнуть так просто.
Видимо, она уже готовилась ко сну, поскольку облачилась в белое неглиже. Разумеется, оно тоже было сделано из лучших шелков, и при виде его цены любой бы разрыдался, но выглядело очень мило. Его фасон, пусть и усеянный граничащим с непристойным количеством оборок, нисколько не шел во вред образу изящной фигуры девушки.
…к тому же, может быть виной тому мое воображение, но мне показалось, что, как только распахнулась дверь, Лувия поспешно спрятала под ближайшей подушкой что-то вроде плющевого щенка.
Если мне не изменяла память, это был персонаж из детского телевизионного шоу, который очень любил готовить, но при необходимости превращался в рыцаря в сияющих доспехах, чтобы защитить свою принцессу. Просто мечта маленьких девочек. Я видела это шоу по телевизору в общежитии. Разумеется, тогда я даже не подумала о том, что мне хочется свой. И я практически наверняка не стала бы выделять время в своем распорядке дня каждую неделю только для того, чтобы посмотреть это шоу.
- Почему вы здесь?! Если есть оправдание, выкладывайте!
Ее решимости сохранить присутствие плюшевой игрушки в тайне было достаточно, чтобы довести до слез… или скорее этого было достаточно, чтобы довести до слез ее.
(…что же делать?)
Мысли носились в голове с бешеной скоростью. Я впервые так сильно над чем-то думала с самого приезда в Лондон. Девушка перед нами была совсем не похожа на ту, что мы встретили в холле. Она выглядела, как совершенно другой человек.
И эта особа спорила с тем чудовищным стариком-магом несколько часов назад?
- …э-э-э, пожалуйста, подожди секунду… - сказал учитель, потирая лоб, словно от головной боли.
- О, ну конечно. Давайте подождем, Лорд Эль-Меллой II, почему нет?! Подумать только, Лорд вломился в личные покои благородной дамы! Да ты позор всей Часовой башни!
Вокруг Лувии начала бурлить ужасающая магическая энергия.
(…ох, плохо дело…)
Мои инстинкты сорвались с цепи.
Даже если она выглядела сейчас совсем иначе, ее магия осталась прежней. Скорее всего, мой учитель не сможет выстоять против нее. Я вновь осознала, что по магической силе он был столь никудышен, что мог сравниться с прогульщиками-двоечниками. Если по нему ударит настоящая, первоклассная магия, не было никаких гарантий, что от него останется даже горстка золы.
- Все не так, как ты думаешь! Я просто вошел в комнату, отмеченную врученным ангельским именем, как мне и сказали! – отчаянно воскликнул он, доставая конверт. На его лицевой стороне возникло слово «Mihael». Как и сам замок, эти бледные, неразличимые буквы казались какими-то… ненадежными.
- …Вот как, - Лувия осторожно изучила конверт, который держал мой учитель. – Но ведь ангельское имя этой комнаты «Michael», разве нет?
- Что?
Учитель еще раз всмотрелся в табличку рядом с дверью. Как и сказала Лувия, на ней красовалось имя «Michael» — с буквой «C». Кстати, это ведь я указала ему на эту комнату.
- …я же говорила.
- П-прости, видимо, я… допустил ошибку.
Мне жаль, учитель. Похоже, сейчас Вы расстанетесь с жизнью. Если можно, не держите на меня зла.
- Конечно же, это значит, что ты приготовился к последствиям, верно?
Давление вокруг руки девушки продолжало расти. Даже воздух начал закручиваться вокруг нее со все увеличивающейся скоростью. Когда давление было готово вот-вот высвободиться, мой учитель закричал:
- П-подожди! Шемхамфораш!
- …
Помедлив, Лувия кивнула.
- Ясно. Одного ангельского имени было мало, чтобы понять, но, похоже, все так. В основе магии замка лежит каббала.
(…шлем-хам-фора…?)
Похоже, они пришли к какому-то пониманию, но я не имела ни малейшего понятия, о чем они говорили.
Разумеется, каббала была одной из известных магических учений. Основанная на иудаизме, она, в отличие от магии, не обязывала использовать таинства, но маги, говоря о ней, чаще всего имели в виду именно ту часть, связанную с магией. Также я слышала, что ранги в Часовой башне были основаны именно на ней.
Однако, значение этого «шлем-хам-фора» и то, как они пришли к такому выводу, оставалось для меня загадкой.
- Знаю, вряд ли это можно счесть извинением, но этой информации достаточно, чтобы дать мне уйти?
- …
Подумав немного над словами моего учителя, Лувия произнесла:
- …Думаю, это едва дотягивает до проходного балла.
- «Едва дотягивает» для меня достаточно. Хотя я думал, что в этом возрасте всякие оценки остались в прошлом.
Достав носовой платок, учитель вытер холодный пот со лба. Несколько неловко, словно чья-то марионетка, он попятился из комнаты. Но, едва он сделал шаг, Лувия вытянула вперед палец.
- Приди (Пробудись).
Я увидела свет.
Нет, я лишь подумала, что увидела его.
В следующее мгновение рядом с рукавом куртки моего учителя в воздухе открылась черная дыра. Эффект накопленных проклятий был схож с тепловым излучением.
- Ты ведь понимаешь, да? Если подобное произойдет еще раз, можешь быть уверен, это же проклятие будет поджаривать твое сердце, - мило улыбнувшись, сказала Лувия.
И, не сказав больше ни слова, она захлопнула дверь.
Почему-то было похоже, что даже в плане грубой силы эта девушка превосходила моего учителя. Я разрывалась между двумя мыслями: стоит ли мне хвалить ее или же сделать выговор учителю?
Как бы то ни было, теперь мы вновь оказались в коридоре, и учитель повернулся ко мне.
- В чем дело, Грэй?
- …а, я… просто задумалась.
- Трения между магами – повседневное явление. Не стоит заморачиваться по этому поводу.
Мне казалось, что произошедшее носило несколько иной характер, чем обычная ссора магов, но не стала это озвучивать. Я не думала, что он вообще понял, что произошло.
- Как бы то ни было, возьми это на заметку. Можно добавить ангельское имя Эдельфельт к примерной карте замка.
- А… хорошо.
К счастью для меня, хоть я и не блистала умом, но не так уж плохо ориентировалась на местности. Мой учитель выдал мне блокнот, куда я заносила информацию по его наставлению. Когда я начала думать над тем, как же правильно пишется «шлем-хам-фора»…
- «Шемхамфораш», - сказал учитель и ткнул пальцем туда, где я писала, после чего слегка прищурился.
- Давай приведем в порядок всю ту информацию, что у нас есть.
Что бы ни было у него на уме, он сказал именно это. Учитель начал вслух пересказывать события, что произошли в холле несколько часов назад.

***

—Вернемся назад.

- …о нет, проблема в твоей грязной крови, Лувиагелита Эдельфельт.
- Ты мне льстишь.
Орлок и Лувия обменялись улыбками.
В данном случае эти улыбки были равносильны бросанию перчатки, что символизировало рыцарскую дуэль. Без всякого намека на порок или несовершенство это было сделано только для того, что ранить гордость оппонента.
- …
Если честно по ощущениям моя голова сейчас очень напоминала проколотую шину. Как уже упоминалось, количество людей, с которыми я говорила за последние два месяца, можно было пересчитать по пальцам. Я внезапно оказалась в одном помещении со столь яркими личностями, поэтому не было ничего удивительного в том, что моей голове хотелось вопить во весь голос.
Флю.
Хайн Истари.
Орлок Цезармунд.
Сэйген Токито Дзиробу.
Все они были магами, чей характер едва ли можно забыть, но девушка, которая только что появилась, казалось, заткнула их всех за пояс в этом плане.
- Лувиагелита Эдельфельт. Похоже, объявилась еще одна выдающаяся личность, - со стоном произнес мой учитель.
- Вы знаете ее?
Она из большой семьи магов, пользующихся драгоценными камнями, что живет в Финляндии. Я слышал, предыдущий глава семейства решил отойти от дел, поэтому-то она и появляется то тут, то там… Теперь я вижу, что они имели в виду.
- Ого, даже наш неопытный Лорд наслышан о ней, - издав радостный смешок, произнес старик в инвалидном кресле, когда услышал слова моего учителя.
- Разумеется. Они известны как самые элегантные гиены в мире. Они пришли к власти в эпоху Возрождения и заслужили это прозвище тем, что бесстыдно вмешивались в никак не связанные с ними конфликты по всему свету, выбирая и забирая себе из руин самые ценные образчики магии.
Девушка лишь смотрела скупым взглядом на магов, пытавшихся оценить ее.
Кивнув сопровождавшим ее слугам, она прошествовала к центру холла.
- Цезармунд, старый мешок с костями, - прошептала она.
Один лишь ее голос мог вызвать дрожь у ценителей искусства. Не только внешне, она вся была полна качеств, которые любому нормальному человеку было невероятно сложно обрести. Называйте это аурой или святым духом. Так многие критики называли искусство, пытаясь дать имя тому, что не в силах описать слова.
И ей было лишь семнадцать или восемнадцать лет.
Она все еще была ровесницей учеников старшей школы, так откуда же у нее такие качества?
- Я ценю ваше суждение. Если говорить в знак уважения семье Эдельфельт, мы те, кто не остановится ни перед кем и ни перед чем, лишь бы вкусить сладкий плод. Осмелюсь сказать, что слово «охотники» звучит гораздо приятнее, чем «гиены». Или французское «Le Chasseur», тоже неплохо.
Ее слова, олицетворение надменности, никак не повлияли на ее мягкую ауру. Она скорее говорила с таким достоинством и серьезностью, что остальные просто кивнули в согласии. Даже я, ничего не знавшая об Эдельфельтах в частности и о великих магических семьях в целом, чувствовала, как от ее слов у меня начало покалывать кожу.
Это было сродни тому, как обычный человек, который не способен определить истинную ценность драгоценного камня, все равно чувствует его символическую власть.
- Если ты проделала столь долгий путь, чтобы попасть сюда, значит, у тебя проблемы с Магической меткой?
- …Ха. Что за чушь ты там бормочешь, старый трупоед?
- О, ты не знаешь?
Девушка в ответ лишь недоуменно склонила голову вбок.
- Разумеется это не касается такой семьи, как Цезармунд, но я слышал, что особенно древние Магические метки начинают… «покрываться плесенью». Действительно, на выращивание магической родословной уходит немало времени, но, когда ее возраст переваливает за тысячу лет, это становится проблематично, разве нет? Даже лучшие сорта вина могут иметь выдержку лишь чуть больше ста лет, знаешь ли.
Губы девушки растянулись в улыбке, и она хихикнула.
Даже среди присутствовавших, каждый из которых выбивался за рамки здравого смысла, Орлок был чудовищем совершенно иного уровня. И, несмотря на это, Лувия вышла против этой авторитетной фигуры Часовой башни, ни в чём не уступая.
- Не сомневаюсь, поэтому-то ты и надеялась на Гериона Эшборна, Мастера восстановления, да?
Странный шум эхом разнесся по холлу замка.
Даже Хайн, проявивший свои великолепные магические способности, поднял бровь, показывая тем самым заинтересованность.
- …Мастер восстановления?
- Да, хозяин замка. Разумеется, он был первоклассным магов, но у него была и несколько иная сторона, - прошептал учитель в ответ на мое бездумное повторение услышанных слов.
- Иная сторона?
- Да. Тебе ведь известно о Магических метках, верно?
Конечно, я знала о них.
Магия, по сути своей, это таинство. Однако, с самого начала современной эпохи человеческая история занималась изничтожением таинств. По мере того, как разгорался свет науки, тьма таинств отступала. Этот закон остается незыблем, и неважно, как маги этому противостоят. Таинства Эпохи богов стали так далеки, что даже временное их осуществление в современном мире практически невозможно.
Магические метки – ответ магов на проблему, поставленную течением времени, «закрепленное таинство».
- Вообще, Магическая метка выковывается сотни лет и очень похожа на новый орган. И поскольку метка функционирует, как орган, она может лишь прижиться в телах тех, в ком течет кровь семьи, и вмешательство посторонних крайне ограничено. Вся власть старых магических семей основана именно на Магических метках.
Слова моего учителя звучали приятным ритмом, что было похоже на его лекции в Часовой башне. Похоже, это его качество никуда не делось даже в столь напряженной ситуации.
- Однако, есть исключения, - добавил он. – и одно из них – хозяин этого замка. Эшборн был известен своей способностью восстанавливать поврежденные Магические метки, поэтому его стали называть Мастером восстановления. Как и ожидалось, Эдельфельтам известны даже такие подробности.
Сказав это, учитель принялся наблюдать за стычкой, что разворачивалась перед нами.
Старик остервенело ковырял пальцем подлокотник своего кресла, словно пытаясь отодрать старую кожу. И вот он поднял взгляд, ожидая слов девушки.
- …Ну так что же? Если ты явилась сюда, чтобы сунуть нос в завещание Эшборна, значит, с твоей меткой все в порядке?
- Как грубо! Неужели я похожа на неумеху, способную повредить собственную Магическую метку?
Приподняв уголки губ, девушка сделала реверанс. Как и ожидалось, это было больше похоже на рыцарский салют.
- Однако, будет жестоко дать пропасть такому ценному навыку. Поэтому я приехала сюда, чтобы поместить его на самое скромное место в моей коллекции, - надменно произнесла она.
Она не говорила, что этот навык был ей необходим, лишь то, что он был ценен. Поэтому ей казалось совершенно нормальным забрать его в свою сокровищницу. Столь нелепое заявление и с таким невинным видом…
Неудивительно, что ее семья прослыла самыми элегантными гиенами.
Такими темпами эти двое скорее всего начнут полномасштабную дуэль. По крайней мере, у Лувии, похоже, было такое намерение, а старый маг всем своим видом намекал, что не откажет. Разумеется, даже я знала, что подобные препирательства были чем угодно, но только не редкостью.
Но.
Количество приглашенных – или скорее количество тех, кто намеревался приехать, - не ограничилось Лувией.
- О?
Первым повернулся Флю. На другой стороне холла, с высоты второго этажа на нас сверху вниз смотрела женщина, чьи бледные пальцы покоились на перилах из английского дуба.
Она носила очки. Ее волосы, гораздо длиннее, чем у Лувии, были черны, как сама ночь, и опускались до самых щиколоток. Фигура женщины была облачена в странное одеяние с длинными рукавами и цветочным узором.
(…какая-то традиционная одежда?)
- Юдзен? – пробормотал учитель, потерев подбородок.
Похоже, это было восточное слово. Как я позже узнала, оно тоже было из Японии, страны, откуда прибыл Сэйген. «Похоже, моя судьба полностью связана с этой страной», - пожаловался потом мой учитель.
- Прошу прощения, что заставила вас ждать, - произнесла женщина, поправив очки. Дворецкий, встретивший нас у входа, теперь стоял рядом с ней.
- Я душеприказчик Гериона Эшборна, с факультета Закона Часовой башни. Мое имя Хисири Адасино.
И вновь собравшиеся стали само внимание.



Так на них повлияли слова «факультет Закона». Я даже почувствовала, как ощущение присутствия моего учителя окрасилось нехарактерной нервозностью.
Хисири достала конверт.
Он был очень похож на приглашения, разосланные учителю и остальным, но помимо печати семьи Эшборн на нем присутствовала печать факультета Закона Часовой башни.
- Итак, - произнесла женщина, - пришло время зачитать завещание мистера Гериона Эшборна.

***

В часовой башне существовало двенадцать факультетов. Двенадцать бездн под надзором двенадцати Лордов.
Большинство магов начинает обучение на факультете Общих основ, где они получают общие магические знания вроде изучения магических семей и основные сведения о дыхании Земли и мане. Далее они переходят на факультет Индивидуальных основ, Духовного призыва, Минералогии, Зоологии, Антропологии, Ботаники, Астрологии, Созидания, Проклятий, Археологии или Теории современной магии. Формы и направления этих факультетов широко разнились, но в основе своей они все занимались изучением таинств. Как сказал мой учитель, маги были существами, которые жили только ради достижения «Спирали Истока», так что подобная структура была вполне естественной.
Но.
В Часовой башне был еще один факультет, никак не связанный с изучением таинств. Они были теми, кто использовал магию и авторитет Часовой башни для вмешательства в обычное общество или для внутреннего регулирования внутри самой Часовой башни.
Как любил говорить мой учитель, они были, как тень внутри солнца или солнце внутри тени, как в концепции Инь и Ян.
Я никогда прежде не видела мага с факультета Закона, но теперь одна из них смотрела на нас с высоты второго этажа холла.
- …раз в деле замешан факультет Закона, то содержимое завещания будет неоспоримо, - мягко прошептал учитель.
В конце концов, в этом и состояло предназначение факультета Закона. Назначив их представителя своим душеприказчиком, Герион Эшборн, скончавшийся месяц назад, сделал тем самым свою последнюю волю абсолютной.
Не говоря уже о самой женщине. От одного лишь взгляда на нее было достаточно, чтобы кровь в жилах потекла в обратном направлении. В отличие от сочащейся зловещей ауры Орлока Цезармунда или жестокой красоты Лувиагелиты Эдельфельт, ее улыбку переполняли доброта и холодность, которые словно затягивали тебя. Такое ощущение, будто она нежно гладила твой позвоночник изнутри.
(…она змея.)
Эта мысль интуитивно пришла мне в голову.
Ее холодность, блеск – словно смотришь на рептилию. Странное кимоно с длинными рукавами создавали впечатление змеи, сбрасывавшей кожу.
- …во блин, факультет Закона… - пробормотал Флю.
- …эти отступники… - в тон ему тихо произнес Орлок.
Странно было видеть, как эти двое в чем-то сошлись во мнении. Похоже, «еретики Часовой башни», как еще называют факультет Закона, нажили себе немало врагов.
Хисири Адасино, в свою очередь, явно не обратила на их слова никакого внимания и открыла конверт.
- В завещании лишь три пункта, - произнесла она и начала зачитывать: – «Спроси имя ангела».
Ее тон слегка изменился.
В этот момент пробудились воспоминания о предыдущем владельце замка Арда, Герионе Эшборне. Я никогда с ним не встречалась да и не могла сказать наверняка, встречала ли его Хисири, но перед моими глазами все равно замаячил образ старца, нервно поднимавшего с постели.
- «Того, кто будет спрошен и не сможет дать ответ, растерзают ангелы», - зачитала женщина второй пункт.
По холлу начал расползаться шорох. Шурх, шурх, шурх, шурх, шурх, шурх… Словно слова старого хозяина были заклинанием, пробудившим всех ангелов, что он собрал в замке. Иллюзия того, что невидимые ангелы заполняли собой пол, стены и даже потолок, никак не желала покидать меня.
- «Те, кто сможет завладеть ангелами, получат мое наследие».
После этого Хисири замолкла.
- …и все? – спросил Флю, поглаживая заросший щетиной подбородок грязной ладонью.
- Да, - кивнула Хисири, складывая письмо. – Никаких ограничений по времени установлено не было.
В сочетании с ее нарядом эта сцена напомнила мне о дальневосточном стихотворении. Я где-то читала об обычае писать любовные письма в стихах и отправлять их, но не знала, подходил ли этот обычай национальности ее одеяния.
- В дополнение, каждому из вас была дана подсказка. Пожалуйста, взгляните на свои приглашения.
Учитель поднял наше приглашение. Там, где еще секунду назад ничего не было, внезапно появились золотые буквы. Похоже, подобное произошло и с приглашениями остальным, в чем он украдкой убедился.
- Это будут ваши «ангельские имена», - прошептала она.
- Понятно. Надпись возникла, откликнувшись на естественные волны местной магической энергии. Просто, но очень эффективно, - восторженно произнес мой учитель.
Похоже, его любопытство пробудилось. В такие минуты выражение его лица напоминало морду кота, забавлявшегося с любимой игрушкой, но было непонятно, знал ли он об этом или нет. Прочитав буквы на конверте, он едва заметно прищурился.
- «Ангельское имя», значит? Это что-то вроде магического девиза (магического имени)?
Некоторые маги берут себе новые имена, чтобы отделить себя от обычных имен предков. Похоже, все дело было в простоте. Маг берет себе уникальное имя, которое затем можно будет ассоциировать с изучаемой им областью магии. Это не всегда имя для обращения к самому себе, порой это заявление об убеждениях или же любимый девиз.
Похоже такие имена назывались магическими девизами. Однако, поскольку большинство магических семей, связанных с Часовой башней, уже давно решили посвятить себя стремлению к магии, похоже, в последнее время примеров таких имен не появлялось.
- Для всех вас были приготовлены комнаты, отмеченные вашими ангельскими именами. Рядом с каждой комнатой находится табличка с именем, так что, пожалуйста, сориентируйтесь самостоятельно. Также, похоже, слуги семьи Эшборн будут в вашем распоряжении в течение всего вашего пребывания здесь.
Уже знакомый нам дворецкий поклонился.
Похоже некоторые слуги мистера Гериона остались здесь даже после его смерти. Не знаю, была ли это просто верность, или же у них все еще были какие-нибудь договорные обязанности, но при мысли о том, что они не покинули замок почившего господина, у меня по спине пробежали мурашки.
- Я тоже планирую остаться в замке до тех пор, пока не определится наследник. С нетерпением жду работы с вами.

***

—Итак, пора вернуться в настоящее.
Наша комната.
Огонек свечи освещал помещение, которое, как и ожидалось, было битком набито ангелами. Картины на стенах, узоры на шкафах, куклы на полках и даже стеклянные абажуры на лампах – ангелы были везде. Похоже, одержимость ангелами почившего Гериона Эшборна была довольно сильной.
Я сидела на кровати. После нескольких часов блужданий по замку и стычки с Лувией мы, наконец, смогли отыскать нужную комнату, помеченную именем «Mihael», и перевести дыхание.
- Тот, кто завладеет ангелами, получит наследие, значит? – пробормотал мой учитель, сидевший на диване. Сняв пальто и куртку, он принялся массировать уставшие ноги. Не отрываясь от этого занятия, он извлек сигару и сунул в рот. Табачный дым быстро заполнил комнату, опускаясь на дорогую мебель. Это, наверное, должно было меня расстроить, но я решила промолчать.
Потому что, почувствовав этот запах, я словно вновь оказалась в квартире моего учителя.
Осторожно запрятав свои мысли в укромный уголок разума, я глубоко вздохнула и хлопнула себя ладонями по щекам. Услышав это, учитель посмотрел на меня, поэтому я спросила:
- …Вы понимаете, что значат эти слова, учитель?
- Ну, вариантов не так уж много. В конце концов, весь замок буквально кишит ангелами.
Он был на все сто процентов прав. В холле, в этой комнате, в коридорах, на лестницах – все было настолько заставлено ангелами, что начиналась клаустрофобия. Если попытаться со всей серьезностью сосчитать их, то мы уже видели больше сотни. Если же подумать, сколько их было во всем замке… я даже представить себе этого не могла.
- Даже если дело не в этом, ангелов слишком много, они разнятся по происхождению, истории и типам. Собери столько символов в одном месте, и центр начнет размываться. Например, как мы различим, какие ангелы относятся к магии, а какие – просто часть его коллекции?
- Хихихи, стоит отбросить в сторону весь твой багаж книжных знаний, и начнет просвечивать невежество! – раздался голос со стороны моей правой руки. В этот раз, однако, мой учитель не стал терпеть оскорбления.
- Грэй, подай-ка мне Адда, пожалуйста.
- Конечно.
И тут голос начал паниковать:
- П-постой, Грэй! Ты же не намерена меня сдать, правда?
Не обращая внимания на жалобы, я сунула руку в недра своего плаща, отстегнула крючок, и на пол упала высокая узкая клетка. Внутри находился предмет из множества маленьких кубоидов. Он очень походил на кубик Рубика, которые я увидела, оказавшись в Лондоне, только гораздо более сложный и искусно сработанный. На лицевой стороне у него было изображение глаз и рта.
Глаза пошевелились и уставились на меня.
- Т-ты! Пусть это и временно, но я был твоим другом десять лет! Больше у тебя никого нет, так что защищай меня или, по крайней мере, подумай, прежде чем отдавать на растерзание! Я ведь заслуживаю хотя бы этого, разве нет?! Подожди, еще не слишком поздно передумать! Спрячь меня! СПРЯЧЬ!!!
Такова были истинная природа голоса, всегда нам мешавшего.
—Адд.
Тайный Знак, который я получила еще в родной деревне. Я не так уж много видела Тайных Знаков, но все равно думала, что мой, умевший говорить, явно выбивался за рамки нормы.
Назвать его живым язык не поворачивался, он скорее походил на трехмерную анимацию, про которую я узнала после приезда в Лондон. Он был со мной с самого дня моего рождения — больно было признавать, но он действительно был моим первым другом, поэтому я и не замечала его странности. Однако, мой учитель, впервые увидев Адда, очень удивился и, похоже, даже хотел забрать его.
Но теперь, все было по-другому.
Вцепившись в клетку, он изо всех сил начал трясти ее, словно шейкер для коктейлей.
- Айайайайайайайайайайайа! – завопил Адд. Кубик летал по всей клетке, пока учитель не решил, что с него хватит, и не бросил клетку обратно мне.
- Хорошо. В любом случае, нам двоим стоит работать вместе, чтобы исследовать замок и заполнить пробелы в познаниях.
- …то есть, и я тоже?
- А кто будет меня охранять? И проясню сразу: если мы ввяжемся в бой с другим магом, единственным, кто погибнет, буду я.
Он втянул грудь, пытаясь показать, насколько бессильным он был. Разумеется, его заявление прекрасно сочеталось с моими суждениями, но я бы хотела, чтобы он хотя бы пытался это скрывать.
Видимо, это чувство отобразилось на моем лице, потому что…
- Всю претенциозную, ложную показуху я оставлю себе в юности, спасибо, - сказал учитель.
—Он в юности.
Что же он хотел этим сказать? Я не очень хорошо понимала концепцию «юности», но невольно думала, неужели учитель был когда-то именно таким? Глядя на него сейчас, как он выдувал табачный дым, я не могла представить его никем иным. Даже немного неприятно.
Может быть, поэтому мне вдруг захотелось спросить:
- Зачем Вам наследство замка, учитель? Я слышала, у Вас большой долг перед семьей Эль-Меллой, значит, Вам оно нужно, чтобы расплатиться?
- А ты не слишком прямолинейная сегодня? – криво усмехнувшись, поднял бровь учитель. Коснувшись пальцем укоротившейся сигары, он едва заметно прищурился. – Разумеется, я хочу выплатить долг. Но если слухи окажутся правдой, и наследие замка как-то связано с Магическими метками, то для меня и Райнес оно очень важно.
- Мисс Райнес тоже?
Я не ожидала услышать здесь имя его сводной сестры, поэтому произнесла это немного громче, чем хотела. Но, если подумать, это ведь благодаря просьбе Райнес учитель оказался в замке. Встретив других магов и узнав о наследстве, я совершенно об этом забыла, поэтому внезапное возвращение к этой теме застало меня врасплох.
- Если вкратце, по этой причине мне и дали фамилию Эль-Меллой, - сказал он затушив сигару в пепельнице, которая, исполнив свое предназначение, испустила напоследок быстро исчезнувшую ленточку дыма. Точно так же, похоже, подошел к концу и этот разговор.
- Давай поспим немного. Сегодняшний день был немного утомительным.
Поиграв плечами, учитель разлегся на диване.
- Учитель?
- Можешь спать в кровати. Не отправлять же тебя в комнаты прислуги, да и на диванах мне гораздо удобнее.
Сказав это, учитель закрыл глаза, не дожидаясь ответа. Он никак не подготовился ко сну: не помылся, не разложил постельное белье, из одежды снял только куртку… За подобное Райнес всегда одаривала его убийственными взглядами, но я повысила голос по другой причине:
- Но, учитель… - произнесла я, но замолкла.
Он уже спал.
Неожиданно, но он, похоже не соврал про диваны. Обычно, он на них и спал, будь то в квартире или в лаборатории. Мне даже надоело видеть его спящим на диване с консольным геймпадом в руках.
Но сейчас—
- …
Я тихонько заглянула ему в лицо. Видимо, потому что он вечно хмурился, между его бровями можно было заметить морщинки. Со временем они наверняка углубятся и станут похожи на шрамы. Наверное, это люди и имеют в виду, когда говорят, что годы не проходят бесследно.
Как внешне, так и внутренне.
Я протянула руку, но остановилась, когда пальцы уже были готовы коснуться его щеки. Между нами оставались жалкие дюймы, но я все равно не могла к нему прикоснуться.
- Хаха! В чем дело, Грэй? Ты влюбилась от одного лишь взгляда на его спящее лицо?
- …
Я не стала отвечать.
Крепко схватив клетку одной рукой, я начала размахивать ей так сильно, как только могла.
- Айааааааааааааааааааа! – раздался жалостливый вопль, и мне полегчало.
- …спасибо, - сказала я и поклонилась в сторону дивана.
Нырнув в кровать я натянула на нос одеяла, которые едва ощутимо пахли табачным дымом. Но это меня не раздражало.
Прошло всего лишь несколько минут, прежде чем мой разум унесло в теплый мрак сна.
 
Rayner_FoxДата: Среда, 23.09.2015, 20:06 | Сообщение # 7
No
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 5883
Награды: 35
Репутация: 45
Offline
2

Следующим утром я проснулась незадолго до моего учителя.
Переодевшись, я распахнула занавески и окунулась в лучи утреннего солнца. Мне не очень-то нравилось солнце, но в подобной обстановке символы обычной, повседневной жизни были как никогда кстати. Глубоко вздохнув, я взяла Адда с комода.
Крутанувшись на каблуках, я подвесила клетку под плащом на свое место между правым плечом и локтем. Снаружи это будет практически незаметно. Мой учитель, увидев это, впечатлился и сказал, что это очень напоминало «Дерринджер», но я не поняла, что он имел в виду.
Развернувшись, я успокоила свое дыхание и произнесла:
- …учитель, Вы еще не проснулись?
Ответом мне был невнятный стон.
- …я приготовлю Вашу сменную одежду.
Таким было наше каждое обычное утро. Хотя мы не так уж часто ночевали в одной комнате, так что я по-прежнему чувствовала себя немного неловко.
Достав одежду из чемодана, я разложила ее рядом с его слепо шарящей рукой, и он начал переодеваться. Глаза были закрыты, видимо, он еще не до конца проснулся. Решив не забивать себе этим голову, я взялась за остальные приготовления. Поскольку сигары были единственным, с чем он управлялся самостоятельно, в данный момент моя работа сводилась к тому, чтобы принести ему всякие мелочи, вроде носовых платков. «Он что, дите малое?» - любил говорить Адд. Если честно, я была с ним согласна.
Когда все было практически готово, учитель, наконец, произнес:
- Доброе утро, моя дорогая.
Похоже, проснулся. Он вяло сел на диване и потер глаза.
- …у Вас воротник съехал.
Я поправила воротник, расчесала его длинные волосы, и мы покинули комнату.
Выделенная приглашенным гостевая располагалась в центральной части второго этажа здания. Устройство внутренних помещений замка было не таким уж сложным, но размеры комнат и ширина коридоров мешали моему пониманию интерьера. Так или иначе, вдоль стен, украшенных фресками, стояли уже привычные статуи ангелов. С самого приезда в замок, благодаря тому, что мой учитель называл крахом целостности концепции ангелов, я постоянно чувствовала, будто мы оказались в бесконечной петле.
Когда мы приблизились к одной из больших комнат второго этажа, Адд начал трястись:
- О-о-о, что это за чудесный запах?!
У него же нет носа, как он умудрился что-то учуять?
Впрочем, он был прав. Запах был настолько хорош, что у меня заурчало в животе. И запах был не один — целый оркестр ароматов, сплетавшихся в идеальной гармонии.
Едва мы открыли дверь, все стало очевидно.
- Доброе утро, Лорд Эль-Меллой II.
Посреди большой комнаты стоял огромный гранитный стол, за которым со всем комфортом могли уместиться человек двадцать. Нас же поприветствовала Адасино Хисири, стоявшая рядом с ним.
- Прошу прощения, что не поприветствовала Вас должным образом вчера.
- Пожалуйста, не беспокойтесь об этом. Доброе утро, мисс Адасино, - ответил учитель с явной тревогой на лице, из-за чего Хисири широко улыбнулась.
- Я же сказала, можете просто звать меня Хисири.
Я подумала, сколько же мужчин с радостью отдали бы свои души за эту улыбку. Ее загадочная восточная внешность без всяких сомнений вызывал интерес представителей обоих полов. Украшенные одеяния, похожие на идеально раскрашенное сложенное оригами, казалось, скрывали под собой еще более сильную женственность. Приглядевшись, я заметила, что узоры на ее кимоно, похоже, были сделаны вручную, что лишь усилило странные завистливо-тревожные чувства в моей груди. Мой учитель сказал, что Япония – очень странная страна, где строят дома из дерева и бумаги и где, возможно, есть таинства похлеще магических. Ниндзя, например.
- Простите, но я трус. Мне не по себе рядом с красивыми женщинами.
- И Вы говорите это, когда рядом стоит Ваша прелестная спутница, - произнесла она, посмотрев на меня.
Я невольно сжалась, пряча лицо глубже в тень капюшона. Конечно, меня не пугали красивые женщины. Мне было не по себе со всеми, кого я не знала.
- Только не говори, что ты носишь капюшон даже в помещении, чтобы спрятать свое красивое личико.
- Именно. Я не хочу его видеть.
Хисири неловко рассмеялась, словно ответ учителя застал ее врасплох.
- Вы очень интересный человек. Когда мы вернемся в Часовую башню, я бы хотела с Вами пообщаться.
- Прошу простить меня, но если я начну дружить с факультетом Закона, то не смогу вынести позора.
- Вам не о чем беспокоиться, не так ли? Рядом с Вами свежая кровь (новое поколение), так что Вы, скажем так, любимое дитя Часовой башни.
- Часовая башня просто пытается держать меня подальше от их дел. Иначе почему они отдали мне факультет Современной магии?
Учитель прочистил горло.
Его нынешнее положение в Часовой башне во многом было результатом равноценного обмена.
Мы начали искать свое место за столом. Перед Хисири стояли фарфоровая тарелка и лакированная чаша с палочками для еды. На тарелке было что-то вроде рыбы в соусе, а в чаше – вареный белый рис. Другими словами, завтрак в японском стиле.
- Похоже, наше место вон там, - сказал учитель, глядя на дальний конец обеденного стола.
Рядом с набором салфеток, на которых красовался герб семьи Эль-Меллой, среди серебряных столовых приборов были выставлены тосты, вареные яйца, кровяная колбаса и тушеная фасоль. Традиционный английский завтрак.
Вот он, источник запаха, что мы почуяли ранее.
На столе был огромный выбор блюд, подобранных согласно индивидуальным вкусам гостей.
Упадок общественного мнения об английской кухне начался в конце девятнадцатого века, когда средний класс начал нанимать универсальных горничных. Этих молодых девушек брали из сельской местности, не глядя на их кулинарные таланты, что вылилось в существенное падение стандартов готовки по всей стране. Однако, судя по всему, слуг семьи Эшборн это не коснулось ни в коей мере.
- Похоже, нас досконально изучили, - проворчал учитель, пробираясь к своему месту за столом.
Разумеется, иначе они не смогли бы угодить предпочтениям своих гостей. Интересно, сколько же о нас знал Герион Эшборн? О чем он думал, посылая приглашения, давая нам эти ангельские имена?
Пока я размышляла над этим…
- Ну надо же, разве это не прекрасно?
- У них даже есть вегетарианский вариант! И жареный намеко тофу? Я знал, что здесь можно достать варабимоти, но чтобы удо и васаби шоты?!
Один за другим, в обеденную начали прибывать гости.
- Эй, Хайн, выпьем!
Токито Дзиробу Сэйген вытащил бутыль своего личного сакэ. Несмотря на эксцентричную комбинацию повязки на глазу с монашескими одеяниями, уже во вторую встречу с ним это больше не казалось странным.
Кстати говоря, похоже, Хайн и Розалинда с ним подружились, раз он пришел на завтрак вместе с ними.
- Ценю твое предложение, но пить так рано утром…
- Мужик, ты мне нравишься. Давай, хотя бы по одной!
- …ладно, я же обещал.
Горько улыбнувшись, Хайн взял бокал и осушил его одним залпом, отчего лицо одноглазого ямабуси просияло.
- Ого, твоя глотка просто нечто! А теперь, твоя сестренка… никакого алкоголя, конечно. Простите, не нальете девочке чаю? – подозвал он одного из слуг.
- …спасибо, - взяв чашку, девочка кивнула в знак благодарности.
Увидев, как она поморщилась после глотка, Хайн мягко рассмеялся.
- Наверное, ты еще немного юна для черного чая.
- Н-нет! Я могу его пить! – возразила она, крепко сжав чашку.
- Хорошо, хорошо, но, может, хотя бы добавишь немного молока? Леди любят пить чай с молоком.
- …правда?
Розалинда наклонила голову вбок, из-за чего стала похожа на маленькую белую птичку. Непонятно, почему, но она повернулась к нам.
- Лорд Эль-Меллой II, это правда?
- ?!!
Застигнутый врасплох столь внезапным вопросом, учитель поперхнулся. Едва избежав довольно глупой смерти, он откашлялся, сел ровно и только потом кивнул.
- Это так, моя дорогая. Все, как и сказал твой брат. Чай с молоком – напиток леди и джентльменов, так что можешь добавлять столько, сколько хочешь.
- Хорошо! Спасибо! – лучезарно улыбнувшись, она взяла свою чашку, куда уже было добавлено молоко. Теперь по ее лицу было видно, что она искренне наслаждается напитком.
Глядя на девочку, я вскользь произнесла:
- …а Вы любите детей, правда, учитель?
- …без комментариев, - сказал он, избегая моего взгляда.
Я заметила, как его уши чуть покраснели. Не привлекая внимания к его смущению, я посмотрела в сторону дверей.
- О, это же сакэ! И довольно качественное! – принюхиваясь, в обеденную вошел Флю.
- Отвали! Это мое сокровище, я вез его из самой Японии!
- Да ладно тебе! Вот, я тебе гороскоп составлю, если поделишься!
Он снял свой пояс, и все удивленно вздохнули. На поясе покоилось около дюжины ножей. Деревянные рукояти были сильно истерты от частого использования, но клинки были отполированы до ужасающего блеска.
- Полагаю, он специализируется на астрологии, - прошептал учитель, заметив астрологические знаки на ножах. Даже я, кому учение практически не давалось, смогла узнать двенадцать знаков зодиака.
- В точку. Обычно, за несколько месяцев я беру кругленькую сумму, но в этот раз сделаю скидку специально для тебя. Постарайся не плакать от счастья, когда будешь благодарить!
Флю обращался с ножами, словно с картами. Он напоминал не фокусника, а скорее предсказателя, крутившего колесо фортуны.
- А теперь, дорогой клиент, пожалуйста, назовите свое имя и дату рождения… хотя ты же маг, не скажешь, да? Что ж, тогда пусть все решат звезды и клинки!
Четыре ножа взмыли в воздух. Они странно крутанулись, словно изображая собой созвездие, и начали падать. Но ножи не успели коснуться гранитной поверхности стола, потому что на их пути возник некий предмет.
—Небольшой диск.
Тот же самый диск, атаковавший Хайна вчера, теперь оказался перед ножами Флю. Скорчив гримасу, одноглазый ямабуси нехотя протянул бутыль с сакэ.
- Не предсказывай людям будущее, не спросив их разрешения. Если хочешь сакэ, тогда ладно, возьми немного.
- Хехе, благодарю покорно.
Приняв бутыль с жестом благодарности, Флю отнес ее к своему месту и наполнил свой бокал. Молочно-белая жидкость явно не подходила для винного бокала, но насыщенный запах определенно будоражил воображение. Флю с довольным видом осушил бокал, удовлетворенно улыбнулся и налил себе еще, за что заслужил недовольный взгляд Сэйгена.
- Эй! Хорош!
- Да не скупись ты. А то облысеешь.
- Как облысение вообще с этим связано?! Бутыль на базу!
- …как некультурно, - высказал кто-то позади нас свое мнение по поводу этой забавной перепалки.
В отличие от чарующего голоса Хисири, в этом были сладость и красота недавно распустившихся цветов. Первым ее поприветствовал мой учитель.
- Лувиагелита Эдельфельт.
- Могу ли я иметь удовольствие сесть рядом?
- …непременно, - кивнул учитель, несмотря на очевидное нежелание. Да и деваться все равно было некуда, набор салфеток с гербом Эдельфельтов стоял рядом с нашим.
За ее спиной высился мужчина со спортивных ирокезом, которых я никогда прежде не видела. Он был почти двухметрового роста, а ширина плеч составляла чуть ли не половину от этой величины. Бросавшиеся в глаза прическа и темные очки контрастировали с черным костюмом, в который он был упакован от ушей до пят. Жаль автомата в его руках не было, потому что тогда он бы выглядел так, словно выпрыгнул из какого-нибудь фильма про мафию — его окружала подобная аура.
Словно заметив мой взгляд, Лувия представила его:
- Это Клоун, мой слуга. К сожалению, остальных пришлось отослать домой, так что со мной остался только он.
- Клоун? Не очень-то подходящее имя.
- Не он его выбрал, - сказала Лувия, откинув рукой свои волосы.
…ну, наверное, не так-то просто завивать свои локоны таким образом самостоятельно. Хотя мне казалось, что магесса ее уровня вполне могла делать это с помощью магии.
Кивнув, учитель вновь посмотрел на дверь.
- Похоже, Орлок к нам не присоединится.
Орлок и его юный спутник были единственными, кто не пожаловал на завтрак. Ему даже не было подготовлено место за столом. Похоже, он попросил слуг семьи Эшборн принести завтрак ему в комнату.
Конечно, мне он не очень-то нравился, но даже мой учитель облегченно вздохнул, взяв в руки свои столовые приборы.
Я взялась за свою порцию и после первого же укуса замерла. Колбаса и фасоль были приготовлены и приправлены так идеально, что я едва не застонала от чистого удовольствия. Управляющий моего общежития, Кришна, хорошо готовил, но разница между качеством ингредиентов была слишком велика. Текстура колбасы в сочетании с перечной пикантностью и смесь вкусов тушеной фасоли и поданного к ней картофеля были просто феноменальны. Покоренная хрустящим поджаренным хлебом и чуть сладким маслом, я невольно потянулась за добавкой. Вода в стакане была газированная, что лишь еще сильнее подстегивало аппетит. От такой эйфории улыбка возникла даже на лице моего учителя.
Но это не продлилось и десяти минут.
Пока мы наслаждались завтраком, Лувия вдруг произнесла:
- Минуточку вашего внимания, пожалуйста.
Взгляды присутствовавших метнулись к ней. Даже здесь, среди выдающихся магов, ее магнетизм был очевиден.
- Прошлой ночью Лорд Эль-Меллой II почтил меня подсказкой по поводу наших ангельских имен.
- !!!
Элегантно улыбнувшись моему испугавшемуся учителю, Лувия продолжила:
- Он сообщил мне, что это Шемхамфораш.
Кого-то это заявление, похоже, напугало, тогда как другие лишь кивнули, словно подтвердились их подозрения.
Ее взгляд замер на моем учителе. Она словно говорила: «Теперь мы квиты».
Я спросила учителя как можно тише:
- …учитель… кто это за шемхамфора такая?
- …
На вопрос, который уже давно не давал мне покоя, ответил не мой учитель:
- …это из каббалы. Означает что-то, вроде «имен Бога», - произнес сидевший неподалеку Флю, поглаживая свой небритый подбородок.
- Имена Бога?
- Если вкратце, это имена семидесяти двух ангелов, образованные путем добавления суффиксов к именам божественным. Это пришло из Ветхого Завета, Исход, где Моисей «сделал море сушею». Взяв по букве из строк 14:19 по 14:21 на изначальном иврите, они получили сокращения для имен семидесяти двух ангелов. На самом деле это всего лишь игра слов, но каббала изначально специализировалась на нотариконе (игра слов) и гематрии (игра чисел), да и сами стихи описывают величайшее чудо Моисея. Так что неудивительно, что их использовали именно для этого.
- …семьдесят два ангела…
Похоже, даже это было обычным знанием для мага. Они все поняли, едва услышав слово «Шемхамфораш».
- Имя архангела Михаила довольно распространено, оно встречается во многих традициях. Но Микаил гораздо реже. Раз эти имена здесь в одной связке, то это наверняка Шемхамфораш, других вариантов нет, - шепотом добавил учитель, чтобы лишь я его услышала.
- Ангелы, упомянутые в завещании Эшборна, скорее всего спрятаны где-то в замке. Если наши ангельские имена из Шемхамфораш, то велика вероятность, что они являются подсказками. Ангельские имена Шемхамфораш связаны с двенадцатью знаками зодиака и семидесятью двумя демонами Малого ключа Соломона. Также, учитывая, что это каббала, можно предположить, что здесь присутствует какой-то шифр или загадка.
- И ты уже успел все это сообразить? – щелкнул языком Сэйген.
Он тоже пришел к таким же умозаключениям? Но я не успела подумать об этом, потому что он продолжил:
- Что ж, почему бы нам не поделиться друг с другом своими ангельскими именами?
В обеденной сгустилось напряжение.
Словно не обращая на это внимания, Сэйген как ни в чем не бывало поигрывал висевшей на его шее ракушкой с дружелюбной улыбкой.
- У нас уже есть несколько подсказок, разве нет? Если поможем немного друг другу, все пройдет быстро и без проблем. Кроме того, наши ангельские имена все равно указаны на табличках рядом с комнатами, так что не вижу смысла их скрывать.
Последовавшая тишина четко указывала на присутствовавший в помещении конфликт. Разумеется, Сэйген был прав. Всем нужна была информация, а имена висели прямо рядом с нашими комнатами — из-за чего я и учитель уже успели вляпаться. Дело было не в том, что кто-то намеревался их скрыть. Суть проблемы была в другом.
Информация о Шемхамфораш увеличила шансы того, что наследие могут увести прямо у тебя из под носа. Разумеется, шансы того, что оно достанется тебе, тоже увеличатся, но если положить на чаши весов все плюсы и минусы, то в какую сторону будет перевес?
На данный момент учитель и я знали два ангельских имени.
Лорд Эль-Меллой II — Михаил.
Лувиагелита Эдельфельт — Микаил.
Значит, у остальных…
- Прошу прощения, но здесь я вас покину.
- А, Хайн!
Хайн встал и покинул помещение, Розалинда последовала за ним.
- Ну, полагаю, он сказал за всех.
- Думаю, я уже внесла достаточную лепту.
Флю и Лувия закончили завтракать и тоже удалились.
Прикрыв лицо ладонью и разочарованно простонав, Сэйген, в конечном итоге тоже сдался и встал из-за стола. И вот в обеденной после них осталась лишь холодная враждебность, словно мы были окружены голодными волками.
Мой учитель тяжело вздохнул:
- Похоже, никто не хочет делить пирог поровну, как хорошие детишки.
- Ну и ну, как жаль, - с улыбкой произнесла Хисири, единственная, кто здесь остался, помимо нас.
Может, дело было в том, что как наблюдателя её не волновали конфликты, но ее улыбка, похоже выражала одновременно безмятежность мудреца… и потенциальную угрозу.
 
Rayner_FoxДата: Воскресенье, 01.11.2015, 21:46 | Сообщение # 8
No
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 5883
Награды: 35
Репутация: 45
Offline
3

С наступлением ночи он начал действовать.
После утренних событий ему, как и большинству остальных, принесли ужин в комнату. В то же время, он установил защитный барьер по периметру комнаты на случай появления незваных гостей. Убедившись, что барьер действует, он повернулся, чтобы уйти.
- …Хайн? – лежавшая в кровати девочка потёрла глаза и позвала его сонным голосом.
- А, Розалинда. Прости, я тебя разбудил?
- …ага.
Подойдя к слабо кивающей девочке, Хайн погладил ее волосы так нежно, что могло показаться, будто он ее даже не коснулся. Девочка довольно зажмурилась, и он мягко улыбнулся. Собрав в кулак всю свою решимость, он отстранился от нее.
- Я отлучусь ненадолго. Ничего, если ты побудешь одна?
- Хорошо.
Вяло кивнув, она было открыла рот, но замерла в нерешительности.
- …ммм.
Повернувшись, он посмотрел на нее, ожидая невысказанный вопрос.
- Ты все-таки собираешься драться с остальными? Даже с Лордом Эль-Меллоем II?
Он слабо улыбнулся в ответ.
- Он тебе понравился, да?
- …х-хотя тебе он не ровня, - поджав губы, Розалинда отвела взгляд.
Увидев это, он невольно подумал, что она действительно была очень похожа на маленькую птичку. Ее слишком хрупкое на вид тело, которое, казалось, готово было сломаться от малейшего прикосновения, и белоснежное платье, напоминавшее крылья птенца. Она казалась такой… мимолетной.
Именно поэтому он любил свою сестру больше всего на свете.
- Не волнуйся. Я намерен лишь затушить несколько вспыхнувших искр, а Лорд Эль-Меллой II — очень мудрый человек. Он не станет рисковать зря.
Оставаясь спокойным и мягким до самого конца, Хайн покинул комнату.
В каменном коридоре царила тишина.
Повернувшись, Хайн выглянул наружу, где дул пронзительный холодный осенний ветер. Дело было не только в температуре, было в нем нечто, закрадывавшееся в самую душу. Возможно, это было присутствие магии.
- …ах, - слабо выдохнул Хайн и начал идти.
Замок Адра был двухэтажным строением. Если посмотреть на него с высоты, его искаженная структура была очень похожа на восточную магатаму… и, в какой-то мере, на свернувшийся утробный плод. Словно защищая его, вокруг тянулись похожие на руки стены, под которыми раскинулся обширный сад.
Оказавшись в этом саду, Хайн избрал новое направление и продолжил свой путь.
Его шаги были твердыми, уверенными, он знал куда идет.
Его вели направления, которые дало ему ангельское имя.
Если обдумать утреннее обсуждение за завтраком, то в Шемхамфораш, так называемых именах семидесяти двух ангелов, можно увидеть отсылку к двенадцати знакам зодиака. Обычно, зодиак использует Солнце для определения направления, но если сократить возможные варианты до одного из семидесяти двух ангелов, то направление можно определить с точностью до пяти градусов.


Ссылки на таблицу и карту большего размера


Когда он понял все это, ему оставалось лишь идти в нужном направлении из своей комнаты.
Его ангельским именем было «Ариил». Этот ангел относился к знаку Рыб. Его существование не было ограничено каббалой, он появлялся в Мильтоновском «Потерянном раю» и много где еще. Сравнительно говоря, его можно было назвать одним из самых известных ангелов. Его даже к ангелам порой не причисляли: в «Буре» Шекспира он был духом стихии. Это значило, что вариантов интерпретации его имени было очень много, поэтому, если бы Лорд Эль-Меллой II не упомянул Шемхамфораш, на то, чтобы прийти к нужному выводу, потребовалось бы немало времени.
Но ведь ангельским именем для этой комнаты является «Микаил», разве нет?
Хайн подслушал разговор Лувиагелиты и Лорда Эль-Меллоя II прошлой ночью, к несчастью для них. После того, как он преобразовал полученные ангельские имена в направления, ему оставалось лишь выяснить, где сходились все линии.
В небе сияла полная луна.
Вскоре плотная куща деревьев заслонила лунный свет, и сад перетек в лес.
Хайн продолжал идти. Не обращая внимания на деревья и ветви, он продирался вперед. Особый костюм, разработанный семьей Истари, без всяких проблем выдержит столь суровое обращение.
Миновав еще несколько дюжин метров, Хайн вдруг услышал вибрирующий шум.
- Здесь, да?
Остановившись, Хайн поднял взгляд. Перед ним высилась статуя.
Он не мог сказать наверняка, были ли они ангелами или нет. Вокруг виднелось множество статуй, изуродованных тем или иным образом. В очертаниях он едва мог различить смутные человекоподобные формы, но это все, что позволяла разобрать степень их разрушения.
- Хмм.
Сунув руку в карман пиджака, он достал приглашение с его ангельским именем, которое теперь тускло светилось. Сродни вчерашнему таинственному появлению имени, на бумаге начали возникать новые слова.
Ангел станет зверем. Устремив взор на запад, он поглотит Солнце.
- …значит, еще не конец? – прошептал Хайн, увидев новое послание.
Скорее, это было только начало. Разумеется, сюда любой сможет добраться, со смешком подумал он.
Но это не обескуражило молодого человека.
(Зверь… запад… это значительно сокращает список кандидатов.)
Среди семидесяти двух ангелов, имена большей части которых были получены игрой слов, были и те, кто упоминался в конкретных легендах. Но выяснить, кто из них был как-то связан со зверьми и западом, было, без всякого сомнения, недостаточно. Он должен совместить эту информацию с другой подсказкой, которую наверняка надо искать в замке.
Хайн осторожно коснулся земли.
За садом хорошо ухаживали, поэтому он был в безукоризненном состоянии, чего не скажешь о лесе. На влажной земле среди растительности Хайн смог разглядеть легкое уплотнение.
- …следы ног?
Убрав приглашение, он извлек из кармана новый предмет.
На его открытой ладони покоилось нечто, напоминавшее детскую игрушку. Это была небольшая собака, созданная из маленьких металлических цилиндров. Опустив руку к усеянной папоротником земле, он прошептал:
- Преобразовать.
На мгновение могло показаться, что его пальцы засветились. В следующую секунду собака ожила.
Спрыгнув с ладони Хайна, модель начала принюхиваться, словно настоящая собака. Производство человекоподобных автоматонов являлось уже устаревшим видом магии, но, в противовес, другие методы создания автономных марионеток только начали развиваться.
В частности, эта металлическая собака была особым творением. Она являлась одним из Тайных знаков семьи Истари, которые Хайн привез с собой. Будучи продуктом алхимии Истари, эта модель могла чуять не только запахи, но и остаточные следы магии.
Спустя несколько мгновений металлическая собака взяла след и побрела вперед. Хайн не отставал.
Выйдя из леса, молодой человек вновь окунулся в лунный свет. Лучи ночного светила падали на сотни цветов, росших в саду. Просто идеальная ночь для поэтов и магов. Лишь тихий звук шагов возвещал о присутствии алхимической собаки и ее хозяина.
Сам того не заметив, он вернулся к замку. Хайн следовал за механической собакой вдоль стен, в то время как его разумом завладели другие мысли.
(…за мной следят?)
Хайн мог чувствовать какое-то присутствие. Если быть точным, то чувствовал не он, а драгоценные камни — еще один Тайный знак, который был при нем.
Фишка Истари «Живой камень» сравнивается со слабым подобием способностей Героических душ, но вообще-то является значительным талантом.
Хайн вспомнил слова Лорда Эль-Меллоя II. Разумеется, он внимательно слушал все то, что было сказано во время его недолгой стычки с Токито Дзиробу Сэйгеном.
(…они явно не сидели, сложа руки.)
Не сказать, что семья Истари хранила свой «Живой камень» в секрете, но записи о нем были крайне малочисленными и разобщенными. Знать название — это одно, но количество магов, которым была известна его суть, было почти что равно нулю. Даже если Хайну не хотелось это признавать, этот мужчина определенно располагал знаниями, достойными Лорда.
(…Героические души, да?)
Лорду Эль-Меллою II было многое известно о Хайне, но Хайн тоже кое-что узнал о нем. Примерно десять лет назад он участвовал в напряженном конфликте между магами на Дальнем Востоке. Это событие было на устах некоторых магов и по сей день.
Четвертая Война за Святой Грааль.
Как-то так назывался этот конфликт.
По всей видимости, это была битва между Героическими душами. Святой Грааль — который определенно не являлся той самой священной чашей из христианской веры — призывал Героические души, чтобы те сражались друг с другом. Последнему выжившему даровали исполнение желания.
Это был нелепый ритуал, даже несмотря на явный интерес к нему со стороны магов.
Даже Хайн не знал подробностей этой войны и ее итога.
Но Лорд Эль-Меллой II — в то время известный лишь как Вэйвер Вельвет — был единственным выжившим из магов, участвовавших со стороны Часовой башни, и нет никаких сомнений, что он прошел через самую ужасную из битв.
(Мне не стоит его недооценивать.)
Таково было решение Хайна.
Хайн, даже будучи сильнее в плане магии, был уверен, что у этого человека припрятан козырь в рукаве. В данном случае, это даже может оказаться чем-то гораздо более ценным, чем сама магия.
Более того, Лорд Эль-Меллой II был не единственным его противником. И Сэйген, с которым он уже сражался, и Флю, известный как «убийца», несли в себе страшной величины угрозу. Не говоря уж о принцессе Эдельфельт и этом затворнике Цезармунде, которых тоже кроме как монстрами не назовешь.
Но даже так, Хайн должен был заполучить это наследство любой ценой.
(…Розалинда.)
Когда образ его младшей сестры всплыл перед внутренним взором, он еще сильнее почувствовал бремя «того», что было запечатлено на его ноге.
Магическая метка.
Прежде всего, Хайн даже не намеревался унаследовать метку семьи Истари. Его веселый и яркий нрав никак не вязался с темной стороной магии, поэтому, забросив обучение на полпути, он покинул семью и постучал в двери Церкви. В результате, семья Истари, лишившаяся старшего наследника, сосредоточилась на втором ребенке — и случилось несчастье.
Реакция тела Розалинды на Магическую метку была… ненормальной.
Магические метки были сродни внутренним органам. Если не учитывать крайне небольшое (и периодически убывающее) число исключений, принять метку могут лишь те, в ком течет кровь семьи, но даже так тело все равно будет ее отвергать. Поэтому метку пересаживают малыми частями через определенные промежутки времени, пока носитель не достигнет полной половой зрелости. Это, в сочетании с принятием препятствующих отторжению лекарств и услугами Настройщика, было фундаментальными принципами адаптации метки к новому телу.
Но отца Хайна, судя по всему, снедало нетерпение.
Или, может, главной причиной было то, что приспособляемость Розалинды к метке была просто феноменальной.
Собственно говоря, случай его сестры никак нельзя было назвать отторжением. Вероятно, лучше будет сказать, что она приспосабливалась слишком хорошо. Ей пересадили Магическую метку всего за год, и при этом не наблюдалось никаких признаков отторжения. Правда, однако, заключалась в том, что метка на самом деле украла внушительную часть ее жизненной силы. Узнав об этом от семьи, Хайн тут же отбросил прочь законы Церкви и вернулся, чтобы метку повторно пересадили ему, но было уже слишком поздно.
Побывав в теле Розалинды, Магическая метка полностью изменилась.
Девочка начала оправляться, но метка принялась постепенно красть жизненную силу Хайна. Видимо, в силу того, что он был более жизнеспособен, Магическая метка на его ноге глубоко въелась в его тело. Удалить ее больше не представлялось возможным. Хайн поговорил со свои старым другом-шаманом, и тот сказал, что ему, скорее всего, осталось жить несколько лет.
…смерть его, впрочем, не волновала.
На самом деле, если он умрет, они смогут извлечь Магическую метку из его тела. Сокращение отведенного ему срока было несчастьем, но для семьи магов это было более чем распространенное явление.
Однако.
Хайн не хотел, чтобы его сестра жила с виной за смерть собственного брата.
Лишь это Хайн не в силах был вынести.
На его лице расцвела слабая, горькая улыбка.
Обычный Настройщик теперь не спасет его от Магической метки. Поэтому, не важно, какой ценой, Хайн должен был заполучить в свои руки наследие Гериона Эшборна — Мастера восстановления.

***

Хайн прервал свои размышления.
Пройдя треть территории замка, Хайн резко почувствовал, как напряглось его тело.
В следующее мгновение, собаку, которая шла впереди, разорвало на куски.
Разумеется, разрушить Тайный знак семьи Истари было не так-то просто, но тем не менее… Сама тьма содрогнулась, словно желая попрать свою жертву.
В тени замка, куда не проникал лунный свет, таилась еще более глубокая чернота. Хайн не мог толком различить ее очертания. Тихое и спокойное, как сама смерть, существо, которое определенно было там, не обладало четким присутствием.
Во тьме лишь парило два темно-красных глаза.
Хайн услышал голос.
- Я спрашиваю у тебя ангельское имя.
Сказать, что голос был хриплым, — значит не сказать ничего. Он скорее напоминал шум ветра. Хайн в ответ широко раскрыл глаза.
- Так это тебе я должен сказать?
Хайн сразу же подавил свое волнение. Существо перед ним явно не намеревалось отвечать на его вопрос. Хайн осторожно все обдумал и решил озвучить то, что ему дали в самом начале.
- Ариил.
Это было имя, написанное на приглашении. Ангельское имя Хайна. Но существо в ответ лишь повторило:
- Я спрашиваю у тебя ангельское имя.
(Значит, все-таки не то…)
Ну разумеется, иного он и не ожидал. Если бы достаточно было просто назвать ангельское имя, то во всей этой забаве не было бы смысла. Где-то должен быть ответ, удовлетворивший бы старого хозяина замка, даже если Хайн не знал его прямо сейчас. Если так, то ответ наверняка был как-то связан со списком имен, но в нем все еще было более десяти кандидатов.
Тогда почему бы не попытать счастья и не назвать одно из этих имен?
Но это будет—
- Если не можешь ответить, то будешь разорван.
Тень начала подниматься.
Это было странное ощущение. Он словно наблюдал, как нечто плоское обретало третье измерение.
Сказать наверняка было сложно, но существо, по крайней мере, обрело новую форму, встав на четыре конечности. Увидев, насколько грозными были поднятые когти, Хайн понял, что произошло с его собакой. Скорее всего, даже человеческие плоть и кости они разорвут, словно бумагу.
Хайн прочел заклинание.
Но…
- Преобразовать.
…прежде чем заклинание подействовало, когти зверя впились в его тело.
Так могло показаться со стороны.
На самом деле, у сотворенного Хайном заклинания не было какого-то внешнего проявления. Но когти зверя ударились о что-то твердое.
Одежда Хайна оказалась разорвана в клочья, но под ней виднелась не кожа, а странное лиловое свечение.
- Сила магии соразмерна с тем, что происходит в теле… Это основной принцип, которому учат в семье Истари.
Голос юноши переполняла самоуверенность.
Драгоценный «Живой камень» Истари был сокрыт глубоко в теле Хайна.
Вливая в свое тело магическую энергию, он мог изменять его строение одним-единственным заклинанием. По его подсчетам, один из камней покрывал около семи процентов тела. Активировав лишь половину из них, он защитил себя лиловой броней на восемьдесят четыре процента.
По шкале Мооса эта броня была сравнима в твердости с сапфиром.
- Ты сказал, что разорвешь меня, да? – произнес Хайн, не забывая про свою честь до самого конца.
Даже его лицо изменилось и стало того же материала, что и все остальное тело. Изначальная одежда Хайна была творением алхимии Истари. Костюм, который легко сочетался с Живым камнем, оказывал стабилизирующий эффект. Рукава пиджака превратились в латные рукавицы, а обувь — в поножи.
Теперь Хайн стал очень похож на непробиваемого рыцаря.



- К сожалению, твои когти, похоже, не могут повредить мое тело.
Его спокойный, отчетливый голос эхом разнесся по ночному воздуху вокруг замка. Лунный свет отражался от поверхности брони, словно она была из хрусталя.
- С другой стороны, сможешь ли ты защититься от моего копья?
Копье появилось в его руке одновременно с броней. Оно было создано из того же Живого камня. Силой алхимии оружие было усилено до предела, из-за чего наконечник стал тверже алмаза. Хайн был уверен, что верхом на скачущей галопом механической лошади семьи Истари он бы смог пронзить даже танковую броню.
Эти броня и копье были, по сути своей, судьбой Хайна.
Обликом, перед которым оказались бессильны даже убийцы Церкви.
В то же время Хайн начал воспринимать зверя перед ним все более отчетливо. Возможно, в результате воздействия какой-то магии, он по-прежнему не мог разглядеть детали, но теперь ему было ясно, что зверь чем-то напоминал волка. Или тигра из далеких земель — нет, даже больше.
(Зверь…)
Хайн вспомнил недавнее сообщение.
- Во Франции восемнадцатого века существовала легенда о Жеводанском звере, разве нет? В качестве альтернативы, если связать с этим замком, может, это был херувим, охранявший Небесный Сад?
Согласно архивам, в первый день июня 1764 года во французской провинции Жеводан появился таинственный зверь. Истинная природа существа, убившего более сотни людей, так и осталась тайной, и в итоге эта история превратилась в легенду о волколаке (Ругару). Херувимы же, с другой стороны, были стражами восточных границ Рая с четырьмя лицами и четырьмя крыльями — формально, ангелами, чья внешность была наполовину гуманоидной и наполовину звериной.
Он нутром чувствовал, что здесь была какая-то связь.
- …
Хайн неторопливо поднял копье. Сместив свой вес вперед, он начал очень медленно сокращать дистанцию. Чем бы ни была эта тварь, он пронзит ее, когда окажется на расстоянии удара.
В следующий миг зверь взвыл.
Словно отреагировав на это, воздух вокруг Хайна внезапно изменился.
- ?!!
Горячо.
Хайна окружил поток воздуха горячее самого пламени. Даже его броня из Живого камня не могла справиться с таким жаром.
(Это не магия… особая способность?!)
Рука Хайна сразу же пришла в движение. Выхватив из рукава, ставшего частью брони, склянку, он открыл ее. Содержимое, смешавшись с од Хайна, моментально испарилось с совершенно антинаучным результатом.
Возникшие языки белого пламени начали закручиваться с низким звуком. Казалось, выпущенный Хайном огонь лишь усилит палящий жар, но произошло совершенно обратное. За какие-то несколько секунд пламя превратилось в ледяную колонну.
- А ты думал, алхимия работает только с минералами?
Под шлемом расцвела веселая улыбка.
- Алхимия охватывает все, будь то жидкость, газ или даже концептуальная форма, не существующая в этом мире. Ну, как минимум, это мой конек.
Концепция элементов.
Лорд Эль-Меллой II уже говорил об этом, но Хайн обладал родством сразу с двумя элементами: Огнем и Водой – что было редкостью даже в мире магов. Могло показаться, что это противоречивое родство, но эти элементы не обязательно пребывали в конфликте друг с другом. Разумеется, обладание подобным двойным элементом было само по себе редкой способностью, но если подумать о жидкости, которая горит, понять будет не так уж сложно.
В данном случае произведенное им жидкое пламя в мгновение ока поглотило жар из воздуха.
Рука Хайна шевельнулась, и его копье сверкнуло.
Клинок устремился во тьму. Живой камень не просто создавал эластичную броню. Он также усиливал физические показатели, придавая ему сверхчеловеческие способности.
Зверь отреагировал.
Он смог отразить когтями первый удар, но следующие два попали в цель. Однако зверь, даже не вздрогнув, отпрыгнул в сторону.
(Он убегает?!)
Придав броне более подходящую для преследования форму, Хайн бросился следом.
Как и ожидалось от зверя с таким обликом, его скорость превосходила ту, что мог развить Хайн. Резко сменив направление, зверь устремился в один из коридоров замка, выходивших наружу.
Раздался пронзительный скрежет металла о камень. В ночное время помещения замка были не только не освещены, но и полностью изолированы от лунного света. В результате, тьма снаружи не шла ни в какое сравнение с тем, что царило в замке. У Хайна не оставалось иного выбора, кроме как преследовать зверя, полагаясь на ощущение его присутствия в коридорах.
- …
По непонятным причинам Хайну не удавалось перебороть тревогу, которая начала подниматься в его груди. Прежде чем даже его разум осознал это, кровь, пульсировавшая в его венах, и кожа, покрывшаяся мурашками, похоже, поняли всю серьезность ситуации.
(Не может быть…!)
Продолжая погоню, Хайн кое-что осознал.
Он думал о сообщении, которое проявилось на приглашении, прежде чем он покинул лес.
Что если он был не первым, кто его прочитал?
Что если сообщение на этом конверте на самом деле было прочитано до него?
Что если тем, кому зверь задавал вопросы… был вовсе не он?
—Вскоре ответ предстал перед ним.
Лунный свет проникал внутрь через застекленную крышу.
Он стоял посреди атриума замка. Это место было прямо напротив холла, где они все впервые встретились. В этом старом замке, на роскошь и экстравагантность которого было потрачено немало денег, атриум создавал атмосферу скромной значимости. Стоявшие здесь фортепиано и арфа навевали мысль о музыке, что звучала здесь когда-то.
Присутствие зверя исчезало.
- …
Глаза Хайна остановились на центре атриума. Без всякого сомнения, он был построен только для того, чтобы вместить это.
Посреди атриума возвышалась огромная статуя ангела с мечом в одной руке и весами в другой. Этот образ, явно навеянный статуей Микаила в Мон-Сен-Мишель, был Хайну крайне знаком. На этих весах взвешивались грехи умерших, а меч предназначался для защиты от змия (Сатаны). Несомненно, архангел Микаил был одним из самых знаменитых ангелов — если не самым знаменитым.
- А!!
Внезапно, Хайн осознал.
Густой аромат, витавший в воздухе, не давал ему отвести взгляд.
Богохульство? Или, может, раз это была территория магов, какое-то благословение?
Словно провозглашая победу веры, ангел держал свой святой меч высоко в воздухе.
И этот меч пронзал—

***

Меня и учителя разбудили незадолго до рассвета. Даже в полусонном состоянии, он, похоже, понял, что случилось что-то серьезное. Быстро поправив свою растрепанную одежду, учитель выбежал из комнаты.
Оказавшись в атриуме, мы почувствовали странную тяжесть.
Учитель словно был не в силах сдержать свои чувства, поскольку с его губ слетело:
- Адасино… Хисири…!
Форма замка была чем-то похожа на букву C. На одном конце был уже знакомый нам холл. На другом — этот открытый зал. Не считая картин и фресок, фортепиано, арфа, колонны и даже мебель несли в себе ангельский лейтмотив — яркое проявление эксцентричности почившего хозяина замка.
Но я в кои-то веки не обратила на это ни малейшего внимания.
Потому что здесь, в центре зала, была она.
Ее кимоно с длинными рукавами было таким красивым, словно его создали именно для этого момента. Восточные одеяния, покрывшие статую ангела, лишь сгущали присущую им атмосферу тайны. Даже кровь, капавшая с ангельского меча, не посягала на эту красоту. Можно было сказать, что даже в окружении чернеющей крови красота пронзенной женщины была единственной, что осталось неизменным.
- …!
Я невольно прикрыла рот ладонью. Потому что, помимо тошнотворно густого запаха крови, я заметила кое-что еще.
Ее голова была запрокинута; на прекрасном лице с плавными экзотическими очертаниями была запечатлена бледная маска смерти, но ее глаза… они были выколоты.
- Это же…!
Учитель затих. Спустя несколько секунд он смог взять в себя в руки и произнес:
- Хайн, ты не мог бы снять ее?
Взгляд Хайна скользнул по залу. Он даже не заметил, как здесь собрались все приглашенные маги.
Сэйген и Флю, Лувиагелита со слугой и даже Орлок в сопровождении толкавшего его кресло мальчика. Как и ожидалось, никто не смог оставить без внимание такое происшествие. Поскольку они были магами, привыкшими к подобному, никто из них не лишился самообладания, несмотря на крайне напряженную атмосферу. Единственным исключением, наверное, была сильно встревоженная Розалинда, но даже она умудрялась держаться, пока рядом был брат.
- Понял.
Не услышав возражений, Хайн подошел к статуе. Из его руки возникла металлическая нить не толще волоса, которая разрезала меч статуи и аккуратно опустила тело Хисири Хайну на руки. Не обращая внимания на кровь, заливавшую его одежду, Хайн мягко опустил ее на пол. К телу сразу же подошел мой учитель и присел рядом.
- Прошу прощения.
Сказав это, он прикоснулся к ней. Убрав в сторону рукава кимоно, учитель, словно опытный доктор, с хладнокровной оперативностью осмотрел ее тело на наличие иных ранений.
- Хайн сказал, что это был какой-то зверь. Ее глаза явно выдавлены чем-то, вроде большого когтя. Кроме этого, у нее отсутствует часть спины. Скорее всего, на этом месте была Магическая метка. Полагаю, маг не может умереть, если не сделать чего-то такого.
Разумеется, все Магические метки были уникальны, но было у них и кое-что общее. Несмотря на то, что метки старых семей развивались в некую форму проклятия, они также позволяли своим владельцам жить, чтобы те вкладывали в них все, что имели. Маг, будучи далеким от человечности, не видел никакой неопределенности в своей смерти. В какой-то мере, каждый маг семьи был лишь сосудом для Магической метки.
Из рукава ее кимоно выпал окровавленный конверт, поразительно похожий на те, что были у нас. Учитель поднял его и сразу же изучил.
- О? Похоже, у нее тоже было ангельское имя. Это…
Он замер.
Хахазия.
При виде единственного слова, отпечатанного на конверте лицо учителя помрачнело.
- Учитель?
Прижав к подбородку запятнанный кровью палец, учитель задумался, не проронив ни слова. Наконец, он дрожащим голосом произнес:
- …думаю, я допустил ошибку.
- Ошибку?
Он ответил не сразу. Трясущимися руками учитель вновь осмотрел жестоко убитую Хисири. Он изучил ее волосы, покрытые засохшей кровью и еще раз присмотрелся к опустевшим глазницам.
- …ангельские имена не были подсказками.
Все посмотрели на него. Первым заговорил прикованный к инвалидному креслу Орлок:
- …если так, то что же они такое?
- Это вовсе не тайна.
В основе слова «тайна» лежало греческое слово «скрыть». Утаивание, сокрытие, недоверие… Тайна несла в себе значение, именно потому что была тайной.
Сами по себе секреты являлись хлебом и солью магии. Чем меньше магов изучает конкретную сферу, тем больше в ней можно достичь. Еще до приезда в замок Адра учитель упоминал, что концепция тем стабильнее, чем больше она распространена, но здесь было с точностью до наоборот – это знал любой, кто называл себя магом.
Поэтому, получив послание от скончавшегося хозяина замка, они приняли это как должное. В своем мире они уже привыкли к подобным замашкам и сочли эту игру святым ритуалом, призванным отсеять тех, кто не достоин наследства.
Но.
Что если тут не было никакой тайны?
- Я уже говорил, что семьдесят два ангела Шемхамфораша можно разбить на знаки зодиака. Точно так же их можно отнести к различным частям человеческого тела. Я уверен, что никому из присутствующих не нужно объяснять связь между микро- и макрокосмосом.
Остальные маги напряглись.
Они уже поняли, что хотел сказать мой учитель.
- Имя Хахазия относится к Овну. Каждый из двенадцати Знаков Зодиака управляет определенной частью тела человека. Овну соответствует голова…
Тут мой учитель замер и мягко продолжил, словно не желая шокировать слабонервных:
- …если вкратце, сузив круг до одного имени, мы получаем, что Хахазия отвечает за глаза.
Я невольно испустила громкий вздох.
Одна из фраз, прочитанных Хисири в холле, вплыла в моей голове.
Того, кто будет спрошен и не сможет дать ответ, растерзают ангелы.
Так вот что это значит?
Это была не какая-то загадка или метафора, а простое и явное сообщение тем, кто искал наследства. Если не сможешь ответить, то тебя разорвут на куски, так что готовься.
- То есть, все эти ангельские имена — всего лишь заблаговременное уведомление о том, как мы будем убиты.
Его голос эхом разнесся по залу. Это почти что походило на заклинание. Я почувствовала, как все ангелы в этом большом помещении внезапно перестали быть праведными существами и преобразились в опытных убийц, жаждущих наших жизней.
Но учитель, сказав это, стыдливо повесил голову.
- Учитель?
- …это плохо, - прошептал он.
Похоже, он меня не слышал. Так сильно его поглотили собственные мысли.
- Учитель!
Когда я позвала его во второй раз, он, наконец, повернулся ко мне.
Печаль на его лице была даже сильнее, чем когда он выяснил истинное значение ангельских имен.
- …это очень плохо.
- Что?
- Этот исход. Кто бы ни стоял за всем этим, создание такой ситуации явно было одной из его целей. Среди всех присутствующих в замке Адра она была единственной, кто знал секрет Эшборна и кому он был не нужен.
Он бросил взгляд через плечо.
Тем самым он ясно дал понять, что имел в виду. Помимо Розалинды, все еще цеплявшейся за Хайна, больше никто не выразил страха. Вообще-то, атмосфера, скорее, стала какой-то… возбужденной.
Они наконец получили доказательство того, что здесь было что-то спрятано. Чтобы заполучить это, им не было нужды смотреть свысока на устранение своих соперников. А теперь, со смертью наблюдателя, не стало и причин для избегания.
- Ха! Значит, ты хочешь сказать, что зверь, выколов ей глаза и вырвав Магическую метку, просто вежливо нанизал ее на меч, чтобы мы смогли полюбоваться? Не смеши меня!
- То есть, я лгу, да, мистер Флюгер?
- Нет, нет. Я верю тебе, Хайн.
- Тогда ты смеешь думать, что по замку бродит призрак моего старого друга Гериона Эшборна?
- Намекаешь, что это сделал кто-то из нас, старый мешок с костями?
В зале поднялся шум.
Голоса магов разносились по помещению, полные тщеславия, враждебности и любопытства, и сливавшиеся в ночную бурю, предвещавшую Дикую охоту.
Да, это так.
Как и сказал учитель, это больше не была простая охота за сокровищами.
Но мое мнение несколько отличалось. Это происшествие не означало, что здесь больше не было тайны для решения. Тайна осталась в сердце этого дела, будь то загадка наследия или же убийцы. На самом деле, ее присутствие чувствовалось еще сильнее, чем прежде.
Мы допустили ошибку в определении природы загадки.
Ибо она не была той, которую можно было решить.
Словно пчелы на мед, маги слетелись на эту сцену бедствия и катастрофы. Теперь, когда тайна стала главной движущей силой представления, вот-вот начнется настоящая история.

Занавес Гран-Гиньоля поднялся.
 
Rayner_FoxДата: Среда, 02.12.2015, 23:18 | Сообщение # 9
No
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 5883
Награды: 35
Репутация: 45
Offline


Глава 3


1

Закрыв дверь в нашу комнату, учитель практически рухнул на диван с душераздирающим вздохом. Все выглядело так, будто он тем самым пытался избавиться от мыслей тяготивших его.
Впервые он, казалось, забыл про свою обычную сигару и просто полностью отдался дивану. Учитель лежал, словно утопая в его мягкости, и его лицо быстро превращалось в мрачную маску усталости.
Я тотчас же налила воды и поставила на столик рядом с ним. Взяв стакан, учитель начал с жадностью пить. Он едва ли заметил, как вода стекала по подбородку и падала на его рубашку и длинные волосы.
- …у нас здесь есть алкоголь?
- Нам оставили виски.
- Сойдет.
Подгоняемая его приглушенным голосом, я взяла с полки бутылку скотча и налила немного в стакан. Он был довольно крепкий, судя по аромату. Я была уверена, что его стоило смешивать с водой или каким другим напитком перед употреблением, но учитель быстро выхватил стакан у меня из рук, словно подумав, что его так или иначе нужно было украсть у меня. Запрокинув голову, он поднес стакан к губам.
Наблюдая за ним, я произнесла:
- …правильно ли было покидать место убийства, не изучив его досконально?
- В подобной ситуации нельзя сказать, когда все станет только хуже.
Утерев подбородок тыльной стороной ладони, он начал стремительно поглощать остатки виски. Я подозревала, что с такой скоростью он намеревался не наслаждаться вкусом напитка, а просто забыться. Я на секунду задумалась, стоит ли нам быть благодарными за то, что, по крайней мере, на бутылке со стаканом не было ангельских узоров. Когда он закончил пить, я вновь спросила:
- Разве никто больше не боится, что их могут убить? То есть… даже мага с факультета политики не пощадили, верно?
- Это и значит быть магом, - раздраженно чмокнул губами учитель. – Часовая башня едва ли не подталкивает магов сражаться друг с другом, дабы они тем самым отточили свои навыки. Иначе им никак не сунуть нос в секреты чужой магии. Есть даже те, кто сочтет ситуацию, вроде этой, наилучшим исходом. Разумеется, факультет политики больше печется о сохранности порядка в Часовой башне, чем о таинствах, но даже они не увидят в этом ничего плохого. Ха, их даже полицией нельзя назвать.
- …
- Можно сказать, все думают именно так: «Даже если дело дойдет до смертельной схватки, выживу именно я».
В своей родной деревне я слышала, что были такие конфликты, в которых люди сражались друг с другом тысячами. Что если доверить людям их собственные изобретения, все кончится лишь адской резней и ничем более. Общество и порядок были созданы для того, чтобы это предотвратить. Похоже, факультет политики возложил на себя эту роль в мире магов.
—Но что произойдет, если порядок исчезнет?
Именно это сейчас происходило здесь, в замке Адра.
В конечном итоге, собравшиеся здесь маги сами начнут убивать друг друга. Словно мир Асур в индуизме? Или, может, это больше походило на бесконечный цикл пиршеств и сражений Вальхаллы?
- …
Стоило мне это представить, как по моей спине пробежались мурашки. Как бы я ни думала об этом, мы оказались в полностью непривычной для нас ситуации. Словно были мотыльками, оказавшимися в ловушке паука. Чем сильнее трепыхаешься, тем крепче тебя стягивает паутина. Оставалось лишь ждать, когда ядовитые зубы вопьются в шею.
И поэтому я высказала то, что сразу же пришло мне на ум:
- Может, тогда убежим отсюда?
- ……
Учитель долго молчал, крепко сжимая в ладонях стакан. Эмоциональный конфликт на его лице был даже сильнее того, что возник, когда он увидел труп Хисири.
И наконец….
- …нет, - вяло покачал он головой.
- Почему? Вы сами сказали, что у Вас нет ни шанса против любого из них, разве нет?
- Все верно. Если случится что-нибудь, вроде дуэли, меня, несомненно, можно будет записать в первые жертвы. Даже выпив, мне так страшно думать об этом, что у меня наверняка подкосятся ноги, если я потеряю бдительность. Страшно настолько, что, будь у нас веревка, я бы решил повеситься, чтобы лишь избежать всего этого, - горько усмехнувшись, он похлопал себя по коленям.
Даже эта улыбка была откровенно вымученной.
- Но даже так, я не могу уйти.
- …Почему? – повторила я. В ответ учитель достал из кармана приглашение.
- Похоже, Герион Эшборн потратил немало времени и сил на то, чтобы досконально нас изучить.
Сказав это, он скривил губы в очередную горькую усмешку.
Прежде я всего один раз видела это его выражение лица. Неприглядное, скверное и отчаявшееся.
При виде этого мне больше не нашлось, что сказать.
Учитель прищурился, глядя на приглашение, и произнес:
- Я должен кое-что сделать в этом замке.
Не «хочу». Должен. Ко мне, разумеется, ни то, ни другое не относилось. Я даже не понимала, чем они различаются.
Но в голосе учителя звучала такая решимость, что, наверное, даже Господь не смог бы ее поколебать. Какой жизнью он жил? Я всю свою жизнь провела в своем старом доме — на том старом кладбище — для меня этот мир казался чем-то недосягаемым. Мы хоть и были так близко друг к другу, но я совсем его не понимала.
И все же, с горизонта, который я даже не знала, как начать понимать, до меня донесся голос учителя:
- Моя дорогая, прости, что втянул тебя во все это. Но я не могу убежать.
- Хаха! – раздался смех Адда из-под моей правой руки. – Только глянь, каким отважным стал наш маленький трусишка! Да ты, несомненно, намереваешься удрать, едва запахнет жареным!
- Твоя козырная карта в основе своей ограничена тем, что ее можно использовать только один раз. Более того, нет никаких гарантий, что нам хотя бы удастся создать необходимые для этого условия, - произнес учитель, выделяя чуть ли не каждое свое слово. Вздохи его, возможно, являлись результатом воздействия алкоголя, но глаза были до ужаса серьезными.
- Я остаюсь не без причины. Но удержать здесь остальных не в моих силах. Если хочешь уйти сейчас, я не вправе тебя останавливать.
- …
Я не могла заставить себя посмотреть ему в глаза. Что бы ни было необходимо для того, чтобы встретиться с ним глазами, этого во мне не существовало.
Поэтому я избежала его взгляда. И задала ему другой вопрос:
- Я уже спрашивала, но Вам нужно это наследство, верно?
- Да, - кивнул он.
С таким же выражением лица он забирал меня из родной деревни. С таким же выражением лица он решил взять ее, девушку с небольшой горсткой знакомых, в Лондон. По какой-то причине я вздохнула. Чувство в груди, которое я была не в силах назвать, сводило меня с ума.
- …тогда я останусь еще ненадолго.
- …спасибо.
Увидев, как он в признательности склонил голову, я почувствовала, как у меня онемело лицо.
Нет.
Может, дело не только в этом чувстве. Не понимая собственных эмоций, я поднесла пальцы к своим губам. Неожиданно, но, словно это было совершенно естественно, мое лицо широко улыбалось…
- Ну надо же, - раздался низкий голос.
Напрягшись, учитель сразу же повернул голову, чтобы увидеть посетителя, и даже я невольно затаила дыхание.
- У вас двоих очень милые отношения, не так ли? Хорошо, очень хорошо.
Комнату заполнил резкий скрип колес.
Из коридора к ним вкатилось инвалидное кресло Орлока Цезармунда, толкаемое его юным помощником. Его изрезанное морщинами лицо по какой-то причине вызывало мысли о гусенице. Нечеловеческая улыбка цеплялась за его черты.

***

В этой комнате, переполненной всевозможными образами ангелов, этот старик казался еще более не к месту, чем обычно. Его высохшее тело, словно состоявшее из одних лишь костей и кожи, странным образом светилось жизнью. Казалось лишь он один выступал против окружения, созданного замком Адра. Было в его маленьком дряхлом теле нечто неразличимое, чего было достаточно, чтобы сравнивать его с самим замком. Как бы неприятно это ни было, именно это нашептывала интуиция в его присутствии.
- …чем могу помочь, мистер Орлок? – как можно более спокойным голосом спросил учитель.
Я почувствовала, как Адд поспешно затих в своей клетке. Старик, вероятно, мог слышать его голос, но даже в этом случае у него не было никаких причин светиться.
Старик издал пустой смешок.
- Нет, приношу свои извинения за то, что… без разрешения. Дверь была не заперта, так что это случилось само собой.
- ...прошу, не стесняйтесь, - кивнул учитель с кислой миной.
Разумеется, это его «случилось само собой» было откровенной ложью. Секунду назад он прекрасно скрывал свое присутствие. Я с учителем и без того были немного на взводе из-за недавнего происшествия, но это насторожило нас еще больше.
Взгляд Орлока остановился на стакане, который учитель держал в руке.
- Пьете что-то хорошее? Я тоже не откажусь.
Из подлокотника его кресло вылетело нечто слабо светящееся.
Это были бабочки.
Papilio Magia.
Если мне не изменяла память, именно так называлась его магия. Резко контрастируя с его внешностью, прекрасные бабочки из света взяли бутылку из моих рук, сняли стакан с полки и налили в него скотч.
Эта лишило нас дара речи. Даже не попросив помощи у своего помощника, он все сделал с помощью магии. Он просто въехал через дверь, которая должна быть заперта, после чего бестактно продемонстрировал нам свою магию - я начала понимать, насколько неверным было мое мнение о нем.
- Ахх... Как и ожидалось, Герион оставил нам превосходную выпивку. Видите ли, он хранил ее очень долго, но никогда не позволял своим гостям даже прикоснуться к ней.
Чмокнув губами, Орлок закрыл глаза, похоже, полностью предавшись наслаждению ароматом. Все выглядело так, будто он просто отдыхал у себя дома.
Словно не в силах больше выносить ожидание, учитель, наконец, произнес:
- Могу я поинтересоваться, что привело Вас сюда?
- Ах да. Недавно Вы поразили нас всех своими проницательными суждениями. Я подумал, что стоит лично Вас поблагодарить.
- ...безусловно, в сказанном мной не было никакой ценности для кого-то, вроде Вас.
- Сама информация — да, разумеется, - согласился с моим учителем Орлок, медленно кивнув. - Но Ваши особые качества — совсем другое дело. Конечно же, Вы и сами это должны понимать. Знаете, излишней скромностью Вы лишь наживете себе еще больше врагов.
- ...и какими же особыми качествами я, по-вашему, обладаю?
- А сами как думаете? - произнес старик. Его глаза, уже скрывшиеся за морщинами, сузились еще сильнее. Глядя моему учителю прямо в глаза, он мягко произнес: - Современная магия - это не более чем чушь, мусор. Ей не дано понять историю или всю сложность глубин различных направлений магии, сливающихся друг с другом. Скажем так, она просто ворует то, что приятно на вкус, и создает из этого мешанину. Вот я и подумал, что таким разумным магам, вроде нас с Вами, нет нужды утруждать себя заботой о таком мусоре.
Согласно лекциям учителя, самой недавней формой магии, обретшей известность, была магия хаоса. Эта школа зародилась в западном Йоркшире в семидесятых годах двадцатого века. Она не ограничивалась одной лишь магией; в ней присутствовали примеси философии, теоретических наук и даже научной фантастики. Ее целью было дать магу возможность выйти «за пределы», дабы осуществить самые различные паранормальные феномены.
Другими словами, хаос.
И этот бессистемный метод был, согласно моему учителю, самым «современным» из всех магий. Разумеется, применять такую магию будет, без всякого сомнения, невероятно сложно, да и в уроках учителя были лишь обрывки, поверхностная информация, но, похоже, этот старик и сам прекрасно это понимал.
- Конечно же, по моему мнению, лучше не обращать на такие мелочи внимания, - продолжил он.
- Обучение важно само по себе.
Из глотки старика вылетел странный звук.
- С пониманием приходит лишь еще большее презрение. Но это привело меня к осознанию того, что подобные вещи могут зародить в голове нестандартные точки зрения, вроде Ваших.
- Я польщен Вашим суждением обо мне, - осторожно произнес учитель и склонил голову. - Но Вы ведь посетили нас не для того, чтобы просто поговорить об этом?
- Естественно.
Старик в кресле повел плечами. В комнате, преисполненной напряжения, лишь мальчик, толкавший инвалидное кресло, оставался совершенно невозмутимым.
- Я хотел кое в чем убедиться, - сказал старик, подавшись вперед. - Причина Вашего пребывания здесь заключается в том, что Магическая метка семьи Эль-Меллой повреждена, верно?
Эти слова были подобны удару молнии.
Учитель застыл, словно сам Бог отвесил ему подзатыльник.
- Ну что Вы, это даже дедукцией нельзя назвать. Если Вы в курсе, что Эшборн был известен как Мастер восстановления, это первое, что приходит на ум. Более того, если учесть событие десятилетней давности, все становится совсем уж очевидно.
- ...Вы и об этом знаете?
- Четвертая Война за Святой Грааль города Фуюки, - беспечно произнес старик. - Десять лет назад Ваш учитель — Кайнет Эль-Меллой Арчибальд — вступил в битву между Героическими душами на Дальнем Востоке и погиб. Это вряд ли бы произошло, будь его Магическая метка в порядке. Скажу иначе: даже если вам удалось вернуть его тело, Магическая метка, естественно, была сильно повреждена.
- ...
Лицо учителя было каменным, как у зомби. Не в силах произнести ни слова, лишь таким образом он мог выдержать взгляд старика.
- Из любопытства поинтересуюсь, сколько вы смогли восстановить? Половину? Треть? Нет, если в деле были замешаны Героические души, вам, вероятно, не удалось заполучить и одной десятой, верно? Ах да, Вы же вступили в эту войну как противник Кайнета, не так ли? Он уже был там, но Вы решили перестраховаться на случай его поражения. Или, может, его убила именно Ваша Героическая душа?
Голос Орлока вернул его в прошлое на десять лет назад. Мой учитель вновь остро ощутил грех, от которого он не мог убежать.
(Учитель... убил своего учителя?)
Я тоже была поражена столь неожиданными открытиями. Разумеется, как мы уже говорили ранее, «убей или будешь убит» - вполне распространенная практика среди магов. Однако, факт того, что мой учитель испытал нечто подобное лично, молотом обрушился на мою голову.
После долгого молчания учитель забрал бутылку у Орлока, наполнил свой стакан и осушил его одним глотком.
- ...к чему все это?
Старик рассмеялся, после чего глухим голосом признался:
- Моя Магическая метка в таком же состоянии.
- ———!
- В чем дело? Вам незачем изображать удивление. Все именно так, как и сказала девчонка Эдельфельт. Магическая метка семьи Цезармунд достигла своего предела. Она обветшала так же, как и я.
Это была всего лишь судьба.
Если Магическая метка подобна органу, естественно, она не вечна. Разумеется, в зависимости от природы самой метки, она могла существовать веками или даже, в некоторых случаях, тысячелетиями, чего не скажешь о живых существах. Слишком старая метка, в конечном итоге, начнет увядать. Услышав это, учитель помрачнел.
- ...и чего Вы надеетесь добиться, поведав мне об этом?
Даже я, сторонний наблюдатель, не могла сказать, почему он решил раскрыть нам свою слабость. В отношении чистого магического навыка среди всех собравшихся в замке Адра этот старик был самым устрашающим. Он поделился таким секретом с второсортным магом, которым являлся мой учитель — что же скрывалось за этим?
Но, прежде чем ответить на вопрос, старик хлопнул в ладони.
- Что скажете, если я предложу Вам союз? – произнес он.
- Союз?
- Именно, - кивнул старик, собранный, как и всегда. – Даже я не знаю, на сколько человек может быть разделено наследие Эшборна, или сколько времени потребуется на то, чтобы его использовать. Но, если учесть, что оно не предназначено для одноразового использования одним человеком, возможность сотрудничества имеется.
- …в таком случае, не лучше ли Вам будет заключить союз с кем-нибудь другим? – как и ожидалось, голос учителя выдавал его настороженность. Теперь, когда игра набрала обороты, мой учитель был самой незначительной фигурой на шахматной доске. Он мог лишь всеми силами оставаться в живых. – Но Вы обратились ко мне. Не потому ли, что меня будет проще убить, если наследие окажется неделимым или для его использования потребуется много лет?
Орлок спокойно улыбнулся в ответ. Казалось, от одной лишь этой улыбки, количество морщин на его лице удвоилось. Залегшие между ними тени создавали впечатление, будто старик превратился в какого-то монстра.
- О, как страшно, - чудно ответил он, подняв руки. – Ну, если выяснится, что наследие Эшборна сможет использовать лишь один, тогда ничего нельзя будет поделать. Естественно, в подобном случае я намерен забрать его себе. Ни к чему это скрывать. Но если проблема будет заключаться лишь во времени… если для его использования не нужно будет ждать несколько десятилетий, тогда Вы, конечно же, будете вольны использовать его первым.
- Я смогу… использовать его первым? – плечи моего учителя напряглись, когда он услышал столь неожиданное предложение.
- Безусловно. Магическая метка моей семьи спокойно продержится еще несколько десятков лет, да я сам твердо намерен прожить, как минимум, столько же.
Старик рассмеялся. Но этот смех смешивался со словами, которые были сама серьезность. Он сам сказал, что его Магическая метка истлевала, но затем в открытую заявил, что с ней не будет никаких проблем в ближайшие месяцы или даже годы. В глубине души мне пришлось признать, что Орлок был не только далек от человеческих существ, но и от всего живого в целом.
—Совсем как все то, что оставила позади в родной деревне.
- Могу я сначала кое-что спросить? – произнес мой учитель.
- О, надеюсь, я смогу дать ответ.
- Где Вы были, когда Хайн осматривал замок?
- А! – морщинки, столпившиеся на его лице, собрались в кучу, а глаза широко раскрылись. – Так вот что Вас интересует. Алиби, или как оно там называется! Вы спрашиваете про мое алиби!
Орлок ударил по подлокотникам кресла, не из злобы, а, похоже, от чрезмерной радости. Засмеявшись, он раскрыл рот, и сразу стало видно, что в нем осталось лишь несколько почерневших зубов. Вокруг его радостного лица порхали светящиеся бабочки.
- Даже если я скажу, что это даст? Вы же видели моих бабочек. Все, кто находится сейчас в этом замке, являются магами. Какой смысл в этом «алиби»?
- Стоит учесть, что это мастерская Эшборна, - равнодушно произнес учитель.
Мастерской назывался «иной мир», созданный магом с целью оттачивания своих навыков. Каким бы сильным маг ни был, в пределах чужой мастерской его возможности будут сильно ограничено. Предположительно.
Учитель продолжил:
- Здесь не получится использовать подобного рода удаленную магию без внушительной подготовки. По крайней мере, так просто создать существо, способное сражаться с Хайном Итари, не выйдет.
- …вот как. Интересная теория, - старик кивнул, словно и вправду заинтересованный мнением моего учителя, и погладил подлокотники кресла. – Но маг не должен так думать. Подобный образ мышления здесь, в месте, где полно магии, утянет Вас вниз в мгновение ока. Это нельзя будет назвать хорошим опытом.
- …
Учитель не стал спорить. Скорее он, похоже, ожидал таких слов и заранее был к ним готов. Может, по этой причине старик больше ничего и не сказал по этому поводу. Вместо этого:
- В то время я был с астрологом Флю. Мы играли в шахматы. К тому же незадолго до этого один из слуг семьи Эшборн принес мне выпивку и немного копченого лосося. Пожалуйста, можете спросить у них, не стесняйтесь.
Мальчик, стоявший за его спиной, молча кивнул.
- Благодарю, - произнес учитель, склонив голову.
…более того, поведаю Вам еще кое-что, юный Лорд.
- Еще?
- Да. Произошедшее — результат проклятия Гериона Эшборна.
Я отчетливо услышала, как кто-то сглотнул, и на секунду задумалась, кто же это был: учитель или я сама?
- Проклятия?
Разумеется, в мире магов проклятия существовали на самом деле. Их точная природа варьировалась, в зависимости от региона или семейства, но, в основном, они все приносили беды и несчастье. Однако нас с учителям взволновало то, что проклятия, которые усиливались после смерти заклинателя, были далеко не редкостью. Более того, если проклятие напитал своей жизнью такой известный маг, как Герион Эшборн, я даже не могла представить себе, к каким ужасным последствиям оно могло привести.
Например, полное уничтожение всех магов, собравшихся здесь—
- И почему Вы думаете, что это проклятие?
Орлок вновь рассмеялся. Я сразу же подумала о черепе, который подпрыгивал, клацая сломанными зубами.
- Видите ли, у Гериона был сын.
- Сын? В Часовой башне никогда не было никого подобного…
- Это так. Прежде чем он успел покинуть эту глушь, смертельная болезнь оборвала его жизнь.
Учитель нахмурился.
- Разумеется, как маг, но он искренне любил сына. Даже я мог это видеть. Может проблему усугубляло то, что его жена скончалась вскоре после родов, и ему было еще больнее от того, что их обоих забрала одна и та же болезнь. Это было похоже на карму — ну, благодаря современной науке, мы теперь можем назвать это «генетикой». Как бы то ни было, даже тайные лекарства, полученные от друида, не помогли им. Я могу лишь представить, каково ему было, наблюдать за тем, как сын угасает с каждым днем, как и его жена до этого.
(…)
В общем и целом, маги любят своих детей. Дело не только в том, что стрмления семейства передаются из поколения в поколения, но и в Магической метке, которую, за редкими исключениями, могут унаследовать лишь кровные родственники. Но, судя по словам Орлока, похоже, что старый хозяин замка был привязан к сыну гораздо сильнее.
Это стало очевидно, когда старик произнес:
- Когда его сын умер, он сошел с ума.
- Сошел с ума?
- Именно.
Старик в инвалидном кресле кивнул. Его взгляд устремился куда-то вдаль. Возможно, он вспоминал былое — очень давние времена, когда даже он, может быть, верил в ценность горячего, любящего сердца и доверия к другим.
- Вы спросили, почему я считаю это проклятием.
Морщинистое лицо старика исказилось. Его морщины породили бесчисленное количество эмоций. Как все возможные цвета дают черный, если смешать их воедино, так и все эти эмоции преобразились в мрачность.
- Потому я понимаю это лучше, чем кто бы то ни было, - сказал он. – Много лет назад, в этом замке Адра, Герион проводил кое-какие исследования.
 
Rayner_FoxДата: Воскресенье, 03.01.2016, 16:13 | Сообщение # 10
No
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 5883
Награды: 35
Репутация: 45
Offline
2

Тем временем.

Она вновь попыталась взглянуть на произошедшее с другой стороны.
Сидя в антикварном кресле-качалке, она уже довольно давно возилась с картой и маленькими инструментами, разложенными перед ней на столе.
Из всех гостевых комнат замка, одна лишь эта была... обновлена.
Едва услышав, что ей здесь не нравится, ее слуга быстро все понял и кардинально изменил комнату в течение нескольких часов. Ну, большая часть материалов, естественно, была доставлена грузовым вертолетом и самолетом семьи Эдельфельт, так что физический труд, в основном, ограничился минимальной перестановкой мебели. Однако из-за этого сама Лувия, к несчастью, была еще на ногах, когда получила известие от Лорда Эль-Меллоя II, и оказалась втянута в этот инцидент.
- ...пока что, по крайней мере.
Едва она произнесла это, рядом с ней раздался голос.
- Миледи.
- В чем дело, Клоун?
- Ваш чай готов. Прошу, расслабьтесь немного.
Как бы странно это ни выглядело, здоровяк-дворецкий в солнцезащитных очках, на голове которого красовался могавк, с поклоном подал ей чашку чая.
Приятный пар, исходивший от чая, указывал на то, что он был идеальной температуры - как Лувия и любила. Она поднесла чашку к губам, и выражение ее лица, наконец, несколько смягчилось. Освежающий аромат апельсинового чая с примесью зеленого, что говорило о его происхождении из Нувара-Элии, был идеальным средством для успокоения ее усталого разума. Его насыщенный вкус прекрасно подходил к ее настроению.
Она наслаждалась чаем вот уже несколько минут, когда...
- Вам нравится? - тихо спросил ее слуга. Он осторожно подобрал интонацию, дабы не ухудшить ее настроение еще сильнее. Он был так хорошо обучен, что Лувия хоть и находила это удовлетворительным, но чувствовала некую меланхолию по этому поводу.
Лувия опустила чашку.
- Хмм. Полагаю, он вполне хорош, - произнесла она и прищурилась.
Причина, по которой Лувиагелита Эдельфельт прибыла в этот замок, была, можно сказать, деловой. Орлок Цезармунд уже говорил это ранее, но болтливые семьи любили называть их «самыми элегантными гиенами в мире». Разумеется, защита секретов семьи была обычной проблемой, но они были также довольно искусны в управлении этими секретами и их плодотворном применении.
Подобный инцидент был для нее не более чем частью ежедневной жизни.
По крайней мере, так оно должно было быть.
- ...Думаю, мне остается лишь просто попробовать.
Ее взгляд вновь обратился к карте на столе.

Это была старая карта, которую она раздобыла перед приездом сюда. Разумеется, сам замок Адра на ней не присутствовал; вместо него было указано какое-то несуществующее здание, дабы отвадить ненужное внимание. На карте также лежало несколько драгоценных камней.
Рубин.
Сапфир.
Изумруд.
Бриллиант.
Один лишь вид каждого из них пробуждал в ней радость. Естественно, все они были идеального размера и яркости, но их обработка и огранка были поистине безупречными. Будучи неким образом связанными с Лувией, они испускали таинственное напряжение.
Магия драгоценных камней.
Это была специальность семьи Эдельфельт. Ответвление магии, использовавшее природные свойства подобных камней, что делало их идеальными сосудами для хранения магической энергии. Поочередно посмотрев на каждый из камней, Лувия сосредоточилась и закрыла глаза.
Образом Лувии было сердце.
Ее собственное сердце, само по себе драгоценный камень, треснуло и разлетелось на осколки. Едва этот иллюзорный звук достиг кончиков пальцев, ее тело стало шестерней в механизме, который произведет таинство. Ее нервы, число которых достигало сотни, преобразовались в Магические цепи и подключились к ритуалу, который она проводила. В то же самое время, сознание Лувии вышло за рамки физического тела.
Когда это чувство охватило ее, Лувия произнесла:
- Приди (Пробудись).
Драгоценные камни, форму которых никак нельзя было назвать сферической, слегка задрожали, словно их коснулся порыв ветра, и начали кататься по столу, что, казалось, было невозможно физически.
Она использовала драгоценные камни для поиска.
Техника лозоискательства, которую использовали для поиска подземных источников воды и рудных жил, была широко известна даже среди обычной публики. Образ лозоходца, бредущего с двумя сломанными палочками в руках, можно было встретить во множестве книг и телевизионных программ. Теперь же Лувия использовала эту традиционную технику, добавляя собственные планы.
- Имя тебе Марс, благословенный Богом войны.
Подув на рубин, она пробудила его.
Соотношения небесных тел и драгоценных камней, в зависимости от школы, широко разнились. Например, рубины часто ассоциировали с Солнцем или Венерой.
(Но в каббале... Марс.)
Поскольку им выдали имена из Шемхамфораш, основой для магии замка Адра, вероятнее всего, была каббала. Идеально подстроиться под этот стиль, может, и невозможно, но если она будет следовать этой логике, тогда ее магия должна стать более эффективной.
(Цвет - красный, номер - пять, металл - железо, ангел-хранитель - Камаил.)
Лувия аккуратно произнесла сефиру, с которой были связаны рубины. Произнеся последнее слово, она скрипнула зубами. Даже здесь были ангелы.
Разумеется, поскольку в основе каббалы лежала Библия, было ожидаемо, что ангелы будут появляться достаточно часто, но ей все равно было сложно сдерживать свое раздражение по этому поводу. Вложив все это раздражение в сосредоточение на своей магии, она посмотрела на сапфир.
- Имя тебе Юпитер, благословенный Отцом, - продолжила она, после чего таким же образом пробудила изумруд и бриллиант.
Когда она закончила, движение камней стало более энергичным. Словно каждый из них обрел свое чувство гравитации, камни начали двигаться по кругу, отражая, казалось, перемещение настоящих небесных тел. Поскольку все они изначально являлись частью Земли, из которой были извлечены, с точки зрения мага, это, возможно, было вполне естественно.
Камни продолжали кататься по карте кругами со строением в центре.
Лувия внимательно следила за передвижением камней. Будучи той, кто, в буквальном смысле, породил перед собой целый микрокосмос, она не отводила взгляд ни на секунду.
Однако, словно их накрыла невидимая рука, камни внезапно остановились.
- ...что-то мешает, как и ожидалось, - прошептала она.
Посмотрев на узор, которым замерли на карте драгоценным камни, Клоун сдержанно произнес:
- Остаточные эффекты барьера Эшборна?
- Даже если дело больше не в этом, замок был мастерской мага, так что подобное вполне ожидаемо. Но, помимо этого, меня беспокоит кое-что еще, - прошептала Лувия, глядя на края карты.
- Что же, осмелюсь спросить?
- Разумеется, причина, по которой кто-то решил выйти из тени и заявить нам о том, как мы все будем убиты.
- ...Хахазия, я не ошибся? - пробормотал Клоун ангельское имя расставшейся с жизнью Адасино Хисири.
- Учитывая, что мне достался Микаил, полагаю, целью будет моя правая берцовая кость.
Даже Лувия была достаточно начитанной, чтобы знать о связи между семьюдесятью двумя ангелами и частями человеческого тела. То, что она даже не подумала связать ангельское имя Хисири и увечья ее тела, пока тот человек не указал на это, было правдой, но от этого ею лишь еще больше завладевало раздражение. Как и в случае с Шемхамфораш, то, как этот Лорд проявлял излишне сильный интерес к чужой магии, беспокоило ее, словно заноза в мягком месте.
(...почему его так сильно заботят другие?)
Разумеется, в использовании техник других магов для развития своих собственных не было ничего странного. Эдельфельты сами обрели известность, завладевая искусствами и Тайными знаками других семей.
Но зачем проявлять интерес к чужой магии, если не ради оттачивания собственного ремесла? Тайные искусства, наследия - в конце концов, все это существовало лишь для собственного развития. Они верили в то, что их магия связывала их с Истоком, и это позволяло им и дальше обманывать себя.
Методы и цели уже были определены с самого начала, так что не важно, где, как и при каких обстоятельствах они родились — да, даже грязные заклинатели видели в чужих техниках лишь средство совершенствования собственного мастерства.
Этот же человек на своем пути, казалось, где-то сделал разворот. Подобный образ мышления не был свойственен ни магу, ни даже заклинателю. Даже факультет политики, использовавший магию для поддержания порядка в пределах Часовой башни, был другим. Именно это и побудило в ней чувство тревоги и раздражительности, что скреблись в ее груди.
- Может, это результат какой-то магии?
Услышав голос своего дворецкого, Лувия смогла успокоиться.
- Миледи?
- Прости, я отвлеклась, вновь вспоминая тот труп, - прочистив горло, она продолжила: - Я думала о такой вероятности. Не считая простой некромантии, если учесть все семьи, которым выгодно забрать часть тела, связанную с конкретным знаком зодиака, получится большой список. Более десяти, по крайней мере… Меня другое беспокоит — зачем нужно было делать все так нагло?
В глазах Лувии появился суровый холод, из-за чего она стала похожа на ученого, внимательно следившего за экспериментом.
- По крайней мере, я надеялась узнать хоть что-то ценное у слуг семьи Эшборн.
Разумеется, они опросили слуг. Но, как и ожидалось, никто ничего не знал. Возможность общего сговора ради убедительной лжи, конечно, была, но факт заключался в том, что это было очень распространенное явление, когда слуги семьи магов даже не подозревали о существовании магии. Даже если все это был некий тайный замысел почившего Гериона Эшборна, гораздо привычнее было думать, что слуги просто пребывали в неведении.
- Я хотя бы с алиби разобралась.
Она расспросила не только слуг семьи Эшборн, но и каждого из присутствующих в замке магов о том, чем они занимались в то время, когда, предположительно, произошел инцидент. Спрашивать Орлока напрямую было перебором, но, помимо него, ответы она получила следующие:

- «Ну, полагаю, как первый свидетель, я ничем не могу доказать свою непричастность, да?»
- «Я ждала брата в нашей комнате. Мой брат не настолько жесток, чтобы изувечить кого-то так сильно, не говоря уж о том, чтобы так надругаться над телом после!»
- «Что касается меня, то я спал, впрочем, как и Грей.»
- «Хм? В тот час я играл с Орлоком в шахматы. Игрок он посредственный, но его стратегия довольно-таки раздражает своим упорством.»
- «Я пил в своей комнате. Если не веришь, спроси слуг, которые принесли мне выпивку!»

Фактически, все выглядело примерно так:
Хайн: X
Розалинда: X
Эль-Меллой и Грей: △
Флю: O
Орлок и его помощник: O
Сэйген: O
Причина, по которой Эль-Меллой и Грей получили «треугольник», заключалась в том, что у них не было гарантов, кроме них самих.
Разумеется, они все были магами, поэтому ни одно алиби не могло исключить их из списка подозреваемых. Хоть это и было правдой, что в пределах замка Эшборна их использование магии было крайне ограничено, этого, очевидно, оказалось недостаточно, чтобы сохранить Хисири жизнь.
- …но нанизать ее тело на меч статуи, должно быть, было не так-то просто, - добавила она к своим размышлениям.
Широко известный телекинез, с помощью которого это можно было провернуть, разумеется, существовал, но столь простая магия, как поднятие и перемещение физических объектов, была, на самом деле, неожиданно трудной. Магия с самого начала избирала окольные пути, дабы обмануть мир и заставить его произвести желаемый результат, поэтому нечто столь прямолинейное было гораздо быстрее сделать своими руками.
Но даже так, если кто-то и использовал магию, чтобы совершить недавнее убийство, то самым правдоподобным вариантом, несомненно, являлся фамильяр. Вероятно, с такой же силой, как у зверя, которого видел Хайн.
(Ангелы и звери…)
Более того, опять этот повторяющийся лейтмотив.
Самые известные херувимы, охранявшие небеса, имели те же корни, что и существа, вроде сфинксов или крылатого льва Анзуда из шумеро-аккадской мифологии. Семейств подобных крылатых зверей существовало очень много, например, символом Святого Марка, покровителя Венеции, также был крылатый лев.
Поэтому она решила попридержать ход своих мыслей и вернуться к более важным вопросам.
- Итак, зачем кому-то убивать мага с факультета политики?
- Может убийца тоже ищет наследие Эшборна. Или же тем самым он хотел лишить нас зацепки.
- Судя по тому, что у нее тоже было ангельское имя, это разумная мысль. Вероятность того, что она, как наблюдатель, обладала подсказкой, ведущей к наследию, очень велика. Но это по-прежнему не объясняет, зачем ее убийство нужно было превращать в спектакль.
Лувия коснулась пальцем рубина, лежавшего перед ней на столе. С нежностью во взгляде, словно он был ее возлюбленным спутником, она внимательно и глубокомысленно наблюдала за мерцанием алого камня. Подумав какое-то время, она произнесла:
- Может… это было послание кому-то?
- Послание?
- Да…
Кивнув, она облекла свою мысль в слова:
- Возможно, в этом скрыто некое послание, предназначенное для кого-то из собравшихся в замке. Мол, «С этого момента я начну убивать вас всех подобным образом»… и теперь убийца, может быть, ждет ответа того, кому это послание предназначалось.
- …вот как, - несколько раз кивнул ее слуга, словно действительно восхищаясь проницательностью своей госпожи, после чего сменил тему:
- Вы заинтересовались тем молодым Лордом?
- !!!
Услышав столь неожиданный вопрос, Лувия сразу же замялась. Однако, быстро взяв себя в руки, словно ничего не произошло, она ответила своим вопросом:
- И с чего ты так решил?
- …миледи, вы так рьяно ухаживаете за своими плюшевыми животными, только когда у вас что-то или кто-то на уме, - сказал он, бросив взгляд поверх своих темных очков в сторону кровати Лувии.
Рядом с подушкой сидела ее плюшевая игрушка, антропоморфный щенок, мех которого был расчесан до состояния совершенства.
- …он просто запачкался немного, вот и все, - тихо произнесла она. – Впрочем, я совру, если скажу, что совсем не заинтересовалась.
Лувия сурово нахмурила бровь. Разумеется, то, что он стал Лордом в таком возрасте – мягко говоря, случай исключительный. И хотя в Часовой башне то и дело можно было наткнуться на поразительные исключения из правил, он был самым молодым Лордом за всю ее историю, без всякого сомнения.
Нет.
Дело было не только в возрасте. История его семьи была такого уровня, что, кем бы он ни был, приглашение в ряды Лордов было подозрительным. Клоун уже собрал для нее всю возможную информацию о гостях замка. Его семья начала заниматься магией всего лишь два столетия назад. Факт того, что маги, потратившие бесчисленное множество поколений на изучение собственных таинств, приняли в свои ряды какого-то третьесортного мага, многое говорил о его покровителе.
Райнес Эль-Меллой Арчизорт.
Можно было просто сказать, что унаследование стало результатом смерти предыдущего Лорда Эль-Меллоя, но, в зависимости от точки зрения, титул Лорда вполне мог оказаться в их руках, благодаря ее собственному дьявольскому коварству.
(…хотя я понятия не имею, действительно ли она плохой человек.)
Пока что она не спешила в своих суждениях о Лорде Эль-Меллое II. У нее, может, и было мнение о нем, как о человеке, но это не должно повлиять на мнение профессиональное. Кое в чем, однако, она была убеждена.
Они явно не сочетались друг с другом.
Он был неким образом искажен в своей сущности.
Подумав об этом, она внезапно подняла голову. В дверь кто-то постучал.
Клоуну было достаточно одного лишь движения ее глаз, чтобы принять меры. Заняв позицию рядом с дверью, где его нельзя было увидеть из коридора, он постучал в ответ. Дверь отворилась, и на пороге показался беспечный силуэт.
- Ого! – раздался возглас. Естественно, гостя уже поджидал слуга Лувии, замерев в боевой стойке и вскинув кулаки.
- Эй, эй, пожалуйста! Мне не нужен столь грубый прием! – примирительно подняв руки, мужчина нервно сглотнул. Своей стойкой слуга показывал, что готов убить без малейших колебаний. Почти что двухметровый рост уже был внушительным зрелищем, но боевая стойка придавала ему совсем уж свирепый вид. Был он магом или нет – оставалось загадкой, но факт того, что гордая семья Эдельфельт сочла его одного достаточным для эскорта, говорил о том, что он был кем угодно, но только не обычным телохранителем.
- Астролог Флю, - произнесла Лувия имя посетителя.
В сравнении со взглядом, которым она наблюдала за своей магией, теперь в ее глазах читались ликование и противоречивший ему холод.
- Раз вошел в чужую комнату с таким беспечным видом, значит, был готов к такому приему, разве нет? Я не стану особо возражать, если Клоун хорошенько тебя отделает. Кроме того, я сейчас в достаточно скверном расположении духа. Может, оно изменится в лучшую сторону, если я сомкну свою ладонь на твоем пульсирующем сердце.
- Хаха, что и следовало ожидать от принцессы Эдельфельт! – радостно рассмеялся астролог, потирая свое небритое лицо.

*


Бросив взгляд на столешницу, где лежала карта Лувии, Флю восхищенно присвистнул.
- Вижу, ты тоже маялась гаданием. Хотя… я нисколько не умаляю твои способности, но все же сомневаюсь, что все прошло хорошо.
- …хм, может быть.
- Прошу, не нужно блефовать, - рассмеялся астролог, глядя на Лувию, прикрыв один глаз. – Вид у меня, может, и неказистый, но я и вправду астролог. Конечно, магия драгоценных камней семьи Эдельфельт вне моей компетенции, но астрологический ритуал я узнаю с первого взгляда. О, и не стоит стыдиться неудачи, ведь это же чужая мастерская. Земля и даже сам воздух против нас. Полагаю, ясно без дураков, что Герион Эшборн не стал бы организовывать свою игру таким образом, чтобы все можно было вмиг решить простым предсказанием. Впрочем, полагаю, мы все еще не уверены в том, что виновником того убийства был сам Герион.
Слушая его длинную речь, могло показаться, что он паясничал. Слуга Лувии по-прежнему был настороже. Если Флю допустит малейшую ошибку, кулаки Клоуна пойдут в ход. И даже если он умудрится от них увернуться, его ждало нечто более страшное — магия Лувии. Но, даже зная это, Флю оставался беззаботным.
Лувия протянула руку и прикоснулась к камням, лежавшим на столе. Что касалось магии драгоценных камней, сами камни были источником всей их магии. Поэтому в случае с Лувией столь простое движение было сравнимо с поигрыванием револьвером перед заложником. А если учесть ее способности наследницы семьи Эдельфельт, то не револьвером, а, скорее, пулеметом Гатлинга или гранатометом.
С переполняемым элегантностью напряжением Лувия прошептала:
- Хочешь сказать, в этом ты лучше меня?
- …Я же астролог. Работа у меня такая.
Флю похлопал грязной ладонью по пояснице, где под складками его одеяний бродяги скрывался ремень с ножами. Всего их было двенадцать, каждый олицетворял конкретный знак зодиака. Это были те самые ножи, которыми он орудовал вчера за завтраком. Если магия Лувии манипулировала энергией, заключенной в драгоценных камня, то его инструментами были именно эти ножи.
- Полагаю, мне стоит перейти прямо к сути. Это наследие или как его там меня не особо интересует. Если конечно, оно не принесет мне кучу денег.
Слова Флю ярко характеризовали типичного грязного заклинателя. В его глазах магия была всего лишь средством для обогащения.
Но этот его образ мышления все равно был менее отталкивающим, чем у того Лорда.
Флю она, по крайней мере, могла понять.
- Ты же, напротив, готова ради этого наследия пойти на любые финансовые затраты, я прав? – продолжил Флю с подозрительной улыбкой на губах.
- Пытаешься попросить нанять тебя?
- Какая наблюдательность, - со смешком произнес Флю, хлопнув себя по груди.
По странной причине этот его жест не казался грубым. Может, причиной тому просто была его непреодолимая дружелюбность. Это было, скорее, не достоинство личности, а его натура.
- Первым, кого я встретил, был Лорд Эль-Меллой II, но он ведь гол, как сокол, верно? – сказал он, приподняв бровь и жестом показывая, насколько скудным было содержимое его кошелька.
Но в этом момент атмосфера в комнате кардинально изменилась.
Потянувшись к столу, Лувия взяла рубин. Одного лишь это было достаточно, чтобы усилить напряжение в комнате, но Флю мог сказать, что сокрытый в ней двигатель внутреннего сгорания взревел, оживая. Почувствовав, как все волосы на его теле встали дыбом, он вновь поднял руки.
- Эй, эй, принцесса!
- Если уж мне и нанимать тебя, то стоит хотя бы испытать твои навыки, не так ли? Поэтому, для начала, переживи хотя бы это. Клоун, в сторону.
Пуля, которую Лувия послала тогда в Лорда Эль-Меллоя II, была лишь угрозой, сгустком ее накопившегося раздражения. Сейчас же Лувиагелита Эдельфельт скопила в кончике своего пальца достаточно энергии, чтобы уничтожить фантазменного зверя невысокого ранга.
Лежавшие на столе камни с мягким звуком сами собой поднялись в воздух. В ответ на ее магическую энергию они начали излучать ослепительное сияние и закручиваться в вихрь света.
- Узри, Калейдоскоп Эдельфельт.
Это было имя заклинания? Магическая энергия сияла, переливаясь бессчетным количеством цветов, словно калейдоскоп. Это было тайное искусство, гордость семьи Эдельфельт.
- Приди (Пробудись).
При звуках ее голоса вихрь магической энергии и парившие по комнате драгоценные камни собрались вокруг кончика пальца Лувии.
- Н-н-ничего себе-е-е-е!
Флю в мгновение ока выхватил нож и бросил его перед собой. Нож завис в воздухе, как и тогда, во время завтрака. Однако в этот раз Флю начертил магический круг прямо в воздухе. Едва Клоун отпрыгнул в сторону, чтобы избежать готовящейся атаки, Флю изо всех сил закричал:
- Веди меня!!
Мир утонул во всепоглощающем свете.
Взрыв, устроенный Лувией и ее драгоценными камнями, воистину был калейдоскопом. Громоподобный рев налетел на Флю, словно прекрасный ангел смерти. Когда облако дыма, наконец, рассеялось, стало отчетливо видно, что взрыв разворотил стену и пол. Лувия посмотрела на дело рук своих с неприкрытым удовлетворением.
- Отлично сработано.
Астролог сидел в углу зоны взрыва, сжавшись, словно черепаха в панцире. Закашлявшись, он гневно повысил голос:
- Какого черта?! Ты всерьез пыталась убить меня?!
- Ну надо же. Астролог, который не может предсказать даже собственную смерть, для меня бесполезен. Ну разумеется, я пыталась убить тебя, - убойной силы в словах Лувии было не меньше, чем в ее заклинании.
Лувия заметила, что он избежал атаки создав кратковременное пространство, в котором понятия причины и следствия перестали действовать. Если вкратце, то это было то же самое, что и привычные представления гадалок, указывавших на «направления удачи». Магия, активно использующая зоны удачи и невезения, вроде фэн-шуй и возникшего из него искусства оммедо, была не такой уж редкостью. В отличие от человека, достаточно сильного, чтобы совладать с ее недавней атакой.
- Проклятье, ты мне всю одежку прожгла! Еще и один из моих катализаторов уничтожила! Надеюсь, ты готова за все это заплатить!
Возможно, причиной тому было то, что он оказался на грани смерти, но слова Флю стали заметно беспечнее, чем прежде, что резко контрастировало со совершенным спокойствием Лувии.
- Я дам тебе чек, впишешь любую сумму, какую захочешь. Ах да, точно. Ты же не только астролог, но и убийца, верно?
- Я наемник.
- В общем и целом, разницы никакой, разве нет?
- Скажи это настоящему наемнику, и целой не уйдешь. Кстати об убийстве, не ты ли, часом, порешила девчонку с факультета политики? – агрессивно произнес Флю, стряхивая пыль с плеч в несколько жесткой манере.
- О? А что, если это все-таки была я?
- Да плевать мне. Если ты маг, оказавшийся в подобной ситуации, не жалуйся, если тебя пустят в расход. Особенно, если ты прибыл сюда, чтобы попытаться сохранить порядок.
- Естественно. Это и значит быть магом, - с легкой улыбкой произнесла Лувия.
В ее голосе был лишь намек на самоунижение. Даже узрев столь ужасную сцену, они остались тверды волей. Образ жизни строился на бесчисленных поколениях; словно змей, пожирающий собственный хвост, их гордость и ценности медленно уничтожали сами себя. Каким бы абсурдным ей это ни казалось, этот образ жизни стал почти что священным — убежать от этого, от сути, что делала мага магом, было невозможно.
О свет прекрасный, оставь нас в покое.
Ибо желаем мы лишь жестокой тьмы.
Пусть застой и мир воцарятся истиной в ночи.
- Ну, если хочешь, чтобы я провернул нечто подобное, тогда ладно. Обычно я прошу надбавку за столь нестандартную услугу, но ты же Эдельфельт, так что сомневаюсь, что это тебя обеспокоит. Скажу лишь, что даже не думай просить меня разобраться с Цезармундом. Я не намерен с ним связываться, сколько денег ни предлагай.
- Это приемлемо. Я все равно даже не думала просить тебя об этом. Ты ему не ровня, – Лувия едва заметно кивнула. Своим поведением она явно давала понять, что о себе у нее, конечно же, мнение иное. – Если я и намерена о чем-то просить тебя, то это будет устранение того, кто совершенно никчемен…
Она вдруг замолчала. Ее улыбка плавно изменилась. С невероятной мягкостью, словно желая казаться жестокой, Лувиагелита Эдельфельт прошептала:
- Ты покончишь с Лордом Эль-Меллоем II по моей просьбе?
 
Rayner_FoxДата: Воскресенье, 31.01.2016, 23:07 | Сообщение # 11
No
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 5883
Награды: 35
Репутация: 45
Offline
3

—На утро третьего дня.
Мой учитель шагал по коридорам глядя сквозь окна замка на Солнце с таким видом, словно оно было его злейшим врагом. Я шла рядом, украдкой бросая взгляды на тех, кто составлял нам компанию. Ими, конечно же, были Орлок и его помощник.
- О? Хочешь вновь изучить место убийства? - произнес Орлок, сообразив, в каком направлении двигался мой учитель.
Центральный атриум со статуей ангела, где была убита Адасино Хисири.
Приблизившись к двери, мы увидели на ней табличку. Тогда это ускользнуло от нашего внимания, но, похоже, даже у этого помещения было имя.
- ...мммм... Хамаэль?
- Камаил. Не ангел Шемхамфораш, но все же довольно значимый в сфирот каббалы. Таким же образом он связан со Скорпионом и Марсом, порой его даже называют "Ангелом-хранителем вторников", - сказал учитель, вновь без всяких колебаний блеснув своими знаниями. Не уверена, может, по причине того, что это было всего лишь обычное знание для всех магов, но я находила несколько раздражающим то, как он всякий раз обыденно озвучивал такую информацию.
- Он возглавляет ангелов разрушения и, как часто говорят, во многом похож на демона, - произнес Орлок, словно пытаясь развить мысль, когда учитель замолк.
Кстати, я ни разу не слышала, чтобы его помощник говорил. Есть вероятность, что он, на самом деле, гомункул.
- Здесь сильное эхо от шагов, не находите? - заметил Орлок, когда стук каблуков моего учителя разнесся по атриуму. Учитель медленно опустился на колено, и Орлок задал очередной вопрос:
- Не лучше ли было все тут изучить сразу же после обнаружения тела?
- Тогда нельзя было сказать, когда ситуация перерастет в очередное убийство. На самом деле, в тот момент я больше всего опасался именно Вас.
- Ну надо же, - Орлок сухо рассмеялся, когда услышал ответ моего учителя.
Кому-нибудь постороннему они могли показаться стариком и внуком, которые прекрасно ладят друг с другом. Но, на самом деле, не будет ничего странного, если между ними в определенный момент вспыхнет битва не на жизнь, а на смерть - хотя нет, учитывая разницу в способностях, это будет всего лишь убийство слабого. Именно таким было их сотрудничество.
Слуги семьи Эшборн уже убрали тело, но в атриуме еще осталось несколько пятен крови. Учитель начал систематически изучать их одно за другим. Он то и дело доставал из кармана пузырек с какой-то жидкостью. Одна капля - и цвет пятна крови разительно изменялся. Глядя на эту процедуру, Орлок потирал подбородок, словно поглощенный процессом.
- Вот как. Это больше похоже на средневековую алхимию, нежели на науку. Или, может, правильнее назвать это колдовством?
- Проанализировав концентрацию магической энергии, оставшейся в пятнах крови, мы сможем определить, время смерти мисс Адасино. Что же это еще, если не магия, верно?
- Конечно, конечно. В конце концов, наука и магия спят в одной постели. Хотя данная метафора, наверное, слишком уж современная, чтобы быть точной. Знаешь, если твои методы слишком прямолинейны, ты отдаляешься от таинства, - небрежно произнес Орлок, судя по всему, наслаждаясь беседой.
- Ну, я многое перепробовал. Просто так уж вышло, что этот метод дается мне лучше всего, - вежливо ответил учитель, не отрываясь от своего исследования.
Капая жидкостью на пятно крови, он внимательно следил за тем, как меняется ее цвет, после чего переходил к следующему. Не забывая тщательно все записывать в свой блокнот, он порой извлекал пузырек с другой жидкостью, капля которой отправлялась следом за первой. Если честно, в любой другой ситуации этот незамысловатый процесс показался бы откровенно скучным. И тем не менее Орлок наблюдал за всем этим с безраздельным вниманием. Выражением лица он походил на ребенка, впервые в жизни увидевшего насекомое.
- Мне досталось ангельское имя "Нанаил", - внезапно произнес он.
- Главный в знаке Овна, олицетворяет падение гордости.
- Да. Если твои предположения верны, меня убьют, вырвав язык. Хехе, это даже славно, в своем роде.
- ...
Не сказав ни слова, учитель капнул жидкостью на очередное пятно крови.
За окнами Солнце продолжало уверенно подниматься в небеса, и я начала думать о сегодняшнем завтраке. Ранее до меня доносились приятные запахи, значит, его уже приготовили в столовой, как и вчера. Как будто Адасино Хисири и не убивали вовсе.
Или, может, подобный инцидент был всего лишь обыденным происшествием в жизни мага.
- ...нет, слишком уж это странно, - внезапно нарушил молчание мой учитель и потер пальцами подбородок.
- Что именно?
- ...где ее очки? Что с ними случилось?
Услышав этот несколько странный вопрос, Орлок и я нахмурились.
- ...?
- Очков ведь на ней не было, когда ее нашли, верно?
- Ну, естественно. Не очень-то удобно выдавливать человеку глаза, когда на нем очки.
Слова Орлока были очевидными. Поэтому-то никто тогда и не уделил этому внимания. Всеобщие взгляды были прикованы не к ее очкам или другим вещам, а к тому, что произошло с ее глазами.
- ...точно. Но, основываясь на этом, время ее смерти...
Прежде чем учитель успел закончить, Орлок посмотрел в сторону двери и произнес:
- О, значит, вы теперь тоже работаете вместе?
В дверном проеме, который они миновали не так давно, виднелись две фигуры. В отличие от Орлока и учителя, эти двое явно не сочетались друг рядом с другом. Девушка, красота которой затмила бы всех остальных на любом балу, и астролог, грязный, словно только что пересек пустыню.
Лувия и Флю.
Позади них высился слуга Лувии. Несмотря на почти что двухметровый рост, он, что странно, великолепно вписывался в обстановку. Наверное, это умение было частью его профессии.
- Ах да, уж простите за это, - сказал Флю, потирая свою щеку. В отличие от слов, в его улыбке не было даже намека на застенчивость или робость. Он изобразил большим и указательным пальцами жест, словно показывая толщину пачки банкнот. - Меня, скажем так... "профинансировали". Похоже, что теперь я играю в этой команде.
- Это в твоем духе, - без всякого интереса произнес учитель, по-прежнему стоя на коленях. К двум склянкам присоединилась лупа, через которую он продолжал наблюдать за изменяющимся цветом пятен крови.
- Если это возможно, попрошу меня не беспокоить. Я занят важным исследованием.
- И что ты надеешься узнать из этого?
(...что?)
Я нахмурилась. В голосе Лувии присутствовала плохо скрываемая резкость, словно она была чем-то разозлена. Либо они просто были слишком разные, либо их отношения испортились после того, как мы случайно ввалились к ней в комнату, но очевидное опасное напряжение присутствовало между ними с самого начала. Однако в этот раз все, казалось, было гораздо хуже.
- Многое.
- Многое? Что ты надеешься узнать, если даже не знаешь способностей своих подозреваемых? - вновь задала свой вопрос девушка. Тем самым она явно давала понять, что не примет ничем не подкрепленные домыслы.
- Ну, да, в этом нет никакого смысла. По крайней мере, когда дело доходит до "howdunnit".
- "Howdunnit"?
- Прошу прощения, это жаргон детективных романов. По сути, "How done it" или "Как преступник совершил злодеяние?". Аналогично с "whodunnit" - "Кто преступник?". Никогда нельзя сказать, на какие сверхъестественные вещи способны маги, поэтому без знания пределов это бессмысленные вопросы. Когда дело касается тайны Гериона или даже этого инцидента, подобное прямолинейное дедуктивное мышление не стоит и выеденного яйца.
Я, в какой-то степени, поняла, что хотел сказать мой учитель. Даже в моей родной деревне детективных романов было в избытке. Их герои, знаменитые детективы, проявляли свои невероятные интеллектуальные способности, сосредотачиваясь на этих двух вопросах, но когда частью сложного уравнения становились маги, от подобного мышления было мало пользы. Зная, что некоторые маги способны проходить сквозь стены или летать, начинаешь понимать, что способов совершить преступление попросту не счесть.
- Но "whydunnit" — зачем было совершено преступление — вот это можно выяснить, - медленно добавил учитель. Элементальное родство индивида, вне зависимости от происхождения, отразит его натуру. С магией точно так же. Маги еще до своего рождения становятся частью истории магии. Не важно, примут ли они эту судьбу или же пойдут против нее, это, без сомнения, оставит клеймо на самой их сути. В этом отношении, маг никого не способен обмануть.
Говоря мягким тоном, он не отрывал взгляд от пола. Порой счищая пыль маленькой кисточкой, порой изучая пол через лупу, он продолжал бороться с уликами. Видимо, учитель так старался, что у него на лбу начали скапливаться бусинки пота, который он время от времени вытирал тыльной стороной ладони.
- Поэтому я верю, что если не смогу найти разгадку этой тайны, то хотя бы подберусь к ней вплотную.
- Каким же образом? - продолжила свой напор Лувия.
Дело было не в том, что она не понимала разъяснения моего учителя. Лувия, скорее, пыталась выдавить из него доказательства. Поддавшись на провокацию, учитель, наконец, поднял взгляд.
- Взять, например, магию драгоценных камней семьи Эдельфельт...
Выражения лица Лувии заметно исказилось.
- Связь между магией и драгоценными камнями можно проследить до Месопотамии и Древнего Египта. Поэтому, по сути, она так же стара, как и человеческая история. С самого начала драгоценные камни были символом величия и аристократии. С точки зрения же различных форм алхимии, они использовались для сохранения здоровья и молодости. На ум сразу же приходит аристотелевская "Книга о камнях", но Камень также представлен как один из основных элементов и одна из четырех природ в "Физике" Хильдегарды Бингенской.
Название книги, упомянутой учителем, было мне знакомо.
Разумеется, "Книга о камнях" Аристотеля имела огромное значение даже в историческом плане. Она не только являлась научным каталогом семидесяти двух минералов и их использования в медицине, но и, если мне не изменяет память, также говорила об источнике силы Камней.
...и опять семьдесят два.
Я знала, что это значимое число в магии, но из-за его слишком уж частого появления в последнее время мне начало казаться, что оно, скорее, проклято.
- Но, если посмотреть на Гандр, которым ты грозилась меня прикончить, твоя магия по происхождению явно ближе к северной Европе. Это означает, что она использует драгоценные камни в качестве медиума, вливая в них магическую энергию и придавая им цвет кровью владельца или иными телесными жидкостями. Лучше воспринимать это, как форму специализированной рунической магии. Тогда как состояние магии рун, в целом, можно охарактеризовать словом "упадок", семья Эдельфельт использовала драгоценные камни и открыла для себя новый путь. Вероятно, причина, по которой все арии ваших заклинаний произносятся на английском языке, кроется в этом же. Что мы узнали из этой информации? А то, что, как Эдельфельт, ты, вероятно, несказанно гордишься невероятной ценностью своих камней, чем очень отличаешься от многих других аристократов.
- Заткнись! - крик Лувии положил конец объяснению моего учителя. - Еще слово, и от тебя даже пыли не останется!
Казалось, ее прежняя злость удвоилась — нет, тут даже сравнивать было не с чем. Все ее тело излучало невиданную доселе убийственную ярость. Даже я невольно отшатнулась, хоть и не являлась той, на кого был направлен ее гнев.
- ...могу я попросить не угрожать моему юному другу? - произнес Орлок Цезармунд с веселой улыбкой на устах.
Разумеется, Лувия никак не могла забыть о его присутствии. Не в силах пренебречь его словами, она выгнула бровь.
- Друга?
- Все верно. Он, на самом деле, очень интересный молодой человек. Будет довольно прискорбно, если его разнесут на куски здесь и сейчас. Тебя это не устраивает? - сухо хихикнув, спросил Орлок.
В сравнении с их первой встречей в холле замка Адра, они словно поменялись местами. Если в прошлый раз она заставила его раскрыть свой секрет, то теперь настал его черед срывать покровы.
Под напором этого пустого, бездушного смеха белокурой девице не осталось ничего иного, кроме как вернуть свои драгоценные камни обратно в карманы. Сделав это, она вновь повернулась к моему учителю.
- Ну конечно. Похоже, ты действительно любишь магию. Тебя даже можно назвать исследователем магии, - сказала Лувия, гневно выпятив грудь.
При этих словах на лице учителя возникло ужасно сложное выражение. У него был таинственный вид, словно он ощутил ностальгическую горечь.
- ...мой учитель однажды сказал мне то же самое.
- Значит, у тебя был великолепный учитель.
- Разумеется. Другого такого мага нельзя найти. Он единственный, кто достоин имени Эль-Меллой... был единственным.
Увидев, как перекосило его лицо, я невольно затаила дыхание.
Кайнет Эль-Меллой Арчибальд.
Учитель моего учителя.
И, возможно... тот, кого мой учитель убил собственными руками.
Но Лувия вдруг развернулась к двери, прекратив свой натиск.
Тогда хорошего вам дня, господа. Буду надеяться, что ты найдешь даже кусок звезды, ползая по полу, словно животное.
- Увидимся, - Флю взмахом руки внес свою лепту в прощание и последовал за блондинкой.
Когда они удалились на достаточное расстояние для того, чтобы ничего не услышать...
- Вы ведь намеренно ее провоцировали, не так ли? - спросил учитель, посмотрев на Орлока.
- Ммм. Мне внезапно захотелось отомстить ей за нашу первую встречу. Благодаря тебе, я смог сполна этим насладиться. Ха, недовольная физиономия этой гиены — бесценное зрелище. Это было настолько освежающе, что я, наверное, проживу теперь на несколько лет больше, - с довольным видом произнес старик.
Может быть, он всего лишь ребячился, но один неверный шаг может привести к смерти.
- ...учитель.
Услышав мой голос, учитель заверительно положил руку на мою голову, сокрытую капюшоном.
Он на меня даже не взглянул, но его ладонь гладила мою голову неожиданно нежно.
- Спасибо за защиту, - сказал учитель. - Благодаря Вам, я смог кое-что узнать.
- О? - глаза Орлока сощурились, вновь затерявшись в море морщин.
- Могу я задать Вам вопрос, мистер Цезармунд?
 
Rayner_FoxДата: Воскресенье, 27.03.2016, 01:22 | Сообщение # 12
No
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 5883
Награды: 35
Репутация: 45
Offline


Глава 4


1

—сам образ был «спусковым крючком».
У всех магов были разные методы.
Одни представляли себе, как боек ударяет по капсюлю патрона, другие – как что-то пронзает их сердце. Неожиданно большое количество магов полагалось на сексуальное возбуждение, к тому же многим среди них приходилось пользоваться наркотиками. Вне зависимости от метода, эти образы инициировали процесс обращения нервов в теле мага в Магические цепи.
Активируя эти магические цепи, маг соединялся с великой магической формулой, служившей основой, и превращал себя в «систему для реализации таинств».
Для Флю таким «спусковым крючком» была жажда.
Бескрайняя пустыня. Сухость во рту, с которой он ничего не мог поделать. Пот перестал течь уже давным-давно, и даже его глаза начали засыхать. Он готов был совершить любое злодеяние ради капли воды—
—нет, такие мысли приведут лишь к смерти от обезвоживания.
Используя обычную, чистую жажду в качестве энергии, он подстегнул свои нервы.
Внезапно, на него нахлынуло чувство, словно с сосуда сорвало печать.
Он повернулся.
Агония стала экстазом. Жажда – наслаждением.
- Веди меня!
Едва прозвучали эти слова, мир изменился вместе с ним.
Шесть ножей взмыли в воздух и погрузились в каменный пол, словно тот был сделан из масла, формируя магический круг.
Но три из них продолжали дрожать.
Им что-то сопротивлялось. Исход столкновения двух сверхъестественных феноменов целиком зависел от навыков вовлеченных индивидов. Именно поэтому Флю даже не думал отступать. Еще раз распалив од в своем теле, он преобразовал ее в магическую энергию и вновь ударил ею по ножам.
- Веди меня, сейчас же!
В ответ на крик Флю и поток магической энергии ножи взлетели вверх и с силой вонзились в ближайшую стену.
—Или так могло показаться. Когда инструменты Флю коснулись каменной поверхности, то, что должно было быть стеной, начало исчезать. Ножи упали на землю — и от стены не осталось ни следа.
Другими словами, она была ненастоящей.
Установленный барьер не устоял перед «путеводством» астрологии Флю.
- Хорошо справился, - раздался за его спиной элегантный голос. Спустя секунду к разверзшейся перед ними тьме протянулась бледная рука.
- Call (Пробудись).
В ладони Лувиагелиты Эдельфельт вспыхнуло пурпурное пламя. Могло показаться, что языки огня сожгут ее белую изящную руку, но пламя без всякого вреда окрасило багрянцем кожу девушки и разогнало мрак.
Флю опустился на пол с усталым вздохом.
- Это меня изрядно вымотало, - сказал он, вытерев пот со лба тыльной стороной ладони.
На самом деле, трюк, который только что провернул Флю, потребовал предельной концентрации, что отразилось на его лице — он словно состарился лет на десять. Естественно, подобное происходило не всякий раз, когда он использовал магию. Просто этот барьер в замке Адра был очень мощным.
Покинув Лорда Эль-Меллоя II и его друзей, Лувия и Флю начали обыскивать каждый угол замка. Взвинченная Лувия не пропускала ни пылинки. Их поиски были такими дотошными, что, как казалось Флю, в сравнении с ними бледнел даже Эль-Меллой, ползавший на коленях с лупой в руке.
- —ай…
Флю начал массировать шею в районе глотки.
Похоже, это была реакция на использование магии. Мало того, что использовать магию в пределах замка было невероятно сложно, так это еще причиняло боль, которая исходила от самих Магических цепей. Мучительное ощущение трущихся друг о друга костей было совсем уж невыносимым от осознания того, что боль была лишь иллюзией, порожденной его цепями.
- Магу такая боль должна быть в радость, - произнесла Лувия, словно это было нечто само собой разумеющееся, и, едва заметно кивнув, сказала, словно на что-то намекая: – Действительно, дверь откроется перед достойным. Явно задача для мага.
(Что ж, думаю, она права.)
Во всем, что касалось магии, секреты были жизненно необходимы. Недаром таинства назывались таинствами. Если их понять, они утратят свою силу. Разумеется, увидев чью-то магию лишь единожды, раскрыть ее секреты не удастся. Именно поэтому Лорд Эль-Меллой II внушал страх своей проницательностью.
Ладно, если бы он просто интересовался историей или происхождением магии. Но если он также проникал в мысли и теории тех, кто владел этой магией…
Флю почувствовал, как по его спине пробежали мурашки.
(…Интересно, он сам это осознает?)
Но если бы ты и вправду знал магию, то понял бы, что лишь разрушаешь ее.
Лорд Эль-Меллой II явно понял, что скрывалось за словами Лувии.
И именно это разозлило ее еще сильнее.
В сравнении с Эдельфельтами, прозванными самыми элегантными гиенами, Лорд Эль-Меллой II был еще большим вором. Если одного лишь взгляда на свойства магии юных магов ему было достаточно, чтобы узреть их природу, он, в определенном смысле, будто крал таинства из их будущего.
(…и этот человек – Лорд?)
Самое высокое положение в Часовой башне, занимаемое лишь двенадцатью магами.
Или, может, они были теми еретиками, которые не пожелали оставаться в рамках Ассоциации — не захотели быть «разрушителями».
Освещая путь пурпурным пламенем в ладони, Лувия осторожно спускалась по возникающим из тьмы ступеням. Даже столь незамысловатые движения она совершала с элегантностью танца. Вскоре они остановились перед деревянной дверью, которую она открыла без всяких колебаний.
- …Что за черт?
Флю поспешно зажал ладонью рот и нос. В комнате царила жуткая вонь. Если бы его попросили описать ее словами, он бы сказал, что кто-то словно выпотрошил целое стадо домашнего скота, смешал все внутренности в одну кучу и оставил гнить на несколько лет. Несмотря на прижатую к лицу ладонь, вонь просочилась в его глотку и легкие, из-за чего Флю пришлось отчаянно сопротивляться рвотным позывам.
- Похоже, мы нашли, что искали, - нахмурилась Лувия, тоже прикрыв нос ладонью.
В сравнении с остальными помещениями замка, это было очень тесным. В комнате без окон были лишь кровать, стол, серебряная пентаграмма и медный кубок. На полках лежали разные маленькие приборы, явно предназначенные для использования в магии. Помимо них, по всей комнате можно было заметить множество инструментов с лезвиями и шипами, покрытых ржавчиной и темными пятнами.
(…устройства для пыток?)
Флю вспомнил различные пыточные приспособления, которые видел в прошлом, вроде «железной девы» и «медного быка». Больше всего тревожило то, что все инструменты либо напоминали ангелов внешне, либо были покрыты узорами с ними. Образ обычно милого амура, запятнанный засохшей кровью, был неожиданно отталкивающим.
Похоже, что это была личная комната Эшборна.
Мебель, магические приборы, инструменты для пыток – все погрязло в образах ангелов. Своими небольшими размерами комната создавала впечатление ловушки на дне глубокого болота.
- Это здесь Герион Эшборн восстанавливал Магические метки?
- Или, может, здесь он извлекал их из тел, - ответила Лувия.
Внезапно, в голове Флю вспыхнули образы инструментов для пыток, которые использовали для того, чтобы сдирать кожу с жертв во времена охот на ведьм. Даже матерый наемник вздрогнул при этих словах.
- …картина?
Взгляд Флю остановился на одной из полок, где стояло нечто, явно не вписывавшееся в обстановку. Это была маленькая картина, написанная так детально, что он сначала даже спутал ее с фотографией.
Однако, не обратив на Флю внимания, Лувия направилась прямо к столу. На покрытой пылью столешнице было запечатлено множество магических кругов.
- …значит, это основополагающая формула Эшборна?
- —подожди!
Даже если не брать в расчет саму комнату, шанс того, что в этих магических кругах таилась опасность, был велик. Но Лувия, которую это, похоже, не волновало, провела пальцем по одному из кругов.
Раздался щелчок, и круг отреагировал зарядом молнии. Описав дугу, она ударила по кольцу Лувии и исчезла во вделанном в украшение драгоценном камне. Лувия, как ни в чем не бывало, продолжила изучение магических кругов.
Увидев слова, написанные вокруг них, она зачитала вслух:
- Асмодей, Бельфегор, Ваал, Адрамелех, Лилит…
Услышав эти зловещие имена, Флю выгнул бровь.
- Демоны… или, скорее, падшие ангелы? Или, может, клиппот?
- Ты быстро схватываешь, не так ли? Темная сторона сфирот, лежащих в основе каббалы. Я ожидала увидеть описания добродетелей и ангелов, к которым стремятся люди, чтобы попасть в Рай, а не пороков и падших ангелов, низвергнутых в Ад. Похоже, это истинная природа основы замка Адра.
Лувия ненадолго замолчала, после чего вдруг улыбнулась, словно увидела прекрасный цветок.
- Да… теперь у нас есть вся необходимая информация. Ну что, покажем им, как ведут дела Эдеьфельты?

***

Розалинда Истари все свое время проводила в комнате.
Следуя указаниям брата, она ела завтрак и ланч в выделенной им комнате и редко выходила за порог. Обычно, ее юное сердце места бы себе не находило от столь долгого пребывания в одном помещении, но после инцидента с Адасино Хисири она была более чем довольна своим положением. Благодаря вмешательству брата, ей не пришлось лицезреть сцену преступления, но потеря прекрасной женщины, вызывающей в ней восхищение, тяжелым грузом опустилась на грудь Розалинды.
(Кто…?)
Вопрос «Кто мог такое сотворить?» раз за разом проносился в ее голове.
Она понимала, что убийцей мог быть любой из собравшихся в замке магов. Розалинда выросла там, где магия ценилась больше человеческой жизни, и не ставила это под сомнение. Более того, она даже не могла вычеркнуть из списка подозреваемых собственного брата. Она прекрасно понимала, что ради ее защиты он станет любым чудовищем или демоном — и находила это крайне печальным.
Но даже так, она могла лишь тихо ждать в своей комнате — безмолвно сидеть, опустив взгляд и коря себя за свою беспомощность.
- Что-то не так? Если тебе нехорошо, я могу сделать чай. Правда, у меня только зеленый… - дружелюбно произнес ее телохранитель, временно заменявший Хайна.
- Простите… мистер Сэйген.
- Хаха, да ничего страшного. Мне в радость проводить время со столь милой юной леди! – подмигнул ей Сэйген, слегка ударив себя в грудь.
Она бы не сказала, что подмигивания… хорошо ему давались. Неудивительно, что ему еще пришлось ударить себя по груди. Несмотря на то, что она впервые проводила столько времени в одном помещении с представителем противоположного пола, не связанным с ней родственными узами, присутствие ямабуси по неизвестной причине не вызывало в ней напряжения.
- Твой брат сказал тебе что-нибудь?
- Нет. Лишь то, что с Вами я буду в безопасности.
- …вот как.
Губы Сэйгена растянулись в несколько ироничной улыбке.
Розалинда доверяла словам брата с простодушной невинностью.
Узнав об убийстве Адасино Хисири, Хайн первым делом связался с Сэйгеном. Сам Хайн отправился проводить расследование, но пока с ней был этот чудаковатый ямабуси, мир казался Розалинде чуть более приятным.
- Между вами что-то произошло?
- …неа. Ничего. Совсем ничего, - отозвался Сэйген, но после небольшой паузы пожал плечами и признался: - …впрочем, думаю, это нормально, если тебя видит насквозь кто-то, вроде Хайна. Давным-давно я оставил путь мага.
- Вы… оставили?
- Ага, - Сэйген мягко провел ладонью по рукаву своего причудливого одеяния.
- Магии, как правило, обучают лишь одного ребенка в семье, верно? Так уж получилось, что мой отец был весьма успешен в искусстве любви, - произнес ямабуси с фривольным смешком.
В современном мире такое было редкостью, но если заглянуть достаточно глубоко в прошлое, то можно было найти достаточно примеров в лице королей или других власть имущих, количество отпрысков измерялось сотнями.
- И он подумал: «Почему бы не заставить их состязаться друг с другом?».
- Состязаться? – лицо Розалинды дрогнуло.
- Да. Разумеется, он сам был ямабуси, и поэтому мест для наших тренировок хватало. Несмотря на то, что магия в целом становится тем слабее, чем больше людей ее изучает, сюгендо – несколько иной случай. Поскольку оно наполовину является религией, количество людей, изучающих его основы, не создает большой разницы.
Хоть у него и было много учеников, настоящие тайные знания передавались лишь немногим из них.
Разумеется, для магов это была истинно верная процедура. Самой распространенной схемой было, когда семьи выбирали одного из своих отпрысков, а остальных даже не извещали о существовании магии. Разные регионы и стили магии породили множество отклонений от этой схемы. Похоже, что семья Сэйгена была одной из них.
- Для начала, системы магии на Востоке отличаются от западных. Наша секта многое переняла из западных моделей, поэтому у нас даже были такие вещи, как Магические метки, передававшиеся из поколения в поколение. И угадай, кто получил метку моей семьи? Я рано выбыл из дела, поэтому мне было плевать. Я любил магию в целом, но не стремился к Истоку с выпученными глазами, словно одержимый. Впрочем, полагаю, мне таланта не хватало, а не интереса. Разумеется, это разбило сердце моему учителю — отцу — но он понимал, что ничего не может с этим поделать. Но именно на такой случай у меня и был брат.
- У Вас был брат? – в голосе Розалинды слышался интерес, поскольку история Сэйгена начинала походить на ее собственную.
- Ага. Я бы не сказал, что он был ровней Хайну. Твоего братца не так-то просто обскакать, верно? По крайней мере, не было никаких сомнений, что он был самым умелым из всех моих братьев и сестер. Многих из них подобное решение разочаровало, но это было всяко лучше, чем яд гу.
Яд гу.
Этот термин был связан с магией. Маг собирает множество существ, как правило, различных ядовитых змей и пауков, а порой даже гигантских многоножек и скорпионов. Всех их помещали в небольшой горшок, где они начинали убивать и пожирать друг друга. Последняя тварь, сумевшая одолеть всех остальных, после становится катализатором для магии проклятий. Эта практика была широко распространена в континентальной Азии и не ограничивалась ядовитыми тварями. Были даже случаи, когда люди проворачивали подобное с кошками, собаками и даже волками.
В данном случае Сэйген явно имел в виду смертельную битву между учениками, после которой выживший станет наследником. Для семей, в которых магии обучалось более одного ребенка, это была относительно привычная практика. Можно было сказать, что Сэйгену и его братьям и сестрам повезло, что их отец не избрал этот метод для определения наследника.
- Но все закончилось ужасно, - едва слышно усмехнулся Сэйген. – Потому что отец оставил в живых остальных, таких, как я. Некоторые из моих отвергнутых братьев и сестер затаили обиду. Поодиночке они не могли сравниться с моим братом, но все вместе… глупо, не правда ли? Если они планировали объединиться, то никто из них уже не годился на роль наследника — в общем, когда ритуал пересадки Магической метки моему брату был завершен, они устроили неожиданное нападение.
Розалинда затаила дыхание.
- Как ты понимаешь, все закончилось трагедией. Мой брат сам по себе был упрямым, но когда вмешался учитель, нападавших перебили всех до единого. Дураки. Выжил лишь я, потому что развлекался в тот момент в городе, ведь мне было плевать на церемонию. В результате, главный храм сгорел в огне, а вместе с ним – мои брат и учитель.
- …
- Несмотря на все это, моему брату удалось выжить, благодаря Магической метке. Понимаешь? Это был огонь сюгэндо. Мы, монахи, часто ходим по раскаленным углям, поэтому у нас природная сопротивляемость огню, но то был огонь тэнгу. Его тело обуглилось до самых костей, честно. Метка же… она поддерживала в нем жизнь. Он еще двигался, когда я его обнаружил. Думаю, услышав все это, ты сможешь догадаться, о чем он меня попросил.
В голосе Сэйгена чувствовалось не свойственное ему напряжение. Он словно не хотел говорить об этом, но не мог себя остановить.
- Он попросил меня… изъять у него метку. Разумеется, мой брат фактически был уже мертв, так что ты, вероятно, можешь представить, в каком состоянии была метка. Нас нельзя было назвать династией магов. Да, наша история насчитывала десять поколений, но мы были лишь ветвью другой большой семьи. Так почему бы не оставить все ей и жить дальше своей жизнью? Никто об этом, видимо, даже не задумывался. Сохранить магию, сохранить таинство, сохранить метку, Исток – наша цель… кому какое дело?
Сэйген словно плевался словами.
- Придурки они. Все до единого.
Он вновь погладил свой рукав с искаженным гримасой лицом. Однако это гримаса вскоре исчезла, растаяв в мягком вздохе.
- Но даже так, это была просьба моего брата, и я не мог отказать, верно? Я думал, что мне сможет что-нибудь помочь.
- Вы… хотели что-то сделать?
- Я бы не сказал. Но иного выбора не было. Мне ничего больше не оставалось, несмотря на то, что я так сильно все это отвергал. Я сдался, мне не хватало таланта и мужества, но гибель брата и учителя мне был лишь один путь – продолжать то, что они начали. Смешно, да?
Гримаса вновь исказила лицо Сэйгена. Несмотря на то, что ему так и не удалось полюбить путь магии, жизнь отшельника не была для него чем-то сложным. Жизнь в дикой природе бок о бок с животными, какой бы сложной она ни была, наполняла его сердце чувством полноты, чувством обогащения. Изначально сюгэндо было практикой, рожденной от союза специфического региона и причудливой магии, поэтому последователи того учения не были так одержимы таинствами, как маги Запада.
Ему больше по душе был глубокий лес, где пахло землей. Или наблюдать за падающим снегом в обнимку с дикими животными.
Небо всегда было бескрайним, звезды всегда озаряли землю своим сиянием. Даже в ту ночь, когда смертоносная болезнь лишила его глаза, при нем было лекарство, врученное ему братом. Оно было таким горьким, что у него отнялся язык, но для Сэйгена ничего слаще не было во всем мире.
- Мой брат по-настоящему любил магию, - спокойно сказал он, потирая свою повязку на глазу. – «Это так здорово, когда чувствуешь, как твои познания расширяются» или «мне кажется, что я могу даже схватить те облака» — он всегда говорил что-нибудь подобное. Я этого не понимал, но решил, что если возьму метку, то, возможно, однажды мои дети будут чувствовать то же самое. И я подумал, если это произойдет, тогда… может, смерть моего брата не будет напрасной.
В основе всех поступков Сэйгена лежала эта мысль.
Он знал, что не подходит, и поэтому просто ждал… желал появления настоящего наследника Магической метки.
Сэйген был как Хайн, который однажды отверг Магическую метку и в итоге невольно принял ее из-за состояния Розалинды, отказавшись от всего. Но по своей сути они были полными противоположностями.
Может, именно поэтому ему удалось так сильно сблизиться с Хайном.
Он заполнял брешь в своем сердце.
- …так вот как все было… - произнесла Розалинда, опустив взгляд.
- Хахаха. Хайна мне провести не удалось. Он ясно дал это понять, - сказал Сэйген, почесав нос.

——Я знаю, кто ты на самом деле.
После убийства Адасино Хисири Хайн внезапно подошел к Сэйгену и сказал ему это. Ямабуси ошалел от такого заявления, но Хайн не дал ему опомниться.
——Ты и вправду ненавидишь эту свою метку, да?
——В таком случае, мы с тобой похожи.

Эти слова глубоко врезались прямо ему в душу.
Сказанное Хайном пробудило тупую боль в сердце Сэйгена, пустом и израненном, но также излечило нечто гораздо более мучительное. Именно благодаря этому Токито Дзиробу Сэйген чувствовал, что не зря приехал в этот замок.
- Простите, что Вам пришлось рассказать мне все это.
- Ничего страшного, - отозвался Сэйген, помахав рукой.
Сморщив лицо так, что Розалинда невольно сравнила его с маленьким забавным зверьком, Сэйген потер ладонь о свой наряд, прежде чем похлопать девочку по голове.
- Не волнуйся. Что было, то прошло. Для меня это теперь всего лишь удобный сон.
Сон.
Потому что он сам решил полагаться на других. Сэйген делал вид, что он такой же маг, как и остальные, и это было для него верхом эгоизма.
Поэтому это было для него всего лишь «удобным сном».
- В любом случае, нам остается лишь ждать возвращения Хайна, верно?
- …ага, - ответила Розалинда и, не удержавшись, зевнула.
Словно смутившись, она сразу же прикрыла рот руками.
- …мистер Сэйген, как думаете, кто убил мисс Хисири? Неужели это действительно проклятие Эшборна?
- Хм, хороший вопрос. Маги часто так поступают. Но если это действительно всего лишь проклятие, Хайн ведь ни за что не проиграет, верно?
- …да. Потому что Хайн… мой…
Притихнув, Розалинда завалилась набок и заснула.
Укрыв ее одеялом, Сэйген мягко погладил девочку по голове.

***

Хайн Истари вновь ступил в сады замка Адра.
Это был лес.
Шелест листьев над головой был похож на смех ведьмы.
- …похоже, я иду, куда надо, - пробормотал он, бредя по тропе, усеянной опавшими листьями.
Лувия объединилась с астрологом Флю и принялась за поиски подсказок в стенах замка. Хайн избрал иной подход.
Ангел станет зверем. Устремив взор на запад, он поглотит Солнце.
Прошлой ночью Хайн находился в совершенно ином месте, когда эти слова возникли на его приглашении.
Похоже, ангельское имя Адасино указывало в совершенно иную сторону.
Ангельские имена Хайна, Лорда Эль-Меллоя II и Лувии относились к знакам Водолея и Рыб. С простой астрологической точки зрения это обозначало позицию между тремястами и тремястами шестьюдесятью градусами. Словом, если разделить небо на четыре периода, они укажут на конец зимы. Зная это, Хайн смог вычислить нужную точку, проведя линии из соответствующих комнат.
Однако Хахазия Хисири и Нанаил Орлока (о последнем Хайн узнал тайком) относились к знаку Овна. А это сектор между нулем и тридцатью градусами, указывавший в совершенно другую сторону.
Исследовав это направление, Хайн вновь обнаружил постаменты. Как и ожидалось, самих статуй нигде не было видно, но на его приглашении вновь вспыхнули знакомые слова.


Ссылка на карту большего размера


Ангел станет зверем. Устремив взор на запад, он поглотит Солнце.
То же самое послание.
Однако, изучив окрестности, он обнаружил следы, словно по земле что-то волокли.
Подумав немного, Хайн положил ладони на ближайший каменный монумент и навалился на него из всех сил.
После долгих усилий постамент, наконец, поддался, обнажив дыру в земле. Повеяло сквозняком. Хайн увидел ведущую вниз лестницу, исчезавшую во мраке.
Для старых европейских замков не так уж необычно иметь несколько секретных подземных проходов, но этот выделялся тем, что был слишком глубоким.
- …это здесь прячется тот зверь?
Обдумав возможные варианты, Хайн приготовился. Если зверь узнает, что его убежище раскрыли, он может переместиться в другое место. Так что сейчас или никогда.
Хайн начал медленно спускаться вниз.
Звуки его шагов разносились громким эхом.
(———неужели Хисири тоже нашла это место?)
Это было очень даже вероятно.
Значит, она вплотную подобралась к разгадке тайны замка Адра. В результате — или, может, в наказание за это, ее и убили.
(К тому же, может, Эшборн намеренно дал мистеру Орлоку и мисс Хисири разную информацию…?)
Если так, то в чем же смысл?
Ее убили в другом месте и уже после нанизали на меч статуи?
Ее и вправду погубило какое-то проклятие?
Наконец, спускаясь все ниже и ниже, Хайн ощутил чужую магическую энергию.
(Похоже, это сердце его мастерской.)
Он едва ли сомневался в том, что весь замок был одной огромной мастерской мага, но вряд ли Эшборн занимался своей загадочной магией именно там. Нет, наверное, все происходило именно здесь, в этом тщательно укрытом месте, которое продолжало работать даже после смерти хозяина.
- Преобразовать, - прошептал Хайн, и Живой камень в его теле отреагировал.
В тот же миг он оказался облачен в рыцарскую броню, а в его руке возникло копье. Несмотря на всю ее анахроничность, эта броня подходила ему куда лучше любого другого наряда. Хайн думал, что причиной тому, видимо, была зацикленность его семьи на прошлом. Маги были существами, обитающими во мраке истории.
В этом смысле Сэйген был гораздо сильнее него.
Не своей магией, напротив.
Потому что магия была, по своей сути, наслаждением.
Эйфория от обладания силой, выходившей за рамки привычного мира. Пусть это погрязшая в прошлом дисциплина, отказаться от радости, превосходившей все, что могла предложить жизнь, было невероятно сложно. Перед наслаждением, что несла магия, бледнели даже боль и страдания, которые таил в себе процесс обучения.
Сэйген, отбросивший это все по собственному желанию, был сильным. Или, может, правильнее было бы сказать, что в нем была чистота, как правило, свойственная лишь животным. Даже Лорд Эль-Меллой II не мог побороть свою жажду знаний.
В каком-то смысле, это была сила, которую Хайн никогда не мог обрести.
- …
Звуки шагов разносились эхом.
Таким громким эхом, что он даже начал сомневаться в том, что слышал именно собственные шаги. Скрещенные судьбы. Обращенные феномены. Реальность, искаженная магией.
Как маги, они были рождены из теней.
В таком случае, возвращение в свою колыбель было для них неизбежно.
В конце концов, желание магов достичь Истока исходило из похожей мысли, разве нет?
- Ахх.
Наконец, он остановился.
Глаза Хайна, усиленные магической энергией, узрели еще более глубокую тень, тьму среди тьмы.
Зверь, созданный из теней, практически невидимый во мраке прохода, не желал раскрывать свою истинную форму. Увидев старого знакомого, Хайн едва заметно улыбнулся.
- Мы снова встретились.
Встав в боевую стойку, он направил копье на противника.
Даже если он был зверем, Хайн понятия не имел, каким уровнем интеллекта тот обладал. Он вполне мог быть не умнее обычного дикого животного, но если им управляли, то нельзя было исключать вероятность, что зверя подготовили специально для того, чтобы противостоять Хайну.
Поэтому ему ни на секунду нельзя было расслабляться.
Решив не полагаться сверх меры на свою броню, он выставил вперед копье, дабы удержать противника на расстоянии. Если зверь окажется быстрее, чем в прошлый раз, пока в своих средствах они будут ограничиваться копьем и когтями, Хайну удастся сыграть на преимуществе своего оружия и победить. Но если у зверя припрятан другой трюк в рукаве…
…что ж, с проблемами он будет разбираться по мере их поступления.
—Тьма устремилась вперед.
Хайн сделал выпад, и раздался резкий звук.
Не было ни крови, ни даже царапины на броне Хайна. Он определенно почувствовал, как его копье ударилось обо что-то твердое.
Но.
- …похоже, ты достал меня.
Хайн цокнул языком, изучая наконечник своего копья.
Его не было. Когти зверя были нацелены не на Хайна, а на его оружие. Копье было гораздо прочнее его доспехов. Не осталось никаких сомнений — зверь стал гораздо сильнее с их последней встречи.
Тень отступила, словно смеясь над ним.
Как тебе такое? Я могу с легкостью разорвать твои доспехи.
- …
Не сказав ни слова, Хайн взмахнул копьем. Древко из чистого металла укоротилось, вновь сформировав на своем конце лезвие.
К чему это? Копье, созданное твоей алхимией, уже не устояло перед моими когтями. Неужели ты думаешь, что в этот раз все закончится как-то иначе? Похоже, зверь прямо-таки дрожал от возбуждения.
Он прыгнул.
Мчась зигзагами по узкому коридору, он походил на бильярдный шар размером с человека. Зверь прыгнул пять раз, восемь, больше двадцати. Как бы сильно Хайн ни усиливал свои глаза, человеку просто физически не по силам уследить за предметом, движущимся со скоростью свыше трехсот километров в час.
Атаковав Хайна со стороны его слепой зоны, зверь разорвал когтями его броню, словно та была сделана из бумаги.
Однако, как ни в чем не бывало — броня внезапно вздыбилась и схватила зверя.
- Я это предусмотрел, - мягко произнес Хайн.
Его броня отличалась не только прочностью.
В данном случае он обратил ее в полную противоположность — смягчил, чтобы заманить противника. Когда когти рассекли его копье, Хайн изменил особенности брони, преобразовав ее в цепи, и затем сковал зверя.
- А теперь, давай взглянем, что же ты такое на самом деле.
Медленно развернувшись, Хайн вновь поднял свое копье.
Зверь продолжал беззвучно завывать.
 
Rayner_FoxДата: Пятница, 08.04.2016, 21:17 | Сообщение # 13
No
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 5883
Награды: 35
Репутация: 45
Offline
2

Рассвет четвертого дня.

Наши утренние приготовления были в самом разгаре. Большую часть минувшей ночи мы разговаривали с Орлоком, поэтому учитель, как и всегда, клевал носом, пока я помогала ему одеваться. Когда мы уже собирались покинуть комнату, чтобы насладиться завтраком, дверь отворилась, и на пороге возник один из слуг семьи Эшборн.
Нам вновь принесли печальные новости.

Снова этот зал.
Солнечный свет, лившийся потоком сквозь застекленную крышу, был похож на ангельскую лестницу. Эта ирония от нас не ускользнула.
Здесь же мы обнаружили тело Хисири, нанизанное на меч ангела. Рядом с той же статуей нашим глазам предстало чье-то тело.
Зрелище невольно вызывало мысли о старых историях про средневековых рыцарей. У ног ангела на пьедестале, закованный в доспехи, лежал Хайн. Его руки безвольно свисали вниз, глаза были закрыты.
Даже в смерти у него было лицо рыцаря из сказки. Наверное, нам стоило быть благодарными за то, что его благородные черты не изуродовали, чего нельзя было сказать о Хисири.
Благодарными?
Кому?
Цокнув языком мой учитель после первого же взгляда на тело пробормотал себе под нос:
- …значит, у Хайна был Ариил, - глаза его замерли на отсутствующей левой ступне Истари. Никому из присутствовавших не надо было говорить, что эта часть тела соответствовала ангельскому имени «Ариил». Да, это мой учитель первым озвучил мысль о том, что ангельские имена были своего рода предсказаниями наших смертей, но даже он, увидев подтверждение своей теории воочию, словно проглотил камень. Беспомощное, опустошающее чувство.
На груди Хайна было заметно большое пятно крови. Скорее всего, именно эта рана стала причиной смерти. Даже обрубок ноги не кровоточил так сильно, указывая на то, что ступни его лишили уже после смерти. Мои эмоции были парализованы увиденным, и поэтому мне оставалось лишь хладнокровно вносить факты в блокнот один за другим.
Но…
- …почему?! – раздался крик, преисполненный несчастья. - Почему, почему именно он?!
Я могла лишь смотреть на заливавшуюся слезами девочку.
Рядом с ней стоял Сэйген, опустив взгляд и стиснув зубы.
- Хайн…
Оба выглядели так, словно лишились части себя.
…нет, в этом они были не одиноки. Даже учитель был мрачен, как никогда. Разумеется, после трагедии с Хисири это зрелище шокировало уже не так сильно, но на его бледном лице застыло такое выражение, словно ему хотелось лишь как можно скорее встретить собственную смерть.
- Если Адасино Хисири олицетворяла авторитарность, - раздалось за нашими спинами, - тогда Хайн, наверное… эмоции, да? Хахаха, похоже, из нашей башни Дженга убирают один кирпичик за другим.
- —Орлок, - развернувшись, произнес учитель.
- Но я ведь уже согласился работать вместе с тобой, разве нет? В этом отношении, ты теперь в еще большей безопасности, чем прежде, не так ли?
Опасная улыбка старика на мгновение явила нам затаившегося внутри него демона.
Учитель не ответил. Вместо этого, извинившись, он повернулся, прошел к центру зала и с горечью на лице остановился перед сжавшейся Розалиндой. Прежде он встречал немало ужасных магов, но еще ни разу я не видела на его лице такую боль. Но даже так, он непоколебимо произнес:
- Мисс Розалинда, могу я взглянуть на Вашего брата?
- Вы! – всхлипывая, девочка посмотрела на него. Ее вызывающий взгляд явно говорил о том, что она никого не подпустит к Хайну. – Вы! Вы! Это Вы его убили?! Или Вам просто радостно от того, что сгинул еще один соперник?! Будете и дальше убивать людей, пока не перебьете всех?!!
Обвинение Розалинды повисло в воздухе. Та же решимость, покаравшая учителя за то, что он осмелился подойти к ней, эхом отдавалась в ее глазах и голосе. Выражение ее лица четко давало понять, что если кто-нибудь посмеет коснутся ее брата даже пальцем, она оторвет его вместе с рукой. Казалось, даже ангелы, которыми полнился замок, отступали перед ее лютым неповиновением.
- …нет, это не… - учитель запнулся, стиснув кулаки.
Никакие их слова наверняка не достигнут Розалинды. Ее истину отняли у нее. То, что связывало ее мир воедино, было разорвано. Счастье, которого она заслуживала, исчезло, уступив место трагедии.
- Похоже, его убили незадолго после полуночи, - произнес Орлок. – Ну что, будем опять собирать алиби?
- Нет уж, увольте, - резко ответила Лувия и развернулась, чтобы покинуть зал. – Я уже более-менее ухватила суть того, что скрывается за всем этим фарсом. Мне нужно подготовиться, - сделав небольшой формальный реверанс, она удалилась.
Удостоив ее лишь мимолетным взглядом, учитель вновь набрался решимости и обратился к Розалинде:
- Мисс Розалинда…
- Никто к нему даже пальцем не притронется! – с вызовом заявила восьмилетняя девочка.
Создавалось впечатление, что даже десятитысячная армия не смогла бы совладать с чувствами, которые сейчас бушевали в ее маленьком тельце.
Повисла напряженная тишина. Видя ее решительное лицо, я шагнула вперед.
- …Розалинда. Сэйген, - я замерла рядом с учителем, который, нахмурившись посмотрел на меня. – Вы позволите мне провести небольшую поминальную службу по Хайну?
- …поминальную службу?
Глаза Розалинды дрогнули. Впервые за все это время горевшая в них враждебность угасла. Это лишь подтвердило мою мысль о том, что броня, которой эта девочка окружила себя, была последней защитой ее маленького сердца.
- …я…
Я не намеревалась это делать.
У меня не было на это права.
Тогда почему же я сказала ей эти слова?
- Я… хочу вознести за него молитву.

***

Пришло лишь трое.
Не считая меня, сюда явились лишь мой учитель, Розалинда и Сэйген.
Мы похоронили их на лесной поляне, вдали от садов замка. Слуги семьи Эшборн создали могилы и поместили их тела в землю с таким непроницаемым спокойствием, словно не почивших закапывали, а куски сломанной мебели.
- Нам следовало сразу же позаботиться о теле мисс Адасино, - сказал учитель, глядя на два могильных холма.
Теперь же она была похоронена рядом с Хайном. Учитывая их совместимость, было бы неудивительно, если бы кто-нибудь из них пожаловался на то, как все обернулось, но в данном случае у нас и вправду не было другого выбора.
Время было уже за полдень. Осеннее солнце, казалось, роняло на нас свои лучи с чувством одиночества.
Если бы не громада замка, высившаяся вдалеке, сухой запах земли и опавшие листья создали бы практически поэтическую атмосферу.
- Грэй.
- …хорошо, - едва заметно кивнула я, услышав голос учителя.
Сначала я взяла небольшую курильницу и, поставив ее перед собой, зажгла благовония. К счастью, в замке этого добра было полно. По правде говоря, я должна была не забыть про святую воду, но, во-первых, у нас ее не было, во-вторых, это не казалось подходящим для мага вне зависимости от того, был он когда-то связан с Церковью или нет.
Поэтому мы решили не утруждать себя пышными похоронами и не думать о мольбах тех, кто остался позади. Оставалось лишь вознести молитву за усопших.
Я сделала глубокий вдох.
- Господь, в тебе ищем мы прибежища…
Слова свободно текли из моих уст. Я мимоходом подумала, что это, наверное, и называется телесной памятью. Мне никак не удавалось вспомнить правильные слова, но они сами собой начали слетать с губ, едва я открыла рот.
- …и взываем к твоей безграничной милости. Прими в объятия свои душу раба твоего, Хайна…
Слова, которые я позабыла давным-давно, текли беспрестанным потоком.
Но мне они казались ложью. Я не была священником и не верила ни в Бога, ни в его религию. Среди нас всех лишь Хайн, наверное, был самым верующим, но даже он отвернулся от Церкви. Может быть, он был бы против такой молитвы.
Но.
Кто сказал, что молитвы за усопших возносятся ради живых?
Кто сказал, что если тебе по силам утешить того, кто убит горем, то можно на время отложить сомнения по поводу его веры?
- …очисти от грехов, освободи от оков смерти…
Внезапно, мои слова остановились.
Я напряглась и повернулась к остальным.
- Грэй? – окликнула меня Розалинда.
Но я не могла продолжать.
Что там дальше? Первая часть молитвы прошла гладко и очень естественно, но теперь она, казалось, полностью покинула мое тело. Словно все это было лишь иллюзией с самого начала, я больше не могла вымолвить ни слова, как бы сильно ни старалась вспомнить. В детстве я слышала эту молитву много раз, но, похоже, безбожнице, вроде меня, не дано было постичь ее по-настоящему.
- Все в порядке? – вновь обратилась ко мне Розалинда.
- …я…
Мне нужно было попросить прощения.
Я покрыла позором последние минуты ее возлюбленного брата. Я знала, что этому нет прощения. Но как мне извиниться? Что я могла предложить ей, не опозорив ее брата еще сильнее?
Я почувствовала, как на мое плечо легла чья-то рука. Низкий голос, принесенный пропахшим сигарами дыханием, негромко произнес мне на ухо:
- …и даруй вечный покой.
Услышав следующие слова молитвы, я сглотнула и, спустя несколько мгновений, продолжила:
- …и даруй вечный покой. Об этом просим мы тебя, Господи.
Закончив молитву, я перекрестилась.
Аминь.
Да будет так.
Молитва за усопших. Даже если мы не верим в вечную жизнь после смерти, прошу, будь с нами, Господи, и с нашими тленными душами.
Никто не проронил больше ни слова, и над поляной повисло тихое спокойствие. Я закрыла крышку курильницы и едва удержалась от того, чтобы устало опуститься на землю. Но не успела я проделать то же самое и со своими чувствами…
- …Спасибо, - склонила голову Розалинда. Все было так, словно она избавилась от гнетущего ее злого духа. Внешне девочка все еще как будто лишилась частицы себя, но эта потеря больше не сковывала ее сердце. – И… прошу прощения. Я наговорила много ужасных вещей.
- …э-м-м, это… - попыталась я что-то сказать, но поняла, что не могу подобрать подходящих слов. К счастью, Розалинда, не заметив этого, продолжила:
- Откуда ты, будучи магом, знаешь эту молитву?
- …вообще-то я… не совсем маг…
- Она выросла на кладбище, - произнес учитель, словно не в силах больше сдерживаться.
Он выглядел крайне утомленным. Череда убийств, постоянные взгляды со стороны остальных магов... Даже обычный желудок не выдержал бы такого стресса, не говоря уж о таком болезненном, как у учителя.
- Кладбище?
- …все очень сложно, - сказала я, пряча лицо в тени капюшона.
Мне еще не удалось разобраться во всем, что касалось моего старого дома. И я не могла все объяснить никому другому, потому что сама еще не до конца поняла и приняла это. Впрочем, я сомневалась, что вообще когда-нибудь смогу это принять. В конце концов, идея вечной жизни после смерти была для тех, кто не мог принять свою жизнь такой, какая она есть, не так ли?
Бросив в мою сторону еще один взгляд, учитель вновь произнес:
- Сэйген, ты не проводишь мисс Розалинду в ее комнату?
- Хм? А, да. Конечно.
Вняв просьбе моего учителя, Сэйген повел Розалинду обратно в замок.
- После такого я уверен, что он без труда найдет путь на небеса.
- …благодарю.
Услышав мои слова благодарности, учитель едва слышно фыркнул.
- Похоже, есть такие, кто думает, что маг не должен иметь ничего общего с молитвами. Даже это «аминь», вообще-то, напрямую связано с каббалой.
- …правда? – я удивленно вытаращила глаза.
- Имя этой технике нотарикон. Изначальная фраза звучит как «Адонай Мелеф Неман» — в переводе что-то вроде «Наш Господь, праведный король». Из первых букв этих слов и получается «аминь». В наше время оно чаще всего переводится как «да будет так».
Для мага это, может, было общеизвестным фактом, но я все равно удивилась.
- Хотя маленькой Розалинде это, похоже, еще не известно. По возвращении в Лондон я добавлю эту тему к твоей домашней работе.
Тихонько хныкнув, я повесила голову в ожидании конца лекции.
Но эта наша беседа меня немного порадовала. Она напомнила мне о нашей жизни в Лондоне еще до приезда в замок Адра.
Взгляд учителя метнулся в сторону, противоположной той, куда ушли Розалинда и Сэйген.
- У тебя ко мне какое-то дело?
- О, похоже, меня раскрыли! – шутливо произнес Флю, покинув свое укрытие за замковой стеной.
Похоже, одного лишь взгляда на астролога было достаточно для того, чтобы на лице учителя отразилось раздражение.
- Тоже пришел помолиться?
- Ха, едва ли. Мне просто было интересно, какую такую молитву может вознести маг. Я подошел в тот момент, когда ты возилась с курильницей.
Решив не указывать на то, что Флю, можно сказать, был здесь все это время, учитель извлек свой портсигар. Срезав ножом кончик новой сигары, он произнес, словно начиная новую беседу.
- Огонька не найдется?
- Конечно, - Флю поднял руку, и я услышала металлический звук. Учитель нахмурился.
- Маг, а таскаешь с собой зажигалку? Тебя, часом, на смех не поднимают?
- А что ты хочешь от меня на похоронах? Использовать алхимию и создать огонь из собственной мочи?
- Ха.
Губы учителя отреагировали на вульгарную шутку. Позже я узнала, что фосфор, использовавшийся в создании спичек, был открыт с помощью старого алхимического опыта, включающего в себя выпаривание мочи. В любом случае, шутка благополучно пролетела мимо меня.
Затянувшись сигарой, учитель вновь произнес:
- Разве Лувиагелита Эдельфельт не попросила тебя от меня избавиться?
- Ну да, попросила. Правда, по-своему, - Флю игриво пожал плечами, явно наслаждаясь собой.
Услышав это, я невольно затаила дыхание, но они продолжили беседу, как ни в чем не бывало.
- По-своему?
- Ага. Наша принцесса сказала, что хочет похоронить тебя «с точки зрения репутации». Ей хочется показать всему миру, какой ты жалкий и беспомощный. Довольно прямолинейно, не так ли?
Глаза учителя широко распахнулись.
- Что ж, очень… оригинально, - мигнув несколько раз, с тяжелым вздохом произнес он.
- Покажи ей это лицо, и она будет в экстазе, готов поспорить. Думаю, ее просто бесит то, как ты критикуешь и смотришь на всех с высоты своей колокольни, вот и все.
- Что-то я не помню, чтобы так себя вел, - сухо ответил учитель.
- Это не важно, потому что помнят все остальные. Хотя тебе, наверное, тоже стоит вспомнить.
На лице учителя возникло невероятно сложное выражение.
- По ощущениям, так все наоборот.
- Что?
- …проехали, - покачав головой, учитель посмотрел на два земляных холма, под которыми покоились Хайн и Хисири.
– Броня Хайна была разнесена в клочья, - пробормотал он, словно только что это вспомнив. Еще до погребения ему удалось мельком изучить тело.
Услышав эту информацию, Флю потер ладонью небритую щеку.
- Похоже, знаменитый Живой камень Истари оказался не таким уж крутым.
- Я сам его увидел впервые, но он остался невероятно прочным даже после смерти Хайна. Полагаю, мало какая магия смогла бы пробить его при жизни владельца. Похоже, в формуле заклинания, создававшего броню, была нестабильность. Все указывало на то, что какие-то… когти нашли эту уязвимую точку, пробили броню и пронзили его грудь. Было очень похоже на раны мисс Адасино. А еще от меня не ускользнули признаки того, что его Магическая метка также была насильно извлечена.
- Ты уверен? – Флю подался вперед, словно сильно заинтересовавшись.
- Опять же, как в случае с мисс Адасино, похоже, Хайна убили в другом месте и уже после принесли его тело к статуе.
- Точно, в зале не было никаких следов борьбы.
- В таком случае, будь то Хайн или мисс Адасино, мы все еще не знаем, где их убили. Значит… вероятность того, место убийства как-то связано с секретом Эшборна, довольно-таки высока.
- Да? – Флю как-то двусмысленно кивнул, из-за чего было сложно понять, согласился он с этим или нет. – Но тогда к чему все эти усилия? Зачем таскать тела в зал? Если ты прав, не лучше ли было бы сделать все так, словно они «исчезли»?
- …ну…
Прежде чем продолжить, учитель развернулся.
Рядом с двумя могильными холмами, где мы не так давно возносили молитвы, теперь удобно расположился в своем инвалидном кресле Орлок.
- Ну-ну, а вот и старик. Пришли поиграть в телохранителя?
- Нет, вовсе нет. Похоже, девчонка что-то замышляет. Я решил пригласить вас понаблюдать вместе со мной.
При этих словах учитель с подозрением покосился на Флю.
- Ты заявился только для того, чтобы следить за мной?
- Да ну? – невинно присвистнув, отозвался Флю.
Перестав обращать на него внимание, учитель быстро кивнул мне, прежде чем вновь повернуться к Орлоку.
- Идем.
 
Rayner_FoxДата: Суббота, 23.04.2016, 19:03 | Сообщение # 14
No
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 5883
Награды: 35
Репутация: 45
Offline
3

Учитель и я тотчас же поспешили в комнату Лувии. На первый взгляд, могло показаться, что ее комната была полностью избавлена от любого упоминания об ангелах. Причем, избавлена настолько тщательно, что могло показаться, будто мы покинули замок Адра.
Оказавшись на месте я удивленно моргнула.
- Розалинда, Сэйген.
Потому что те, кто совсем недавно покинул нашу компанию, уже были здесь.
- Нас позвал дворецкий, - произнесла Розалинда, бросив взгляд в сторону Лувии, которая стояла в центре комнаты.
Ее завитые локоны были словно отлиты из золота. Глубина ее смотревших на нас, подобных драгоценным камням глаз лишь усиливала атмосферу таинственности вокруг нее. Рядом с Лувией стоял ее слуга Клоун.
- Лорд Эль-Меллой II. Так и думала, что ты объявишься рано или поздно.
- Что именно ты планируешь предпринять?
- Положить конец этому фарсу. Мистера Орлока я тоже позвала. Не против, если я опущу занавес и покончу со всем этим? – ее улыбка была подкреплена бесподобной самоуверенностью.
Если верить учителю, Эдельфельтов прозвали «гиенами» не просто так. Они были склонны кружить вокруг конфликтов, к которым не имели никакого отношения, и, улучив момент, резким движением выхватывать часть добычи для себя.
Если вкратце, у них была природная способность вынюхивать самый лакомый кусок, но не благодаря логике, а какому-то гораздо более глубокому чутью.
- Положить конец? Ты никак не можешь—
- О, очень даже могу! – перебила его Лувия, явно отвергая слова моего учителя. – Прежде я думала просто устроиться поудобнее и наблюдать, но это привело лишь к бессмысленным смертям.
Учитель напрягся, получив этот тонко завуалированный удар. Мы оба с болью понимали, что те, кого смерти Хисири и Хайна ранили и разозлили больше всех, находились сейчас в этой комнате вместе с нами.
- Оба они были дорогими представителями нашего мира. Да, наши пути магии, может, и разнились, но каждая капля крови мага подобна маленькому драгоценному камню. Более того, маг их уровня – сокровище, не сравнимое ни с одним земным кладом. Пусть кармой нашему миру предначертаны застой и стабильность, они были теми, кто заложил бы основу для того, чтобы преодолеть эту судьбу и вырваться за ее пределы. Разве я не права?
Эти грубые слова, прозвучавшие из уст столь утонченного существа, ударили нас не хуже пощечины.
Эта девушка была, без всякого сомнения, аристократкой. Она с серьезным видом взирала на бесчисленные комедии и трагедии, которыми полнился мир, но ей все было мало, и она бунтовала, словно воин, отважно размахивая флагом сопротивления.
Я слышала от учителя, что в прошлом маги были королями.
Сама земля была важна для магии, поэтому для магов, королей и прочей знати было вполне естественно за нее бороться. Теперь же, когда эти священные земли пребывали в железной хватке Ассоциации магов и других подобных ей организаций, знать среди магов стала лишь тенью былого, старыми семьями, хранящими старые традиции.
Но даже так эта девушка в одиночку демонстрировала эти достоинства минувших дней.
Это было едва заметно, но вид Лувии пробудил в моей груди слабую боль.
Она тоже была полностью порабощена в прошлом, но тогда почему ей удавалось так смело шагать вперед?
Раздался сухой смешок. Похоже, Орлок, наконец, прибыл.
Казалось, ее злоба — и ритуал, что она подготовила — была ему крайне интересна.
- Почему бы не дать ей попробовать? Удастся ей или нет, мы в любом случае получим зацепку, разве нет?
Учитель недолго хранил молчание. Поправив пальцем сигару во рту, он поднял голову и произнес:
- И как ты хочешь это сделать?
- Мы с Флю нашли скрытую комнату.
- Скрытую комнату? – нахмурился учитель.
- Да. Благодаря этому, нам удалось обнаружить основополагающую формулу всего замка Адра. Хотя на то, чтобы изучить ее и выстроить собственный ответ, ушло немало времени.
- «Выстроить» ответ?
Она мягко улыбнулась и раскрыла ладонь, являя нашим взорам драгоценный камень.
- Все комнаты, все коридоры… все магические цепи, проходящие сквозь замок, теперь заключены в этом камне. На это мне потребовалось полдня.
Глаза учителя расширились, едва он осознал, что это все значило.
- Подожди, ты ведь не хочешь сказать, что…
- Вот именно, - на лице Лувии расцвела сладкая улыбка. – Я решила сделать мастерскую замка Адра своей собственной.
Одни лишь эти ее слова, произнесенные вслух, лишили меня дара речи.
Она была подобна паразиту.
Или, может, компьютерному вирусу, о которых я то и дело слышала после переезда в Лондон.
Даже я, почти что ничего не знавшая о магии, интуитивно чувствовала весь ужас этих слов. Мастерская была результатом десятков лет, целых поколений упорного труда. Если Магическая метка была своего рода искусственным органом, то мастерскую можно было назвать искусственным миром.
Это был метод чистой грубой силы. Пока мой учитель пытался аккуратно разобрать все по кирпичикам и разрешить каждую загадку замка, Лувия завладела всем замком сразу всего лишь за какие-то полдня.
Все было так похоже на Дон Кихота, ополчившегося против мельниц.
Нет, в данном случае заблуждение старого рыцаря было бы реальным. Он сражался бы с гигантом, не имея ничего, кроме меча.
- Едва я сделаю это, разоблачить преступника, или проклятие — или что бы это ни было — будет раз плюнуть с помощью моих камней. Что может быть проще?
- Ты должна знать, насколько высокого уровня эта мастерская. Даже если ты Эдельфельт…
- Нет.
На краткий миг в чертах ее лица промелькнул страх. Но прошло мгновение — и остался лишь горящий взор того, кто готов был просить вызов своему величайшему противнику.
- Узрите искусство семьи Эдельфельт.
- Лувиагелита—
Не успел он остановить ее, как она подняла правую руку.
- Call (Пробудись), - слетело с ее прекрасных уст.
Сапфир, зажатый между ее пальцами, словно изображавшими рыцарское приветствие, начал сиять, пробуждая остальные драгоценные камни. Было очень похоже на зажженный фитиль бомбы, но мне почему-то вспомнился один из кабинетов редкостей Британского музея, когда пространство вокруг нее заполнило ослепительное многоцветное свечение.
Это был магический круг из драгоценных камней.
Учитель протянул руку, но ее оттолкнуло со звуком, похожим на удар грома, словно активированное заклинание также служило своего рода барьером.
Удовлетворенно улыбнувшись, Лувия вновь прошептала:
- Call (Пробудись).
Первым шагом была зона вокруг замой Лувии.
Магический круг начал медленно вращаться.
Энергия, распространяясь, приняла форму спирали.
Из последующего объяснения учителя, к которому я добавила собственную интуицию, стало более-менее понятно, что Лувия словно пыталась решить головоломку. Вроде той, когда из спичек выкладывают равенство «3+4=5», которое нужно исправить, передвинув лишь одну спичку.
Она воздействовала на основополагающую формулу замка Адра с помощью своих драгоценных камней и магической энергии, дабы создать мельчайший сдвиг, который приведет к полному изменению всей формулы.
Разумеется, обычная головоломка со спичками блекла в сравнении с размахом и сложностью этой задачи.
Масштаб ее охватывал весь замок Адра, и потому магические круги должны были быть достаточно точными для того, чтобы даже муравей не смог проскользнуть незамеченным.
Как бы много камней она ни использовала для усиления, это походило на попытку сваять скульптуру с помощью струи из пожарного шланга на расстоянии в несколько дюжин футов.
Но…
- Call (Пробудись). Connect with (Соединить) Green6 (Зеленый-6) for (с) Red8 (Красным-8). Excitation Red10 (Пробудить Красный-10), and (и) circulation to Blue4 (передать Синему-4). Blue6 (Синему-6), thou connect with Blue7 (соединиться с Синим-7 9 11), 9, 11, and Red5 (и Красныму-5 6 25), 6, 25 for Green (соединиться с Зеленым) and (и) Red11 (Красным-11). Thou shall be fish (Таков намеченный) for coming with me (мною путь).
…заклинание продолжалось.
Вторым шагом была вся комната.
Закручивающаяся спиралью магическая энергия подняла свою «голову», словно змея.
Камни, которые заранее были разложены по всему замку, начали отвечать, и заполонившая пространство магическая энергия начала кружиться, будто в танце. Вторя движениям энергии в воздухе, весь замок начал вибрировать. Дрожь все усиливалась, превращаясь в ощутимую тряску.
Мой учитель поднял взгляд к потолку.
- …весь замок?
- Эй, эй, только не говори, что действительно хочешь это провернуть, - даже Флю, который, по всей видимости, ей помогал, недоверчиво присвистнул.
Даже этим людям, повидавшим бессчетное количество таинств, было сложно принять то, что сейчас разворачивалось перед их глазами. Магия Лувиагелиты Эдельфельт приближалась к тем невозможным высотам, которые можно было описать лишь словом «гениальность».
Удастся ли ей?
Орлок же, тем временем, прищурился, не проронив ни слова.
- Call (Пробудись) grace (благодать)!
Третий шаг тотчас же расширился, покрыв весь замок.
Сияющие огни растянулись, соединяясь друг с другом и формируя магические круги. Каждый из этих кругов продолжил расширяться, соединяясь с другими кругами, создавая более большие и сложные формы. Она пыталась вписать новые значения в уже существующие круги, не повреждая их.
Всякий раз, когда один из них оказывался завершен, камни вокруг Лувии начинали радужно светиться. Уже более двух третей камней сменило цвет. Когда все они подвергнутся изменению, Лувия, скорее всего, обретет полный контроль над замком.
В комнате возникли очертания огромного магического круга, которые начали приближаться к Лувии, как будто замок принимал нового хозяина. Даже я, не являясь магом, буквально кожей чувствовала поток магической энергии, заполняющей комнату.
- Готово! – глаза Лувии победно блеснули.
Учитель, однако, тяжело вздохнул, явно не разделяя ее радость.
- Нет… реакция не должна быть такой…
Замок содрогнулся от мощного толчка.
В тот же миг Лувия покачнулась и начала падать. И не только она. Флю, Клоун и даже Сэйген скрючились на полу, словно пытаясь удержать собственные тела.
- Орлок!
Даже старый маг не стал исключением. Он удивленно хрипнул, и его, оторвав от кресла, бросило на пол.
Нет…
…я тоже не избежала этой участи.
Призрачная боль расцвела в моей правой руке, словно ее объял огонь. Казалось, каждый нерв в моем теле обернулся против меня. Эти нервы, благодаря которым я жила, отсекло от моего тела, и я даже подумать не успела о сопротивлении, как в глазах начало быстро темнеть.
- Грэй!
Даже голос учителя словно донесся до меня откуда-то издалека.
Рядом с Лувией в воздухе возникла непроглядная тьма. Она распахнула свою пасть, словно желая поглотить лишившуюся чувств девушку.
- Проклятье…!
Последним, что я увидела, была рука учителя, тянувшаяся к нагрудному карману его куртки.
После этого я потеряла сознание, и меня, учителя и Лувию затянуло во тьму.
 
Rayner_FoxДата: Воскресенье, 05.06.2016, 14:17 | Сообщение # 15
No
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 5883
Награды: 35
Репутация: 45
Offline
4

—Разумеется, это был замок Адра.

Передо мной был знакомый обеденный стол, за которым все приглашенные в замок маги завтракали тем первым утром. Сейчас за столом сидели несколько фигур с ножами и вилками в руках и радостно смеялись, словно были частью представления театра теней.
- Ха. Если попытаешься соединить магические круги таким образом, они у тебя и года не продержатся. Твоя магия все такая же неказистая, не так ли?
Тем, кто произнес это, пожимая плечами, был Орлок Цезармунд. И он не сидел в своем инвалидном кресле. Несмотря на то, что его преклонные годы были очевидны, этот Орлок был явно моложе того, которого я знала. Не говоря уж о том, что его манера речи была гораздо более шутливая и веселая, чем та, к которой я уже привыкла. Никто бы не поверил, что это тот же самый старик, облаченный в покров глубокого неприятия и злобы.
- Тебе что-то не нравится?
- Ага, твоя физиономия в том числе.
- Заткнись, бессмертный мешок с костями.
- —Разве можно так с мистером Орлоком, дорогой? Он же проделал такой долгий путь только для того, чтобы помочь тебе, - произнесла сидевшая вместе с ними женщина.
Она была красавицей с вьющимися волосами. Простое льняное платье идеально смотрелось на ней.
- Вы очень добры, мисс.
- Благодарю за Вашу помощь, мистер Орлок.

—Что-то было не так.
—Это воспоминание не принадлежало мне.
—То, что снедало меня, принадлежало кому-то другому.

- А, наконец-то до тебя дошло, - раздался голос. От смешанного с ним белого шума было больно ушам.
- Вот именно. Это единственный путь. Тебе было это известно с самого начала. Почему к тебе не пришло осознание?
Кто это?
Кто это?
Кто это?

- Твоя Магическая метка...

Показалась чья-то рука.
И затем со щелчком, словно закончилась пленка в бобине, воспоминание вновь оборвалось.

*


Я чувствовала, как моего лица касалось что-то теплое.
Казалось, эта теплота была единственным, что меня оберегало. Взглянув в тусклые, усталые глаза, что смотрели на меня, я рассеянно прошептала:
- ...учитель?
- Наконец-то очнулась, - со вздохом произнес он, убираю руку от моего лица. Учитель поправил мой капюшон и затем стукнул меня по лбу.
- Ой—!
- Следи за капюшоном. Говорил же, что не желаю видеть это лицо.
- ...х-хорошо.
Извинившись, я натянула капюшон на голову и села.
- Кажется, я видела... сон. О замке Адра.
- Правда? Если его видела именно ты, то тогда я непременно послушаю твой рассказ позже. К несчастью, мы сейчас не в том положении, чтобы расслабляться, - сказал он, осматриваясь. - Похоже, мы в ловушке. Видимо сработал какой-то защитный механизм замка.
И я, наконец, поняла, о чем он говорил.
Все в пределах моего поля зрения было запятнано густой чернотой. Участок в несколько метров вокруг нас все еще представлял собой знакомый мне каменный пол, но даже он медленно исчезал в приближающейся тьме.
- Я успел создать замкнутый барьер в последний момент, но нас все равно затянуло в тот, который гораздо больше, - вздохнул учитель. - Это не совсем пространственное разделение, но эффект, полагаю, схожий. Пространство, в котором мы находились, слегка сместилось в сторону астрального плана. Если бы нас затянуло полностью, у нас, вероятно, возникли бы сложности с выживанием, поскольку мы обладаем физическими телами. Это все равно что пытаться выжить в открытом океане.
- Значит, мы...
- Поскольку это не пространственное разделение, сместить нас на нужный план не должно составить большого труда. Надо лишь дать толчок с помощью большого количества магической энергии. Однако...
- Вот ведь незадача, да? - раздался третий голос.
Это была Лувия.
- Разве? Будучи второсортным магом, я надеялся доверить всё магии семьи Эдельфельт.
- Сам посмотри, - Лувия подняла правую руку.
На раскрытой ладони лежала россыпь драгоценных камней. Все их цвета помрачнели. Даже мне хватило одного взгляда, чтобы понять, что в них не осталось ни капли магической энергии. Словно в расстройстве, Лувия бросила потемневшие камни на пол.
- Всему виной тот удар. Моя Магическая метка перестала функционировать.
- Твоя метка? - повторил учитель, и Лувия смущенно отвела взгляд.
- Я пыталась сопротивляться с помощью своих драгоценных камней и магии, но этой тьме даже мой Гандр нипочем. Не говоря уж о том, что в своих попытках я потеряла несколько камней, - ее лицо было искажено разочарованием.
Она дрожала не из-за страха за свою жизнь. Просто ее душа не могла смириться с позором от неудачи. Казалось, эта девушка была аристократкой до мозга костей.
- ...почему ты спас меня? - пробормотала она. Ее губы дрожали от унижения, которого она не могла вынести.
- Кто знает.
- Это моя неудача и только моя. Как сильно тебе еще нужно меня оскорбить...
Глядя на Лувию, которую одолевал гнев, учитель вздохнул и поднял указательный палец.
И затем...
- Я чувствую то же, что и ты, - угрюмо произнес он. - Ты ведь недавно сокрушалась по поводу смерти Хайна Истари, не так ли? Согласен. Потеря... нет, бессмысленная трата такого таланта - это слишком. Такой ответ тебя устраивает?
- Думаешь, это оправдание подойдет?
- Если говорить о чистом таланте, то я могу по пальцам одной руки пересчитать знакомых мне магов, способных тебя превзойти. Если веришь, что есть люди, без талантов которых мир никак не может обойтись, то ты наверняка входишь в их число, верно?
Лувия открыла рот, словно желая что-то сказать, но, в конце концов, просто поникла.
- ...думаю, с этим не поспоришь.
У нее было лицо человека, который наконец-то освободился от призрачной одержимости. Достав новый драгоценный камень, она внимательно изучила его на своей ладони.
- Оставшихся драгоценных камней мне хватит, чтобы создать простой магический круг. Так мы сможем сбежать.
- Полагаю, это займет время, да? В таком случае, я немного вздремну. Все равно от меня будет мало толку.
- …прошу прощения?
- Доверяю все тебе.
Сказав это, учитель сел, скрестив ноги, и закрыл глаза. Через несколько секунд его дыхание замедлилось, как вовремя сна.
Разумеется, медитация и управление сном были основополагающими навыками для мага, но почему он был так хорош именно в этих невероятно простых способностях? Теперь, оставшись наедине с девушкой, которая, казалось была готова в любой момент взорваться, мне не оставалось ничего, кроме как дрожать от страха.

*


Тем временем, в комнате для гостей разворачивались другие события.
- …леди Лувия…
Клоун, преданный слуга Лувии, лежал на ковре, крепко вцепившись в него пальцами в попытке не дать своему сознанию ускользнуть прочь.
Он также заметил, что его Магическая метка перестала функционировать. Семья Клоуна веками поддерживала Эдельфельтов и потому смогла обзавестись собственной меткой. Однако теперь, когда его метка отключилась, нервы, поддерживающие ее, тоже начали отрубаться один за другим, угрожая лишить его сознания.
Внешне это было слабо заметно, но он не мог пошевелиться. Несмотря на кризисную ситуацию, отключившиеся нервы отказывались передавать сигналы от мозга. Его идеально закаленное тело и магия были бесполезны. Его сердце содрогалось от досады, но остатки его угасающего сознания продолжали бороться за то, чтобы привести тело в движение, пусть даже если получится шевельнуть хотя бы пальцем.
Во власти длительных эффектов недавней ударной волны задвигалась одна-единственная тень.
- Что это… было…
Розалинда Истари нерешительно развернулась, окидывая взглядом комнату. Значит, причина, по которой они не могли двигаться…
(…Магические метки?)
Если тот удар был нацелен на обладателей Магических меток, тогда не удивительно, что Розалинда не попала под воздействия, ведь у нее метки не было.
Но это не значило, что она была в безопасности.
Окно комнаты для гостей разлетелось вдребезги. Из своего положения Клоун увидел, как в комнату проникла тень.
Она, казалось, была окутана какой-то магией, поскольку даже при свете дня ее форма была сокрыта во тьме. С пугающей скоростью существо устремилось к ним.
- …зверь… Эшборна…!
Парализованный Клоун больше ничего не смог из себя выдавить.
 
Glass moon - Forum » Type-Moon & Nasuverse » Переводы » Lord El-Melloi II Case Files [Новелла] (Досье Лорда Эль-Меллоя II)
Страница 1 из 212»
Поиск: