Приветствую Вас, Pilgrimage! Регистрация PDA-версия сайта

Вторник, 12.12.2017
[ Главная · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Glass moon - Forum » Переводы » Glass Moon Tranlsations » Lord El-Melloi II Case Files [Новелла] (Досье Лорда Эль-Меллоя II)
Lord El-Melloi II Case Files [Новелла]
AkagiДата: Воскресенье, 26.06.2016, 22:56 | Сообщение # 16
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 261
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
5

Кровь с отчетливым звуком капала на пол.
Надрезав палец, Лувия водила своими драгоценностями по каменному полу под ее ногами.
Несмотря на то, что магический круг, который она чертила, был импровизированным, он содержал в себе значительный объем энергии. Согласно одной из лекций моего учителя, внушительная часть магии делится на три категории. Суть самых простых, одношаговых заклинаний — заклинаний простого действия — заключается в обычной передаче магической энергии по Магическим цепям и ее последующем высвобождении. Далее идут заклинания в одну строку, реализующие одно таинство с помощью простой магической формулы. К последней категории относятся заклинания с ариями более чем из десяти строк, работающие как своего рода псевдоритуалы. Это так называемые заклинания в десять строк(мгновенный контракт).
Словом, поскольку заклинания простого действия было недостаточно для того, чтобы пробить барьер, она готовила нечто большее.
- …
- …
Напряженная атмосфера между нами была практически болезненной.
Большая часть ее враждебности была направлена на моего учителя, но, поскольку я находилась прямо между ними, мне казалось, что я сама лежу на кровати с гвоздями.
Хоть меня по сути и можно было назвать профессиональной затворницей, давно оставившей все попытки понять окружающих, даже я была готова предать сей образ жизни ради того, чтобы избавить себя от пронизывающей ярости Лувии.
Решив, что у нас наверняка найдется о чем поговорить, я решила испытать удачу.
- …теперь, когда я думаю об этом, мне кажется, что Ваши недавние действия чем-то напоминали взлом, не так ли?
- …взлом?
Получив свой вопрос обратно без ответа, я поспешно произнесла:
- Ну, я лишь слышала про это в фильмах, которые смотрела после переезда в Лондон, но это… связано с компьютерами… а еще там было название, словно из греческой мифологии.
- …Троянский вирус, - чуть приоткрыв глаза, сказал учитель, который проснулся, чтобы протянуть мне руку помощи. – Это программа, предназначенная для проникновения в чужой компьютер и перехвата контроля над системой при необходимости.
- А, я поняла. Его назвали в честь троянского коня, огромной деревянной фигуры, с помощью которой греки проникли во вражеский город во время Троянской войны. В его чреве прятались Одиссей, Аякс Оилинд, Менелай, Диомед — широко известные герои. От одной лишь мысли о том, что Троя была уничтожена изнутри таким образом, пробирает дрожь.
Похоже, Лувию больше интересовал изначальный миф.
Троянская война.
Из всех греческих мифов этот был наиболее часто упоминаемым в литературе.
Давным-давно священник в моей родной деревне рассказал мне историю — что решающим фактором в войне был троянский конь. Внутри огромного деревянного коня сидели матерые воины, поэтому легко было представить себе, что произошло после того, как фигуру вкатили в город.
- Ну, что компьютеры, что магия — если говорить о базовой концепции, то аналогия достаточно точна. Как тогда, так и сейчас, это всего лишь инструменты, которыми пользуются люди.
- Тебе не кажется, что именно из-за таких слов тебя и не уважают как Лорда?
- ….н-ну… - получив от Лувии словесный удар, учитель замолк.
Эта тишина продержалась неожиданно долго. Она была такой гнетущей, что создавалось впечатление, будто он внезапно чем-то подавился. Обычно я сама была довольно-таки резкой со своим учителем, но даже мне стало немного его жаль.
- Э-э, учитель? Не думаю, что Вам стоит воспринимать это так близко к сердцу…
- …вот как. Точно! Вот он, недостающий кусочек!
- …что?
Не обратив на меня внимания, учитель повернулся к Лувии.
- Лувиагелита Эдельфельт. Магический круг еще не готов?
- Ч-что? Полагаю, приготовления большей частью завершены, хотя на то, чтобы приспособиться, еще не было времени, - внезапный напор учителя, по всей видимости, застал ее врасплох.
- Нам нужно убраться отсюда как можно быстрее, любыми средствами.
- Что? О чем ты говоришь— - Лувия посмотрела на моего учителя, как на спятившего, но тот не прекратил свой беспощадный натиск.
- Если тотчас же не свалим отсюда, то смерть ждет не только нас, но и тех, кто остался в замке.
Едва он произнес это, тьма исторгла из себя тревожный шум. Омерзительное давление начало сжимать наши легкие, словно сгущался сам воздух.
- …это… - озираясь, произнесла Лувия.
Развернутый вокруг нас барьер начинал уступать давлению. Разумеется, он был лишь импровизацией, возведенной моим учителем, поэтому не было ничего удивительного в том, что пробить его оказалось достаточно просто.
- Похоже, она [тьма] реагирует на наши действия, - заметил учитель. – По всей видимости, она не заинтересована в том, чтобы позволять нам творить, что вздумается. К тому же мой барьер, скорее всего, даже простой физической силе не помеха.
- Сейчас не до шуток! – неистово закричала Лувия. Она встала и направила палец на тьму.

- Call blue, red, green for your queen (Синий, красный, зеленый, ответьте на зов вашей королевы)—!

Одна строка.
Словно ветер яростного шторма, оставшиеся драгоценные камни Лувии высвободили стремительный поток Гандра. Радужный свет омыл все вокруг своей ужасающей красотой, вытесняя тьму чистой силой. Когда свет на мгновение исчез во тьме, мне вспомнились первые слова Господа.
Да будет свет.
…однако тьма не отступила.
Словно с жадностью поглощая шквал магических снарядов Лувии, она начала приближаться к нам все быстрее и быстрее.
- Не шути со мной! – вскричала Лувия. Не останавливаясь, она подключила свою од, и поток Гандра возобновился. Разноцветное зрелище захватывало дух своей красотой, но было очевидно, что стоявшая за этим решимость давалась дорогой ценой. От такого объема высвобождаемой магической энергии нервы, должно быть, словно превратились в раскаленную добела печь. Ее Магические цепи горели, моля об отдыхе. Обычно, в сотворении подобной магии помогает магическая метка, но Лувия не упомянула, вернулась ее метка в рабочее состояние или нет.
- Лувия, - произнес учитель, глядя на ее борьбу.
- Что? Хочешь сказать мне, что лучше просто умрешь здесь и сейчас?
Даже сейчас в ее глазах не было ни следа отчаяния. Лишь пылающая, словно багряный драгоценный камень, страсть.
- Думай о них как о глине, а не как о камнях.
- Что?
Брови Лувии изогнулись от ярости. Промедли он с ответом хоть на секунду, она обратила бы свою атаку на него.
Но он не стал медлить.
Вместо этого учитель протянул руку и сомкнул пальцы на ее запястье.
- Что ты себе позво—
- Я про твои драгоценные камни, - глядя на нее краем глаза, мягко произнес он. – Полагаю, ты чувствуешь пульсацию внутри этого рубина. Но это лишь половина силы, которую необходимо использовать.
- …что?
Обычно, она бы со смехом отмахнулась от таких слов. Даже если мой учитель был Лордом, Лувия несла в себе гордость многих поколений семьи Эдельфельт. Но факт того, что она забыла про эту гордость, пусть даже на мгновение, указывал на серьезную перемену внутри нее.
- Мы уже говорили об этом. Истинная природа магии семьи Эдельфельт заключается не в гордости ценностью, а в ее круговороте. Ветер уже дует. Вода уже течет. Драгоценный камень символизирует твое сердце, но он также олицетворяет все, что находится во внешнем мире. Даже окружающая нас тьма – всего лишь часть этого «всего». Вода течет сверху вниз, высокое напряжение преобразуется в низкое. Этот поток энергии и есть сущность твоей магии. Так же, как ты черпаешь силу из драгоценного камня с каждым ударом сердца, почувствуй силу, таящуюся в глубинах этой тьмы.
Учитель был похож на спортивного врача, который дает совет профессиональному атлету. Однако одним лишь советом он не ограничился.
Когда Лувия осознала, что он сделал, схватив ее за запястье, ее брови выгнулись дугой.
- Ты подключаешься к моим Магическим цепям?!
Я вздрогнула от одних лишь этих слов. Учитель же закричал в ответ:
- Если хочешь отторгнуть связь, то делай это сейчас!
В словах учителя чувствовалось очевидное отсутствие здравомыслия.
Потому что при подключении к чьим-то Магическим цепям, принимающая сторона получает полный контроль. Даже маг средней руки может с легкостью управлять тем, кто к нему подключился, и даже спалить его цепи. Если ей вдруг захочется, Лувия может с легкостью уничтожить Магические цепи учителя одной лишь мыслью. Учитывая, что Магические цепи связаны с нервами в теле, он все равно что вложил свое бьющееся сердце прямо ей в руки.
Но она так не поступила.
По мере того, как магическая энергия вливалась в Лувию через цепи учителя, даже я могла сказать, что ее внутренний образ изменился. Совершенно отличная от Лувии, которая стояла здесь мгновение назад, эта Лувия управляла потоком магии с естественной мягкостью.
Поток.
Такова была истинная сущность ее магии, как сказал учитель.
- Ты понимаешь? Твоя попытка взять замок Адра под контроль не закончилась неудачей. Наоборот, защитная система пришла в действие именно потому, что тебе удалось. Получается, что созданные тобой магические круги есть даже за пределами этой тьмы. Почувствуй ту себя, которая находится как внутри этого барьера, так и за его пределами, а также ту себя, которая является этим барьером.
Многое ли Лувия услышала из его слов? Возможно, теперь, когда их Магические цепи были связаны, в словах вовсе не было нужды.
- Твой элемент – Земля. Исходя из классификации хильдегардовой «Физики», твоя отправная точка холодна и суха. Из нее направь поток к теплому и сухому огню, теплому и влажному ветру, холодной и влажной воде. Собери их вместе и возьми под контроль. Вобрав эту силу, призови ангела с точки зрения современной магии. Ангелы, которых тебе нужно собрать, уже там.
Внезапно, вращающаяся вокруг Лувии магическая энергия словно прыгнула на совершенно иной уровень.
Ведомая энергией моего учителя, новая спираль магической энергии возникла вокруг тела Лувии, и все начало ускоряться.
Драгоценный камень в руке Лувии, став своего рода устьем их связанных Магических цепей, засиял еще сильнее. Даже тьма вокруг нас начала мерцать, словно тоже была одним из ее камней. Как молния ионизирует воздух, чтобы ударить, так и магическая энергия под контролем Лувии пыталась пронзить тьму и создать путь, прежде чем Лувия высвободит заклинание.
Но за мгновение до этого… я услышала неприятный звук капающей на пол жидкости.
Тыльная сторона ладони учителя была окрашена темным багрянцем в тон сияющему рубину.
- Учитель—!
- Ты—
Но учитель с каменным лицом прервал наши возгласы.
- Не волнуйтесь. Это всего лишь нервы и кровеносные сосуды отторгаются от моих цепей при использовании не привычной для меня магии.



Несмотря на то, что незнакомая магия причиняла ему боль, учитель даже не дрогнул. По мере того, как его контроль над магической энергией Лувии становился все точнее и точнее, он просто продолжал наблюдать за приближающейся тьмой. Мне же казалось, что его глаза походили на тлеющие угольки.
- Огонь!
Лувия ответила на его крик заклинанием:

- Call(Пробудись)!

Едва это слово слетело с ее уст, снаряд отправился в полет. Скопленная энергия со скоростью молнии устремилась вперед, сметая тьму прочь — я как будто смотрела на то, как разбивается стакан.
Внезапно, все вокруг залил цвет.
- …у нас получилось? – пошатываясь, я встала на ноги.
Похоже, что мы оказались в коридоре, чуть в стороне от гостевой комнаты. Сквозь окно рядом с нами струились лучи послеполуденного солнца, пробивавшегося над пиками видневшихся вдалеке гор.
- Видимо, атака, разрушившая барьер, немного сбила наши координаты, - произнесла Лувия, неловко поднимаясь с пола и отряхивая платье. Даже после использования магии такого калибра, она, похоже, совсем не устала. По силе Магических цепей она явно превосходила уровень даже первоклассного мага.
Мои волосы вдруг встали дыбом.
Учитель тоже встал на ноги рядом со мной, но выглядел он так, что я даже на секунду усомнилась в том, что это был именно он. Его фигура, вытирающая носовым платком кровь с руки, была лишена присущего ему спокойствия.
- …учитель?
С самого нашего прибытия в замок Адра Лувиагелита Эдельфельт относилась к нам с некоторой долей враждебности. Но учитель так ни разу и не ответил ей тем же — нет, он прежде никогда и никому не выказывал такую степень враждебности.
- Вы все трусы, вы в курсе? – эти слова словно просочились из глубин его желудка.
- Такова природа одаренных, витать высоко над головами других. Я просто свободно летаю в небе, которое вообразила для себя, - слова Лувии были тяжелыми и болезненными.
Магия была очень важна для моего учителя. Даже если это была тайна, которую он скрывал за своим обычным поведением, насколько больно ему было видеть демонстрацию уровня, которого он не сможет достичь, даже если будет стараться до скончания времен?
Лувия помолчала какое-то время, после чего произнесла:
- Я тоже не намерена тебя прощать. Даже если рухнут небеса.
Старое и знакомое мне европейское выражение, часто использовавшееся в кельтской или других культурах северной Европы при произношении клятвы(гейса). Но, слетев с уст Лувии, эти слова обрели вес поистине мифических размеров.
Негромко вздохнув, Лувия вновь посмотрела на моего учителя.
- Кстати… могу я задать вопрос?
- Делай, что хочешь, - безучастно ответил учитель.
- Десять лет назад… когда твой учитель, Кайнет Эль-Меллой Арчибальд погиб, что ты чувствовал?
Услышав этот вопрос, я почувствовала, как у меня подпрыгнуло сердце.
Она спрашивала о Четвертой Войне за Святой Грааль, когда он убил своего учителя. О том времени даже я ничего не знала.
- Наверное, ты мне все равно не поверишь, - сказал он, - но не я оборвал жизнь Кайнета. Его убийцами были Героическая душа меча и ее Мастер. Я даже не видел, как он умер. Но узнав об этом… что ж, думаю, что почувствовал печаль.
- Печаль?
- Это была бессмысленная утрата такого невероятного таланта, к тому же мне так и не довелось увидеть мир с его точки зрения… да, я чувствовал печаль. Вот и все. Прости, что не смог найти более изящного способа объяснить это.
- …вот как.
Озаряемая солнечными лучами, Лувия закрыла глаза. Спустя несколько секунд она вновь их открыла и величаво изрекла:
- В таком случае, я сделаю тебя своим учителем.
- …что? – учитель лишь моргнул, услышав столь неожиданные слова. – Подожди. Минуточку. Ты же не так давно назвала меня разрушителем магии.
- Да. И я по-прежнему таковым тебя считаю. Однако я готова признать, что в тебе есть нечто большее, - с предельной вежливостью объяснилась Лувия. – Кроме того, ты стал слишком хорошо знаком с магией семьи Эдельфельт. Подсоединившись напрямую к моим Магическим цепям, ты все равно что положил руки на глубочайшие секреты моей семьи. Теперь ты знаешь о нас слишком много, и я не могу оставить тебя без присмотра. Разумеется, если ты станешь моим учителем, я могу просто забыть о том, что произошло. Да, главным образом потому что я начну посещать Часовую башню со следующего года.
- ………что? – вновь ошарашенно произнес учитель.
Ход мыслей Лувии был идеальным для мага. Настолько идеальным, что, скорее, отделял ее от других. В мире магов, таящихся во тьме и ночи, такая девушка, как она, предпочитающая идти в лобовую, что понятно всем и каждому, была, скорее, бракованным изделием.
Когда я отступила в сторону, не в силах сделать ничего, кроме как в замешательстве переводить взгляд с учителя на Лувию и обратно, воздух вдруг расколол неожиданно приятный звук.
Учитель рассмеялся. Даже в такой ситуации он смеялся так, словно позабыл обо всем на свете.
- Ты просто сама честность, не так ли? – произнес учитель, потирая глаза.
- Ч-что?
- Ты во всем очень прямолинейна, - слова учителя лишили Лувию дара речи. Мне показалось, что ее уши покраснели, но не была в этом уверена. Она отвела взгляд и, наконец, спросила вновь:
- К-как бы то ни было, каков твой ответ?
- Я подумаю над этим. Если ты просто поступишь на факультет современной магии, то я никак не смогу тебе помешать. Впрочем, не гарантирую, что тебе это удастся.
- О? Думаешь, есть такая вероятность? – произнесла Лувия с явным вызовом в голосе.
Однако оба они уже обратили свое внимание на другую проблему.
- Полагаю, сначала нам надо положить конец этому делу.
- Да. Сперва разберемся с замком Адра. Готова, Грэй?
- …д-да! – застигнутая врасплох, я несколько раз кивнула.


I am nothing but disgraceful mix of monstrous bloodlines...
 
Rayner_FoxДата: Суббота, 02.07.2016, 19:22 | Сообщение # 17
No
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 5883
Награды: 35
Репутация: 45
Offline


Глава 5


1

По возвращении в гостевую комнату нас ожидало крайне ужасное зрелище.
Стены и мебель были обильно залиты кровью, а разбросанных по полу кусков плоти было так много, что ногу некуда было поставить.
Лувия на мгновение прикрыла ладонью рот, прежде чем ринуться в комнату.
- Клоун!
- …госпожа…
Слуге удалось встать на колени. Похоже, даже дыхание причиняло ему боль.
- …приношу извинения… - его голос был подобен треску сгнившего, давно погибшего дерева.
Похоже, удар, отключивший магическую метку Лувии, аналогично повлиял и на ее телохранителя. Нет, если сравнивать их, то состояние девушки было гораздо менее серьезным. Возможно, ему все-таки удалось отчасти ее защитить.
- Что здесь произошло?
- Тотчас же после Вашего исчезновения… появился зверь… и забрал мисс Розалинду. Сэйген отправился за ними…
- Зверь? Значит, мне не показалось… - произнесла Лувия, бросив взгляд в другой угол комнаты.
Там хрипел Флю, сидя на полу. Видимо, ему тоже удалось пережить столкновение со зверем. Судя по разбросанным ножам, он укрылся за каким-то барьером. Он то и дело массировал голову в районе бровей, словно испытывая проблемы с фокусировкой взгляда.
- Тот монстр точно знал, что делал… Мы опомниться не успели, как он сразу же напал на самого опасного из нас. Я его даже не разглядел…
- Значит, это…?
Флю кивнул в ответ на недосказанный вопрос моего учителя.
- Да. Это старик Орлок, - слова астролога относились к совершенно не поддающемуся опознанию телу.
Труп был буквально разорван на куски и изуродован так сильно, что мы даже не смогли отличить части друг от друга.
Третья жертва.
Но это нельзя было назвать сценой преступления. Это больше напоминало стихийное бедствие. Даже этому старому магу не удалось избежать ярости замка Адра.
Но…
- Орлок Цезармунд, - громко произнес учитель, стоя посреди комнаты. Не в силах понять, чего он пытался добиться, я повернулась к нему:
- Учитель, что Вы…?
- Я не к трупу обращаюсь, - продолжил учитель, отметя мой вопрос в сторону, - а к тебе, Орлок Цезармунд.
В ответ на его слова с пола медленно поднялась еще одна фигура.
Это был помощник Орлока.
- Ты ведь настоящий Цезармунд, верно?
- Ч-что…?
Я озадаченно уставилась на юного помощника, и сконструированный мной мысленный образ старого мага развалился в мгновение ока.
Приподняв уголки губ, все еще запятнанных кровью его господина, мальчик, выражение лица которого никогда прежде не менялось, мило улыбнулся.
- Несколько неточно называть меня «настоящим» Орлоком, мой юный Лорд.
Я невольно сглотнула. Его голос и тело полностью изменились, но это явно был Орлок Цезармунд, без всякого сомнения. Манера речи не просто была похожа, она была той же самой.
- Я только переписал свои воспоминания и личность. В том теле все равно оставалась, пожалуй, всего лишь десятая часть меня.
Мальчик — Орлок — рассмеялся.
- Значит, вот она какая, Papilio Magia, да?
- А ты проницателен… но нельзя было дать этому старому телу пожить еще немного? – произнес мальчик, вращая пальцем.
Papilio Magia, она же «магия бабочки» имитировала процесс превращения гусеницы в куколку, из которой после череды изменений появляется бабочка. Если была задействована именно она, тогда подобное возрождение не было таким уж неожиданным.
Но одно дело слышать об этом, и совсем другое – увидеть это собственными глазами. В данном случае, изменение было столь неожиданным, что я могла лишь жалостно простонать.
- Это тело – гомункул, созданный из моей крови и спермы. Я изначально планировал переносить свое личность понемногу вместе с Магической меткой, но, благодаря тому, что процесс этот был прерван, с десятой частью пришлось распрощаться. А тот недавний странный удар отключил добрую половину той части метки, что у меня осталась, - раздраженно произнес мальчик, который был Орлоком.
На самом деле, потеря десятой части Магической метки – дело нешуточное. Для семьи с такой историей это было все равно что утрата десятилетий достижений — достижений, на которые его предки потратили целые жизни. Однако для Орлока, который уже был на грани угасания, ситуация, возможно, была иной. Он говорил так, словно испытал облегчение.
Учитель, тем временем, перестал кусать губу и произнес:
- Я хотел бы задать вопрос.
- О? – мальчик наклонил голову вбок, но между ними внезапно вклинилась Лувия.
- Эль-Меллой II. Для нас сейчас важно выследить этого зверя.
- В этом нет необходимости. Можем поспорить, если хочешь, но это создание не причинит вреда Розалинде.
Учитель неторопливо убрал челку с лица. В голосе его чувствовалась сильная усталость, но это, похоже, заметила только я.
Он прищурился от солнечного света, струившегося сквозь разбитое окно, и произнес, словно выжимая эти слова из самых глубин своего сердца.
- Давайте положим конец всему этому.
 
AkagiДата: Среда, 03.08.2016, 20:31 | Сообщение # 18
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 261
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
2

Солнце полностью исчезло за горизонтом, и замок Адра окутала тьма.
Замок располагался в горах и потому не очень-то подходил для традиционной битвы. Ближайшая деревня была километрах в десяти, а добраться сюда можно было лишь по звериным тропам через лес. В данной ситуации даже опытный скалолаз не смог бы забраться в замок или же покинуть его.
Ему, разумеется, было все равно.
Карабкаясь по стене, словно паук, он занял позицию у вершины колокольни и прислушался.
Его целью был один человек.
Огонь ненависти, полыхавший в его легких, не угаснет, пока цель жива. Понимание этого было сильным, даже болезненным, но эта боль лишь укрепила его решимость. Что бы здесь ни произошло, он не мог позволить этому человеку сбежать. Дабы предотвратить это, он широко раскрыл все свои нервы и Магические цепи.
Сам замок Адра был его союзником.
Вездесущие ангелы были его глазами и руками.
Эти глаза быстро обнаружили фамильяра рядом со стенами замка.
Бабочка.
Несколько бабочек, эфемерно сияя, порхали по территории замка. Сады, стены и даже вход в крепость были окружены ими. Вне всякого сомнения, они пытались обезопасить путь отступления. В любом случае, похоже, прямо сейчас бабочек использовали просто для осмотра территории и наблюдения.
Эти бабочки… ошибки быть не могло.
Факт того, что старый маг был все еще жив, превзошел его самые смелые ожидания, но это лишь означало, что ему придется убить его вновь. После можно продолжить ритуал.
Он напряг слух, дабы обнаружить источник этих бабочек.
Активацию магии всегда сопровождает характерный звук, его едва ли можно заглушить. Более того, используемая магическая энергия оказывает уникальное воздействие на сами звуковые волны, и он по своему опыту знал, как обратить это знание в преимущество. Если ему удастся поймать одну из бабочек, он быстро обнаружит ее хозяина. Он не знал, каким образом скрывалась его цель, но ему в любом случае просто придется вытащить ее из укрытия.
Он начал идти по стене в сторону крепости замка.
Если он в чем-то и был уверен, то это была его ловкость. Для него проделывать этот путь было не сложнее, чем дышать.
У входа в крепость порхали бабочки, не подозревая о его присутствии. Не в силах сдержать свое ликование, он изогнул губы в улыбке и протянул руку, чтобы схватить одного из фамильяров.
Спустя мгновение вспыхнул свет.
Застигнутый врасплох, он вздрогнул, словно вампир, внезапно угодивший под солнечный свет.
- …вот он, как я и думал, - произнес мальчик.
Он держал в руке ржавый медный фонарь, видимо, позаимствованный где-то в замке. Воздух стремительно заполнялся запахом горящего масла.
- Разумеется. Уверен, у него в планах есть другая ценная добыча, но разве можно позволить своей цели номер один ускользнуть, не так ли?
Звук шагов.
Из-за спины мальчика шагнули вперед несколько магов. Никто из них не попытался скрыть свое удивление.
- Подождите, что здесь происходит?
- Именно то, что вы видите, - мальчик поднял фонарь.
Подрагивающий свет выхватил из мрака человеческую фигуру.
Даже без повязанного на голове токина и раковины на шее его нельзя было не узнать. Мрак ночи несколько смягчил очертания лица, которому даже повязка на глазу не придавала серьезности.
Не будь его здесь…
Высоко подняв еще один старый фонарь, Лорд Эль-Меллой II заявил:
- Убийца - ты, Токито Дзиробу Сэйген… или, лучше сказать, сын Гериона Эшборна, Гранид Эшборн?

*


Я медленно выглянула из мрака ночи.
У входа в крепость замка собрались пять магов.
Мой учитель.
Лувия.
Флю.
Орлок, пребывавший теперь в теле мальчика.
И, наконец, Токито Дзиробу Сэйген.
Первые четверо стояли среди деревьев, сокрытые магическими кругами, как и я. Лишь Клоун находился в крепости на случай чрезвычайной ситуации.
Тем, кто разместил круги, был Флю. Астролог хоть и жаловался, что размещение нескольких копий круга в одной точке сделает их слабее, но среди нас всех он был самым умелым в обращении с магией направленного действия, так что учителю удалось его уговорить.
Глаза Флю метались взад-вперед, словно обезумевшие.
- Эй, ты серьезно? Я могу поверить в то, что он виновник, но ты хочешь сказать, что он еще при этом сын Эшборна?
- Д-да, о чем ты вообще? – отрицая сказанное учителем, театрально замахал руками Сэйген. Указав на свой токин и даже подергав себя за щеку, он вновь произнес: - Как ни посмотри, я не очень-то подхожу под описание, тебе не кажется?
Учитель негромко вздохнул. Поставив фонарь на землю, он прочистил горло.
- Тогда почему бы мне не объяснить все с самого начала?
Подул ночной ветер, принеся с собой шелест древесных крон. Он был похож на голоса фей. Или, может, в этом замке было бы уместнее сравнить это с голосами ангелов.
Quo vadis(Куда ты идешь), Domine(Господи)?
Где был он, достойный занять трон судии?
Учитель потянулся к своей куртке и вытащил из кармана приглашение.
- Во-первых, для чего это приглашение?
- Для чего? Для выбора наследника Эшборна, разве нет?
- Скажу более прямо, - прервав Лувию, продолжил учитель. – Зачем нас всех собрали в этом замке? Для игры, которая определит достойного унаследовать секреты Эшборна? Это слишком уж не похоже на обычную природу мага. Каждый из вас должен с болью это осознавать.
Нет, это было не так.
Тем, кто с болью это осознавал, бы не кто иной, как мой учитель. Что сколько бы он, ведомый жаждой знаний, ни следовал по пути магии, он никогда не продвинется вперед ни на шаг. На самом деле, все было наоборот — чем больше ты стремишься познать магию, тем больше понимаешь, что это тщетный путь.
«Почему, по-твоему, я смог вынести эту боль?»
Я не имела ни малейшего понятия.
Или, может, он знал, как все будет, с самого начала.
- Тогда в чем смысл всего этого? – тяжело вздохнув, спросил Флю.
- «Каков мотив?». По крайней мере, причина мне понятна. Нет, возможно, будет лучше сказать, что я понимал все это время, - кивнув, произнес учитель.

- Передача старым магом наследия своему сыну. И ничего более.

Повисло молчание.
Все присутствующие могли согласиться с этой реальностью. Просто для мага это было вполне естественно. Но в то же время, в данном случае эта логика, казалось, была просто не к месту.
- Лорд Эль-Меллой II, ты спятил или еще что? Прежде всего, впервые слышу, что я прихожусь Гериону Эшборну сыном, - сказал Сэйген, несмотря на то, что его уже назвали виновником, покрутив пальцем у виска.
- Я был на похоронах сына Эшборна. Он был мертв, вне всякого сомнения. Или Вы хотите сказать, что тело, которое я видел, было ненастоящим?
- Как и сказал Орлок, это несомненно было тело Гранида Эшборна.
- «Орлок»? Постой, хочешь сказать, что этот парень – Орлок? Какого черта?
Не обратив внимания на слова Сэйгена, учитель продолжил:
- Сам факт смерти сына Гериона Эшборна привел весь этот инцидент в движение.
- О чем это Вы?
- Мастер восстановления, способный восстанавливать даже поврежденные Магические метки, - тихо упомянул учитель прозвище Эшборна.
Мастер восстановления. Редкость даже в мире магов. Тот, кто способен вернуть Магическую метку к ее изначальному состоянию. Обычному Настройщику такое никогда не будет под силу.
- Слышали когда-нибудь рассказы о людях, которые вели себя странно после того, как им пересадили сердце или печень? Изменения в личности, например, или же новые воспоминания, доставшиеся от первоначального владельца органа.
Трансплантация. После серьезной операции, вроде пересадки сердца, у реципиента могут внезапно измениться вкусы или личность. Или, к примеру, может внезапно развиться талант к игре на пианино, несмотря на то, что реципиент никогда прежде даже не прикасался к этому музыкальному инструменту. Даже я читала про такие случаи в журналах, хотя мне они казались городскими легендами.
- Подожди, с чего вдруг речь зашла о пересадке органов? Секрет Эшборна же предположительно связан с восстановлением Магических меток—
- И что для этого необходимо? – ответил учитель Лувии вопросом на вопрос. – Что может заполнить бреши в поврежденной метке? Что больше всего подходит для замены утерянной части метки?
- Если хочешь услышать от меня «другие Магические метки», то ты все в корне не так понял. Магическая метка ведь не может быть совместима абы с кем, разве нет?
- …Papilio Magia.
Эти слова слетели не с уст моего учителя.
…их произнесла я.
Не заметив даже, что все собравшиеся здесь маги устремили на меня свои взгляды, я начала вспоминать важные детали.

—Мастер, восстанавливающий поврежденные Магические метки.
—Магическая метка, которая сравнима с человеческим органом.
—Papilio Magia, таинство, нацеленное на создание кокона, из которого после появляется бабочка - совершенно иное существо.
Если это было правдой…
Если это было правдой, и Сэйген действительно был Гранидом Эшборном…
- Орлок Цезармунд. Вы сказали, что проводили исследование вместе с хозяином замка, не так ли? – спросил учитель теперь уже юного мага. – Полагаю, теперь мы знаем, что это было за исследование.
Орлок не смог дать незамедлительный ответ. Вместо этого раздался гневный крик Сэйгена:
- Это нелепо!
- Разве? Для мага не характерно говорить такое, - учитель обратил взгляд на негодующего Сэйгена, словно тот прикидывался дурачком. Затем учитель извлек из кармана обтянутую кожей записную книжку. – Мисс Лувия нашла это в одной из скрытых комнат Эшборна. Похоже, это список тех, кому было произведено восстановление Магической метки. Токито Дзиробу Сэйген… здесь есть и твое имя.
- Что—?! – гнев исчез из его голоса, уступив место удивлению. Учитель же, напротив, продолжил свою лекцию.
- Тебе уже восстанавливали Магическую метку здесь, в этом самом замке.
Даже во мраке ночи я увидела, как побледнел Сэйген. А речь учителя все не прекращалась, ударяя по Сэйгену, словно опор палача.
- Это почти можно назвать воскрешением. Но пересади воспоминания и эмоции другому человеку, внешне он не изменится. Это все равно что переместить данные на другой жесткий диск. Эта магия близка к уровню Истинной магии, но все же таковой не является. Любой, кто занимается подобным, должен прекрасно это осознавать.
- Как неловко. К несчастью, да, до Третьей магии моей семье еще далеко, - произнес Орлок.
- Чего уж говорить о магии, которая не может даже сравниться с Papilio Magia, - сказал учитель, после чего голос его явно похолодел. – Результатом стало то, что тело скончавшегося Гранида Эшборна разорвали на части, смешали с ингредиентами для восстановления Магических меток и поместили в твое тело.
Словно троянский вирус.
- …это ведь шутка, да? – сказал Сэйген и широко распростер руки. – Я ведь Сэйген. Токито Дзиробу Сэйген.
- Я уже все объяснил. Между сказанным мной и тем, что ты в это веришь, нет никакого противоречия. Если хочешь отрицать это, найди доказательства получше. Еще, полагаю, стоит добавить, что это сводит на нет твое алиби на время убийства Хайна, не так ли? Если ты Гранид Эшборн, значит, слуги замка с радостью пойдут на любой сговор, дабы вычеркнуть тебя из списка подозреваемых, - с грустью произнес учитель. – Это также объясняет, почему нас не убили всех сразу, верно? Совершив убийство, ты, вероятно, тратишь примерно сутки на то, чтобы обработать и сохранить Магическую метку жертвы. Весь этот ритуал с ангельскими именами всего лишь для отвода глаз, дабы нас не насторожил тот факт, что нас убивают одного за другим. Также для поддержания этой легенды ты оставил тела Хисири и Хайна в одном и том же месте.
- Я не—
Сэйген, который начал дрожать, не успел закончить.
Никто даже не заметил присутствие зверя, пока тот не спрыгнул вниз из крепости замка. Приземлившись, он поднял в воздух клубы пыли, которые медленно поплыли в нашу сторону.
- Учитель!
- А…
Монстр шагнул вперед, словно заслоняя собой Сэйгена.
Стоявший на земле фонарь осветил фигуру существа. Ростом зверь был свыше двух метров и походил на огромного волка или паука. Его кожа, покрытая грязью и кровью, напоминала броню из металла. Больше всего пугали застрявшие в ней куски человеческих останков.
- …Я спрашиваю у тебя ангельское имя, - прорычало существо.

*


…Я спрашиваю у тебя ангельское имя.
Был ли этот тот же вопрос, что услышал Хайн Истари перед своей смертью? А Адасино Хисири?
А теперь…
- Если не сможешь ответить, то будешь разорван.
Вздохнув, учитель прошептал:
- Аладия.
Монстр внезапно напрягся. Увидев эту реакцию, учитель сделал вдох, после чего поднял с земли фонарь, открыл окошечко и запалил сигару в его огне.
- Это была всего лишь игра, устроенная Герионом Эшборном. Кто знает, планировал ли он на самом деле отдать наследие тому, кто сможет найти ответ. Но я бы поставил деньги на то, что нет.
Затянувшись сигарой, он продолжил:
- Замок разделения, Адра. Не сомневаюсь, Адра - это усеченное имя Адрамелеха, падшего ангела. Еще я думал, что это может быть отсылкой к Адрастее, греческой богине, но она никак не связана с ангелами, так что я довольно быстро отмел этот вариант.
Лувия выгнула бровь. Разумеется, она пришла к такому же заключению. Прежде чем попытаться завладеть мастерской Эшборна, она обнаружила основополагающую формулу, написанную с помощью имен различных падших ангелов. Естественно, Адрамелех был среди них.
- Но падший ангел не годится для ответа. С нас попросили имя ангела, значит, нужно выбирать из тех, кто, скажем так, остался на небесах, - словно скучая, учитель поводил перед собой зажженной сигарой. – Получается, что следующий шаг – использовать три буквы, приведенные в Шемхамфораш, для воссоздания изначального имени. Например, у моего Михаила это буквы MIH. У Микаила Лувии – MIK. Ах да, поскольку имена изначально были на иврите, следует учесть изменение в произношении. Нас больше интересуют звуки, чем сами буквы, поэтому CH становится K.
Учитель вывел сигарой в воздухе буквы алфавита.
M.
I.
H.
И после произнес имя полностью, Михаил.
Воссоздание.
Противоположность нотарикона, техники, используемой в Шемхамфораш.
Например, воссоздание фразы «Адонай Мелеф Неман» из слова «аминь».
- Адрамелеху подходят следующие комбинации букв: ADR, ADL или ADM. Если поиграть с порядком букв и заменить их базовыми произношениями… то получится, что соответствующий ангел из Шемхамфораш – это Аладия. Видите? Все просто, даже ребенок бы справился.
Учитель негромко вздохнул.
Если подумать, это и вправду был всего лишь код. Пусть эта техника была важна для магии, она все равно была от нее бесконечно далека. Неудивительно, что учитель назвал все это не более чем игрой Гериона Эшборна.
- Да, кстати, насчет сообщения, касающегося зодиака – «Ангел станет зверем. Устремив взор на запад, он поглотит Солнце». Как мило с его стороны подтвердить, что решение связать ангельские имена с зодиаком не является ошибочным. Но опять же это всего лишь уловка, призванная отвлечь внимание от сути.
- Да… да, тут ты прав, - раздался голос за спиной зверя.
Голос, мне знакомый, но, в то же время, принадлежавший совершенно другому человеку.
Это была полная противоположность того, что произошло с Орлоком. Голос несомненно принадлежал Токито Дзиробу Сэйгену, но манера речи совершенно изменилась.
- Ты… - произнес учитель.
Он кивнул в ответ. Разорвав одеяния ямабуси, он открыл нашим взорам неожиданно большое и крепкое плечо, на котором слабо мерцала Магическая метка. Она имела форму двух отдельных узоров, один из которых только что закончил перенимать весь мистический смысл, заключенный во втором.
- …Я Гранид Эшборн.
Сэйген… нет, Гранид рассмеялся. Одновременно с этим зверь взревел.
Мы вновь ощутили на себе этот вой, способный отключать Магические метки.


I am nothing but disgraceful mix of monstrous bloodlines...
 
AkagiДата: Суббота, 27.08.2016, 21:14 | Сообщение # 19
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 261
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
3

Вой зверя нахлынул на них давящей волной, сбив с ног всех магов.
Но, похоже, больше всех пострадал тот, кто вызвал эту ударную волну, то есть, сам Гранид.
- Песнь ангела. Видимо, ее прямой удар довольно эффективен даже против того, у кого нет Магической метки, - произнес мой учитель, убирая с лица мешавшие волосы. – Хотя немного странно, что в этот раз никто не лишился сознания, ты не находишь?
Учитель ударил ладонью по высившейся рядом каменной стене, и раздался глубокий, гулкий звук, который неестественным эхом заполнил ночной воздух вокруг замка.
- ———Почти как камертон. Или, может, будет более уместно назвать это усилителем. Где бы ты ни находился в замке, «песнь» этого монстра все равно тебя настигнет. Вероятно, все было спроектировано именно так с самого начала, чтобы «песнь» была наиболее действенной. Кем бы ни был твой противник, именно так ты всегда можешь одержать победу, пока находишься в пределах этого замка. Ведь это довольно верное предположение, что любой достаточно умелый маг начнет полагаться на свою Магическую метку.
Магия, основанная на звуке и возможная лишь в этом замке, который усиливал ее и распространял, была усовершенствована еще сильнее, благодаря секрету Эшборна.
Если подумать об этом теперь, то все намеки были налицо.
Странное эхо в зале.
Звук шагов, при котором мой учитель то и дело хмурился.
Может быть, даже Хайн понял все это, прежде чем погибнуть.
- Благодаря усилиям мисс Лувиагелиты, мы смогли ограничить эту особенность. Теперь замок больше не усиливает эту «песнь» зверя.
- Хмф. Если честно, это меня немного взволновало, - произнес мальчик, которым стал Орлок, поглаживая подбородок.
Ответ зверя не заставил себя ждать. Схватив Гранида своей пастью, он запрыгнул на вершину крепости.
- Значил, решил попытаться сбежать? – сказал учитель, наблюдая за их отступлением. За его спиной раздались голоса магов:
- Я все истратил на первую засаду и эти магические круги. У меня больше ничего нет.
- Я тоже не смогу помочь, пока поддерживаю заклинание, подавляющее вой монстра.
Флю и Лувия оба были не в состоянии сражаться, о чем и не преминули сообщить.
- Точно. Прошу прошения за то, что заставил вас пойти на такие усилия. Дальше мы сами, - сказав это, учитель повернулся ко мне. – Ты сможешь?
- Ихихихихи! Может, да, а, может, и нет! – раздалось в районе моей правой руки.
- Тогда доверяю остальное тебе, Грэй.
- …поняла.
Я прыгнула.
Одним движением я взмыла в воздух на несколько метров и, оттолкнувшись ногами от крепостной стены, пустилась в погоню за зверем.
Вероятно, в этом моем прыжке была сила, которую не смогло бы даже дать магическое усиление, потому что я успела услышать позади себя голос Лувии:
- Она тоже что-то вроде гомункула?
Это была вполне разумная оценка. Гомункул совершил бы подобное без всяких проблем. Согласно слухам, многие гомункулы из знаменитой семьи Айнцберн в силе могли сравниться даже с фантазменными видами.
- Нет. Она такой же человек, как и все, - ответил учитель. Почему я могла слышать их так отчетливо, несмотря на то, что была уже так далеко?
- Однако подобные ситуации, скажем так, ее профиль.

*


Разница между небом и землей на краткий миг утратила свое значение.
Оттолкнувшись от стены замка, я и зверь сталкивались раз за разом в мире, повернутом на девяносто градусов. Мы врезались друг в друга, эхом разнося по окрестностям глухие звуки. Утратив импульс после продолжительного обмена ударами, мы снова оттолкнулись ногами от стены и взмыли к шпилю на вершине крепости.
Даже там был ангел.
Храбро вздымая меч, он был точной копией статуи, на которой мы нашли тело Хисири.
Зверь вновь взвыл.
Если магия этого замка основывалась на звуке, то было правильнее охарактеризовать его вой как волну, пропитанную магической энергией.
Звуковая волна, которую невозможно было услышать. Даже если ее переполняла магическая энергия, она все равно была совершенно непостижима для обычного человека. Изменяя магическую энергию и длину волны, ее можно было превратить из орудия, отрубающего Магические метки, во взрыв тьмы, уничтожающий противника.



Если так, то…
- …Адд!
- Есть!
Интересно, что подумал зверь, когда мой клинок разрубил его атаку прямо в воздухе?
Адд уже начал свою трансформацию, и теперь клетка, в которой он содержался, раскрылась еще сильнее. Излучая неясное свечение, словно блуждающий огонек, их форма кардинально изменилась.
Образ, который знал бы каждый; инструмент для сбора урожая.
Форма для пожинания душ.
Коса Мрачного Жнеца.
- Ахахахахахаха! Какое великолепное чувство! Какая замечательная ночь! Словно буфет со шведским столом!
Разрезав волну магической энергии, рот, выгравированный на косе, дико рассмеялся.
Высоко в ночном небе висела почти полная луна. В ее свете полумесяц клинка Адда был прекрасен, а образ того, как он рассекает волны иллюзии, огненным клеймом запечатлелся в моем сердце.
Голос, не доступный человеческому слуху.
Песнь ангела.
Песнь зверя.
- …что ты такое?
- …всего лишь Грэй(неопределенность), - ответила я. – Гранид Эшборн, настоятельно рекомендую сдаться прямо сейчас.
- Не, ни за что.
Его предыдущий голос внезапно вернулся.
- …Сэйген?
- Грэй, это я. Сэйген. Токито Дзиробу Сэйген, помнишь? Это определенно я, но… мое сердце не желает останавливаться. Я просто… просто хочу убить всех, кто остался там, внизу. Я просто не могу избавиться от этого желания разорвать всех на части! – все еще будучи в хватке челюстей зверя, Сэйген обхватил руками голову.
Его лицо словно разваливалось на куски. Радость, гнев, горе, страсть, ненависть. Хоть это и были те пять страстей, которые, как говорят, завладевают человеческим сердцем, они словно смешались в одно выражение. Словом, это был хаос. Словно все возможные эмоции боролись друг с другом за право контролировать его.
(…Аа, теперь я понимаю.)
Сэйген не был одержим. Скорее, восемьдесят или девяносто процентов Сэйгена все еще были там.
Например, можно представить это в виде воды в пробирке. В эту пробирку, которая была «Токито Дзиробу Сэйгеном», добавили несколько капель ядовитого цвета. В то время как яд полностью изменил его, сущность, которая была «Сэйгеном», все еще продолжала существовать.
Можно было назвать эти несколько капель яда как угодно: внезапным порывом или целенаправленным действием – в любом случае, порча, сотворенная давно умершим магом, по-прежнему жила и процветала.
Это пробудило во мне отвращение.
В каком-то смысле, это было по сути—
- Прости, девчушка, - произнес Сэйген, по лицу которого текли слезы. Они были отчетливого красного цвета. Я в первый раз видела, как кто-то проливал кровавые слезы. – Мне действительно нравился Хайн. Если бы только он не заметил. Если бы только он не нашел этого монстра первым. Если бы он не подобрался так быстро и так близко к сердцу мастерской… проклятье! Я просто не мог закрыть глаза на столь прекрасную Магическую метку. Я так сильно ее хотел. Она была мне очень нужна. Я жаждал ее, и эта жажда была невыносимой. Я ничего не мог поделать, Грэй.
Нет. Он оставался Сэйгеном, но был уже кем-то другим.
Плоть и разум по-прежнему принадлежали Сэйгену, но они были полностью развращены вирусом, Гранидом Эшборном.
Тогда если он не был Гранидом Эшборном, тогда кем?
Кем бы он ни был, он закричал:
- Замок разделения, Адра! Открой врата!
Двери крепости распахнулись. Даже не видя их, я могла с уверенностью сказать, что именно появилось оттуда.
И все мое тело охватила дрожь.

*


Двери крепости внезапно раскрылись перед магами, которые все еще оставались на земле. Из холла и из статуй в саду начало вытекать нечто невидимое.
Нет, будучи магами, они могли это видеть.
Духи.
Но они отличались от простых душ обычных людей. Было бы лучше описать их как остаточную энергию, старые записи личностей. Например, в китайском даосизме «душа» была разделена на две части: «бесплотную душу», поддерживающую разум и сознание, и «телесную душу», поддерживающую тело и его функции. Духов, заполонивших территорию замка, можно было причислить к последним.
Эти духи практически полностью были телесными душами.
- Аа, так вот что они подразумевали под ангелами, - пробормотал Лорд Эль-Меллой II.
С самого своего прибытия в замок Адра всех магов не покидало ощущение, что за ними следят ангелы.
Что если это была не просто игра их воображения?
Хозяин замка, будучи Мастером восстановления, несомненно приводил сюда многих магов. Скольким из них восстановили Магические метки, а скольких пустили на сырье? Ходили истории о множестве тех, кто обращался к Эшборну за услугой, но процедура закончилась неудачей. Кроме того, потребуются ли все пять пальцев одной руки, чтобы сосчитать случаи его успеха?
В любом случае, земля, на которой стоял замок, была пропитана кровью и душами бесчисленного количества магов. Что если эти духи были просто остатками тех неудач?
Лорд Эль-Меллой II упоминал об этом перед приездом в замок Адра. Ангелы в современной магии были лишь названием для неопределенных и неясных магических энергий. Эти духи при их создании были наделены концепцией «ангелов», используемой замком Адра, и стали топливом для возведения мастерской.
Поэтому каждый из этих духов был надгробным камнем.
Перед этим натиском мстительных духом предстал лишь шепот, разнесшийся по воздуху:
- Perform a dance(Танцуйте).
Слова заклинания.
Орлок взмахнул пальцем, словно дирижируя оркестром. Целая буря иллюзорных бабочек заполонила тьму и начала завлекать в себя атакующих духов.
- В конце концов, истинным предназначением Papilio Magia было изначально манипулированием тем, что находится между определенным и неопределенным.
- …спасибо, - произнес Лорд Эль-Меллой II, чуть склонив голову.
Поскольку у Флю не осталось ни катализаторов, ни энергии, а Лувия была занята поддержанием собственного заклинания, их единственным защитником был старый — ну, теперь уже юный маг.
С этим они разобрались, осталось лишь…
- …Грэй, - прошептал Лорд Эль-Меллой II имя своей спутницы, подняв взгляд к шпилю крепости.

*


Зверь взвыл в третий раз.
В этот раз Адду не удалось это остановить, и я почувствовала, как Магические цепи в моем теле начало замыкать. Двигать руками и ногами было практически невозможно. Будь на мне одежда из свинца, двигаться было бы и то проще. Духи продолжали вытекать из замка, и я чувствовала, как мой разум начал давать трещины.
- …ахахаха! – рассмеялся Сэйген.
Он понял, что было не так.
- Серьезно, Грэй? Ты же на кладбище раньше жила, разве нет? Да как ты вообще можешь бояться призраков?
Я не могла даже ответить.
Мне было так страшно, что я могла слышать стук собственных зубов.
И это был результат одного лишь ощущения присутствия духов. То же самое я почувствовала, когда впервые оказалась в замке Адра. От одного лишь этого чувства я не могла пошевелить даже пальцем; тело начало съеживаться от страха, а ноги – слабеть. Я вся покрылась неприятным потом, словно все мои внутренности вывернуло наизнанку.
Мне было страшно.
Очень, очень страшно.
Так страшно, что к горлу начала подкатывать тошнота.
- Вот уж умора. Ты боишься призраков и не можешь вспомнить ни единого слова молитвы. Что ты за страж могил такой? Такими темпами видок у тебя будет похуже, чем у меня!
Голоса Сэйгена и Гранида начали переплетаться, издеваясь надо мной.
Я была посмешищем. Совершенно верно. Посмешищем, полным неуверенности и безнадежно сломленным.
И вот…
Словно лавина, духи замка Адра окружили меня, давя со всех сторон.

*


Следя за ходом битвы, Лувия посмотрела на Грэй с укором во взгляде.
- Что эта девчонка делает?!
- Оставь ее в покое.
Не отвлекаясь от поддержания заклинания, Лувия извлекла драгоценный камень, чтобы вмешаться в сражение, но Лорд Эль-Меллой II остановил ее.
Он произнес название одного кладбища.
- И что это значит…?
Лувии было знакомо это название. Это было одно из кладбищ с древнейшими традициями, не имеющее себе равных в Британии.
- Действительно, она профессионал, когда нужно разобраться с духовными сущностями. На самом деле, на это я и надеялся, поэтому и навестил тогда ее родину. Но в ее случае есть некоторые… смягчающие обстоятельства.
- Обстоятельства?
- Она боится духов, - откровенно сказал он, увидев, как Лувия нахмурила брови. Настолько откровенно и прямолинейно, что поверить в это стало еще сложнее.
- …это вообще возможно? Она ведь родилась там, разве нет?
- Все ли дети магов любят магию? – на этот вопрос Лувия не нашла, что ответить. – Если говорить только о способностях, то даже на том кладбище она была несравненной. Но даже если отложить в сторону ее навыки, ее тело слишком восприимчиво к влиянию духов. Человек не может вобрать столько от кого-то еще, даже если это влияние живых людей.
На конце предложения его голос дрогнул.
Дрогнул от того, что он представил на миг, каково это. Способность видеть и понимать истинную суть любого, кого ты видишь, уже была похожа на проклятье — но более того, что если это касалось только тех, кто уже умер?
Даже магам при общении с духами усопших необходимо было проявлять небывалую осторожность. В случае телесной души, только что отделившейся от своей бесплотной копии, все ее вожделения и страсти проявятся и будут отчетливо видны. Насколько юной была Грэй, когда ей впервые пришлось это увидеть?
- Но ты же ее учитель, не так ли? Разве ты не обязан защитить ее?!
- Нет, это не так, - твердо произнес Лорд Эль-Меллой II.
- …на твоем месте я бы не захотел угодить в то, что произойдет дальше.

*


Бурлящий поток духов ошеломил меня.
Это было ужасно.
Мне было так страшно, что я не могла это вынести.
Мне было так страшно, что я не могла даже дышать.
Мне было так страшно, что мои разум и тело начали отключаться.
Мне было так страшно… так… страшно…

—Отбросив попытки проникнуть в мое тело, духи вновь приняли форму ангелов и начали тянуть меня за волосы, обнажая зубы, словно желая пожрать мою плоть.
Я закричала.
Это было страшно это было отвратительно они были развращены они томились жаждой они были голодны их было слишком много я сходила с ума больно они кричали так сильно что выворачивало желудок нас так и не похоронили нас разорвали на части нас разорвали на кусочки мы хотели быть погребенными нас оставили гнить мы были в гневе нас нужно было уничтожить—
Я услышала загадочный звук.
Звук металла по металлу, настолько громкий, что захотелось зажать уши.
Это был звук пожираемых духов. Рот, выгравированный на косе, за один присест поглотил всех духов вокруг меня.
- Ихихихихихи! Восхитительно! Так вкусно! Давненько я так не ел! Этот Эль-Меллой вновь оказался прав! – донесся откуда-то издалека голос моего партнера(Адда).
Все, что я видела, - это необъятное море духов.
А, я вспомнила.
Те, кто был мертвее мертвого.
Те, кто был живее живого.
Я видела это бесчисленное количество раз в свое родном городке. Вещи, которые были абсурдно, нерационально ни живыми, ни мертвыми. В моих ушах прозвучали слова, которые я слышала очень много раз.
———«Это то, что ты должна уничтожить. Это. Это. Только это.»
- Именно.
Мои губы шевельнулись.
Моя воля, и воля, которая мне не принадлежала. Эта функция, моя истинная природа, вновь пробудилась. Даже коса, поглотившая злых духов, была ступенькой на пути к этому результату.
- ———Поэтому я не могу позволить тебе существовать!
Мои колени с глухим звуком согнулись, и пейзаж, окружавший меня, исчез.
С чистой взрывной силой девушка исчезла.
Прыжок от шпиля до крыши крепости не занял и секунды. Если эта скорость не была исчезновением, то как тогда ее еще можно было назвать?

Девушка танцевала.
Танцевала и коса Мрачного Жнеца в ее руке.

Ее клинок с характерным звуком рассек ангелов на куски.
Те из них, что находились прямо перед ней, разбились, словно стекло.

Девушка танцевала.
Она оказалась рядом со зверем, и ее коса вгрызлась в его тело.
На скорости, с которой они двигались, разница в размерах утратила всякую значимость. Словно два метеора, раз за разом сталкиваясь друг с другом, они прочертили ленту Мёбиуса в ночном небе. При каждом их схождении замок охватывала дрожь, похожая на землетрясение. Воздух заполнили взрывы, словно они были двумя самолетами, завязавшими воздушный бой.

*


- …что за чертовщина там творится? – негромко простонал Флю.
Маги на земле уже забыли про духов, сочившихся из замка. Словно желая защитить своего хозяина, все они устремлялись ввысь, чтобы напасть на Грэй. Но даже так, поток духов перед ней был подобен льду перед утренним солнцем.
- Я же сказал, разве нет? Это ее профиль.
- Это даже началом объяснения назвать нельзя! – закричала Лувия, и на лице Лорда Эль-Меллоя II возникло горькое выражение.
- Есть и другая причина, но даже для мага она слишком неестественна, чтобы ее принять, поэтому я не думаю, что ты мне поверишь.
- И что это за причина? – шагнула к нему Лувия. Их близкое знакомство хоть и длилось всего лишь несколько дней, но он уже понял, что она не уймется, пока не получит ответ.
И поэтому он сдался.
- …ртур…
- Что? – тут же отреагировала Лувия.
Она прекрасно его расслышала, но слова, что он произнес, казалось, никак не были связаны с текущей ситуацией.

*


Мрачный Жнец против монстра.
Эта фраза прекрасно описывала то, происходило в небе над замком.
После множества столкновений девушка остановила когти зверя, удерживая его на крыше крепости.
- Этими когтями ты убил Хайна Истари? – мягким голосом произнесла она.
Зверь взвыл.
В небольшом промежутке, созданным его воем, возникли языки пламени.
- A vi (Земля) ra(Вода) hum kham svaha(Огонь Ветер Небо Станьте целым)!
Сюгэндо.
Магия Сэйгена.
Невозможно было сказать, которая из личностей сотворила заклинание, Сэйген или Гранид, но, по крайней мере, он все еще мог использовать магию, известную Сэйгену. Пока его поддерживает замок Адра, долгая битва будет ему на руку.
Поэтому
девушка прошептала
высвобождая слова, определенные заранее.
- Gray(Тьма)… Rave(Страсть)… Crave(Жажда)… Deprave(Лишение)…
Внезапно, что-то изменилось.
Или может, было бы лучше сказать, что-то было сметено прочь.
Как и духи ранее, вся мана вокруг была поглощена. Угодив в пространство, лишенное магической энергии, монстр Эшборна закричал.

*


- Подожди, что ты только что сказал?
- Она король Артур. Тот самый, который был призван в Четвертой Войне за Святой Грааль, тот самый который лишил жизни моего учителя — Героическая душа, убившая профессора Кайнета, - в голосе его чувствовалось напряжение и, в то же время, горечь.
- На кладбище, где она родилась, есть могила короля Артура. Ты не знала? Хотя куда ей до Гластонбери, или даже Бретани или Корнуолла, - его губы исказила ирония, словно этого он тоже не хотел говорить.
- Лицом она точная копия Слуги Сэйбер, которую я видел.

*


- Engrave(Запечатлись)… in(во) me(мне)…
Прошептав это, я уронила голову на грудь. Мое сознание умирало.
На самом деле, оно исчезло уже давным-давно. Поэтому-то этот голос принадлежал не мне, а другой мне — сокрытой глубоко внутри моего сердца.
Другому монстру, созданному людьми в моем родном городке.
- …a grave(могила)… for(для) you(тебя)…
О древнее таинство, утихни.
О приятная загадка, обратись в ничто.
- Псевдоинтеллект отключен. Достигнут минимум уровней магической энергии и скорости ее сбора. Снимаю ограничитель второго уровня.
Голос Адда, звучавший невероятно механически, эхом разнесся во тьме. Магическая печать слетела, словно распахивая дверь, и таинство в моих руках раскрылось.
Коса, поглощавшая духов и магическую энергию и наделявшая своего владельца нечеловеческой силой, не являлась истинной формой Адда. Нет, фальшивый интеллект, коим являлся Адд, служил лишь как временная печать, в первую очередь, призванная остановить деградацию таинства оружия.
Печать… для этого копья.
В некотором смысле, я была такой же.
Зверь вновь взвыл.
Я уже сбилась со счету, в который раз он уже это делал.
Но это больше не было важно. Столкнувшись со стеной концентрированной магической энергии, пропитавшей воздух вокруг меня, атака рассеялась сама собой.
Таинство будет стерто более сильным таинством – это базовая логика. Не важно, насколько совершенной была магия, с помощью которой был сотворен, монстр Эшборна, у нее не было ни шанса выстоять против этого копья.
- Ты(Грэй)… Это оружие(Твое оружие)…
Переплетающиеся голоса Сэйгена и Гранида звучали словно откуда-то издалека.
- Святое копье активировано.
Коса Мрачного Жнеца была полностью приведена в действие.
Это казалось физически невозможным, но коса исказилась и изменила очертания, приняв свою истинную форму копья.
Нет, это было не совсем правильно. Изливавшаяся из него благородная, героическая магическая энергия ясно давала понять, что это было не просто копье. Это был совершенно иной уровень. Словно башня, стоящая на краю света; кристаллизованное таинство, доказывающее, что бесчисленные легенды и мифы были правдой.
Это был конец истории.
Злополучное, но при этом божественное копье, украшавшее конец легенды о короле Артуре.
Настоящее имя этого оружия мягко слетело с моих губ:
- Ронго———(Копье сияющее)
Время пришло.
Божественное копье исказилось и задрожало.
Не в силах сопротивляться вихрю магической энергии, замок Адра содрогнулся, словно в страхе. Хоть он и был построен только лишь для того, чтобы отвечать на звуковые волны, невероятный объем энергии насильно заставлял его реагировать. Манифестация, притягивавшая к себе всю ману из окружающего пространства, была подобна бедствию во плоти.
Тринадцать обещаний еще не были полностью сняты, поэтому это была лишь маленькая часть его полной силы. Но даже эта часть уже была на уровне божественных духов, которого магия даже не могла надеяться достичь.
Этот уровень магической энергии, сконцентрированной до абсолютного предела, можно было ощущать, как невыносимый жар. Мне казалось, что я сунула руку в жерло вулкана.
Зверь Эшборна не успеет.
Он попросту не мог. Манифестация в моих руках была Благородным Фантазмом, по силе уступавшим только самому Экскалибуру(Мечу обещанной победы). Божественное копье, которым король Артур сражался против своего заклятого врага, Мордреда.
- ———миниад(на краю света)!!!
Кто мог увидеть этот спиралевидный свет?
Все выглядело так, словно посреди ночи внезапно встало солнце — словно его кусочек упал среди них, ослепительная багряная спираль. Магическая энергия и даже повисший в воздухе водяной пар вскипели и сгорели от вспышки света из Эпохи богов, устремившейся вперед, словно тиран на своем скакуне.
Разнеся шпиль, свет пронзил куполообразную крышу замка Адра и крепостную стену и остановился лишь, когда исчез глубоко в склоне холма за пределами замка.
Сэйген и монстр Эшборна растворились в этом свете.


I am nothing but disgraceful mix of monstrous bloodlines...
 
AkagiДата: Вторник, 13.09.2016, 21:14 | Сообщение # 20
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 261
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
4

На столь неистовой кульминационной ноте битва подошла к концу.

- Король... Артур... - пробормотала Лувия, ошеломленная увиденным.
Лорд Эль-Меллой II же, напротив, поскреб пальцами голову, словно все произошедшее было для него всего лишь раздражающим зрелищем.
- Полагаю, на самом деле она, скорее, потомок одного из его дальних родственников. По этой же причине на их кладбище есть могила короля Артура.
- Значит, это был Благородный Фантазм Героической души...? - на этом голос Лувии затих.
Таинства, передававшие из поколения в поколение со времен Эпохи богов, принимали самые различные формы. Пожалуй, одна из самых известных – «Носитель легенды(Сосуд Божий)» семьи Фрага. Но даже Лувия понимала, что в эту область просто так не сунешься.
Лорд Эль-Меллой II знал, что ему следовало бы поспешить к своей ученице, но вместо этого повернулся к руинам замка, который она только что разрушила. Взглянув на развороченную взрывом землю, он поднял бровь.
- Что это тут у нас?
Посреди кратера, над которым все еще поднимался пар, сквозь обломки проглядывала небольшая дыра. Похоже, Благородный Фантазм был столь разрушительным, что вскрыл помещение, которое было спрятано под землей.
- Мистер Орлок.
- А, да. Благодарю, юный Лорд.
Ведомые Лордом Эль-Меллоем II, они направились к обнаруженной тайной комнате.
- Что это?! После всего ты все еще намерен держать нас в неведении?!
- Все сложно, - равнодушно произнес Лорд и вытащил сигару, продолжая осторожно спускаться в кратер.
Возможно, благодаря природе Благородного Фантазма или, может, защитным свойствам самого замка, жар от недавней атаки уже большей частью рассеялся. Они смогли добраться до центра кратера, не опасаясь расплавить обувь.
Внезапно, что-то зашевелилось, закрывая собой дыру, ведущую в тайную комнату.
- Гранид Эшборн...
- АааааааААААААААААААА!!!
Рука его была оторвана, одежда и волосы - сожжены в пепел... неудивительно, что и его голосовые связки перестали функционировать должным образом. Но даже в сравнении с ним существо, лежавшее рядом, пребывало в более ужасном состоянии. Должно быть, зверь в последнее мгновение бросил все свои силы на то, чтобы отбросить Сэйгена с линии удара Ронгоминиада, но, сделав это, он лишился половины своего тела. Даже если существо было соткано из магии, исход взрыва магической энергии, намного превосходившей его собственную, попросту не мог быть иным. То, что зверь еще шевелился, уже было чудом даже в рамках мира(здравого смысла) магов.
То, что сделало это чудо возможным, было...
- Мама! - вскричал Гранид.
В голове Лорда Эль-Меллоя II непрошенным эхом разнеслись недавние слова Орлока.

———«Будучи магом, он, тем не менее, очень их любил. Даже обо мне он отзывался с теплотой. Смерть его жены вскоре после рождения сына, вне всякого сомнения, была одной из причин всего этого…»

Зверь раскрыл пасть... направив ее на Орлока Цезармунда.
(...дерьмо!)
Лорд Эль-Меллой II инстинктивно сорвался с места.
Будучи ниже поверхности земли, они оказались вне зоны действия подавляющего заклинания Лувии. Более того, зверь в своих предсмертных муках не намерен был сдерживаться. Одним отключением Магических меток они не отделаются.
Поэтому—
Зверь взвыл.
- Лорд?! - закричал Орлок.
Атака, предназначавшаяся магу бабочек, угодила прямо в Лорда Эль-Меллоя II.

*


Открыв глаза, он понял, что был один.
Мир окутывал туман. Его завеса была повсюду, куда бы он ни бросил взгляд.
- Понятно. Значит, вот что эта «песнь» делает на самом деле, - произнес юноша, потирая плечи.
«Песнь», бьющая прямо по Магической метке. Но поскольку метки у него не было, вместо нее, судя по всему, под удар попал его разум.
Бормоча под нос, что можно было оставить боль в затекших плечах там, где ей следовало быть, то бишь в реальности, раз уж он застрял в собственном разуме, юноша вновь огляделся. В отличие от тьмы, в которой они с Лувией были заточены не так давно, это был самый обычный туман, заволакивавший собой все.
Несомненно, этот туман был истинной формой проклятия песни.
Все это время ты старался изо всех сил, не так ли? - эта мысль внезапно вторглась прямо в его мозг. Он не сразу понял, что смотрит на тень, скрывавшуюся в глубинах тумана.
Но ты уже должен был понять. Тебе не стать сильнее, как бы ты ни старался, - произнесла тень.
И рассмеялась.
Юноша прижал ладонь к своей груди.
Эта была самая уязвимая часть его сердца. Нечто, с чем он смирился; нечто, про что он решил забыть, никому в этом не признавшись.
В конце концов, все, что ты можешь - это идти по пути, уже проложенному настоящими гениями. Даже если ты можешь использовать их знания для определения и оценки талантов других, сам ты никогда не будешь чего-то стоить. Ты меркнешь в сравнении со всеми, кто тебя окружает. Тебе никогда не обрести своего места в лучах славы.
Этот «голос» словно озвучивал его мысли.
Проклятие.
Это было проклятие в самом что ни на есть истинном его смысле. Оно прокрадывалось в мысли человека и искажало их в самой основе. Это было самое примитивное, самое базовое из проклятий. Оно настигало не только магов, но и корпорации, обычных мужчин и женщин в их спальнях - самое мощное проклятие из всех возможных. Сколько десятков тысяч, сколько миллионов людей ощутило его горечь и покончило с жизнью? Сколько династий оно повергло на колени?
Как это проклятие вызывало загнивание Магической метки изнутри—
—так оно извлекало и его истинную суть.
Наконец, он открыл рот и ответил:
- ...не туда метишь.
?
Тень покачнулась.
Не потому что этот ответ должен был быть невозможным.
Потому что юноша изменился, стал тем, что отражало действительно истинную часть его природы.
- Я уже получил достаточно чести.
Он услышал, как вдалеке что-то треснуло.
Где-то в этом мире он словно слышал песню, которая сдерживала его. Это было нечто, чего ему никогда не достичь, никогда не коснуться даже пальцем, но она все равно казалась ему невероятно красивой, невероятно скоротечной.
- Это была честь, которую я обещал вернуть однажды, - прошептал юноша.
Фигура Лорда Эль-Меллоя II изменилась, приняв более молодые очертания. Он стал тем, кем был десять лет назад, во время Четвертой Войны за Святой Грааль. Волосы его тогда были гораздо короче, а вечно хмурое лицо - значительно живее. И в этой своей форме он ответил туману:
- Поэтому я должен стать тем, кто достоин этой чести. Порядок был перевернут с ног на голову, но теперь я должен доказать тебе, что увиденное тобой во мне не было ошибкой.
Даже теперь он мог слышать слова того человека.
Он произнес в ответ:

- —Ты мой король. Я буду служить тебе. Посвящу тебе всего себя. Поэтому, прошу, веди меня. Прошу, позволь увидеть твою мечту.

Какими эгоистичными, какими незрелыми были те его слова.
Был момент, когда он хотел умереть, сражаясь бок о бок с ним. Величайшим правителем из всех, когда-либо существовавших. Тем, кто при жизни завоевал половину мира; тем, кто за всю историю человечества был как никогда близок к мировому господству. Он желал умереть вместе с ним, как и все его бесчисленные подчиненные.
Услышав это его желание, король лишь весело рассмеялся.
Вместо того, чтобы исполнить его желание, он доверил ему новую миссию.
- ... «Живи». Это было все, что он мне приказал.
В сердце этого юноши таился золотой свет. Это была клятва, которая никогда не будет забыта; сияние, которое никогда не угаснет.
- Досмотреть до конца, выжить и поведать его историю. Это было по-настоящему эгоистично, полностью лишено здравого смысла. Благодаря ему, я оказался так близок к смерти, и все же он в последнюю минуту взвалил это на меня. Знаешь, через что я прошел из-за этого? Я мог жаловаться всю ночь да так и не высказать все, что думал об этом идиоте.
Словно прощаясь с юношей по имени Вэйвер Вельвет, мужчина, вернувшийся в свою прежнюю форму, нынешний Лорд Эль-Меллой II с гордостью поднял голову.
- Я уже знаю, что хочу и что могу.
Разумеется, он противоречил себе. Он смирился с тем, кем был на самом деле, но, когда сталкивался с настоящими гениями, его зависть разгоралась подобно неистовой огненной буре. Хайн Истари, Лувиагелита Эдельфельт... эти юные таланты так легко парили в не доступной ему вышине. Мечта оказаться рядом с ними прочно укоренилась в его душе — но это была лишь мечта.
Ну и пусть это останется просто мечтой. Таковы были его мысли.
Ну и пусть это останется просто мечтой. Он не мог думать иначе.
- Что скажешь? Разве это не приятная жизнь? У меня нет причины сидеть здесь и позволять людям, вроде тебя, указывать мне, какой должна быть моя жизнь, - с непривычной силой отрезал он и добавил с горькой улыбкой: - ...хотя к этому выводу я шел целых десять лет, так что не стоит мне тут бахвалиться.
Туман разбился вдребезги, словно стекло.

*


Он медленно открыл глаза.
«Песнь» закончилась. Если честно, он был бы не прочь послушать ее еще немного.
У его ног лежала кучка пепла с одной из его сигар. Запах этого пепла был якорем, связывавшим его с реальностью. Когда они с Лувией оказались заперты во тьме, именно благодаря этим сигарам он смог так быстро создать защитивший их барьер. Каждая из них на самом деле была расходным Тайным знаком, пропитанным простой магией. Даже Грэй, самая приближенная из его учеников, не знала об этом.
- Надо же, Вы вернулись гораздо быстрее, чем я думал. Мне казалось, Вы будете заперты в темнице собственного разума до конца своих дней. Такой исход был бы мне крайне неприятен, особенного после того, как Вы заслонили меня от удара.
Юный Орлок встретил его мягкой улыбкой. Похоже, он был без сознания всего несколько секунд.
Но даже их было достаточно для того, чтобы случилось ужасное.
Токито Дзиробу Сэйген врезался в мага изо всех сил, оставшихся в его теле, сжимая в руках заточенный токко. Этот ритуальный инструмент, пришедший из Индии, использовался в буддистских церемониях, но, словно исполняя свое более древнее предназначение, он теперь был вонзен глубоко в живот Орлока.
- Не волнуйся, парень уже мертв.
Его взгляд сместился в сторону.
Похоже, что последнего воя, последнего отчаянного усилия оказалось достаточно, чтобы избавить от страданий и монстра Эшборна.
Он опоздал. Лицо Лорда Эль-Меллоя II, представшего перед этой реальностью, исказила горечь.
- Я только что узнал еще один мотив.
- О?
- Это Вы убили Гериона Эшборна, не так ли?
- ———Что?! - широко раскрыв глаза, громко воскликнула подоспевшая Лувия.
Мальчик же лишь издал сухой смешок. Его лицо уже начало увядать, медленно возвращаясь к внешности старого Орлока. Как только источник магической энергии, поддерживавшей его тело, иссяк, он, будучи гомункулом, начал быстро стареть.
- Гранид Эшборн был явно одержим Вами. Даже все это представление, обставленное в форме ритуала, словно было предназначено для того, чтобы Вас напугать. Иные причины столь сильной одержимости Вами мне не приходят в голову.
- Месть, - ответил Орлок. - ...что ж, вероятно, он знал, что все это произойдет. В конце концов, он заранее перенес этому ямабуси Магическую метку Гранида. Я уверен, Герион бы сделал это с любым другим магом, но парень, возможно, просто оказался здесь в нужное время, - прерывисто произнес Орлок, зажимая рану.
Он как можно мягче опустил тело Сэйгена на землю. Лорд Эль-Меллой II помог ему и сказал:
- Почему Вы убили Гериона?
- История стара как мир. Почему бы Вам самому не догадаться? Вы же из тех, кто любит загадки, разве нет?
Он ответил чуть ли не мгновенно:
- Потому что отцом Гранида на самом деле являетесь Вы?
Лувия напряглась. Посмотрев на растерянную девушку, Орлок произнес:
- Полагаю, от Вас ничего не скроешь, мой юный Лорд? - Орлок, который практически вновь стал прежним старцем, тяжело вздохнул и сухо рассмеялся.
В конце концов, над кем он смеялся?
Над чем он смеялся?
- Несмотря на существенную разницу в возрасте, супруга Гериона была моим старым другом. Когда я начал работать с Герионом, мы с ней встретились впервые за десятки лет... и мной завладела неподобающая моему возрасту любовь, - Орлок, напоминавший теперь лицом череп, начал ворошить свое прошлое. - Если подумать, Герион, должно быть, знал об этом. То, что его жена сокрушалась по поводу того, что не может иметь детей; то, что я воспользовался случаем - он все это знал.
- Значит, именно тогда Гранид...?
- Это была ошибка, которая больше не повторилась, - ответил старик. - После она заболела, и мне сказали, что она скончалась вскоре после родов. Тогда я понятия не имел, чей это ребенок. Все то время, что я работал с Эшборном, я едва мог спать, опасаясь, что Магическая метка Эшборна может не прижиться в его теле. Хе, опасения мои были не напрасны. В итоге он тоже заболел и умер.
Как Орлок и сказал ранее, даже секретные лекарства, позаимствованные у друида, не помогли.
- Спустя какое-то время после похорон мальчика я внезапно получил от Гериона письмо. «Спасибо за все. Я хочу кое-что тебе показать». Хахаха, думаю, не стоит говорить, что именно это было, да?
Взгляд Орлока метнулся в сторону и остановился на безжизненном теле зверя Эшборна. После того крика Гранида его настоящая личность была очевидна.
Человек стал зверем.
Внезапная смерть жены после родов.
- Он спросил меня, полный гордости: «Что скажешь?». Она не умерла, он смог победить ее болезнь. Но даже если она, будучи не в силах подарить ему потомков, была для него бесполезной, он всегда мог просто превратить ее в фамильяра. «Я намерен сделать из нее хранилище Магических меток. Благодаря тому, что я узнал от тебя о Papilio Magia, она теперь может вместить в себя и сохранить любую Магическую метку, которую только можно себе представить».
Лорд Эль-Меллой II молча слушал исповедь старого мага.
Даже Лувия невольно притихла.
- ...сейчас я думаю об этом, и, возможно, он был серьезен. Возможно, он действительно любил ее, любил своего сына. Возможно, ее превращение в этого монстра было всего лишь его способом выразить свою любовь мага.
Маг отдает своей магии собственную жизнь.
Если ты сможешь сделать еще один шаг в глубины магии, любая жертва будет оправдана. Несмотря на то, что Орлок сам зашел в эту тьму очень далеко, в тот момент он забыл об этом и не вспомнил даже после того, как убил Гериона и покинул место преступления.
- И затем Вы получили приглашение?
- Правильно. Хахаха, я думал, что это за чертовщина, но никогда бы не догадался, что его мертвый сын уже был превращен в Магическую метку и пересажен кому-то другому.
Подул ветер.
Гуляя по вскрытому проходу в тайную подземную комнату, он звучал, словно скорбный плач.
- И как много из этого ты знал? - спросила Лувия, посмотрев на Лорда Эль-Меллоя II.
- Лишь то, что кто-то хотел спасти Замок разделения.
- И все? Ты что, романтик? Или просто идиот?
Орлок вновь рассмеялся, увидев эту ее небольшую вспышку гнева.
С самого начала событий в замке Адра это был самый невинный и простодушный звук, который они услышали из его уст.
Орлок сгорбился еще сильнее и наклонился.
- Сын мой... - сказал он, коснувшись лица Сэйгена.
И старик начал идти. Ему, волочившему ноги по земле, которую пропитывала кровь, сочившаяся из его вскрытого живота, эти несколько метров, должно быть, казались путешествием длиною в месяц. Хоть его лицо и говорило о том, насколько болезненным был этот путь, он продолжал улыбаться, словно мальчик, который, наконец, нашел свою птицу счастья.
Он протянул руку и прикоснулся к зверю Эшборна, который уже давно испустил дух.
- Любовь моя...
Обняв зверя, который когда-то был его возлюбленной, он произнес:

- Perform a dance(Танцуйте).

Мир вокруг них заполонило бесчисленное множество золотых бабочек.
Заклинание, которое вернет ей изначальный вид. Зверь Эшборна, походивший на помесь волка и паука, принял свой первозданный облик красивой женщины. Несмотря на то, что проглоченную взрывом половину ее тела вернуть было невозможно, это объятие под светом луны было поистине прекрасным.
Дыхание старого мага, наконец, остановилось.

Вскоре позади них раздались голоса:
- ---Госпожа Лувия!
- ---Ты чего творишь? Она твоя ученица вообще-то.
Это были Клоун и Флю, которые несли на руках бессознательную Грэй, не ведая о том, что здесь произошло.


I am nothing but disgraceful mix of monstrous bloodlines...
 
AkagiДата: Пятница, 23.09.2016, 20:07 | Сообщение # 21
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 261
Награды: 11
Репутация: 24
Offline


Эпилог


Щурясь от лучей осеннего солнца, я впервые за долгое время посетила Часовую башню.
В отличие от настоящей башни с часами в центре Лондона, эта располагалась средь переплетений кирпичных и каменных зданий, напоминавших мне родной городок. Городской пейзаж представлял собой странную смесь современной и средневековой архитектур; некоторые дома стояли здесь с двенадцатого века. Более сорока студенческих общежитий и порядка сотни учебных построек для различных целей — даже повседневная жизнь тех, кто здесь обитал, была связана с учебой. И в самом центре всего этого стояло первое построенное среди городских зданий учебное заведение, которое маги со всего света почтительно называли Часовой башней.
Даже в пределах города пейзаж значительно менялся в зависимости от факультета, ответственного за него. Факультет современной магии, которым заведовал мой учитель, находился в месте, которое еще десять лет назад было всего лишь районом по соседству с Часовой башней. Однако студентов с факультета современной магии становилось все больше, и Ассоциация магов, удовлетворила, наконец, их потребность в жилище и выкупила весь район.
Разумеется, счет за все эти усилия был направлен самому факультету, поэтому, несмотря на то, что приобретение Ассоциацией нового района неплохо звучало на словах, на деле они получили нагромождение дешевых построек. Что ж, по крайней мере, мне вроде как нравился этот дешевый вид.
Как бы то ни было, войдя в главный корпус факультета современной магии…
…я сразу же спряталась.
Не прошло и десяти секунд, как по вестибюлю разнесся звук тяжелых шагов.
- Грэй~~!
Показался размахивавший рукой миловидный парень с вьющимися волосами.
- Стоп, что за? Грэй? Ты где, Грэй? Я уверен, что уловил приятный запах моей прекрасной леди!
Озираясь, парень сморщил нос, словно пес, пытающийся взять след. Как будто этого было мало, он начал водить носом близ стен и колонн в попытке вынюхать, куда она делась.
Одноклассников этого парня, сокрушавшихся по поводу его эксцентричности вкупе с приятной наружностью, было предостаточно. По сути, благодаря внешности и родословной, он был очень даже популярен среди девушек, несмотря на странные выходки. По всей видимости, немало родителей также подталкивали своих дочерей к тому, чтобы поскорее «заявить на него права». Во многих отношениях он был головной болью для многих магов.
Из всех студентов моего учителя иметь дело с этим парнем, гордо называвшим себя «гениальным идиотом», мне было сложнее всего.
Флат Эскардос.
Спустя полгода на курсе минералогии, который читает мой учитель, дебютирует еще один крайне напряженный дуэт с участием самой Лувии, но в то время я даже не подозревала, что это произойдет.
Наконец, мальчик-пес сдался, разочарованно поник и покинул вестибюль.
Не успела я вздохнуть от облегчения…
- …могу понять, почему ты от него спряталась, - донеслось из тени колонны, заставив меня подпрыгнуть от неожиданности.
- …а, учитель.
- Рад, что ты поправилась.
- Хихихи! Никогда не думал, что дело дойдет до «копья», но мне удалось наесться досыта, так что грех жаловаться, - прозвучал голос Адда в районе моей правой руки, после чего вновь раздался смех. Когда он сказал, что хотел, я продолжила:
- …да, каким-то чудом. Мисс Райнес рассказала мне, что произошло после.
- Благодарю тебя за усилия. К сожалению, этот метод не поможет ей восстановить Магическую метку.
Об этом я тоже слышала.
Как и предполагал Орлок, причина, по которой учитель вступил в эту игру за наследство, заключалась в плачевном состоянии Магической метки семьи Эль-Меллой. В данный момент в ней осталась лишь пятая часть от изначальной силы. И эта метка была пересажена истинному наследнику семьи Эль-Меллой, Райнес Эль-Меллой Арчизорт.
Я могла лишь догадываться о том, что за беседа тогда состоялась между Райнес и учителем.
Но результатом этой беседы стал контракт, содержащий два пункта: восстановление семейной метки Эль-Меллоев и полная выплата его долга перед семьей. Если на секунду забыть про последнее, то выполнить первое, казалось, было невозможно с самого начала. При использовании общепринятых методов даже опытный Настройщик, потратив на это всю свою жизнь, вряд ли бы смог достичь желаемого результата.
И все же учитель, судя по всему, не намеревался оспаривать условия этого контракта.
- К сведению, кое-чего я все же достиг за время нашего пребывания там. Однако хорошо это или плохо — это все еще под вопросом, - добавил учитель, скорчив неприятную гримасу. Он явно говорил о той, что умудрилась идти с ним ноздря в ноздрю в течение всего расследования. Вероятно, он хотел по возможности впредь избегать ситуаций, в которых ему пришлось бы на нее полагаться.
- …Вы ужасно трудный человек, не так ли?
- Ты что-то сказала?
- …нет.
Пытаясь придумать оправдание, я напряглась.
Учитель тоже.
Но он первым взял себя в руки. Глубоко вздохнув, он повернулся и обратился к тому, кто только что появился в вестибюле.
- Вижу, Вам удалось найти свои очки.
- Ценю Вашу заботу. Они довольно-таки ценные.
- В наше время подавители Мистических глаз так просто не найти, верно? – сказав это, учитель посмотрел прямо на нее.
Она была облачена в расписанное вручную кимоно, казавшееся неуместным среди холодного мрамора учебного корпуса. Волосы ее были невероятно длинными, до самых лодыжек. Вкупе с одеждой и волосами, ее тело создавало впечатление змеи.
Я беззвучно пробормотала ее имя:
- …Адасино Хисири…
- Не похоже, что Лорд несказанно удивлен, не так ли? – поправив очки, Хисири сладко улыбнулась.
Учитель раздраженно ответил:
- Факультет политики никогда не заботили таинства магии. Вас интересует лишь порядок в Часовой башне. Поэтому, в отличие от других магов, вы, в первую очередь, пытаетесь избежать смерти.
Последовал спокойный вздох.
- Похоже, Вы уже догадались, как мне это удалось.
- Видите ли, я обсуждал это с Орлоком. Будь то факультет политики или же сам замок Адра, Вы бы так или иначе с легкостью раздобыли мертвое тело, - сказав это, он коснулся средним и указательным пальцами нижних век своих глаз, - Вам нужно было лишь найти труп с пропорциями, похожими на Ваши. Избавься от глаз — и лицо уже не узнать. Даже в новостях говорят, что отсутствие глаз сильно препятствует опознанию личности. Более того, шокирующие обстоятельства смерти отбили бы все желание провести более тщательное обследование. Увидев Ваше тело в таком состоянии, никто бы даже не стал задумываться, Вы ли это на самом деле.
- Надо же, как проницательно! – рассмеялась она с лучезарной улыбкой. – Я боялась, что одной лишь подмены тела будет мало, но, похоже, тот факт, что все собравшиеся тогда были магами, позволил мне избежать подозрений. Разумеется, благодаря лишь тому, что Вы не стали делиться своими мыслями.
Учитель помолчал какое-то время, глядя на ее улыбку.
Затем, словно ему сначала нужно было обдумать дальнейшие слова, он произнес:
- Мистеру Сэйгену каким-то чудом удалось выжить, но он все еще восстанавливается после случившегося. Процесс разделения воспоминаний Токито Дзиробу Сэйгена и Гранида Эшборна весьма непрост, да и удаление Магической метки, похоже, не оказало никакого положительного эффекта. Розалинда, которую мы нашли в мастерской Эшборна, также еще не смирилась с потерей брата. Метку Хайна удалось изъять, но это лишь вернуло Розалинду в пекло семейной борьбы за наследие Истари.
- Какой ужас, - лицо Хисири выражало искреннюю печаль. Искреннюю, как если бы она сочувствовала персонажу книги.
Словно не в силах винить ее за этот образ мышления, учитель закрыл на это глаза и сменил тему.
- Факультет политики оказывал помощь Эшборну в его ритуале последние лет сто, не так ли?
- О? И что же заставило Вас так думать?
- Чья-то поврежденная магическая метка вряд ли бы кого-нибудь удивила, но после исчезновения такого количества магов, отправившихся к Эшборну за восстановлением, слухи попросту не могли не возникнуть. Особенно с учетом того, насколько редкими были предлагаемые им услуги. Дабы избавиться от этих слухов, ему потребовалась бы помощь организации, у которой есть глаза во всей Ассоциации магов. Факультета политики, например.
Я чуть не воскликнула от изумления, стоило этой мысли поселиться у меня в голове.
Внешне Хисири никак не отреагировала. Ее улыбка, безмятежная и мягкая, словно полная луна, даже не дрогнула.
- Более того, все, кто явился тогда в замок Адра в погоне за наследием, были магами, обладающими значительным влиянием в Часовой башне. Таких факультету политики было бы сложно держать в узде. Это и скрывали все его ритуалы, не так ли? Система сбора материалов для восстановления Магических меток была, в то же время, системой устранения неугодных факультету политики магов.
- Лорд Эль-Меллой II, - прервала учителя Хисири, - у Вас есть доказательства, подкрепляющие эти обвинения?
- Нет, ни одного.
- Тогда благодарю Вас за увлекательный рассказ. Но без железных доказательств назвать это детективной работой довольно сложно, Вы не находите?
- Естественно.
Учитель повернулся и посмотрел в окно.
Даже разоблачение этой тайной схемы не принесло бы никому утешения. Мага изначально не могло утешить то, что не касалось магии. Даже я чувствовала за этой его напористостью, за этим его порывом болезненную пустоту.
- Тогда последний вопрос, - учитель поднял палец. – Это Вы создали ангельские имена, не так ли?
- Надо же, - Хисири поднесла ладонь к губам, словно говоря, что она даже не предполагала, что кто-нибудь до этого додумается.
- Разумеется, нотарикон и гематрия относятся к каббале, но Вы слегка перегнули палку. Это просто не вязалось с теми толиками информации о природе Гериона, которые нам мог поведать замок. Такую загадку мог породить лишь разум того, кто не особо интересуется магией.
- …Вот как. И магов с таким мышлением не так-то много, верно?
Мотив.
Учитель говорил, что кроме мотива мы ничего не смогли бы узнать. Постичь магию, что стояла за этим... магию, что могла стоять за этим, было невозможно. Но достаточно было увидеть результат, чтобы сопоставить мотив с природой мага.
- Например, я, - произнесла Хисири, указав на себя. – Например, Вы, - указала она на учителя. – Жизнь мага – это танец с обманом и таинством. Все знают, что истока достичь невозможно, но все равно стремятся к нему. Лишь людям, вроде нас, по силам вырваться из этого танца. Или, по крайней мере, я так думала. Неужели я ошиблась?
- Вы не стремитесь к Истоку, потому что Вам не хватает воли. Я не стремлюсь к нему, потому что мне недостает таланта. Этой разницы для меня достаточно, чтобы почувствовать тошноту.
- Даже если результат одинаков? Не думала, что Вы такой сентименталист, считающий, что самое важное – это сам путь.
Хисири протянула учителю руку.
Даже в королевском дворце среди знати, вне зависимости от повода, какой бы мужчина отверг ее предложение?
- Потанцуете со мной?
- К сожалению, вынужден отказать. Прошу меня простить.
Если кто и был способен на это, так это мой учитель.
Внезапно взяв меня за руку, он прошел мимо Хисири, утягивая меня за собой. Споткнувшись от неожиданной силы, с которой он дернул меня вперед, я услышала голос Хисири:
- Вы ведь еще не сдались?
- Вот именно.
Даже не повернувшись, он ответил:
- Я намерен вновь встретиться с ним.
С ним.
Из всех слов, которые я когда-либо слышала из уст учителя, эти были ему особенно дороги. Как будто любой, однажды услышавший «его» слова, смог бы жить до самой смерти с гордо поднятой головой.
- Как только мой контракт с Райнес закончится, я вновь стану обычным магом. И когда это произойдет, я вернусь к той битве — я вернусь в бой в пятой Войне за Святой Грааль.
Разумеется, теперь-то мы знаем.
Что эта клятва никогда не будет исполнена. Что мольбы учителя, скапливавшиеся более десяти лет, не достигнут тех далеких восточных земель или битвы, что там произойдет. Битва, известная, как Пятая Война за Святой Грааль, подойдет к концу, а учитель даже не сможет в нее ввязаться.
Но это не было поводом для отчаяния.
- …Учитель, - обратилась к нему я, как только мы удалились от Хисири на достаточное расстояние. Я нервничала, мне было страшно, но, изо всех сил скрывая свои чувства, я все же смогла это сказать.
- Да?
- …я кое-что решила, - не поднимая головы, прошептала я руке, что тянула меня вперед.
Моя жизнь была сплошным сожалением. С тех самых пор, как я обрела самосознание… нет, с самого своего рождения я думала, что Господь допустил какую-то ошибку, создавая меня. Даже теперь это чувство ничуть не угасло, и я не питала надежд на то, что это изменится в будущем.
Но даже так—
- …прошу, позвольте мне присоединиться к Вам в Вашей битве.
Впервые я подумала, что это было решение, о котором я никогда не буду жалеть.


I am nothing but disgraceful mix of monstrous bloodlines...
 
AkagiДата: Суббота, 26.11.2016, 21:28 | Сообщение # 22
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 261
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
Том 2

「дело башен-близнецов Изельма (часть первая)」





Пролог


Говоря откровенно, у меня весьма дурная личность.

Страдания других вызывают у меня улыбку. Тем более если они честные, прямолинейные люди. Меня переполняет удовольствие, когда кому-то, кто по всем законам должен был идти по пути света, приходится сойти с него из-за какой-то бессмысленной ошибки.
Если бы это был своего рода результат моего воспитания или, может, эффект некоей детской травмы, тогда, может, меня можно было бы простить.
К сожалению, я просто такой родилась. В этом отношении вы, должно быть, подумали, что это было нечто, доставшееся мне от родителей или предков. На самом деле в моей семье не было никого, кто мог понять мои чувства. Всё равно дурная личность в большинстве случаев доставалась магу по умолчанию. Даже пресловутая фракция Эль-Меллой в Часовой башне была не более чем группой отталкивающих индивидов, которые собрались вместе под именем Арчибальд, дабы ставить палки в колёса всем, кому только можно.
Итак.
Тот день запечатлелся в моей памяти особенно глубоко.
- …да. Это было приятно.
Вспомнив это, я вновь улыбнулась.
Тогда я уже следила за «ним», человеком, который пережил тот великий ритуал на Дальнем Востоке.
Никто в Часовой башне не мог даже предположить, что он, самый неопытный и недостойный участник ритуала, умудрится выжить, не получив ни царапины. И поэтому, когда он вернулся, им не оставалось ничего, кроме как принять это как данность.
Крайне неожиданная смерть Лорда — Лорда Эль-Меллоя — напротив, породила новый конфликт за его ещё не остывшее место, и на это уже никак нельзя было закрывать глаза. Все активы, таланты, земли и Тайные знаки, которые были собраны под именем Эль-Меллой и которые передавались из поколения в поколение с незапамятных времен, были разграблены, словно кусок мяса, на который налетела стая хищных птиц.
И не только противники, даже многочисленные члены семьи вышли вперёд, чтобы урвать кусок. Ветви семейного древа Арчибальдов взяли себе большую часть активов, заявив, что они изначально принадлежали им. Остальные Лорды при этом просто сидели и наслаждались зрелищем. В результате основной семье достались лишь титул Эль-Меллой и астрономических размеров долг.
И всё же, что они намеревались делать?
Посреди всего этого бардака кто-то беспечно заметил, что «ему» следует отдать брошенный на произвол судьбы класс Эль-Меллоя.
Классы в Часовой башне следовали основному принципу, что они заботили только тех, кто мог идти с ними в ногу.
В магическом мире родословная и талант решали практически всё. В том, чтобы воспринимать классы всерьёз, не было особой нужды. Преподаватели Часовой башни большей частью использовали информацию как наживку, кормя ею учеников и тем самым заманивая к себе новых помощников для своих нужд.
Поэтому другие не видели в позабытом классе Эль-Меллоя ничего ценного. Для «него» же, однако, это было не так.
Став преподавателем для учеников третьего курса, он быстро сделал себе имя.
Во-первых, его не определили на какой-то конкретный факультет, поэтому количество тех, кто посещал его лекции, можно было сосчитать по пальцам. Благодаря этому, однако, его уроки несли в себе практичность, что не имело себе равных во всей Часовой башне, и новые поколения учеников, которым больше некуда было идти, стекались к нему. Заслужив расположение других преподавателей, потерпевших поражение в борьбе за власть, он смог занять место на сцене и реализовать никем прежде не виденный многосторонний подход к образованию.
Если подумать об этом сейчас, то это, наверное, было совершенно не предусмотренное последствие.
Для «него», не одарённого ни внушительной родословной, ни каким-нибудь врождённым талантом, расплывчатый и грубый стиль обучения был, вероятно, слишком трудным. Каким-то образом умудрившись стать преподавателем третьего курса, изучая при этом необходимые основы, он мог лишь полагаться на других в силу своего коренного недостатка способностей.
Да, разум легко рисовал его юную фигуру, пытающуюся вынести очередной приступ боли в животе. Не сомневаюсь, именно тогда между его бровями начали формироваться эти глубокие морщины. И с каждым годом они, вероятно, будут становиться ещё глубже. Мне даже захотелось немного измерить их, чтобы сравнить спустя какое-то время.
В любом случае, под его руководством класс Эль-Меллоя продолжал существовать в течение трех лет.
Это можно было назвать своего рода чудом.
Разумеется, в сравнении с другими активами, которыми владела семья, это было немного. Однако надзор за классом был связан с надзором над землями. У него не было за спиной никакой поддержки, поэтому любой бы стал ожидать, что его сшибут с должности при первой же ошибке или признаке слабости. Подумать только, ему удалось пережить без чьей-либо помощи три долгих года — любой бы подумал, что прочих преподавателей Часовой башни ослепили феи или ещё что.
Примерно тогда.
Заинтересовавшись им из прихоти, я пригласила его к себе.
Что ж. Позвольте внести небольшую правку.
Я сказала, что пригласила его, но, честно говоря, я взяла его в плен. Благодаря тому, что по счастливой случайности примерно в то же время удалось разрешить несколько небольших ссор, я обрела то немногое влияние, что осталось у фракции Эль-Меллой. Я пустила это влияние в ход, и его притащили ко мне.
И вот, глядя, как он пресмыкается предо мной, я произнесла:

- Я знаю о твоей деятельности с тех самых пор, как ты вернулся в Англию. Я следила за тобой с замиранием сердца. Можешь считать меня своей тайной поклонницей.

Когда его доставили ко мне, он, вероятно, приготовился к смерти.
С моей точки зрения он был лишь ещё одним вором, укравшим средства, которые по праву принадлежали фракции Эль-Меллой. Он оскорбил класс Эль-Меллоя — прославленное имя даже среди элиты Часовой башни — вульгарными уроками факультета современной магии — кого ни спроси, любой сказал бы, что смерть будет для него единственной подходящей компенсацией.
Но.
Но он был ошеломлён с самого начала. Узнав, кто я вообще такая, он опустил голову, принёс извинения и застыл, словно в него ударила молния. Это была настолько неожиданная реакция, что я сама лишилась дара речи.
Но затем…
- …у меня есть ответственность перед Лордом Эль-Меллоем.
Это было грубо, но я не удержалась и громко рассмеялась, услышав его слова.
- О? С чего бы тебе такое говорить? И какая же ответственность у тебя может быть?
Даже мне этот вопрос показался подлым. При воспоминании об этом мои губы растянулись в улыбке. Я и вправду безнадёжна, да?
Воспоминания о том, как он кусает губу, как трясутся его плечи… честно, я даже жалею, что не записала тогда весь наш разговор. Разумеется, я без особых усилий могла бы всё воспроизвести в своей голове, слегка активировав свои Магические цепи, но в этом мире есть вещи, которыми просто необходимо делиться с другими, дабы получить удовольствие.
Если подумать об этом в подобном ключе, то, полагаю, у меня всё равно нет друзей, которые насладились бы чем-то подобным вместе со мной. Как жаль.
- Ваш старший брат — мой учитель, Кайнет Эль-Меллой Арчибальд, погиб из-за моего безрассудства.
- Да, точно, если бы ты не сражался против него, то мой брат и его невеста прожили бы немного дольше.
Это была большая ложь.
Просто вставив своё замечание, когда это показалось уместным, я отмахнулась от его заявления.
Вот как, этот человек был для Кайнета камнем преткновения с самого начала Четвёртой Войны за Святой Грааль. Он украл драгоценную реликвию моего брата, после чего присоединился к войне и выступил против него вместе со Слугой Райдером.
(…но на этом всё.)
Так я и подумала.
Читая записи, я могла сказать, что моему брату было предначертано умереть.
Конечно, он по праву был изумительным магом, но сражение не было его специальностью.
Многие же из тех, кто принимал участие в ритуале, напротив, превосходили даже уровень профессиональных убийц. Он словно пытался отвести течение реки, бросив в неё камень. Разумеется, это был достаточно большой камень, но он вообще для этого не предназначался. По крайней мере, такова была моя теория.
Если бы он осознал ситуацию, в которой оказался, и вернулся домой как можно быстрее, то прожил бы долгую и продуктивную жизнь. Но я знала своего брата и потому понимала, что этот вариант даже не рассматривался. Как только его выбрали для участия, он перестал внимать всяким предупреждениям с моей стороны. Его смерть действительно была единственным возможным исходом. Ну, для Лорда такое, может, и было редкостью, но подобного рода трагедия вполне ожидаема в жизни мага.
Однако, словно стеная, он открыл рот.
- Я признаю свой грех. Поэтому, пожалуйста… хотя бы не отнимайте мою жизнь.
- О? Хочешь сказать, твоя смерть не принесёт мне удовлетворения? Знаешь, Дальний Восток, где проходил ритуал, известен своими ритуальными самоубийствами. Тебе не кажется, что вот так молить о пощаде – это немного слишком?
- Я ещё должен кое-что сделать.
Он сказал это так ясно и отчётливо, что я вновь лишилась дара речи.
Что за образование он получил, чтобы стать таким? Насколько мне было известно, он был ни на что не годным, эгоцентричным юнцом, который не смог увидеть даже собственную незрелость, пока не сбежал из Часовой башни. Теперь он казался совершенно другим человеком.
Я кашлянула, прочищая горло.
- …что ж, раз уж мы всё равно здесь, я, пожалуй, озвучу свои условия.
Я решила перейти сразу к делу.
Он сглотнул, и этот звук эхом разнёсся по комнате. Услышав это, я с весёлой улыбкой произнесла:
- В данный момент фракция Эль-Меллой находится в весьма затруднительном финансовом положении. Когда меня избрали следующей главой фракции, этот долг перешёл семье Арчизорт. Однако разбираться с ним, а также с нарастающим интересом, для нас проблематично. Если хочешь понести ответственность за свои деяния, почему бы не начать с внесения своего вклада в погашение этого долга?
Это было невозможное требование с самого начала.
Объём активов, которых лишилась семья Эль-Меллой, был слишком большим для обычного мага. Даже если их как одну из двенадцати великих семей поддержит Часовая башня. Говоря современными словами, долг был настолько велик, что Голливуд смог бы снять на эти средства фильм.
- …хорошо. Сделаю всё, что в моих силах.
Насколько же мягкотелым был этот парень?
Прошу, умоляю, попытайтесь понять, каково это, быть на моём месте в этой ситуации.
Нет, это была не мягкотелость. Он, скорее, уже всё для себя решил. Кусая губу, словно вот-вот разрыдается, он продолжал смотреть на меня с таким невинным лицом, что мне захотелось на нём потоптаться.
Кое-как справившись с этим непреодолимым желанием, я озвучила следующее требование.
- Магическая метка моего брата — метка семьи Эль-Меллой была извлечена Ассоциацией магов. К сожалению, им удалось восстановить лишь порядка десятой её части. Настройщику, которого мы держим у нас на службе, потребуется, как минимум, три поколения, чтобы восстановить её полностью. Может, с этим ты тоже сможешь что-нибудь сделать?
- …хорошо.
Внезапно, я сильно забеспокоилась, что этот парень был не в своём уме.
Возможно, целью ритуала Четвёртой Войны за Святой Грааль в действительности было наполнить головы участников червями. Неудивительно, что мой брат проиграл. Он бы никогда такого не вынес.
- Тогда перейдём к самой важной части. Самое важное для того, что осталось от фракции Эль-Меллой – это защита титула Лорда любыми возможными средствами. Как уже было сказано, я являюсь главным кандидатом на эту должность, но я для этого слишком юна, ты не находишь? Ты не против попридержать это место для меня, пока я не стану достаточно взрослой?
- Я… согласен… но что именно подразумевается под «попридержать»?
- Проще говоря, кто-то другой должен занять должность Лорда, пока я не достигну подходящего возраста.
Впервые за всё это время его глаза широко распахнулись.
Может, он и смирился с первыми двумя моими требованиями, но последнее явно превзошло все его ожидания. Услышав стон, рвущийся из глубин его глотки, я вспомнила о первом своём удовольствии, которое испытала, когда попыталась оторвать лягушке лапы.
- Подождите. То есть, Вы говорите, что—
- Именно. Иметь дело с другими Лордами наверняка та ещё скука, но я уверена, что ты прекрасно справишься, Лорд Эль-Меллой II. Как тебе это имя? В конце концов, теперь ты мой возлюбленный старший брат.
Его ноги подкосились.
В последнюю секунду он умудрился взять себя в руки, прежде чем рухнуть на пол, но, похоже, он был на волоске от того, чтобы полностью лишиться чувств.
- Почему бы мне не добавить четвёртое требование, пока я не забыла? Ты также будешь моим личным репетитором. Да, частные уроки от брата, не связанного со мной кровным родством, будут для всех весьма многозначительными, - со смехом добила я его.
После этого я также забрала у него кое-что, дабы пресечь с его стороны всякие попытки уклониться от исполнения моих требований, но это уже другая история.
Так началась наша любовь.
Это был чудесный, трогательный эпизод, вы не находите?

…а, кое-что я забыла упомянуть.

Я Райнес Эль-Меллой Арчизорт.
Женщина, заклеймившая «его» — неоперившегося мага, Вэйвера Вельвета — Лордом Эль-Меллоем II.
 
AkagiДата: Вторник, 14.02.2017, 18:41 | Сообщение # 23
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 261
Награды: 11
Репутация: 24
Offline



Глава 1


1

При звуках колокольчика экипажа моя сонливость исчезла.
Потерев глаза и поблагодарив извозчика, я вместе с Триммау спустилась по ступенькам на улицу.
Несмотря на то, что конные экипажи каким-то образом еще сохранились в моей дорогой Англии, повозки, запряженные четверкой лошадей, были редкими настолько, что даже члены королевской семьи, возможно, не так часто их видели. Тот факт, что фракция Трамбелио потрудилась отправить меня домой на таком средстве передвижения, отчетливо говорил, как и положено угрозе: «Понимаете, насколько теперь широка пропасть между нами, да?» Но я решила пока не думать об этом.
Вернувшись в родной город и приняв свое обычное лекарство для глаз, я энергично потянулась.
Владения Нориджа(современной магии) — их еще называли «Пятном» — представляли собой улицу, которая отчетливо показывала свою переплетенную природу.
На западной стороне раскинулся пейзаж, который демонстрировал всю богатую историю города, но на восточной стороне, которая была ближе к Лондону, можно было увидеть более современные на вид здания. Вместо того, чтобы выглядеть как местность, не обладающая ярко выраженным мотивом, улица больше походила на повязку, второпях наложенную поверх раны.
- Что ж, если говорить прямо, у них просто нет денег, - сказала я себе.
Я вспомнила, что после приобретения этого участка факультет современной магии попросту решил не утруждать себя его реставрацией. Окружение мага играло большую роль в его работе, поэтому по возможности было бы лучше вернуть всей местности более старинный вид. Но под конец у них просто не нашлось на это денег.
Вообще, на них висел долг еще до того, как они потратились на приобретение этого участка.
Я определенно не сказала бы, что во всем мире, но, по крайней мере, в семидесяти его процентах все определялось бюджетом. В мире магов все было так же. Как бы это ни было печально, концепция ценности мира, измеряемой в числах и долларах, вплотную приближалась к сфере таинств, поэтому бороться с этим было бесполезно. Непрекращающийся по всему миру процесс инфляции сам по себе был иллюзией, созданной коллективным бессознательным человечества.
Фактически, магия, напрямую связанная с деньгами, обладала такими же требованиями, где бы в мире она ни развивалась, но пока что хватит этих мыслей, присущих моему брату.
- Хорошо. Сначала… - пробормотала я себе под нос и начала идти.
Повернув за угол увитой плющом кирпичной стены, я продолжила подниматься по холму и миновала перекресток. Моему взору тут же предстало строение, к которому я направлялась.
Среди двенадцати факультетов Часовой башни это было самое маленькое из главных зданий, предназначенных для занятий.
Номинально, все окрестные сооружения были связаны с каким-то университетом. Первый факультет — главное здание факультета Мистиль(общих основ) — в действительности сам выдавал себя за настоящий университет, но наш факультет современной магии был недостаточно велик для такого.
Стоило мне шагнуть в вестибюль, как меня поприветствовал прохладный воздух здания.
Поскольку большая часть займа, полученного от Нориджа, была сосредоточена здесь, это здание, пожалуй, единственное во всем факультете обладало атмосферой безмятежного спокойствия и изящества.
И через десять секунд от этого изящества не осталось ни следа.
Я увидела парня, который с криками скользил вниз по перилам винтовой лестницы. Короткие светлые волосы, голубые глаза. Он сиял от радости, но, заметив, как я ступила на эту же лестницу, резко изменился в лице.
- А! Э-э-э, привет, Райнес!
Безуспешно пытаясь остановиться, он продолжал скользить вниз по перилам.
Несясь вниз, словно на американских горках, светловолосый юнец с болью воскликнул:
- П-п-прости! Мне жаль!!!
- …Трим, - пробормотала я, и горничная цвета ртути — нет, не только цвета, она целиком и полностью была из ртути — шагнула вперед из-за моей спины.
Ее полное имя было Триммау. Бывшая Объемная ртуть семьи Арчибальд, к которой я добавила псевдоличность и некоторые функциональные ограничения. Если вкратце, по сути я превратила ее в некое подобие автономного голема. В данный момент я использовала ее в качестве телохранителя и слуги для решения повседневных задач.
Подняв руку, она с легкостью остановила скользившего вниз парня.
- Вы не пострадали, господин?
- Не, я в порядке. Спасибо.
Услышав вопрос Триммау, я едва заметно кивнула.
Столкновение парня с ее рукой было слишком уж легким, но я заметила, что за секунду до этого он вымолвил заклинание простого действия: «Пари!»
Вероятно, это была какая-то магия, которой он изменил свою инерцию. И, похоже, она сработала вкупе с амулетом на его шее, но то, что он смог провернуть это, скользя по перилам с такой скоростью, производило впечатление. Как правило, для сотворения магии требуется предельное сосредоточение, поэтому даже большинство первоклассных магов не будут уверены в том, что смогут повторить этот трюк. Глядя этому «гениальному идиоту» в глаза, я улыбнулась.
- У тебя случайно нет объяснения сему поступку?
- Ну, раз уж у нас здесь есть такая винтовая лестница, то было бы грубо не соскользнуть по ней вниз! Она ждала меня, сверкая своими отполированными перилами, поэтому, съехав по ним, я всего лишь проявил хорошие манеры!
- …ты уже в тридцать седьмой раз так оправдываешься, Флат, - донесся с вершины лестницы еще один, укоризненный голос.
Юноша поднес лицо к перилам, по которым только что съехал Флат, и втянул носом воздух.
- Необоснованно блестящие и скользкие, как и всегда. Я думал, что в этот раз покинул класс первым, но, видимо, не повезло.
На вид ему было лет пятнадцать, то есть примерно столько же, сколько и Флату. Его слегка вьющиеся светлые волосы походили на сахарную вату, сияя в мягких лучах полуденного солнца. Цвет его глаз был чем-то средним между зеленым и ультрамарином, а еще в нем было некое чувство стройного, утонченного баланса, распространявшегося от кончиков пальцев к плечам. Наконец, его фигура была попросту изумительной, способной посрамить даже древнегреческие скульптуры.
И этот прекрасный молодой человек с явным раздражением произнес:
- Чем ты так взбесил мистера Эль-Меллоя, что он задал нам в три раза больше домашней работы?



- Почему ты так говоришь? Заваливая домашкой, он тем самым поддерживает нас, заставляет стремиться к большему! Даже ты был рад, когда он задал нам еще один доклад, не так ли, Ле Шьен (Le Chien – фр. «собака»)?
- Не называй людей собаками! Меня зовут Свен! Свен Глашайт! Сколько лет должно пройти, прежде чем это уместится в твоем черепе?! – уголки его глаз сжались, и он ткнул пальцем во Флата. С кончика пальца слетело нечто, от чего у меня по спине пробежал холод.
Гандр. Проклятье, происходившее из северной Европы. Достаточно было лишь указать пальцем, чтобы наградить цель болезнью, но в этом гандре была скрыта звериная свирепость, очевидная жажда крови. Казалось, одной лишь этой жажды крови было достаточно для проклятия. Если сравните ее с восточной методикой отравления, то окажетесь на верном пути.
Да, чтобы избежать недопонимания, скажу, что эта жажда крови была не магией...
…а всего лишь его природой.
- Но Ле Шьен и в Африке Ле Шьен! Это то же самое, что и Профессор Харизма, или Господин В, или Большой Биг Бен☆Звезда Лондона, или Магический разоблачитель!
Ответ Флата нельзя было назвать даже беспечным, несмотря на то, что снаряд Свена угодил прямо в него. Незавершенное проклятие не причинило ему никакого вреда, не в силах преодолеть сопротивляемость, дарованную абсурдно мощными Магическими цепями, с которыми он родился.
- …все это прозвища мистера Эль-Меллоя! И ты единственный, кто называет его Большим Биг Беном☆Звездой Лондона»!
- Нет, Ле Шьен, Профессор Харизма – это ты! – отбил подачу Флат, и Свен испустил тяжкий стон.
Мне самой хотелось называть его Ле Шьеном, но это может быстро надоесть, поэтому лучше будет обходиться его настоящим именем.
Внезапно, у Флата перехватило дыхание.
- Минуточку… хочешь сказать, что в том окружении, в котором ты вырос… не существовало такого понятия, как «прозвища»?!
- Конечно же, существовало!
Гневный возглас Свена — рев, наполненный магической энергией — обрушился на первый этаж.
За секунду до этого его крика, который был настолько мощен, что в нем чувствовалась физическая сила, я покачала головой, взяла Триммау за руку, и с моих губ негромко слетело:

- Перенастройка.

Проще говоря, ртутное тело Триммау превратилось в туман и рассеялось по всему помещению. Тонкая серая пелена впитала крик Свена, расщепила его на молекулярном уровне и развеяла без всякого вреда.
Увидев это, Свен, наконец, заметил мое присутствие.
- Ой… э-э-э… Леди Райнес…
Его прекрасные глаза расширились, и он склонил голову так сильно, что, казалось, был готов предложить мне свою жизнь в качестве извинения.
- Прошу прощения! Я не хотел столь грубо принудить Вас к такому действию!
- Не волнуйся, это было интересное зрелище, - озвучила я свое честное мнение.
У постороннего, увидь он подобную сцену, без всяких сомнений сложилось бы впечатление, что магия – одно лишь веселье да игры. Когда я подумала о том, как сильно страдает мой брат, имея дело с подобным каждый день, у меня резко улучшилось настроение.
Свен и Флат.
Два самородка из класса Эль-Меллоя. Нет, даже если принять во внимание их возраст, они бы все равно по праву считались одними из лучших во всей Часовой башне.
Именно поэтому они и оказались в классе Эль-Меллоя — хотя Флат сменил немало классов в Часовой башне, прежде чем мой брат взял его к себе.
- Вы, часом, не знаете, где Грэй и мой брат?
- У тебя к моей… э-э, у тебя к Грэй какое-то дело?
Я решила проявить снисходительность и пропустить мимо ушей его оговорку. После того, как его застукали за довольно-таки сталкерской деятельностью, ему строго запретили приближаться к одной девушке ближе, чем на несколько метров. Сложно себе представить, но его это изрядно расстроило.
Хотя, на мой взгляд, в подобном извращении не было ничего плохого.
Свен шумно втянул носом воздух и сказал:
- Я чую, что они все еще в здании, так что, полагаю, Вы найдете их в его личной комнате.
- Спасибо, - поблагодарила я и ткнула Флата пальцем в лоб.
- Райнес?
- Можешь фамильярничать со мной, я не против, но попытайся держать себя в узде. Ты ведь старший в своем классе, не так ли?
- …вообще-то, леди Райнес, я на месяц старше его, - сказал Свен. Увидев его недовольство, я невольно усмехнулась.
- Что ж, тем более. Вы ровесники, так что не ссорьтесь и веди себя соответственно.
Сказав свое слово, я поднялась по винтовой лестнице.
Студенты, изучавшие Нью Эйдж (Нью Эйдж (англ. досл. «новая эра»), религии «нового века» - совокупность различных мистических течений и движений оккультного, эзотерического и синкретического характера.), покидали свои классные комнаты. Остальные факультеты Часовой башни не очень-то старались привлекать новых учеников, поэтому большая их часть стекалась на факультет современной магии. Я еще не решила, хорошо это или плохо.
Равнодушно наблюдая за ними краем глаза, я шагала по выложенному мрамором коридору.
Наконец, моих ушей коснулся негромкий звук. Кто-то что-то напевал. Очень тихо и сдержанно.
Я открыла дверь одной из дальних комнат, и оттуда повеяло слабым ароматом масла.
Комната моего брата была разделена на две. Рядом со входом располагалась полочка для обуви. Разумеется, ходить по зданию в обуви было вполне нормально, и вряд ли кто-то ожидал, что ты станешь здесь разуваться. Может быть, это была просто странная одержимость, но в своей личной комнате он хранил множество сменных комплектов одежды и обуви. Также у входа стоял небольшой стул, на котором сидело нечто, напоминавшее маленькую серую фею.
Девушка в сером капюшоне держала в руке кусочек ткани, которым она чистила туфли. Используя различные бутыли и банки с кремами для обуви и пятновыводителями, а также целый ассортимент тряпочек, она весело занималась тем, что полировала всю обувь, что находилась здесь. Не обращая внимания на то, что ее пальцы становились все грязнее, она прилежно отчищала каждую туфлю вплоть до шнурков.
- Опять полируешь обувь?
- А, мисс Райнес! – девушка в капюшоне повернулась ко мне.
Если говорить со всей откровенностью, именно в подобных ситуациях мне нравилось дразнить людей, но по какой-то причине эта девушка не вызывала во мне такого желания. Возможно, потому что моя любимая цель находилась чуть дальше. Обычно я бы не стала отказываться от hors d’oeuvre(закуски) перед основным блюдом, но, полагаю, мне сполна хватило Флата и Свена.
Глядя на три аккуратно отполированные туфли, выстроенные в ряд, я вновь произнесла:
- Тебе нравится этим заниматься, да? Никогда не думала, что полировать туфли может быть так весело. Надо будет как-нибудь к тебе присоединиться.
- …это просто моя работа.
Сдержанная, как и всегда, девушка — Грэй — спрятала грязные тряпки и бутыли с кремом для обуви.
- Я же не собираюсь отнимать ее у тебя, - ее реакция была такой прелестной, что я невольно улыбнулась.
Это тоже было для меня довольно-таки большой редкостью. Возможно, причина была в том, что она хоть и была тесно связана с магией, но магом не являлась. Когда при разговоре с кем-то можно не беспокоиться о политике и дипломатии, нужда в постоянном ношении «брони» отпадает. Хотя в действительности я с малых лет так привыкла к своей «броне», что перестала отличать ее от своей кожи.
- Просто тебе, похоже, было так весело, что мне захотелось тоже как-нибудь попробовать вместе с тобой.
- …весело? – ее серые глаза дрогнули, когда она услышала новое для себя слово.
Казалось, эта девушка пришла из совершенно иного, черно-белого мира. Ее кожа, волосы, глаза и даже одежда – все было явно поделено на оттенки черного и белого. Она была словно фея зимы из мира, в котором нет красок. В мире, покрытом белым снегом, она одна была мрачного, серого цвета.
- Эта песня, которую ты напевала… она из твоей родной деревни?
- …ммм… - уставившись на туфлю, над которой она трудилась, девушка задумалась, прежде чем ответить.
- …возможно.
- Ты не помнишь?
- Я впервые услышала ее в своей деревне, но мне вообще мало что было известно из музыки. Возможно, эта песня оттуда, но я не могу сказать Вам, зародилась ли она именно там.
- Понятно.
Если хорошенько подумать, то я никогда не спрашивала брата о том времени, когда он ездил за ней.
Что ж, никогда не спрашивать о чужом прошлом все равно было негласным правилом среди магов. Сколько ни копай, ничего, кроме боли, не найдешь.
Беседа сошла на нет, и Грэй вновь сосредоточила свое внимание на работе. Спустя какое-то время, не прекращая осторожно корпеть над туфлей, она вновь подала голос:
- …Вы помните свой дом, мисс Райнес?
- Кто, я? – я была так увлечена наблюдением на ее работой, что внезапный вопрос застал меня врасплох. – Ну, даже если не считать ситуацию с семьей Эль-Меллой, меня вырастили в традициях семьи Арчизорт. Всё, как у любого другого мага, правда. Вообще-то, я жила достаточно близко к Часовой башне, так что, полагаю, в моей истории будет больше примеров закулисных сделок, да? Последние десять лет были сродни ходьбе по натянутой веревке, это уж точно. А в Часовой башне юные года делают из тебя подходящую пешку. Но теперь, когда я оглядываюсь назад, мне кажется, это был довольно-таки приятный опыт.
Хотя большая его часть заключалась в расплате над людьми, когда власть фракции Эль-Меллой досталась мне.
Словно заставляя себя, Грэй произнесла:
- …поэтому мой учитель стал Лордом Эль-Меллоем II?
О?
Не ожидала, что девушка, которая провела здесь от силы месяца два, отважится на такой вопрос.
Хотя, словно смутившись, она начала прятать лицо все глубже и глубже в тени капюшона, медленно опуская голову.
- Любопытно?
- …может быть.
Грэй забеспокоилась и вновь сосредоточилась на туфле.
Теперь, когда на нее был нанесен тонкий слой крема, пришло время щетки. Мягкий конский волос снова и снова скользил по черной коже, словно для завершения работы необходимо было добиться зеркального блеска. Когда Грэй на самом деле увидела отражение своего лица, она вновь произнесла:
- …потому что не похоже, что он хочет быть Лордом.
Как проницательно.
Действительно, будь он хотя бы в малейшей мере заинтересован в этой должности, я бы ни за что его не выбрала. Он поистине был магом среди магов, которого не занимает ничто, кроме магии и всего того, что лежит за ее пределами. Главной целью борьбы за власть в Часовой башне было обеспечение благоприятной обстановки для проведения магических экспериментов, но мне интересно, как много из нынешних магов еще помнит об этом?
- В конце концов, я навесила на него пару цепей, - сказала я и случайно позволила озорной улыбке коснуться моих губ.
Ну вот, я же решила, что не стану дразнить бедную девушку. Вот что случается, когда я теряю бдительность.
- …Вы пришли с очередным требованием к моему учителю? – спросила Грэй, прямолинейная, как и всегда.
Она всегда вела себя так, словно боялась людей и, в то же время, охотно тянулась к ним, и эта ее личность вводила меня в легкую растерянность.
- Ты и вправду хорошая ученица, да?
С негромким «Хлоп!» я опустила ладонь ей на голову. Из глубин капюшона раздалось нечто, похожее на тихий стон, но она не отстранилась. Вот так, будь хорошей девочкой и позволь погладить тебя.
- Кстати, ты ведь и в помещении не снимаешь этот капюшон, не так ли? Тебе не жарко? Если мой брат доставляет тебе проблемы, я не прочь отчитать его ради тебя.
- …вообще-то…
Словно обеспокоенная моим предложением, она еще сильнее натянула свой капюшон.
- …он сказал, что для меня нормально прятать лицо.
- Вот как.
И вновь в ее ответе прозвучала логика, которую я не совсем понимала.
Но, в отличие от моего брата, у меня не было дурной привычки слепо гнаться за всем, чего я не понимала. Если я чего-то не понимаю, то лучше оставить это в покое. Жизнь коротка, а сделать нужно очень много. И бесконечная гора несделанной домашней работы была лишь фактом жизни.
Как бы то ни было, в этот раз я решила сразу же заняться своей главной целью.
- Мой брат у себя?
- Да, - кивнула она, украдкой ткнув пальцем в сторону комнаты.
- Очень хорошо. Еще увидимся.
Подмигнув Грэй напоследок, я протянула руку и открыла витиевато украшенную дверь.
Моему взору предстала благоустроенная комната.
На первый взгляд могло показаться, что она представляла собой одну сплошную стену из книг.
Тщательно расставленные по жанру и размеру книги располагались таким образом, чтобы им не вредил солнечный свет, лившийся через ближайшее окно. Стеллаж, казалось, мог с легкостью вместить порядка двух тысяч книг, но, естественно, это была лишь малая часть всей коллекции.
Перьевая ручка из чистого серебра и похожий на гильотину нож для сигар придавали его столу стильный вид. От одного лишь взгляда на это у любого сложилось бы впечатление, что эта комната принадлежала действительно состоятельному человеку… вот только портативная игровая консоль последнего поколения, лежавшая на краю стола, своим присутствием в одном из учебных учреждений Часовой башни создавала неоспоримое ощущение неловкости.
- Почему в сравнении с квартирой твоя комната в Часовой башне всегда выглядит так? Ты кошку что ли прячешь или что?
- …Разве странно держать свое рабочее место в чистоте и порядке?
Никто из нас не стал утруждать себя приветствиями. По всей видимости, мой брат был поглощен чтением книги. Сидя в старинном кресле в другом конце комнаты, он с мрачным выражением смотрел на страницы. В отличие от какого-нибудь древнего тома, который с благодарностью передали в руки профессоров Часовой башни, эта, похоже, была опубликована сравнительно недавно.
Убедившись, что Триммау закрыла за нами дверь, я посмотрела на книгу, которую он читал.
- Новая, да?
- В ней обсуждается одна из тем Калифорнийской конвенции, касающаяся теории о ядерной энергии и ее взаимодействии с пятью элементами. Охватывает она, конечно, мало, но тираж был всего в несколько дюжин, вот я и заказал себе одну. Хотя, полагаю, они не так давно начали продавать и цифровые копии.
Мой брат рассказал о книге так, словно это было ему в тягость. Безусловно, область современной магии была сосредоточена вокруг Калифорнии и западного побережья Соединенных Штатов. Каждый год они выпускали публикацию, в которой все внимание уделяется теории современной магии вкупе с современной наукой. В наши дни связь современной магии с настоящей магией была крайне слаба — если вкратце, она в первую очередь вращалась вокруг оккультных и им подобных дисциплин, поэтому количество людей в Часовой башне, заинтересованных в таком чтиве, было исчезающе мало.
Длинные черные волосы и морщинка между бровями.
Несмотря на то, что из-за неизменно пессимистичной натуры он выглядел несколько старше своих лет, у него еще сохранились очевидные черты, указывавшие на его молодость.
Лорд Эль-Меллой II.
От одной лишь мысли об этом имени мне хотелось смеяться.
Имя, что я ему дала. Должность, что я ему навязала.
- …итак, что на этот раз? Очередная жалоба? – прямо спросил он, не отрывая глаз от книги.
Ах да. Он не был занят настолько, что не мог оторваться от работы, просто не хотел встречаться со мной взглядом. У меня по спине пробежались мурашки от удовольствия, стоило мне подумать о том, какую же сильную неприязнь он испытывал ко мне.
- Дело замка Адра было достаточно хлопотным, да?
Вероятно, он нахмурился бы еще сильнее, будь это физически возможно.
Я практически слышала, как он начал скрипеть зубами. Таким темпами ему вскоре понадобятся искусственные зубы, но это тоже будет по-своему забавно.
- …это еще мягко сказано.
- Как грубо с моей стороны. И все же ты знал, что обстоятельства не позволяли нам отступиться, - поведя плечами, я начала скользить ладонью по спинке стоявшего рядом кресла.
Разумеется, нашей главной целью было по возможности заполучить то наследие. От шанса воспользоваться им для восстановления Магической метки семьи Эль-Меллой было сложно отказаться, но цена была ожидаемо высока. И в итоге, что бы собой ни представляло это наследие, его конфисковал факультет политики.
- Я слышала, что ты встретился там с Лувиагелитой Эдельфельт, да? И что ты намерен стать ее личным репетитором, как и в случае со мной.
- Она уже подала заявки на три предпочтительных факультета… - сказал мой брат, одной рукой держа книгу, а второй – массируя висок.
Обычно ученик Часовой башни проводит четыре года на факультете общих основ, после чего переходит на один из других факультетов. Но для особенно одаренных учеников также было вполне нормально заниматься на нескольких курсах одновременно или менять факультеты, как только это становится возможным. Более того, мой брат часто читал лекции на других факультетах в качестве приглашенного преподавателя, так что его влияние отнюдь не было ограничено классом Эль-Меллоя или факультетом современной магии.
- Ну надо же. Что и следовало ожидать от Эдельфельтов. И что ты будешь делать?
- Она практикует магию драгоценных камней, так что большую часть я свалю на факультет минералогии. И еще, наверное, я напишу для нее рекомендательное письмо. А вот снизойдет ли она до того, чтобы им воспользоваться – уже другое дело, конечно же.
- Опять за старое, значит?
Я не знала даже, восхититься ли мне или же разочароваться.
Он всегда помогал тем или иным образом. Это всегда заканчивалось для него лишь еще большими страданиями, но в последнюю минуту он всегда заступался за кого-нибудь. Я невольно гадала, как много он понимал из того, что делал.
И в довершение…
- …но ты ведь пришла сюда не для того, чтобы посплетничать, верно? – мой брат любезно сменил тему вместо меня. – Выкладывай быстрее. Если ты проделала такой путь ради того, чтобы застать меня здесь, то, полагаю, ничего хорошего мне это не сулит, я прав?
- О, не волнуйся, в этот раз все просто, - горько усмехнувшись, сказала я.
Положив локти на столешницу, я наклонилась к нему. Не обращая внимания на недоверчивое выражение его лица, я озвучила свою главную просьбу:

- Могу я одолжить Грэй на несколько дней?

Он ответил не сразу, видимо, по причине того, что мой запрос превзошел все его ожидания. Прищурившись еще сильнее, он, наконец, захлопнул книгу и повернулся ко мне.
- Почему Грэй?
- О, теперь ты соизволил уделить мне внимание? Неужели твоя ученица так дорога тебе?
- …Райнес.
В голос моего брата закралось нечто до ужаса серьезное. Таким уж он был человеком. Совершенно безразличным ко всему, что беспокоило лично его, но невероятно серьезным, когда дело касалось кого-нибудь из его учеников.
- Даже если не брать в расчет наш с тобой договор, я не против помочь тебе, когда ты просишь об этом меня. Но на моих учеников это не распространяется. Если у тебя сложилось впечатление, что учащиеся класса Эль-Меллоя каким-то образом тебе подвластны, тогда вынужден с сожалением известить, что ты глубоко ошибаешься.
Боже мой.
Полагаю, каков ученик, таков и учитель. Или наоборот? В любом случае, я перестала играть с ним и, поникнув, поведала о том, что именно подтолкнуло меня к этой просьбе.
- По правде говоря, я получила приглашение на светскую встречу.
- …светскую встречу?
- Да, приглашение от фракции Трамбелио. Обычно я бы отказалась не раздумывая, но после того, как они помогли нам в переговорах с Лордом Нориджем по поводу займа, мне не удастся просто закрыть на это глаза, правильно?
- …фракция Трамбелио? – взгляд моего брата изменился, и я практически почувствовала, как в комнате похолодало.
- …да.
Оно вернулось. Это леденящее чувства напряжения. Не беспрецедентное легкомыслие кого-то вроде Флата, а, скорее, истинный мир магии, который я знала. Как и то, о чем меня недавно спрашивала Грэй, этот мир нельзя было понять, не пригубив мрака самого Лондона.
Это был мой дом. Место, где я выросла.
Мой брат тихо произнес:
- Какова цель встречи?
- Прежде чем ответить на это, могу я задать тебе вопрос как своему наставнику?
Не дождавшись его ответа, я тотчас же продолжила:

- Ответь мне, мой учитель. Прошу, скажи, что есть красота?

Несмотря на то, что воспринять мои слова иначе как случайную смену темы разговора он не мог, его лицо, тем не менее, посерьезнело. Глубоко вздохнув, он протянул руку к своему столу.
- Если ты имеешь в виду красоту в магическом понимании, то, полагаю, самым простым примером будет золотое сечение.
Говоря это, он достал угольник и компас и положил их на столешницу. Притянув к себе лист бумаги, он наметанными движениями нарисовал квадрат с помощью угольника, после чего положил компас поверх одной из его сторон и обвел его, начертив окружность.
По факту навыки, необходимые для подобного рода рисования были незаменимыми в области начертания магических кругов, поэтому сильные маги зачастую стремились овладеть навыками, которые помогли бы им стать великолепными топографами. Теория о том, что к зарождению масонства приложили рук старые маги, была не так уж далека от истины.
Мой брат удлинил стороны квадрата, используя точки, в которых фигура пересекалась с окружностью, и тем самым нарисовал треугольник.
- Это – золотое сечение. Биноминальное отношение, напрямую связанное с последовательностью Фибоначчи — треугольник, если вкратце, у которого короткая сторона равна единице, а длинная – 1,618. Не принимая во внимание регион или эпоху, это сечение, которое люди всегда использовали для созидания красоты. Его открыл и использовал в своих творениях древнегреческий архитектор Фидий, и даже за две тысячи лет до него этим сечением пользовался египетский верховный жрец Имхотеп при возведении пирамид.
Разумеется, можно привести и другие примеры гармоничной красоты, помимо золотого сечения. Крылья стрекозы, гребешки медоносной пчелы, раковина наутилуса, простой торнадо и даже распределение звезд Млечного пути обладают схожей спиралевидной структурой. Думаю, тут это очевидно, но стабилизировать магический круг, например, или мастерскую при помощи одних лишь чисел, не уделяя внимания этим гармоникам, невозможна. «О математика, имя тебе красота», или что-то в этом роде, - методично объяснил мой брат.
Его тон изменился, и таившийся внутри него преподаватель вырвался наружу. Несомненно, это было его истинное призвание. Он умрет что ли, если проявит чуть больше благодарности ко мне, той, что дала ему шанс осуществить это призвание?
- Ага, кажется, я припоминаю Фидия. Это ведь он ввел в математику символ Φ, верно?
- Как-то неправильно ты его припоминаешь. Это Φ, в конце концов, обозначает само золотое сечение. Оно также используется в функции Эйлера и уравнениях волнового движения, - последовал скучный ответ моего брата. – Он также был архитектором, руководившим постройкой Парфенона. Еще он возвел статую Зевса в Олимпии, одно из Семи чудес света. Поэтому-то из-за какой-то одной ошибки ты можешь стать Героической душой.
Мне пришлось приложить все свои силы, чтобы пропустить мимо ушей последние слова брата, которые он пробормотал себе под нос.
Впрочем, именно поэтому я невольно чувствовала к нему некую привязанность.
После секундного молчания мой брат извлек сигару из нагрудного кармана. Обрезав кончик ножом, он сунул ее в рот, чиркнул спичкой и закурил.
- …но, разумеется, в отличие от всего вышеперечисленного, есть вещи, которые красивы лишь с учетом времени и места. Мода, другими словами.
Сказав это, он глубоко затянулся. Возможно, он учел мои вкусы, но запах от сигары был относительно слабым.
- На самом деле, эта «мода» применима не только к одежде или музыке, но и к большей части человеческой культуры.
- О? А ты не переборщил с таким заявлением?
- Это правда, - ответил он, в очередной раз пыхнув дымом. – Вещей вроде «величайшего литературного произведения» или «величайшего открытия» пруд пруди. Эту «моду» можно счесть тем, что мы в современной магии зовем коллективным бессознательным — и, хоть понятия эти нельзя назвать во всем схожими, можно также подумать о ней как о алая-виджняне из восточного учения. Как бы то ни было, это нечто в основе своей ограниченное конкретным временным периодом. Хорошим сравнением будет верхушка айсберга, время от времени показывающаяся из океанских вод.
Мой брат закрутил пальцем дым, лениво дрейфовавший перед ним.
Этот дым был океаном, а его палец – верхушкой айсберга. В каком-то смысле, от этого мне лишь захотелось сказать, каким же ненадежным было коллективное бессознательное человечества.
- Если вкратце, то дело не ограничивается лишь выбором людьми того, что им нравится и не нравится. Наши вкусы определяются не каким-то чисто врожденной функцией бытия, а, скорее, формируются постепенно под влиянием нашего окружения. Если следовать этой логике, то получишь пример присущей красоты религии.
- Религии?
- Да. Религия признает красоту идеала и придает этому большое значение. Вот почему даже христианство, несмотря на суровое отношение к идолопоклонничеству, по-прежнему с такой страстью относится к художественному представлению Богородицы. Красота их идеалов идет в одном ряду с красотой их искусства — так многие религии в прошлом заманивали к себе новых последователей.
И вот так мой брат объяснил красоту религии.
Когда-то группа людей решила, что некая вещь была красивой, и таким образом религия распространилась от одного человека по всей местности, а в некоторых случаях от этой местности по всему миру.
- Таким образом, даже религия отчасти связана с идеей временной «моды». Например, митраизм и манихеизм — обе эти религии зародились в одном географическом регионе. В то время как одна переживала стремительный рост, другая испытывала упадок, и наоборот. Все разработано настолько тщательно, что невольно задумываешься о некой силе вроде ограниченного коллективного бессознательного, побуждающей постоянную смену.
- Подожди. Ты хочешь сказать, что даже религия, которой следуют люди, - лишь вопрос моды?
- Именно.
Мой брат кивнул, подтвердив тем самым теорию, за которую можно в рекордные сроки получить несовместимый с жизнью нагоняй от Святой Церкви.
- Короче говоря, тип религии, которую кто-нибудь может счесть привлекательной, изменяется в зависимости от моды. Крупные религии выделяются тем, что у них есть возможность по-разному привлекать последователей, и поэтому они могут просто менять методы при необходимости, дабы не отставать от времени. В буддизме есть Махаяна и Хинаяна. В христианстве – Католицизм и Протестантизм. На первый взгляд может показаться, что они предлагают совершенно разные точки зрения, но это просто результат изменения религии в соответствии с веяниями моды.
- Вот как. Это была изумительная беседа, - сказала я, прикрыв один глаз. Наверное, дым попал.
Как одежда набирает и теряет популярность каждые десять или двадцать лет, так и привлекательность культурных учреждений вроде религии циклически испытывает рост и упадок, если взглянуть на них в контексте веков или тысячелетий.
Это напомнило мне кое-что из одной истории, передаваемой в стенах Часовой башни.
Смена парадигм.
Изменение, которое невозможно обратить вспять.
Эпоха богов канула в небытие, Эпоха фей закончилась, и наступила Эпоха человечества. И другая, новая эпоха несомненно уже маячила на горизонте.
- А теперь, моя дорогая, какую именно красоту ты имела в виду? – произнес мой брат, подняв сигару.
Его глаза замерли прямо на мне.
- Хороший вопрос.
- Думаю, ты подразумевала не мимолетную моду и не математическую красоту. Нет, вероятно, ты говорила о чем-то другом — о чем-то, вроде… человеческого олицетворения красоты. Я прав?
Мой брат угодил в самую суть.
Наверное, я дала слишком много подсказок.
- Неужели этот вопрос был слишком легким? – со смешком ответила я и показала ему язык.
В этом мире легенд о красивых женщинах было предостаточно.
Клеопатра.
Ян-гуйфей.
Елена Троянская.
Даже не считая трех красавиц истории, определение такой красоты было весьма избитым.
В зависимости от времени или эпохи, всегда найдутся люди, считающие длинные шеи, пальцы или волосы красивыми. Это несомненно была «мода», о которой только что говорил мой брат. Не только то, что становится популярным тут и там время от времени. Таким было определение «моды», данное братом.
Но… что если было нечто, способное существовать совершенно независимо от этого?
Сможет ли Истинная магия достичь такого?
Сидя в клубах дыма, обволакивавшего его длинные черные волосы, мой брат тихо произнес:
- …Понятно. Эта встреча связана с Золотой и Серебряной принцессами, не так ли?
 
AkagiДата: Вторник, 14.02.2017, 18:46 | Сообщение # 24
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 261
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
2

Какое-то время мой брат молчал.
Полуденный свет струился через окно, словно внося свою лепту в меланхоличную атмосферу комнаты. Легкая завеса дыма от его сигары была отчетливо видна в лучах солнца.
- Вот как. Полагаю, самое время Золотой и Серебряной принцессам этой эпохи появиться, - вновь произнес он.
Его палец ритмично стучал по листку бумаги, лежавшему на столешнице.
- Да. Если дело в этом, то я буду весьма обескуражена присутствием одной лишь Трим в моем сопровождении. Однако я действительно не знаю, кого можно взять телохранителем на эту светскую встречу. Может, ты и великий детектив, но просить тебя отправиться со мной в качестве телохранителя будет слишком. Поэтому я и решила посмотреть, удастся ли мне одолжить силу Грэй ненадолго.
- В таком случае, просто спроси ее.
Его совершенно неожиданный ответ на секунду застал меня врасплох.
- Как я уже говорил, не думай, что, раз они мои ученики, ты можешь вертеть ими, как вздумается. Вообще-то, ты и Грэй по сути равны, поскольку обе являетесь моими ученицами. Если хочешь попросить ее о чем-то, сделай это сама. Не нужно вмешивать меня.
- Значит… ты не против, если я спрошу ее?
- Так я и сказал.
Я молча начала обдумывать то, что он мне сказал. Брат посмотрел на меня странным взглядом.
- Я уже довольно давно думал об этом…
- О?
Глядя на мои нахмуренные брови, он не стал ходить вокруг да около.
- Ты ведь никогда не о чем не просила друга, да? У тебя вообще есть друзья?
Я случайно позволила короткому стону слететь с моих губ в ответ на его вопрос.
Он попал прямо в точку. Будь это официальный запрос, я бы разобралась, даже если бы от меня потребовали нечто вроде крупной суммы денег в ответ. Но, разумеется, я знала, что некоторые запросы не входили в эту категорию. И да, конечно же, у меня есть друзья, просто мне ни разу не доводилось о чем-то их просить.
- Э-э-э…
Дверь открылась.
На пороге стояла девушка в сером капюшоне. Ее и без того миниатюрная фигура, казалось, начала становиться еще меньше.
- …если хотите, я не против отправиться с Вами.
- Грэй?
Мой брат изумленно моргнул.
Грэй съежилась еще сильнее и опустила голову.
- …прошу прощения, я не пыталась подслушивать или еще что, - нерешительно произнесла она, и тут в комнате раздался еще один голос.
- Ихихихихи! Это я случайно подслушал и просто дал ей знать! Вот что значит сплетничать! – таинственный голос звучал откуда-то со стороны правой руки Грэй.
Ее плащ мягко всколыхнулся. Раздался громкий звук, словно где-то освободился крюк, и я увидела клетку, висевшую в районе ее правого рукава. Внутри был загадочный куб с выгравированными на нем глазами и лицом.
- …Адд, - скрипнув зубами, произнес мой брат.
Для галочки скажу, я уже знала про Адда. Тайные знаки со встроенной личностью не были такой уж большой редкостью, даже у меня был один в лице Триммау. Но Адд был на совершенно ином уровне.
И еще я знала про маленький секрет Грэй и Адда.
Негромко вздохнув, мой брат сказал:
- Грэй. Ты уверена? Разумеется, в высшем обществе подобного рода светские встречи – всего лишь красивое сборище, но в Часовой башне это не так.
- …я понимаю, - кивнула девушка в капюшоне. – Мне кажется, я должна узнать как можно больше о Часовой башне.
- …вот как, - каким-то образом мой брат умудрился сделать так, что выражение его лица стало еще сложнее обычного. Услышав эти слова от самой Грэй, я задумалась над тем, что сейчас творилось в его голове.
Я встала рядом с Грэй.
- Значит, решено. Спасибо, Грэй.
Когда я внезапно взяла ее за руку, она опустила голову еще ниже и покраснела. Спустя какое-то время она, наконец, прошептала слово подтверждения, прежде чем заговорить вновь.
- Э-э, а кто такие эти Золотая и Серебряная принцессы?
- О, не волнуйся, я все тебе расскажу по пути туда, - ответила я, отложив объяснения на потом. В конце концов, она не сможет поджать хвост, если не будет знать подробности.
Мой брат посмотрел на меня так, словно я говорила, как мошенница, но у меня не было никаких доводов в свое оправдание. Если уж так хочется забить себе голову мыслями о том, насколько чисты твои руки, то можно сделать это после возвращения домой в целости и сохранности.
Все еще сжимая руку Грэй, я развернулась, чтобы напоследок сказать то, что запомнила.
- Ах да, к тебе у меня тоже есть просьба, мой любимый брат.
- И просьба не простая, не так ли? – сказал он, даже не пытаясь скрыть своего недовольства.
- Ты ведь все еще хочешь стать представителем Ассоциации в Пятой Войне за Святой Грааль, да?
- …да.
Я почувствовала, как Грэй тотчас же отреагировала на эти слова. Похоже, у нее были свои мысли по поводу Войны за Святой Грааль.
- Ну, вообще-то я слышала от семьи Трамбелио, что с представителем Ассоциации уже определились. Похоже, это одна из нынешних охотников, помещающих под печать, настоящая профессионалка по имени Базетт Фрага МакРемитц. Учитывая реалии Войны за Святой Грааль, она действительно подходит для этой работы как никто другой. К тому же, судя по всему, есть еще одно место, но мне оно кажется довольно-таки подозрительным. Похоже, его отвели какому-то новичку, заполнившему деньгами правильные карманы.
После нескольких секунд молчания мой брат просто отвел прядь своих волос в сторону.
- На войну можно попасть и не являясь официальным представителем Ассоциации. В любом случае, мне сначала нужно вернуть долг перед тобой и семьей Эль-Меллой.
Сгоревший конец его сигары горсткой пепла упал в пепельницу. Она чем-то напоминала человеческую голову.
Несомненно, под долгом он подразумевал деньги и Магическую метку. Разобраться с тем или с другим всего лишь за несколько месяцев едва ли было возможно.
- Хоть времени и осталось так мало, но ты все равно не теряешь надежды, Это так трогательно. Впрочем, ты уже внес свой залог, так что, полагаю, это нормально, - пожав плечами, я перешла прямо к сути вопроса. – В таком случае, мой уважаемый брат, если ты каким-то чудом все-таки успеешь вовремя, я хочу подстраховаться.
- Хм?
- Прежде чем ты умрешь, может окажешь услугу и заделаешь мне ребенка? В принципе, можешь сделать это и с Трим, если она тебе больше по вкусу.
Наконец-то.
Лорд Эль-Меллой II неистово поперхнулся, услышав мою просьбу.
Ах, это было так приятно. Его реакция была настолько бурной, что мне действительно стоило подождать момента, когда он будет что-нибудь есть или пить. Даже Грэй рядом со мной застыла. Полагаю, кому-нибудь может показаться, что любимец учителя должен быть в курсе подобных вещей, но лучше пока оставить этот вопрос.
- Чего ты хочешь добиться, добавив мои Магические цепи к своей родословной? – произнес мой брат, прикрыв рот тыльной стороной ладони. Голос его сочился враждебностью.
- О, ничего такого я не намерена делать. Как и передавать ребенку Магическую метку. Но ты весьма популярен и влиятелен, да и то, как ты используешь свою магию, определенно достойно внимания. К лучшему оно или к худшему, но семья Эль-Меллой не так уж требовательна, вот я и решила, что с твоим ребенком можно будет основать новую семейную ветвь. Неплохая идея, да?
- …М-моя дорогая… - наконец-то оправившись в достаточной мере, он посмотрел на меня и хрипло произнес: - Ты ведь знаешь, что я питаю отвращение к подобному политическому образу мышления.
- О, похоже, я задела твои чувства?
Поняв свое невыгодное положение, я развернулась. Разумеется, я все еще держала Грэй за руку. Потянув ее за собой, я вновь ей подмигнула.
- Что ж, тогда я забираю твою ученицу. Спасибо, что присмотришь тут за всем, пока меня нет.
Пока за нами закрывалась дверь, я услышала, как вздохнул мой брат. И каким же тяжелым был этот вздох.
 
AkagiДата: Вторник, 14.02.2017, 18:48 | Сообщение # 25
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 261
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
3

Следующим утром мы сели на поезд, покидавший Лондон.
Несмотря на то, что мы договорились встретиться на платформе, я обнаружила Грэй застрявшей в замешательстве у билетной кассы. Похоже, она еще не привыкла пользоваться поездами. Казалось, она понимала, как работали билеты, но встреча с новыми бесконтактными считывателями смарт-карт на турникетах выбила ее из колеи.
Ее багаж был таким же, как и всегда.
При мне тоже был лишь один чемодан. Естественно, Триммау нельзя было показываться на глаза в городе, поэтому она была в транспортабельной форме. Разумеется, ее ртутная форма была изменена магией, чтобы быть легче обычного.
- Прости, что заставила поехать со мной.
- Н-ничего страшного, - вежливо отозвалась Грэй.
Заняв купе для четырех человек, мы сели друг напротив друга. Поскольку кроме нас здесь никого не было, избежать разговора будет сложно, а если мы будем сидеть вот так, то вообще невозможно.
(…Думаю, неплохо будет начать с еды.)
Подумав так, я достала из чемодана небольшую деревянную коробку. Я развязала красную ленточку, сняла крышку, и в купе сладко запахло шоколадом.
Внутри был аккуратно уложен целый ассортимент шоколадок в форме цветков. Помимо шоколадных цветков, в коробке было и несколько настоящих, засахаренных, отчего выглядело все это весьма забавно.
Взяв одну из шоколадок, я сунула ее в рот, Шоколад был сладким и просто таял во рту, но в нем также присутствовала легкая горечь. Сладость того, что было цветочными лепестками, была выложена слоями, поэтому я сама не заметила, как съела две или три. Их произвел один из особенно привилегированных шоколатье Лондона, и хоть я обычно ограничивалась их шоколадными напитками, подобного рода набор тоже было трудно недооценить.
- Ммм. В этом месяце они сделали их чуть горькими. Проклятье, да они просто пытаются впихнуть в меня калории!
Разумеется, магия предлагала различные препараты для похудения, но я не намеревалась становиться подопытным кроликом в таких экспериментах.
Подумав немного, я предложила лакомство девушке, сидевшей напротив.
- Хочешь попробовать?
- …с-спасибо, - вежливо ответила она и взяла шоколадку.
Как будто никогда прежде не видев сладости, она смотрела на шоколадку в форме цветка, покоившуюся на ее ладони, словно не зная, что с ней делать. Затем она сунула ее себе в рот целиком и напряглась, на несколько секунд распахнув глаза.
- …вкусно.
- О? Тогда, может, хочешь еще одну?
Своей реакцией, напомнившей мне маленького зверька, она на какое-то время удовлетворила вульгарную черту моего характера, и я вновь полезла в чемодан.
- Та-да! – в этот раз я извлекла бутылку.
- …алкоголь?
- Видишь ли, этот набор продается вместе с шампанским. Хотя в этот раз я заменила его безалкогольным вином. Хочешь немного?
В Англии, если родители дают добро, ребенок может начать пить алкоголь в стенах дома с пяти лет. Поэтому у людей сложилось определенное мнение в отношении таких безалкогольных напитков, но они все еще были уместны в зависимости от времени и места.
Достав два стаканчика я налила Грэй и себе немного вина.
После чего откусила еще шоколада.
Пока богатый аромат еще витает во рту, нужно отхлебнуть вина. Эта сладость и освежающий вкус вина, смешавшись, порадуют комбинацией, которую можно прочувствовать до самого желудка.
- Ну же, прошу, не стесняйся, - увидев, что Грэй потягивает одно лишь вино, я вновь протянула ей коробку, все еще полную более чем наполовину.
- А, благодарю… но мне хватит.
- О? А у тебя небольшой аппетит.
- Учитель тоже часто говорит такое, - девушка поникла.
Словно желая доказать, что все ее комплименты лакомству не были ложью, она крепко сжала стакан с радостным выражением на лице.
- Кстати… э-э-э…
- Хм?
Опустив взгляд, Грэй сдержанно произнесла:
- Почему Ваши глаза сейчас другого цвета?
Как заметила Грэй, обычно цветом моих глаз был огненно-красный. Но теперь они, вероятно, были ярко-голубыми.
Мягко коснувшись пальцами своих век, я улыбнулась.
- Это их естественный цвет. Кстати, спасибо, что напомнила.
Я достала из кармана пальто лекарство для своих глаз и приняла его. Я зажмурила глаза и подождала, пока не впитается лекарство, прежде чем вновь открыть их.
- Причиной тому особая разновидность моих Мистических глаз. Когда мои глаза вступают в контакт с магической энергией, они становятся красными в результате побочного эффекта.
Это также был «бонус» за появление на свет в семье магов. С самого начала моя семья была лишь ветвью семейного древа Арчибальдов, поэтому подобный незавершенный результат был вполне ожидаем. Если честно, для множества людей это было помехой, но в Часовой башне, благодаря такой ситуации, можно позволить себе определенный статус.
- В Часовой башне, где магическая энергия практически повсюду, это не доставляет проблем, но среди широкой публики красные глаза не очень-то приемлемы. Учитывая природу магов, они слишком уж сильно выделяются.
Я негромко рассмеялась. Короче говоря, это было то же самое, что и выбирать наряд. Как, например, в случае похорон стараешься надеть на себя как можно более черного. Магу необходимо быть очень чувствительным к обстоятельствам, в которых он оказался.
Вид за окном продолжал меняться.
Городской ландшафт сменился полями и лесами. Мне казалось, что мягкое покачивание вагона избавляло меня от напряжения. Поскольку по прибытии на место назначения от него уже будет не убежать, я решила, что лучше расслабиться, пока есть такая возможность.
Спустя какое-то время Грэй внезапно подняла голову.
- …могу я спросить о цели нашей поездки?
- Ты про Золотую и Серебряную принцесс?
- Да, - кивнула она.
- С чего же начать? – откинувшись на спинку сиденья, я задумалась, прежде чем ответить. – Есть одна семья, которая зависит от Лорда Вальюэлета, Лорда факультета созидания. Большинство магов с этого факультета считают себя художниками в некотором смысле. Разумеется, все направления устанешь считать, но семья Изельма поколениями преследовала цель создать «самого красивого человека».
Я съела еще одну шоколадку. Эта была в форме лилии. Смесь сладости и горечи, мягко заполнившая мой рот, говорила о мастерстве ремесленника.
- …самого красивого человека?
- Почему люди признают красоту? – произнесла я, словно продолжая вчерашнюю беседу с моим братом. – Говорят, то, что признают люди, оказывает огромный эффект на магию. Когда принимается решение о создании новых Золотой и Серебряной принцесс, об этом, как правило, заявляют во всеуслышание. Хотя это будет первый раз, когда я сама их увижу.
- Так вот кто такие эти принцессы… - Грэй несколько раз пробормотала себе под нос их имена, словно запечатлевая их в своей голове, после чего спросила: - Вы думаете… что-нибудь может произойти?
- С чего ты взяла? – отреагировала я на столь неожиданный вопрос. Грэй ответила не сразу.
- …перед нашей поездкой в замок Адра Вы, казалось, тоже предсказали, что что-то может произойти. Вот я подумала, что Вы взяли меня с собой… потому что вновь почувствовали неладное.
- Ого. Ну и интуиция у тебя, - сказала я и легонько хлопнула себя по лбу.
Я никогда не намеревалась недооценивать эту девушку, но сама не заметила, как она стала довольно восприимчива к образу мышления других людей. Или, возможно, будет лучше сказать, что она начала интересоваться этим. Несомненно, ее желание «узнать как можно больше о Часовой башне» к досаде моего брата тоже брало начало оттуда.
- Ходит слух, что в этот раз на заявление намерен ответить сам Гранд, - причин скрывать это от нее у меня не было, вот я и ответила со всей честностью.
- …Гранд? Это ведь высший ранг среди магов, да?
- Правильно, - кивнула я.

Гранд(Венец).
Бранд(Цвет).
Прайд(Закон).
Фес(Фестиваль).
Коуз(Перспектива).
Каунт(Старший).
Фрейм(Младший).

Семь рангов, принятых в Часовой башне. Гранд – наивысший, а Фрэйм – самый низкий.
- Исходя из реалий, потолком является Бранд. Большинство Лордов останавливаются именно на нем. Мой сводный брат, Кайнет Эль-Меллой Арчибальд, тоже застрял на Бранде… впрочем, он мог бы подняться и выше, если бы не погиб так рано.
- Предшественник… моего учителя? – дернулась Грэй, отреагировав на это имя.
Похоже у нее были свои мысли по поводу моего почившего брата. Интересно, какие?
Возможно, она просто видела, как страдает ее учитель при мысли о нем. Причиной настойчивого требования, чтобы его называли именно Эль-Меллоем «вторым», несомненно, было чувство вины перед бывшим учителем. Правда, для меня это было лишь очередное угощение. Однако, если это беспокоило даже его любимицу, возможно мне следует проявлять чуть больше уважения. Возможно.
…но это лишь делает угощение еще более привлекательным, не так ли?
Как бы то ни было, я продолжила объяснять.
- Поэтому количество тех, кто действительно стал Грандом, исчезающе мало. Зашедшие настолько далеко, как правило, не склонны брататься с другими магами.
- …Ясно, - похоже, Грэй легко это восприняла. - …Кстати, каково положение моего учителя, если он Фес?
- Это тоже особый случай, - сказала я, бессознательно изогнув губы в горькой улыбке. – Обычно, это был бы просто четвертый ранг, но здесь сыграли свою роль особые соображения. Если вкратце, то в случае моего брата этот ранг – не оценка его магических способностей, а почетный дар за специфические навыки и достижения. Это как Тиферет, сфирот из каббалы — пока он красив, все нормально.
- Пока он красив… все нормально, - повторила Грэй.
Было бы нечестно сказать, что связь между этим и нашей текущей темой, коей являлись принцессы, была не более чем совпадением. Можно в целом сказать, что стремление к красоте было естественной особенностью для магов. Так и в случае с моим братом можно сказать, что умение оценивать других было базовым навыком для магов.
- Благодаря этому, ранг Фес несет в себе иное значение, нежели другие.
Что касается магических способностей, то они были весьма разношерстными индивидами. Среди Фесов были даже те, кто по способностям превосходил самих Брандов.
Например, Носитель легенды(Сосуд Божий), охотница, обладающая Тайным знаком, передававшимся в ее семье из поколения в поколение со времен Эпохи богов.
Например, Мастер восстановления, способный с легкостью вернуть поврежденной Магической метке ее первозданный вид.
Те, кто не задерживался в царстве обычных магов; те, чьи потрясающие, необычные способности вызывали восхищение.
…или.
- …разумеется, мой брат выделяется своим умением оценивать учеников. Для преподавателя это просто фантастическая способность. Однако можно сказать, что вручение ранга Фес только лишь за это совершенно неслыханно для того, кто стал Лордом, пусть даже временно.
Если бы не это его умение оценивать, он бы быстро скатился до Коуза или Каунта. На мой взгляд, уровень его магических способностей не дотягивал даже до Коуза. Он определенно был значительно выше студентов, изучавших Нью Эйдж, которые не так давно прибыли в Часовую башню, но его индивидуальные способности не были достойны даже упоминания. Поистине заурядный человек среди заурядных людей.
Строго говоря, ранг, присваиваемый семье, отличался от индивидуального, однако здесь разница была прискорбной. Но тут все сложно, так что оставим пока эту тему.
- …п-прошу прощения, я… немного в замешательстве, - на лице Грэй было какое-то подозрительное выражение. Возможно, я вывалила на нее слишком много информации за раз. То, как она вращала глазами и массировала виски, говорило о том, что ее вполне может в любой момент бросить в жар.
Она думала, что недостаточно умна, но дело было не в этом. Вероятно, она просто еще не привыкла разбираться с таким количеством информации. Похоже, она была из тех, кто пытается вобрать в себя все сразу. Хотя пичкать свою голову всем подряд накануне экзамена не то чтобы рекомендуется.
Мне даже захотелось подразнить ее за это.
- Не заморачивайся особо, и все будет хорошо, - с улыбкой сказала я.
 
AkagiДата: Вторник, 04.04.2017, 22:44 | Сообщение # 26
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 261
Награды: 11
Репутация: 24
Offline



Глава 2


1

После трех с лишним часов поездки по линии западного побережья мы пересели на другой поезд в Оксенхолме и прибыли в Уиндермир.
Приозерная местность.
Будучи одним из самых выдающихся мест для отдыха во всей Англии, этот край представлял собой оплот природной красоты. Многие люди узнали бы его при упоминании о том, что это был дом Кролика Питера. Любимое место писательницы Беатрис Поттер, чьи сказки про кроликов, живущих на луге, окруженном горными и озерными пейзажами, по-прежнему читают по всему миру.
Покинув станцию, мы тотчас же наткнулись на однолошадную повозку. Заметив нас, человек, в ведении которого она, судя по всему, была, сразу же снял шляпу в приветствии.
- Несказанно рад встрече. Вы, должно быть, леди Райнес Эль-Меллой Арчизорт, я прав? – спросил он. – Меня послал Байрон. Прошу, садитесь.
- Благодарю.
Повернувшись, Грэй неуверенно посмотрела на меня. Я кивнула. Отказываться от их предложения здесь будет бессмысленно. Не теряя времени, я забралась в повозку вместе со своим чемоданом. Грэй не отставала.
Удар хлыста – и лошадь начала движение.
Даже когда мы покинули плоскую местность и выехали на крутые горные дороги, она продолжала двигаться с утонченной грацией.
Несмотря на то, что нас тянуло за собой животное, повозка практически не покачивалась. Здесь наверняка не обошлось без какой-то магии. Может быть, она была сродни той, что я использовала для уменьшения веса своего чемодана. Или, может, это было нечто, заставлявшее саму повозку слегка парить в воздухе.
Наконец,
- …похоже, приехали, - сказала я, уткнувшись подбородком в оконную раму.
На берегу озера стояли две башни.
По современным меркам их едва ли можно было назвать большими. В лучшем случае, их можно было сравнить с четырехэтажным строением. Несмотря на это, обе башни тянулись вверх с причудливым уклоном.
- Похоже, именно эти две башни называют «башнями-близнецами». Или, если добавить фамилию семьи, ответственной за эти земли, «башнями-близнецами Изельма».
- Башни-близнецы Изельма, - пробормотала Грэй, повторяя мои слова.
- Восточная – Башня Солнца, а западная – Башня Луны, - произнес извозчик, как будто услышав наш разговор.
Башня Солнца.
Башня Луны.
Лично у меня они вызывали мысли, скорее, о личинке муравьиного льва, поджидающей свою добычу, чем о небесных телах.
Как и положено мастерской, здешняя территория была обустроена в соответствии с предпочтениями обитавшей здесь семьи магов. Если вкратце, как и в любой настоящей крепости, ты никогда не знаешь, когда горсть песка или глоток воздуха станут твоим врагом. Перед лицом столь исключительного напряжения я обнаружила, что мои губы сами собой изогнулись в улыбке.
Повозка остановилась рядом с Башней Луны.
- Мы на месте. Желаю приятного времяпровождения, - сказал извозчик, поклонившись. Едва мы ступили на землю, он и его транспортное средство… растворились в воздухе.
Как в сказке. На их месте остались лишь игрушечные солдатик и повозка.
- Что и следовало ожидать от одной из главных дочерних семей факультета созидания. Их работа – поистине удивительное зрелище, - не думая, высказала я то, что было на уме.

- Ваша похвала – честь для меня.

Мы услышали глубокий баритон.
- Добро пожаловать, принцесса семьи Эль-Меллой.
В дверном проеме, вежливо склонившись, стоял усатый мужчина лет за сорок с каштановыми волосами и в алом костюме. Он опирался на трость.
- Я Байрон Вальюэлета Изельма. Глубоко признателем Вам за то, что Вы присоединились к нам, проделав столь долгий путь.
- Вы, должно быть, глава семьи Изельма. Прошу прощения, что припозднилась, – ответила я как можно более вежливо.
Будучи кандидатом на место одного из двенадцати Лордов, я, тем не менее, уступила эту должность своему брату. А если учесть также положение семьи Арчизорт, то он был, образно говоря, на четыре или даже на шесть голов выше меня.
Мягко улыбнувшись и кивнув, Лорд Байрон жестом указал на вход в башню.
- Прошу, заходите. Банкет уже начался.
 
AkagiДата: Вторник, 04.04.2017, 22:53 | Сообщение # 27
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 261
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
2

Зал с высоким потолком переполнял торжественный свет.
Ковер был таким пышным, что, казалось, ноги погружались в него по самую щиколотку. Вкупе с прохладным воздухом он придавал помещению приятную атмосферу. Неистово смеющиеся тени людей создавали впечатление декораций, вырванных из иллюзии. На самом деле, поскольку большая часть людей, собравшихся здесь, являлись магами, это место было не чем иным, как миром грез.
Танцуйте, грезы.
Танцуйте, если хотите поведать истории ночи.
- Трим, даю разрешение действовать по своему усмотрению.
- Да, госпожа, - послышался роботизированный ответ на мой быстрый шепот. Ртуть уже приняла форму горничной за моей спиной, но я решила дать ей свободу действия просто на всякий случай.
Обретя форму, она тотчас же осмотрелась и выдала с непроницаемым лицом:
- Не знала, что дерьмо растет до такой высоты. (Отсылка к «Цельнометаллической оболочке» Стэнли Кубрика - прим. перев.)
Услышав, как она произнесла это, важно выпятив грудь, я невольно поддалась инстинкту и стукнула ее. Вне всякого сомнения, это Флат научил ее такому, напичкав всякими второсортными фильмами. К счастью, ее больше никто не услышал, но Флату, похоже, придется расстаться с жизнью.
Ошеломленная внезапной выходкой Трим, Грэй, тем не менее, принялась пытливо изучать окружающих. Она, конечно, тоже беспокоила меня в некоторой степени, но шансы того, что она последует примеру Трим и выкинет какую-нибудь глупость, были весьма малы, так что, по крайней мере, в отношении нее я почувствовала небольшое облегчение.
В зале звучала витиеватая музыка. Она навевала мысли о далеком, очень далеком море. Мощные звуки труб, сопровождаемые изысканной мелодией рояля и героическим звучанием контрабаса. Легкая и ненавязчивая музыка словно пыталась заставить слушателей сорваться с места и начать отплясывать чечетку.
- Значит, Лорду Байрону нравится джаз, да? Я думала, ему больше по душе классика.
Тридцатые года прошлого века, «В настроении (In the mood)». (https://www.youtube.com/watch?v=JH4N4QkBmMo)
Это был легендарный номер из Карнеги-холл, но если бы я не ознакомилась со старыми пластинками в квартире брата, то вероятно, ничего бы об этом не знала. Вид того, как мой брат аккуратно опускает иглу на большие черные диски, пробудил во мне интерес.
Но в этот раз меня заинтересовала не музыка, а ее исполнители.
(…механический оркестр, да?)
Трубы, рояль, контрабас – на всем этом играли заводные куклы высотой примерно в половину от нормального человеческого роста. Это зрелище могло внушить, что факультет созидания на деле ничем не отличался от факультета современной магии, но главным отличием было то, что, в то время как на последнем не постеснялись бы воспользоваться всякими микрочипами и радиоволнами, эти куклы двигались с помощью каких-нибудь шелковых нитей, вымоченных в лунном свете, или костей фантазменных зверей, смешанных с шестернями. Поскольку область имитации человека пребывала в упадке, количество магов, способных создать оркестр такого размера, было безусловно мало.
Словно показывая, что они не просто повторяли музыкальную композицию, а на самом деле были «жизненными формами», созданными специально для того, чтобы играть музыку, заводные куклы трудились с определенной гордостью, потея от усердия.
Что неожиданно, их отношение к делу довольно сильно совпадало с нашим.
Нет.
На самом деле, чем мы вообще отличались от этих кукол?
В конце концов, разве мы сами не были лишь жизненными формами, создаваемыми в течение сотен лет с одной лишь целью – творить магию? Хоть нам и нравилось думать, что мы были сверхлюдьми, существовавшими обособленно от земного царства и обретшими невероятную мудрость, чем мы, в конце концов, отличались от актеров на сцене, следуя замыслу, исполняемому вращением шестерней внутри нас?
(…это плохо. Я так много времени провела со своим братом, что уже начинаю думать так же, как и он.)
Едва заметно покачав головой, я окинула взглядом зал.
Здесь собралось много людей.
Несколько дюжин, все маги. Кто-то держал бокал с красным вином, кто-то наслаждался музыкой — и все были вовлечены в тихую, дружескую беседу.
…по крайней мере, на первый взгляд.
- Мисс Райнес, - раздался голос, и кто-то потянул за подол моей юбки.
- Что-то не так, Грэй?
- Нет. Мне просто интересно, что Вы намерены делать. Среди них есть знакомые, с кем вы хотели бы поговорить?
- Нет, - с легким смешком ответила я на ее шепот. – Сначала понаблюдаем.
Не привлекая к себе внимания, я принялась медленно обходить зал.
Прислушиваясь к беседам окружающих, я начала составлять про себя схему взаимоотношений гостей в плане рангов и социального статуса.
- Трамбелио, Трамбелио, Трамбелио, Мелуастеа, Трамбелио, Мелуастеа, Трамбелио… Ого, фракция Трамбелио решила выступить сегодня в полную силу. А вот из Бартомелоев почти никого не видно. Окружены со всех сторон, нечего сказать.
Вспомнив почему-то историю Китая, я скорбно вздохнула.
На светской встрече магов первым делом необходимо установить соотношение сторонников разных фракций. Поскольку я впервые посещала встречу на этой территории, большая часть гостей была мне незнакома, но я выросла в подобном окружении. Глядя на то, как люди держались, как стояли и ходили, я могла уверенно получить примерное представление о том, кто к какой фракции принадлежал. Кстати, моему брату это давалось из рук вон плохо. Трагедия учеников нового поколения заключалась в том, что они были совершенно несведущи в тонкостях репутации мага.
- Хмм. В целом у нас здесь, похоже, сложилось примерно следующее соотношение: шесть Трамбелио, один Бартомелой и три Мелуастеа.
- …это имена различных фракций?
- Вроде того. Трамбелио представляют тех, кто хочет править демократически. Бартомелои представляют тех, кто придерживается классического аристократического строя. А Мелуастеа плевать и на тех, и на других, они просто хотят проводить свои исследования в тишине и спокойствии, - я попыталась ответить на вопрос Грэй как можно проще.

В данный момент Часовая башня была примерно поделена на три фракции.
Фракция, возглавляемая Бартомелоями, куда входила семья Эль-Меллой, которые поддерживали аристократический стиль правления.
Фракция Трамбелио, центром которой была семья Вальюэлета, жаждавшая демократической системы.
И Мелуастеа, представлявшие нейтральную фракцию.

Проще говоря, были те, кто считал, что управление Часовой башней должно осуществляться аристократами с древними и могущественными родословными, и те, кто полагал, что родословную следует перестать принимать во внимание и править должны лишь те, кто обладает выдающимися талантами.
Впрочем, поскольку дело касалось магов, выбор той или иной стороны особой роли не играл. По сути это было решение, нужно ли еще раз просеять тех, кто добрался до верхов, или нет.
- …кажется, я понимаю. Семья Эль-Меллой поддерживает аристократическую фракцию, верно?
- Пока что. Но в последнее время от этого больше проблем, чем хотелось бы.
Поддержка семьи Эль-Меллой фракции аристократов зиждилась на том, что семья моего почившего брата — предыдущего Лорда Эль-Меллоя — была известной даже среди знати. Однако, к сожалению, в нынешнем состоянии семья Эль-Меллой уже не пользуется уважением и авторитетом, что были у нее прежде.
Вообще-то наплыв студентов нового поколения в класс Эль-Меллоя на практике все ближе и ближе подталкивает нас к фракции Трамбелио. Даже если не считать семью Эль-Меллой, из-за поведения моего брата, который не склонялся ни к консерваторам, ни к реформистам, семья Бартомелой, возглавлявшая аристократов, смотрела на нас с недоумением. «Вы ведь одни из нас, разве нет? Чем вы вообще думаете?» В общем, как-то так.
Разумеется, если он в результате какого-нибудь легкомысленного поступка совершит ошибку, ему конец.
Если отбросить в сторону их власть, которую дарует положение одного из двенадцати Лордов, семья Бартомелой была самой влиятельной из трех великих аристократических семей, и это не просто пустой звук. Чего уж тут таить, они могли открыто уничтожить всю семью Эль-Меллой.
- Как бы то ни было, против Бартомелоев, которые могут натравить на нас весь факультет политики, у нас нет ни единого шанса.
- Бартомелои владеют факультетом политики? - Грэй наклонила голову вбок, словно маленькая птичка.
- Ну да. Тебе что-то не нравится?
- Нет, просто… я думала, что каждый из двенадцати Лордов ответственен за один из двенадцати факультетов… и поскольку факультет политики не входит в их число…
Понятно, понятно. Значит, вот как ты это понимаешь?
Вообще-то, подобное понимание порядка вещей было вполне нормальным. Я подумала, что таким обзавелся бы каждый, оказавшись в Часовой башне, но в случае с Грэй, вероятно, дело было просто в отсутствии культурного обмена.
- Все несколько сложнее. Факультет современной магии хоть и является одним из двенадцати основных факультетов, Лорда ему назначили относительно недавно… - ответила я и покосилась в сторону.
Моих ушей коснулся опасный голос.
- О? Ты думаешь, что тому, чья родословная столь никудышна, есть что оставить в великолепной истории магии?
- Вы вогнали магию в упадок и еще искренне думаете, что сами сможете поднять ее со дна? Когда вы очнетесь и осознаете, что эта мечта уже давно стала неосуществимой?

- …ого, быстро же они, - пробормотала я, делая вид, что ничего не заметила.
Более хитрый и изощренный маг смог бы вести беседу подобного рода, не привлекая лишнего внимания, но от молодежи этого, к сожалению, ожидать не стоило. И то, что они оба уже были изрядно навеселе, лишь ухудшало ситуацию. Похоже, что, благодаря тому, как мы здесь собрались, среди гостей данной встречи преобладали молодые представители магического общества.
- Думаешь, Часовая башня сможет выжить без нового поколения магов?
- Хахаха! Часовая башня была изначально основана ради Лордов(аристократов). Ты и вправду считаешь, что вам удастся сделать что-нибудь с теми крохами, что мы вам оставили?
Вокруг двух спорщиков начала медленно сгущаться атмосфера напряжения между всеми фракциями.
Они не были настолько глупы, чтобы деградировать до драки, подобно идиотам из класса Эль-Меллоя, но даже так атмосфера в зале быстро изменялась не в лучшую сторону.
- Ой! Ой-ей-ей! Простите, простите!
Между двумя магами вдруг вклинился один из подвыпивших гостей.
Столь внезапное вмешательство застигло обе стороны врасплох. В то время как маги все еще были ошарашены его появлением, он широко развел руки и крутанулся на месте, выпустив при этом из руки бокал с вином, который тотчас же взмыл в воздух.
- Э… - пробормотала Грэй, прекрасно озвучив тем самым мой внутренний монолог.
Молодой человек упал, распластавшись по полу.
Последовала долгая отрыжка, и в воздухе повис невыносимый запах перегара. Я думала, банкет только начался. Когда он успел так напиться?
- П-п-п-прстите! Я длжен изв… - не в силах толком выговорить ни слова, он ползал по полу, словно гусеница, прижимая ладонь ко рту и рыгая.
Толпа начала рассеиваться. Переглянувшись и протяжно вздохнув, спорщики тоже разошлись. Они словно убегали от самого отвратительного куска мусора в мире. Остался лишь упавший человек, нянчивший свой ноющий живот.
Я позволила себе негромкий вздох восхищения.
- Э-э-э… - негромко раздалось за моей спиной.
Грэй держала бокал, который вылетел из рук молодого человека.
Она поймала его, не пролив ни капли — разумеется, я не могла этого знать, но в бокале было изрядное количество вина. Даже без вмешательства Адда рефлексы этой девушки были просто изумительными.
- Идеально, - взяв бокал из ее руки, я протянула его молодому человеку, который уже вскочил на ноги. – Вот, держите.
- С-спасибо, - ответил он. Лицо его было бледным, пальцы дрожали. Он крепко сжал бокал, дабы вновь не выронить его.
Поскольку зрители уже все разошлись, я наклонилась к нему и прошептала, передавая бокал:
- Не стоит благодарности. Вы довольно эффектно положили конец перепалке.
Молодой человек издал негромкий стон.
- …неужели было так заметно, что я сделал это нарочно?
- Вовсе нет. В конце концов, многие маги слишком горды. Столь постыдная выходка, причем намеренная, для них попросту невообразима. Вы немного переигрывали, но сцена для подобного была просто идеальной.
Я сама не заметила, как начала улыбаться.
Видимо, потому что этот молодой человек, использовавший метод, непостижимый для обычного мага, напомнил мне кое-кого.
- Кроме того, Вы ведь на самом деле пьяны, да? Как Вам это удалость?
- …этот препарат вводит в состояние опьянения в мгновение ока, - сказал он, достав из внутреннего кармана пиджака маленькую таблетку. – А этот – так же быстро выводит из него, - между его указательным и средним пальцами была зажата другая таблетка.
Он закинул ее в рот и отхлебнул вина из бокала. Не прошло и десяти секунд, как запах перегара, что он источал, исчез.
- …очень даже впечатляет, - произнесла я, и парень легонько хлопнул себя по щекам.
- Я же вроде как фармацевт, в конце концов.
- Вот как. Юмина(факультет ботаники)?
- Неа, - кашлянув в рукав, молодой человек широко улыбнулся. - Бришисан(факультет традиционных знаний). Майо Бришисан Клинелл.
- О, Бришисан?
Весьма высокопоставленная семья.
Разумеется, они не могли похвастаться таким же уровнем авторитета, как у Бартомелоев, но не отставали от них в плане истории и исследований. Они были стереотипным образцом нейтральной семьи. И в то время как природа магии тех, кто являлся частью факультета традиционных знаний, была весьма разносторонней, они являлись общепризнанными владельцами редчайшей литературы во всей Часовой башне.
Тот факт, что Бришисан было лишь его средним именем, говорил о том, что он не был членом самой семьи, а просто находился под их покровительством. Скорее всего, он был выходцем из какой-нибудь дочерней семьи, но то, что кто-то из них появился в башнях-близнецах, прямо указывало на то, каким вниманием пользовалось это событие.
(…или он тоже приехал посмотреть на Гранда?)
Взгляд молодого человека теперь был направлен куда-то за мою спину.
- Этот Тайный знак… он, часом, не принадлежит Эль-Меллоям?
Когда я осознала, что он указывал на Триммау, во мне пробудилось неожиданное чувство.
- О, Вы знаете о нем?
- Д-да! – парень, назвавшийся Майо, энергично кивнул. – Та самая Объемная ртуть, доведенная до совершенства Лордом Эль-Меллоем! Прекрасная демонстрация управления жидкостью! Даже не думал, что увижу ее здесь! Прошу прощения, но можно потрогать?
- …я не против, полагаю…
Майо тут же начал водить пальцем по телу горничной, вздыхая, словно ребенок, оказавшийся перед множеством обворожительных новых игрушек.
- Поразительно… вместо того, чтобы работать с увядающей концептуальной силой создания гомункулов, вы объединили управление жидкостью с внедрением личности. И форма самая подходящая. Конечно, хранить содержимое вне контейнера немного парадоксально, но для магии это кажется вполне правильным. В ней даже установлена полнотелая система циркуляции, призванная снизить издержки на обслуживание до абсолютного минимума. Это Ваша работа?
- …э-э-э, да. Хотя брат тоже помог парой советов.
- Ваш брат! Значит, Вы, должно быть—!
Он не успел закончить, как раздался еще один голос:
- Майо, - добродушно произнес кто-то, - нет ничего преступного в том, чтобы с такой страстью относиться к чужой работе, но тебе стоит быть более осторожным, когда трогаешь чужой Тайный знак. Сам будешь виноват, если от тебя останется лишь мокрое место.
Майо развернулся к обладательнице голоса.
Это была женщина в очках. Она излучала мягкую ауру и, казалось, прибыла с Дальнего Востока. Я невольно начала гадать, была ли она японкой. Несмотря на существование других организаций и видов магии с дальневосточными корнями, в Часовой башне японцев тоже хватало. Может быть, это было как-то связано с тем, что Англия являлась таким же островным государством, как и Япония.
- Прошу прощения, Аозаки-сан.
- Ничего страшного. Кстати, это было неплохое представление.
Сказав это, она повернулась ко мне.
- Рада знакомству. Меня зовут Аозаки Токо.
У нее были темно-рыжие волосы. Весьма редкий цвет для кого-то с Дальнего Востока, но у меня не сложилось впечатления, что они были окрашены. Они явно отличались от моих глаз, но ее волосы, казалось, каким-то образом хорошо вписывались в ее общую натуру.
Хотя, вероятно, мне не стоит говорить это при ней.
Но нет, секундочку…
Услышав ее имя, я почувствовала, как мое тело охватила дрожь.
- …Аозаки… Токо…?!
В голос закралась позорная хрипотца.
Я уверена, что на моем лице тоже застыло выражение, от которого я бы с удовольствием избавилась.
- Вы же Подлежащая Печати…
- Подлежащая Печати? – Грэй в замешательстве наклонила голову вбок. Я же продолжила стоять, замерев, словно пугало.
Согласно указу самой Ассоциации, такой титул получали маги, обладавшие особыми талантами. Магией, которой нельзя было достичь путем обучения или исследования. Магией, которая была возможна лишь благодаря уникальной крови, уникальному телосложению. Это был приказ, рассылаемый Ассоциацией с целью вечного сохранения подобной магии. Поэтому назначение на Печать было величайшей честью для мага и, в то же время, смертным приговором.
В конце концов, нахождение под Печатью делало все дальнейшие изучения невозможными. Для назначенных на Печать магов, даже если отложить в сторону вопрос их жизней, требование прекратить все исследования было попросту невыполнимым. И поэтому большая часть тех, кто получал назначение на Печать, либо покидали свое место и уходили на дно, либо окапывались на собственной территории, где у них были все шансы защитить себя.
Что же касается Аозаки Токо…
- О, не волнуйтесь, мое назначение было отменено давным-давно, - с мягкой улыбкой прошептала она.
Она сказала это, словно желала предотвратить мой потенциальный вопль, идеально предсказав время, которое потребовалось бы моему телу, чтобы поспеть за разумом. Будь она каким-нибудь ассасином, мне бы не поздоровилось.
Я сделала глубокий вдох.
Хоть на публике подобное было не очень-то приемлемо, это помогло мне, наконец, успокоиться.
- …Вот как. Значит, это именно Вы.
На самом деле, если назначение на Печать уже выписано, отменить его невозможно.
Однако несколько лет назад в старейшем классе Часовой башни, откуда исходили все назначения на Печать, произошло крайне необычное событие.
Обсерватория Калион, Тайный отдел правосудия. В конце прошлого века они поразили всю Часовую башню — даже реакция на смерть моего брата, Лорда Эль-Меллоя, была не такой бурной — отменив сразу несколько назначений на Печать.
И женщина, что стояла сейчас передо мной, была одной из тех, кто был в том списке.
- Грэй. Это Гранд, о котором я тебе говорила.
Внезапно, серая девушка испуганно подскочила.
Да. Эта женщина была той, кто получил назначение на Печать, тем таинственным Грандом.
Я намеревалась не спешить и, как говорится, сперва оценить обстановку, но, похоже, неожиданно наткнулась на последнего босса. Брат бы на моем месте уже швырнул геймпад в стену, крича что-нибудь, вроде «Какого хрена, что за сраная игра!»
- Я тоже рада встрече. Мое имя Райнес Эль-Меллой Арчизорт, - поприветствовала я ее, переборов дрожь, охватившую мое тело.
Она слабо улыбнулась в ответ.
- Наслышана о Вас. Я работала с предыдущим главой семьи Эль-Меллой.
- Предыдущим? Кайнетом Эль-Меллоем Арчибальдом?
- Да, - она поднесла палец к губам, показывая тем самым, что подробностей от нее ждать не стоит.
Это заставило меня задуматься над тем, сколько же лет ей было на самом деле. Выглядела она лет на двадцать пять, но, учитывая время, прошедшее с тех пор как ей выписали назначение на Печать, это не могло быть правдой. Разумеется, попытка угадать возраст мага, исходя из одной лишь внешности, была тщетной с самого начала, а для Гранда или того, кто получил назначение на Печать, время было сущей мелочью.
Однако, когда в разговоре всплыло имя предыдущего главы семьи Эль-Меллой, я невольно испытала легкий укол сожаления.
Если бы я только могла увидеть те гримасы, которые, без всякого сомнения, возникли на его лице при встрече с ней.
- О? – Токо обратила свой взгляд на Грэй.
- …?
- Интересное лицо, - внимательно глядя на девушку, она потянула руку, чтобы прикоснуться к ней—
—как вдруг из глубин зала донесся громкий голос.
- …похоже, Золотая принцесса прибыла.
Токо тоже развернулась.
В центре зала располагалась винтовая лестница, ведущая на второй этаж. Наверху, взирая на гостей с балкона, стояли две горничные, которые, похоже, были близнецами. Внешне они были так похожи, что могло показаться, будто они и были Золотой и Серебряной принцессами.
Приподняв края юбок и сделав реверанс, горничные развернулись и произнесли:
- Леди Диадра.
- Леди Эстелла.
- Пожалуйста, входите, - закончили они в унисон.
Из теней балкона медленно показалось пурпурное платье.



Время остановилось.
В мгновение ока все лишись своих пяти чувств. Нет, столь базовое понятие как «в мгновение ока» покинуло наши разумы.
Ее глаза, смотревшие на нас сверху вниз, были подобны драгоценным камням из мифов. Ее нос был, без сомнения, работой скульптуров самих небес, поставивших на кон свои души, дабы довести его форму до совершенства. Ее губы, словно лепестки цветов, сорванных в навеки утерянном Эдемском Саду, блестели неувядающей юностью. Каждое из этих описаний казалось глупым и было не в силах передать тот ее образ, что предстал перед нами. Будучи всего лишь самой собой, она была _______.
Все прочие прилагательные тут же померкли.
Любой, даже тот, кто лишь строит из себя мага, не стал бы необдуманно пользоваться подобным выражением, но при любой попытке описать ее это было бы неизбежно.
Она была 「   」.

- Я наследница титула Золотой принцессы, мое имя Диадра Вальюэлета Изельма.

Даже услышав ее голос, магам потребовалось несколько минут, чтобы прийти в себя.
Некоторые из гостей даже не заметили, что уронили свои бокалы, расплескав содержимое и запятнав свои туфли. Кто-то забыл, как дышать, и чуть не лишился чувств, в то время как другие рухнули на колени, заливаясь слезами.
Если это была какая-то магия, воздействующая на разум, то никто не смог бы ей противостоять. В особенности если те, кто собрался здесь, маги, которые с рождения обучались защищать свой разум, пали ее жертвой. Перед одной лишь ее чистой _______ их величайшая умственная защита была бесполезнее бумажного листа.
Стыдно это признавать, но я не стала исключением.
Я была настолько заворожена ею, что могла бы с тем же успехом находиться без сознания.

- Я наследница титула Серебряной принцессы, мое имя Эстелла Вальюэлета Изельма.

Если честно, я даже не заметила вторую девушку.
Ее лицо было скрыто вуалью, но даже в противном случае мы не нашли бы в себе сил заметить что-нибудь после появления первой принцессы.
Осмотревшись, можно было бы заметить, что практически никто еще не оправился от увиденного. Наверняка верующие, узрев Второе пришествие, отреагировали бы точно так же. Несколько магов надавили пальцами на свои глаза, словно желая избавиться от них и тем самым сделать так, чтобы ее лицо стало последним, что они когда-либо увидят в своей жизни. Несомненно, единственным что удерживало их от этого порыва, было желание увидеть эту _______ еще раз.
- …Вот как, - произнес кто-то рядом со мной, и мне, наконец, удалось вернуться в реальность.
- Значит, это Золотая принцесса. До меня доходили слухи, но тот факт, что они смогли осуществить подобное, говорит о том, что семья Изельма более чем заслуживает похвалы, - прошептала Токо.
Менее чем за секунду ее тон полностью изменился. Не веря своим ушам я посмотрела на нее и заметила, что ее лицо тоже изменилось. Держа очки в руках, она смотрела себе под ноги.
- Даже меня это немного изумило, так что прошу простить за внезапную смену.
- Смену?
- Всего лишь небольшую смену личности, - объяснила она после того, как вновь надела очки.
Ее аура сразу же стала прежней. Многие маги намеренно изменяли свои личности ради исследований. В конце концов, для того, чтобы достичь результатов с помощью некоторых методов, требовались определенные особенности характера. Сообразив, что это был очередной пример подобного изменения, я перестала думать об этом.
- Прошу прощения, но я вынуждена ненадолго покинуть вас. Майо?
- Э-э-э… хорошо.
Пока все вокруг все еще пребывали в ошарашенном сосоянии, Токо и фармацевт удалились.
Стараясь не смотреть на принцессу, я принялась тормошить Грэй, чтобы вывести ее из ступора.
По залу разнеслось сухое рукоплескание.
- …невероятно, Лорд Байрон, - произнесла хлопавшая в ладони морщинистая старая женщина, которой на вид было лет за семьдесят.
Ее волосы блестели благородным серебром и напоминали волчий мех. Облаченная в платье зеленого цвета, со статной осанкой, она отрадно аплодировала. Этот дружелюбный звук вкупе с излучаемой ею силой привел магов в чувство.
- Лорд Вальюэлета, - раздался голос.
При звуках этого имени принцессы повернулись к своим горничным и удалились обратно в тень балкона. Поднялся хор стонов недовольных магов, словно умолявших время остановиться и предотвратить их уход. Я невольно начала гадать, сколько же из готовы были сейчас расстаться с жизнью.
Вновь заиграла музыка. «Лунная серенада».
Развернувшись на каблуках, старя женщина подошла к нам.
- Мне показалось, что здесь только что стояла моя глупая ученица, - произнесла она с многозначительной улыбкой, игриво покатывая виски в своем бокале.
Она была еще одним оппонентом, с которым я не могла говорить, не взяв себя в руки.
- Давно не виделись, Лорд Вальюэлета. Не думала, что встречу Вас здесь.
- С чего вдруг? Это важный день для одной из моих дочерних семей. Как бы я ни была занята, я просто должна была явиться сюда, - сказала она с легким смешком. (В оригинале автор изо всех сил старается показать, что речь Лорда Вальюэлета очень мужеподобна, - прим. перев.)
От смеха ее морщины стали еще глубже, но это лишь добавило живости ее лицу. Такая энергичность для человека ее возраста была весьма редкой. Залпом осушив свой бокал с виски, она заменила его новым, который ей тут же поднес слуга-гомункул, и вновь принялась играть с напитком.
- …Лорд Вальюэлета? Значит, Лорд факультета созидания…? – неуверенно произнесла Грэй.
Как я сейчас припомнила, это, похоже, была ее первая встреча с кем-то из Лордов, помимо моего брата.
- Правильно. Как и мой брат, она одна из двенадцати человек в правящей верхушке Часовой башни. Лорд факультета созидания.
- Не припомню, чтобы у Вас были другие слуги, кроме Триммау, - сказала женщина, заинтересовавшись Грэй, и протянула ей руку. – Инорай Вальюэлета Атрохолм. Рада знакомству.
Серая девушка нерешительно пожала ей руку.
- Меня зовут Грэй. Я страж могил, - ее капюшон слегка покачнулся, когда она кивнула в приветствии.
Ее поведение едва ли соответствовало этикету, но Инорай, похоже, была не против, поэтому я добавила:
- Она ученица моего брата.
- О? Значит, ты, должно быть, выдающаяся девочка.
- Э-э-э… ну… я не совсем маг… - принялась оправдываться Грэй, но я, видя, что объяснения принесут лишь неудобства, не стала вмешиваться. К счастью, Инорай этого оказалось достаточно, и она ответила лишь внушительным кивком.
- Итак? – вновь посмотрев на меня, произнесла она с приятным смешком. – Вы решили сменить сторону?
Казалось, она сжала мое сердце в своей ладони.
Как я уже объяснила ранее, технически семья Эль-Меллой относилась к аристократической фракции. Семья Вальюэлета же была членом демократической фракции Трамбелио, поэтому даже малейший признак обдумывания ее предложения повлек бы за собой мгновенное уничтожение семьи Эль-Меллой.
- К сожалению, вынуждена отказаться. Мелкая рыбешка, вроде нас, занята сейчас только тем, что изо всех сил старается остаться на плаву.
- Разумеется, мы готовы предложить вам соответствующую защиту. А если вы дадите нам льготный доступ к занятиям Лорда Эль-Меллоя II, мы даже можем уступить вам пару наших классов.
Я лишилась дара речи.
Это были исключительные условия. Разумеется, во владении одним или двумя дополнительными классами не было ничего удивительного, но классы семьи Вальюэлета все находились на лучших духовных землях в Часовой башне. Она все равно что предлагала нам огромное количество престижа на блюдечке.
- …к несчастью, мы не в том состоянии, чтобы грамотно распоряжаться землей столь высокого качества, - ответила я.
Хоть на это у меня и ушло несколько секунд.
- Прискорбно.
- Я благодарна за Ваше предложение. Однако вынуждена спросить: чем Вас так заинтересовал мой брат?
- Вы задали хороший вопрос. Разумеется, он первоклассный преподаватель, но, взглянув на класс Эль-Меллоя, становится вполне ясно, что это Вы возвели его в Лорды.
- Половина этого вроде как произошла сама собой. – с горькой улыбкой ответила я на слова Инорай.
Дать ясное объяснение ситуации было сложно. Мне было бы гораздо уютнее, недооценивай она нас, как другие из аристократической фракции.
- Э-э-э… - вклинился в нашу беседу робкий голос.
Увидев, что Грэй хотела что-то спросить, Инорай повернулась к ней.
- Хм? Что такое?
- …почему семья Вальюэлета не входит в аристократическую фракцию?
Я почувствовала, как у меня отвисла челюсть.
В каком-то смысле читать настроение у нее получалось даже хуже, чем у Триммау. Она словно погружала палец в открытую рану.
- Г-Грэй…
- Я слышала, что большинство магов на факультете созидания – художники. Разве искусство, как правило, не напрямую связано с аристократией?
Это был такой простой вопрос. Простой, но смертоносный, подобный копью, чей наконечник смазан ядом. Как будто кто-то тщательно выстроил башню из деревянных блоков, а она нанесла удар в слабое место, грозя разрушить всю постройку целиком.
Но Инорай лишь искренне рассмеялась.
- А ты хороша! Прошло, наверное, несколько десятков лет с тех пор, как мне задавали подобный вопрос! – ее смех был таким энергичным, что начал привлекать к нам внимание стоявших рядом магов. Многие из них повернулись, чтобы посмотреть на нас.
Что и следовало ожидать от знаменитой Амазонки Часовой башни. Лорд Вальюэлета привлечет к себе внимание любого.
Не придавая значения тому, что все, кто стоял вокруг, смотрели теперь на нас, Инорай ответила:
- Потому что искусство в основе своей есть нечто, призванное потрясти сердца людей определенной эпохи.
- Людей определенной эпохи?
- Именно. Многие говорят, что лишь истинное искусство проходит испытание временем. Но тогда искусство уже перестает быть таковым. Оно становится историей. Разумеется, история тоже имеет ценность и более чем достойна внимания, и поэтому аристократия этим весьма довольна. Но мы стремимся не к этому.
Старая женщина прищурилась.
Было очевидно, что она понимала, что упомянутые ценности были не просто чем-то зависящим от нынешней или записанной истории, но также и стремлением к далекому идеалу.
- Сама по себе красота чудесна. Даже если она мимолетна, тот факт, что она существовала, уже придает ей ценность. Нам же стремление к чему-то за пределами этого момента попросту неинтересно. И помимо этого мы верим, что в наш век люди в состоянии работать и управлять вне зависимости от истории их родословных.
Как и ожидалось, ее отчетливая речь сочилась гордостью, соответствующей магу, находившемуся во главе одной из ведущих фракций Часовой башни.
- …Я поняла… вроде как, - кивнула Грэй.
Это «вроде как» хоть и придало ее словам некую неопределенность, но выражение лица Грэй явно говорило о том, что она всерьез обдумывала слова Инорай.
- Рада это слышать. Если ты одна из учеников Эль-Меллоя II, то можешь безропотно обращаться к нам за помощью в любое время, хорошо?
Слова Инорай были крайне жизнерадостными и добродушными, но мои глаза были гораздо более серьезными.
Я знала ее и поэтому могла сказать, что предугадать, с какого угла она может напасть, было невозможно. Я невольно чувствовала, как ко мне возвращалась былая нервозность.
(…ох…)
Оказываясь в подобных ситуациях, я едва ли могла смеяться на теми тяготами, через которые заставляла проходить своего брата.
Пока я раздумывала над тем, чтобы свернуться в клубочек и помереть, к нам подошел еще один человек.
Это был джентльмен, что встретил нас на входе. Шел он быстро, несмотря на то, что ему приходилось опираться на трость.
Байрон Вальюэлета Изельма.
- Вот Вы где, леди Инорай.
- А, Байрон. Спасибо, что пригласил.
Пока она вновь залпом осушала свой бокал, он наклонился к ней вплотную и прошептал:
- Нам нужно кое-что обсудить.
- О?
Инорай дослушала его, и выражение ее лица начало меняться.
- Что ж, полагаю, мы с вами на время прощаемся. С нетерпением жду нашей следующей встречи, принцесса Эль-Меллой и ученица ее брата.
Старая женщина рассмеялась, показав нам полный рот белых зубов.
 
Glass moon - Forum » Переводы » Glass Moon Tranlsations » Lord El-Melloi II Case Files [Новелла] (Досье Лорда Эль-Меллоя II)
Страница 2 из 2«12
Поиск: