Приветствую Вас, Pilgrimage! Регистрация PDA-версия сайта

Понедельник, 05.12.2022
[ Главная · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 2 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Glass moon - Forum » Переводы » Glass Moon Tranlsations » LORD EL-MELLOI II CASE FILES VOL. 6-9 [НОВЕЛЛА] (Отдельная тема, пока не будет закончен 5-й том)
LORD EL-MELLOI II CASE FILES VOL. 6-9 [НОВЕЛЛА]
AkagiДата: Суббота, 12.02.2022, 20:17 | Сообщение # 16
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline


Глава 4


1

— Как прошёл вчерашний день? — услышала я добрый голос.
Я всё ещё стояла, как громом поражённая, не в силах понять происходящее.
— Ты ведь показывала гостям деревню? Его зовут мистер Эль-Меллой II, да?
— А… да.
Эти слова тоже были мне знакомы. Если мне не изменяла память, мама произнесла их на второе утро после моей встречи с учителем. Это объясняло жару.
Но как такое произошло?
Что это была за беседа, которая могла состояться только после перемещения во времени?
Что более важно, если эта женщина действительно была моей мамой, задающей тот же вопрос с тем же выражением лица, то как мне стоило ответить?
— Мама… — пробормотала я и, повернувшись к зеркалу, внезапно кое-что осознала.
В зеркале отражалось обычное лицо. Иллюзия Флата исчезла. Если я действительно вернулась назад во времени, тогда в том, что мои лицо и одежда стали прежними, не было ничего удивительного. После приезда в Лондон большую часть одежды мне подбирали Райнес или учитель, поэтому она довольно сильно отличалась от той, что я носила в прошлом.
Пытаясь вызвать в себе чувство удивления, я села за стол, и мама подала завтрак. На свежеиспечённый хлеб с молоком и маринованный лук падали лучи утреннего солнца. От всего этого я содрогнулась.
— Вчера мне приснился странный сон, — сказала мама, сев напротив меня.
Она разломила свой хлеб на две половинки и намазала их маслом. Я ощутила приятный аромат. Мне всегда нравилось при любой возможности наносить масло толстым слоем, за что меня постоянно ругали.
— Мне приснилось, что гость забрал тебя. Странно, да? Это ведь совершенно невозможно.
— Да, — несколько обескураженно кивнула я.
Мы вообще говорили об этом? Я не помнила. У меня по-прежнему не получалось осознать ситуацию, а сердце громко билось в груди.
Я начала есть свой завтрак.
Этой простой едой меня кормили сотни раз. Она не могла сравниться с изысканными блюдами в Лондоне, но всё равно была вкусной. Однако из-за обуревавшего меня страха я едва могла заставить себя проглотить её и несколько раз чуть не подавилась. Когда мне наконец-то почти удалось доесть завтрак, мама встала.
— Ладно, пойду помолюсь Богородице, а потом навещу бабушку. Передавай мистеру Берзаку привет.
Она сделала несколько шагов и резко развернулась, словно вспомнив о чём-то важном.
— Ах да, твоя работа стража могил очень важна, но не уделяй ей все свои силы и время. В конце концов, ты благословенное дитя.
Эти слова она говорила мне много раз.
Я никогда не забывала их, но после всех месяцев, проведённых в Лондоне, и пережитых происшествий, моя память стала размытой. Когда я услышала, как моя мама снова их произнесла, у меня возникло чувство, будто кто-то меня душил.
— Знаю…
Я опустила голову, и мама наконец-то ушла. Поднявшись по лестнице, я вернулась в свою комнату, встала в углу и тихо произнесла:
— Адд.
Это было похоже на молитву.
Адд, который всегда был разговорчивым и шумным. Адд, называвший меня «глупой Грэй» и дразнивший при любой возможности. Раздражающий кубик, который постоянно смеялся, единственный в деревне, кто…
Ответа не последовало.
Я нерешительно сняла с крючка клетку, висевшую под моим правым плечом. Глаза маленького кубика были плотно закрыты, словно такими их вырезали изначально.
— Адд… Почему, Адд…
Почему именно сейчас он не мог составить мне компанию? Я обняла клетку и на какое-то время замерла, не в силах заставить себя двигаться.
 
AkagiДата: Суббота, 12.02.2022, 20:20 | Сообщение # 17
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
2

В конечном итоге я покинула дом и побрела по деревне.
Похоже, все жители были на своих местах. Этого стоило ожидать, если меня на самом деле занесло в прошлое, но от внезапности у меня возникло ощущение, словно я стала призраком.
Если бы только это был сон. Но пока я шла по деревне, вытирая пот со лба, мне в голову закралась ещё одна мысль. Что, если..
…всё, что произошло после того, как я покинула деревню и уехала в Лондон, мне только приснилось?
Нет, эту мысль едва ли можно было назвать нормальной. Не так уж много людей обладает достаточно бурным воображением, чтобы представить себе обучение в школе магии у Лорда и бегство от смерти в ходе расследования дел. Я любила читать и зарывалась в книги, когда у меня появлялось свободное время, но это было чересчур даже для меня.
— Нет, мне это не приснилось, — решительно сказала я, покачав головой.
Потому что иначе этот поток мыслей унёс бы меня в мгновение ока. Свежий горный воздух, жаркие лучи солнца, запах грязи, ветхие дома – всё было мне слишком знакомо. И поскольку здесь я родилась и выросла, это чувство меня пугало.
Перед церковью я увидела человека, которого легко можно было назвать «круглым».
При виде тройного подбородка и живота, сразу же вызывавшего в голове мысли о слоне или бегемоте, я невольно задумалась над тем, как ему вообще удавалось влезать в свой наряд священника. Его конечности выглядели так, будто их просто воткнули в туловище, что некоторым людям могло показаться забавным.
Это был отец Фернандо.
Рядом с ним стояла веснушчатая монахиня с милой гримасой недовольства на лице.
— Что с тобой не так? — внезапно обратилась она ко мне.
— Ч-чего?
— Какая-то ты бледная. Твоё тело очень важно для этой деревни, не так ли? Разве люди не начнут беспокоиться, если ты будешь бродить с таким видом?
— С-спасибо, — я невольно моргнула от неожиданности, услышав её слова. Отец Фернандо и сестра Иллюмия были одними из немногих, кто не видел во мне объект поклонения, и я не помнила, чтобы раньше у нас был такой разговор. Наблюдая за нами со стороны, отец Фернандо произнёс:
— Хмф. Твоя мать заходила, сказала, что пришла помолиться Богородице. Ты здесь по этой же причине?
— А, нет, вовсе нет.
— Ещё я слышал, что вчера ты показывала гостям деревню. Это так?
— Эм, да.
— Они сказали, зачем пришли?
— Н-нет, мы об этом не говорили.
По крайней мере, если мне изменяла память.
Кажется, полгода назад я только рассказывала про деревню и кладбище. Подробностей я вспомнить не могла, но всё же имела некое представление о том, что мы обсуждали.
— Вот как. Разумеется, в лучшем случае они были просто туристами, но жители деревни кажутся слишком напряжёнными.
Последнее он, похоже, сказал самому себе.
— Если у тебя возникнут проблемы, пожалуйста, обращайся ко мне. Как я уже говорил, двери церкви всегда открыты. Если захочешь обсудить что-нибудь ещё, помимо Богородицы, я с радостью тебя выслушаю.
— Большое спасибо. Куда Вы с мисс Иллюмией собираетесь?
— За покупками. Сегодня торговец приезжает, разве нет?
Монахиня взмахнула рукой.
Несмотря на то, что в деревню не было проведено электричество, сюда время от времени приезжали люди, привозившие природный газ и другие аналогичные ресурсы. Свои книги я приобрела тем же путём.
— Ладно, Иллюмия, идём.
— Да, да, святой отец. Не торопитесь, подумайте о коленях.
— Ох.
Монахиня пожала плечами в ответ на сердитый взгляд священника, после чего они удалились. Так или иначе беседа с ними помогла мне немного успокоиться.
Я закрыла глаза и задумалась.
Что?
Что именно здесь творилось? Я никак не могла понять. Однако, если следовать моему обычному распорядку дня, я знала, куда мне идти дальше. Поэтому, обогнув церковь, я направилась к ветхой хижине. Меня встретил треск. Старик в чёрной одежде рубил дерево.
Держа в одной руке большой топор, он ритмично колол чурбаки, заготавливая ежедневную порцию дров.
Я видела этот процесс сотни раз, но мне только сейчас пришло в голову, что это было впечатляюще для человека его возраста.
— Сегодня ты припозднилась, Грэй, — сказал он, даже не развернувшись.
— Я… случайно забрела не туда.
Прижав ладонь к груди, я выровняла дыхание и принялась молча осматривать то, что меня окружало.
Ни в Берзаке, ни в его доме не было ничего необычного. Именно такими я их и помнила. Задержав взгляд на спине стража могил, рубившего дрова, я наконец произнесла:
— Эм… мистер… Берзак…
— …
Он не ответил.
В этом тоже не было ничего странного. Он преимущественно молчал, разговаривая лишь по мере необходимости. Я решила, что ему просто была неинтересна праздная беседа, поэтому не обиделась и задала свой вопрос:
— Вам не кажется, что с деревней что-то не так?
Рука, сжимавшая топор, резко замерла.
Берзак вытер пот со лба и повернулся ко мне.
— В смысле?
— Н-ну, например, все вдруг сначала исчезли, а потом вернулись, или зима неожиданно сменилась летом…
— Что ты такое говоришь?
Морщины между бровями Берзака стали глубже.
Если учитель обзавёлся морщинами из-за постоянного раздражения, то на лице Берзака оставили свой след тяжёлые годы работы стражем могил. Он терпел ветер и дождь, порой проводил целые дни на охоте в лесу. Называть его морщины результатом различий между внутренними и внешними факторами было бы просто непочтительно.
Я заставила себя успокоить дыхание и робко взглянула на него.
— Я прочла о чём-то таком в книге, и мне приснился странный сон.
Берзак на удивление легко принял моё объяснение.
Кстати говоря, он был неожиданно большим любителем книг, что, наверное, и помогло ему понять меня. Давным-давно, когда всё вокруг меня угнетало, я нашла пристанище в его коллекции детективных и приключенческих романов.
- Прежде чем мы это обсудим, я хочу рассказать тебе о недавнем госте, — с серьёзным видом произнёс Берзак, откладывая топор.
— Что-то… случилось?
— Он спрашивал про твоё лицо.
Я испугалась на мгновение, после чего коснулась своего лица, которое больше не скрывалось под иллюзией Флата.
— Моё… лицо?
— Да, он заметил, что ты один-в-один похожа на героя из прошлого. Ещё он сказал, что знает, потому что является Лордом Часовой башни.
Ах да. Мы говорили об этом. Мне не удавалось вспомнить, как долго я тогда стояла, не в силах совладать с изумлением. У меня попросту не укладывалось в голове, что какой-то чужак знал о моём лице.
И по этой причине эта мысль угнездилась в моей голове, словно птенец.
Он боялся моего лица.
Он знал о нём, но оно всё равно внушало ему страх.
Тогда для меня это стало маяком во мраке.
Если бы он просто не знал, чем являлось моё лицо, то я отнеслась бы к этому так же, как и к безразличию отца Фернандо.
Но он был первым, кто понимал значение моего лица и всё равно боялся его.
Он дал мне выбор ненавидеть моё лицо, принадлежавшее кому-то другому, которое всегда меня мучило. Поэтому я и стала его ученицей.
Я вновь начала размышлять об этом чудесном опыте.
— В чём дело? Ты опять уставилась в одну точку.
— Н-ни в чём. Но почему он спрашивал о моём лице?
— Похоже, тот гость хочет нанять стража могил кладбища Блэкмор, — сказав это, Берзак бросил на меня взгляд. — Несомненно, ты одна из кандидатов. Правда, деревня вряд ли тебя отпустит. В конце концов, она живёт по этой системе уже очень давно.
— Да.
То, что он сказал, было правильно.
Тогда наш разговор закончился на этом. Чудо, конечно, могло произойти, но я смогла убедить себя, что мне не на что было рассчитывать. Было немного грустно, но после я почти не думала об этом.
По крайней мере, этим всё и ограничилось полгода назад. Но сейчас…
— Эм, а о чём ещё вы говорили?
— Хм-м?
Слегка удивившись, Берзак развернулся.
— Тебя редко интересуют подобные вещи.
— Н-ну да. Но ведь это имеет отношение ко мне.
— Что ж, с этим не поспоришь. Он Лорд Часовой башни, поэтому я не мог просто соврать. Вот и рассказал ему всё, начиная от изначального обладателя твоего лица и заканчивая существованием Адда.
Обладатель моего лица.
Величайший герой Британии – король Артур.
Пожалуйста, не смейтесь. Даже я находила почти забавным тот факт, что король Артур был женщиной. Однако в моей деревне никогда не забывали про эту легенду. Здесь даже хранился так называемый Благородный Фантазм Артура, коим являлся Адд.
Берзак посмотрел на моё правое плечо.
— Что-то эта штуковина притихла. Обычно ему есть что сказать практически по любому поводу.
— Эм… Наверное, нам обоим плохо спалось прошлой ночью.
— Хмф. Ну ладно.
Берзак погладил свою щетину. Адд не проронил ни слова. От этого моё сердце словно провалилось в глубины ледяного погреба.
— В любом случае мне нужно изучить вопрос более детально. Ты можешь снова сопровождать его сегодня?
От этих слов я застыла.
Берзак попросил меня найти учителя. Возможно, он остался прежним, как и я. Если я встречу версию учителя, которая не обладает воспоминаниями о последних шести месяцах, проведённых со мной, то, наверное, не смогу это выдержать.
— В чём дело? Вчера что-то произошло? Он маг, поэтому со странностями, это нормально. Если ты увидела что-то, во что сложно поверить, то в этом тоже нет ничего такого. Постой, этот Лорд что-то с тобой…
— Н-нет! Что за глупости! — прервала я его, торопливо замотав головой.
Какое-то время Берзак не сводил с меня удивлённого взгляда, но, видимо, решил, что я по своей природе не стала бы ничего от него скрывать, и взял стоявшую рядом с ним корзину.
— Кажется, это ланч. Отнеси его гостю.
Протянув мне корзину, он снова спросил:
— В чём дело?
Его суровые солдатские брови нахмурились.
— С тобой что-то не так. На солнце перегрелась? Или хочешь что-то купить у торговца?
— В-вовсе нет.
Я покинула хижину, словно спасаясь от него бегством.

Охотничий домик для гостей был неподалёку. Я добралась туда очень быстро. Можно было, конечно, пойти длинной дорогой, но я об этом даже не думала. Мне казалось, что все мои кости и мышцы внезапно превратились в шестерни с пружинами и я стала роботом.
Я застыла перед дверью.
Мне было так страшно делать следующий шаг, что даже горло болело.
Я закусила губу. Ощутив вкус ржавого железа во рту, я осторожно открыла дверь, словно это могло стоить мне жизни.
Он сидел рядом со столом у двери.
Длинные чёрные волосы, тонкие пальцы и сигара во рту. Та же одежда, которая была на нём тогда. Он окинул меня взглядом.
Что же делать?
Что я должна была сделать?
Я так боялась, так переживала. Как сказать ему, что мы знакомы вот уже полгода и раскрыли вместе так много дел? Я не могла убедить его, это было бы невозможно. Нет, я предпочла бы, чтобы всё это было иллюзией. Если в ответ он лишь попытается мягко утешить незнакомую деревенскую девушку, то как мне жить дальше?
Однако я всё равно невольно произнесла хриплым голосом:
— У-учитель…
На секунду в комнате воцарилась тишина.
И затем…
— Как же я рад, — сказал учитель и облегчённо вздохнул. — Похоже, ты Грэй, которую я знаю.
— Учитель!
Невозможно было описать, насколько обнадёживающими были для меня эти слова.
Все заботы и тревоги, сжимавшие моё сердце, исчезли в мгновение ока.
Силы внезапно покинули меня, и я рухнула на пол.
— Грэй!
— В-всё нормально, я в порядке.
Я подняла одну руку, чтобы остановить его, а другую положила на свои дрожащие колени.
Мне казалось, что если я потеряю самообладание, то разрыдаюсь. Я нарочито небрежно вытерла уголки прослезившихся глаз, слегка наклонилась и кивнула.
— Правда… всё нормально… Как же я… рада…
Я по-прежнему не могла поднять голову. Как же хорошо, что на мне был капюшон.
Учитель не стал меня торопить. Его молчание было таким успокаивающим, что на глаза снова невольно начали наворачиваться слёзы. Запах дыма от сигары был таким же, как и всегда, но он напомнил мне о тех шести месяцах, которые я, несомненно, прожила.
Я отложила корзину и попыталась успокоить бешено бьющееся сердце.
— Учитель, когда Вы?.. — начала я.
— Очнулся где-то пару часов назад. Пообщавшись с жителями, я понял, что это место очень похоже на то, где мы с тобой встретились, — сказал учитель, тщательно подбирая слова.
То есть он проснулся примерно в то же время, что и я.
— А где Флат и Свен?
— Не знаю. Обнаружить их с помощью магии у меня тоже не получается.
Сказав это, учитель покачал головой.
В этот раз на его лице возникло печальное выражение.
— Наверное, я допустил ошибку, когда решил взять их с собой.
— Разумеется, нет, — замотала я головой. — Сами подумайте, их так просто не возьмёшь. Даже если мы не сможем с ними связаться, они обязательно устроят шумиху и ещё больше усложнят ситуацию.
— Что ж, не могу не согласиться.
Взяв сигару двумя пальцами, учитель криво усмехнулся.
Наблюдая за дымом, медленно поднимавшимся к потолку, я задала вопрос, который уже давно беспокоил меня:
— Мы действительно в прошлом?
— Сложно сказать, — учитель наклонил голову в бок. — Похоже на то. Плюс я вполне нормально себя чувствую. Впрочем, мы не можем предполагать, что оказались в прошлом, исходя только из ощущений. Слишком уж всё это странно.
— Это невозможно даже с помощью магии?
— Хм-м, — нахмурился учитель и, подумав немного, ответил: — Ну, я бы не сказал, что совсем невозможно. Я слышал, что Пятая магия и аналогичные таинства, вплотную приблизившиеся к Истинной магии, вполне способны на нечто подобное.
— Тогда может ли Атлас провернуть нечто такое?
— …
Учитель на минуту погрузился в молчание.
— Нет. Если бы это касалось только того, кто сотворил заклинание, то ещё может быть, но отправить кого-то, не желающего содействовать магии, было бы невероятно сложно. У Атласа, скорее всего, нет таких технологий.
— Что, если Хартлесс как-то в этом помог?
— Невозможно, — учитель покачал головой. — То есть возможно, в теории, но если только Бартомелои во главе факультета политики прикажут всем членам аристократической фракции принять участие в такого рода проекте. Как-то иначе этого попросту нельзя добиться. Перемещение людей в прошлое - это великая магия, для осуществления которой, наверное, потребуется помощь всего земного шара. Даже если Харлесс заполучил некую неизвестную силу и заручился полной поддержкой со стороны Атласа, провернуть нечто подобное было бы далеко не так просто.
— А-а, понятно.
Если учитель думал именно так, то это, скорее всего, было правдой.
По крайней мере, я ни разу не видела, чтобы учитель неправильно понимал магию. Да, он постоянно пробивался через разные теории на стадии построения гипотезы, но никогда на моей памяти не ошибался в том, что мог с уверенностью подтвердить.
Разумеется, всё это было благодаря тому, что он тщательно избавлялся от всех вероятностей, которые могли заставить его сомневаться. Можно было сказать, что это являлось полной противоположностью его обычной неуверенности в себе.
— Да, кстати, когда я пришёл в себя, Райнес уже не было. В конце концов, она покинула деревню рано утром.
Значит, вот каков был порядок событий?
Райнес говорила, что учитель с нехарактерной для него напористостью попросил её вернуться в Часовую башню.
— Значит, Вы действительно отправили Райнес назад только из-за моего лица.
— Да. Как я уже сказал, я удостоверился в том, что твоё лицо принадлежало герою прошлого. Ещё мне стало известно, что в этой деревне был Благородный Фантазм, связанный с королём Артуром.
Берзак сказал примерно то же самое.
Связь между мной и королём Артуром. История деревни. Даже Адд – инструмент для активации Благородного Фантазма внутри него – был частью древнего плана.
Даже забыв первоначальный смысл этого плана, они всё равно продолжали машинально следовать ему.
— Тогда мне не удалось получить ответы на все вопросы, — тихо произнёс учитель. — Я собирался узнать больше, но не смог, потому что произошёл инцидент.
— Да, — кивнула я и продолжила мысль учителя: — Потому что завтра я умру.
В прошлом именно так всё и закончилось.
Инцидент, который вынудил меня покинуть деревню и уехать в Часовую башню с учителем. Изначально учитель, наверное, собирался взяться за это дело. Но из-за слов Берзака и ситуации в деревне он решил сдаться.
Учитель сжал губы.
— Ты умрёшь завтра в церкви, да? Честно говоря, я до сих пор думаю, что это полный бред.
Я понимала, почему он злился.
Он боялся, что «нынешняя я» тоже умру. Я невольно обрадовалась тому, что его это злило именно из-за меня. Наверное, смешно испытывать радость по поводу того, что связано с вопросом жизни и смерти.
— Кто совершил это преступление? И зачем?
«Whodunnit». Кто преступник?
«Whydunnit». Каков мотив?
В деле, связанном с магией, лишь «whydunnit» имело значение. Учитель повторял это много раз. В таком случае какой мог быть мотив в этом деле?
— «Найдите тайну, которую Вы должны раскрыть», — вспомнила я слова Зепии. — Может, это он и имел в виду?
— Бред, — учитель покачал головой. — Впрочем, это может быть испытание, которому нас подверг директор Атласа.
Вот что это значило?
Найти причину, по которой моя жизнь – жизнь стража могил Грэй – оборвалась здесь. Я не знала, кем была та Грэй, которая умерла. По правде говоря, я даже не видела тело. Это действительно была я? Или же кто-то, точь-в-точь похожий на меня, кого я никогда прежде не видела?
По спине прошлась дрожь, словно мой костный мозг сочился льдом. Я принимала участие во множестве сложных дел, но в этот раз всё было иначе. В конце концов, эта тайна была напрямую связана со мной.
— Да, такое возможно, — кивнув, сказал учитель. — Если мы не раскроем тайну, то не сможет выбраться из этого места, напоминающего прошлое – давай пока что называть его «вторым кругом» - и вернуться в настоящее. Полагаю, в этом и заключается испытание.
— Я тоже так думаю.
Тайна, которую мы должны были раскрыть.
Загадка от директора Атласа.
Я не знала, почему деревня опустела, но одна из причин наверняка была связана с этой тайной. Возможно, это даже было связано с тем, почему доктор Хартлесс вообще связался с Зепией.
— Ладно, вызов принят. В конце концов, деваться нам особо некуда.
— Ага! — энергично кивнула я, услышав слова учителя. — Тогда с чего нам стоит начать?
— Хм-м… Согласно тому, что произошло в прошлом, я снова встречусь с Берзаком на закате. Давай сначала перечислим события, которые произошли за это время.
Учитель достал из кармана свой блокнот и начал плавно писать чернильной ручкой.
— Есть ещё одна важная деталь, — тихо добавила я, наблюдая за ним. — На третий день после того, как Вы с мисс Райнес прибыли в деревню, то есть сегодня днём, я решила проследить за Вами.
Я ощутила, как заполыхало моё лицо от смущения.
Тогда я ненавидела разговаривать с учителем с этим лицом.
После, чувствуя вину за то, что он случайно задел мою травму, учитель поведал мне о своей цели. Когда-то, будучи молодым и незрелым, он вступил в какую-то войну и допустил много непоправимых ошибок. Несмотря на то, что расплатиться за них не представлялось возможным, он оставался глупцом. Однако ему хотелось доказать, что люди, с которыми он имел дело, были благородными и заслуживали похвалы. Именно поэтому он намеревался одолжить силу стражей могил кладбища Блэкмор.
Честно говоря, в начале я не поняла, о чём он говорил.
Тогда у меня не укладывалась в голове даже концепция магии, не говоря уж о Войне за Святой Грааль. Вероятно, я ничего бы не поняла, даже если бы он решил объяснить мне во всех подробностях.
Однако его намерения нашли во мне отклик.
Впервые в жизни я испытывала такой энтузиазм.
И поэтому я сказала, что могу стать стражем могил, в котором он нуждался. Тогда эти слова даже мне самой показались невероятными. Я понятия не имела, как убедить маму или Берзака отпустить меня. Я не понимала, почему так отчаянно решилась на такое.
Но многим людям наверняка довелось испытать нечто, внезапно изменившее их жизнь. Если он готов был пойти на это ради кого-то другого, я не могла избавить себя от желания помочь ему.
Однако мы кое-что пообещали друг другу.

— Пожалуйста… продолжайте и впредь ненавидеть моё лицо.
— Обещаю.

Сказав это, он слегка улыбнулся.
Именно тогда между нами возникла связь. Не когда мы впервые встретились, а когда рассказали друг другу про свои ошибки.

Учитель продолжал делать записи.
Выглядели они следующим образом:

День 1, утро: Лорд Эль-Меллой II и Райнес выезжают из Лондона.
День 1, после полудня: Лорд Эль-Меллой II и Райнес встречают Берзака и прибывают в деревню.
День 1, вечер: Лорд Эль-Меллой II и Райнес посещают церковь и проводят ночь в охотничьем домике.
День 2, утро: Лорд Эль-Меллой II и Райнес осматривают деревню и кладбище.
День 2, после полудня: Лорд Эль-Меллой II и Райнес встречаются с Берзаком.
День 2, вечер: Лорд Эль-Меллой II говорит с Берзаком.
День 3, раннее утро: Лорд Эль-Меллой II просит Райнес вернуться в Лондон.
День 3, после полудня: Грэй принимает приглашение Лорда Эль-Меллоя II.
День 3, вечер: Берзак говорит с Лордом Эль-Меллоем II.
День 4, утро: Обнаружено тело фальшивой Грэй.
День 4, утро: Лорд Эль-Меллой II и Грэй покидают деревню вместе.

— Да, — учитель ткнул пальцем в свои записи и кивнул. — Я, конечно, опустил некоторые подробности о том, с кем мы встречались или о чём говорили, но в целом здесь перечислены все основные события.
— Похоже, всё верно.
Это совпадало с моими воспоминаниями и тем, что рассказала мне Райнес.
По сути Райнес всё время была с учителем вплоть до утра третьего дня. Этот период времени составлял примерно семьдесят процентов всей поездки.
— Нам придётся изменить порядок действий, — сказал учитель.
— Пойдём на болото?
— Нет, так мы нарушим табу. Мы, конечно, можем игнорировать запрет в зависимости от ситуации, но высока вероятность, что там есть какой-нибудь защитный механизм. Если Флат и Свен были там, возможно, у нас получится что-нибудь сделать с этим, но мне сложно сказать наверняка, учитывая мои способности.
Действительно, в противном случае учитель уже давно бы туда наведался.
— Тогда как насчёт Зепии?
— Я отправился на его поиски сразу же, как только очнулся.
Услышав это, я на секунду лишилась дара речи.
— Учитель.
В моём голосе чувствовался гнев. Я подошла к нему и подняла голову.
— Г-Грэй?
Я занесла кулак, тем самым слегка испугав его, и легонько ударила по его дорогому костюму в районе ключицы.
— Пожалуйста, не делайте ничего опасного, когда меня нет рядом.
— П-прости, я… — промямлил учитель. Его взгляд немного побегал из стороны в сторону, после чего он закрыл глаза и склонил голову, признавая поражение. — Прошу прощения. Я просто боялся, что встречу ту версию тебя, которую не знаю.
— …
Да как он смеет?.. Он не знал, как сильно я переживала. Я невольно стукнула его ещё несколько раз, хотя даже поверить не могла, что способна на такое. Сколько ещё раз этот человек заставит меня плакать, прежде чем усвоит урок? Я склонила голову.
— Я… прощаю Вас.
Мне потребовалось немало усилий, чтобы это сказать.
— Спасибо.
— Так что там с Зепией?
— Он исчез. Я не видел его с третьего дня, поэтому не знаю, действительно ли он покинул деревню, или же это просто особые условия второго круга. Я слышал, что сегодня приезжает торговец, поэтому большая часть жителей отправится на площадь, чтобы скоротать время, — сказал учитель, сверяясь с записями.
Он был прав.
Отец Фернандо и сестра Иллюмия ушли именно по этой причине. Возможно, мама тоже пошла туда после молитвы Чёрной мадонне.
Поэтому у меня и появилась возможность поговорить с учителем в прошлом.
— Ладно, решено, — заключил учитель. — Давай снова осмотрим церковь, Грэй.
 
AkagiДата: Суббота, 12.02.2022, 20:21 | Сообщение # 18
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
3

Несмотря на ранее лето, в пустой церкви всё ещё было прохладно.
Она была на удивление просторной, учитывая размеры строения. Несмотря на то, что меня так и не научили должным образом управлять магической энергией, это место казалось невероятно умиротворяющим. Оно успокаивало меня много раз. Эта церковь как будто была отрезана от остального мира.
— Насколько я помню, здесь никого не должно быть, — осмотревшись, пробормотал учитель.
— Говорят, наша деревня настолько маленькая, что никто здесь даже не знает, что такое «воровать». Поэтому двери редко кто запирает.
— Вот как. Что ж, нам же лучше.
Учитель прошёл мимо скамей, взглянул на витраж и ещё раз осмотрел алтарь. Он даже внимательно изучил причастный хлеб, лежавший на тарелке. Затем его внимание переключилось, естественно, на статую Чёрной мадонны, которая стояла в дальнем конце церкви.
— Меня это уже давно беспокоит, но мне так и не выпало возможности спросить. Отец Фернандо ведь не всегда управлял этой церковью?
— Да. Его прислали сюда лишь пару лет назад. Сестра Иллюмия приехала ещё позже, где-то в прошлом году.
— Хм. И они относятся к тебе не так, как другие жители деревни?
— Да.
Именно поэтому отец Фернандо не проявлял особого интереса к моему лицу.
Он просто не видел в нём ничего особенного. Да, отец Фернандо проводил рядом с жителями деревни дни и ночи, но для них он всё равно оставался чужаком. Возможно, лет через десять его отправят выполнять долг священника в какое-нибудь другое место, и тогда деревня, наверное, навсегда останется в его памяти как странная, отрезанная от всего мира община в горах.
— Значит, не церковь создала статую, а само это здание было возведено вокруг уже существовавшей Чёрной мадонны. Компромисс между местной религией и центральной системой верований – довольно частое явление, но… Нет, раз уж здесь замешан Атлас, то одной лишь Святой Церковью дело не ограничивается, не так ли?
Учитель потёр подбородок и прищурился.
При виде того, как он привычно погрузился в размышления, столкнувшись с чем-то тревожным, я ощутила некое спокойствие. Возможно, это был странный побочный эффект того, что раньше я была совсем одна. Но мне казалось, что если я не соберусь с силами, то учитель решит отступить.
— Ладно, давай всё тут осмотрим, пока никого нет, — сказал он и бросил взгляд на Чёрную мадонну.
Первым делом он отступил на пару шагов, чтобы взглянуть на статую целиком, затем достал лупу и изучил её более тщательно. После учитель извлёк из кармана склянку с реагентом. Наверное, всё это всегда было при нём. Он осторожно смахнул немного пыли со статуи в реагент и стал наблюдать, как тот меняет цвет.
— Похоже, она находится под воздействием какого-то заклинания. Однако… Не статуя является его источником. Я бы сказал, что это что-то вроде ретранслятора.
Сказав это, он вынул тонкую золотую цепь. Аметистовые подвески на ней звякнули, образуя дугу.
— Это… маятник, да? Как в лозоходстве?
Это была очень примитивная форма магии, о которой я узнала на одной из лекций. По всей видимости она предназначалась для поиска и исследования и использовалась даже за пределами магии с целью обнаружения подземных вод или нефти.
— Я обладаю теми же вещами, что были при мне полгода назад. Тогда я не успел ими воспользоваться, потому что внезапно появилась ты.
Учитель пожал плечами.
То есть он изначально собирался осмотреть церковь. Но случайно столкнулся со мной, когда я пыталась избежать странствующих торговцев. Я слегка смутилась, когда вспомнила, что когда-то наша встреча казалась мне знаком судьбы. Но пусть эта постыдная мысль останется секретом навсегда. Учитель, скорее всего, всё равно не заметит. В лучшем случае я просто поделюсь ей с Райнес.
На протяжении нескольких вдохов учитель смотрел на цепь, наблюдая за дугой, которую описывали аметисты.
— Сюда, — повернувшись, сказал он.
Он протиснулся в щель за статуей Чёрной мадонны и сразу же стряхнул с себя пыль. Там обнаружилась ничем не примечательная на вид каменная плита, но нам так и не удалось сдвинуть её с места.
— Здесь ничего нет.
— Полагаю, всё не так просто.
Подумав немного, учитель снова выпустил кулон.
Цепь, намотанная на его тонкие пальцы, почему-то напомнила мне пару змей.
В этот раз процесс занял гораздо больше времени.
Учитель стоял с закрытыми глазами. Кулон не двигался.
— Что такое?
— Дело в представлении, — ответил он. — Поисковая магия связана с сознательным и бессознательным восприятием информации тем, кто её использует. До этого я представил церковь как пространство в двух измерениях, но сейчас…
Один из аметистов начал неестественно раскачиваться.
— Нам туда.
Учитель вышел из церкви и открыл боковую дверь.
Спустившись по старой лестнице и повернув в коридор, мы оказались в кладовке с вином и прочими вещами. Поскольку хлеб и вино нужны были для причастия, я не увидела в их запасах ничего странного.
— Здесь есть что-то особенное?
— Вон там…
Камень в руке учителя покачнулся. Он на секунду замер, сравнивая его движение с предыдущими, после чего отодвинул стойку с вином в сторону и убрал коврик. Стойка оказалась на удивление лёгкой, видимо, потому что на ней было много пустых бутылок.
Учитель уставился на ничем не примечательный пол.
— Подвал находится прямо под церковью.
Затем он поднял взгляд к потолку.
— Эта статуя могла изначально стоять в другом месте.
— Разве такие вещи разрешено передвигать?
— Зависит от типа используемого заклинания, но в большинстве ситуаций перемещение священных икон, наверное, не возбраняется. В некоторых местах есть даже магия, которая используется непосредственно для перемещения богов.
Сказав это, учитель снова ощупал пол и надавил на него с небольшим усилием. В этот раз небольшой участок наклонился в сторону.
— Лестница?..
Под ним обнаружились пустая пещера и ведущая в неё неровная лестница.

*


Вокруг странствующих торговцев бурлила жизнь.
Несмотря на то, что это были лишь два небольших грузовика и шесть людей, для жителей деревни их приезд становился ежемесячным праздником. На входе в деревню образовался рынок, где собралось всё население – порядка сотни людей.
Дети смеялись, взрослые выбирали товары, а старики смотрели на них со стороны. Торговцы, похоже, ещё устроили небольшое представление, чтобы развлечь публику. Правда, эта группа также выполняла функцию, о которой большинство жителей деревни даже не подозревали. Один из торговцев прорвался сквозь толпу людей, наслаждавшихся звуками дешёвой скрипки, и побеседовал с некоторыми жителями деревни.

— Отец Фернандо.
— А, мистер Берзак, Вы тоже здесь.
— У меня радио сломалось, я пришёл купить детали для починки. В магазине они закончились.
— Ха-ха, сочувствую. Я слышал, что сегодня даже танцы будут.
— Я не люблю такое, поэтому собираюсь вернуться домой и отдохнуть.
— Что ж, жаль это слышать.
— Ах да, Вы тут Грэй не видели?
— Нет, я лишь пересёкся с ней у церкви.
— Вот как. Тогда ещё увидимся.
Сказав это холодным тоном, он обменялся любезностями ещё с парой жителей и ушёл.

— Здравствуйте, сестра Иллюмия.
— А, привет.
— Я видел, как Вы разговаривали с торговцами. Что-то заказывали?
— Нет, друг из города прислал мне письмо.
— Ах, друг по переписке, как же я завидую. Старик вроде меня знает лишь то, что происходит в деревне.
— Ну, это хорошая деревня, так что это я должна Вам завидовать.
— Ха-ха, очень приятно слышать такое от Вас, сестра Иллюмия. Нигде больше я не бывал, так что мне остаётся только верить до самой смерти, что лучше места нет на всём белом свете.
— Что правда, то правда.
Попрощавшись со стариком, заведовавшим магазином, сестра Иллюмия достала полученное письмо и нахмурилась.
— Пришло, значит, — пробормотала она.

На площади был ещё кое-кто.
Старейший житель деревни, женщина, которую все уважительно называли «бабушкой».
Если верить местным, ей было более сотни лет. Закутанная в традиционные одеяния, она выглядела необычайно сморщенной и походила на марионетку. Практически все черты её лица скрывались за морщинами.
Её губы, похожие на увядшие листья, вдруг приоткрылись.
— Я слышу звук под землёй.
— Под землёй?
— Да, очень далёкий. Я слышала его в детстве. Пусть это было лишь однажды, я никогда его не забуду.
Голос старой женщины был таким тихим, что, казалось стелился по земле. В нём действительно чувствовалась вековая древность.
— Грэй так хорошо получилась.
— Вы тоже так считаете? — стоявшая рядом женщина блаженно улыбнулась.
Такая же улыбка была у невесты, встретившей своего возлюбленного после десятков лет ожидания. Её лицо, которое не было особенно красивым, внезапно ожило, словно распустившийся цветок.
— День этого дитя наконец-то наступил.
Это была мать Грэй.
 
AkagiДата: Суббота, 12.02.2022, 20:22 | Сообщение # 19
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
4

Спускаясь по скрипучей лестнице, я то и дело озиралась.
Грязные стены не были укреплены должным образом. Вполне возможно, что они являлись естественным образованием. Слегка влажная грязь усиливала чувство клаустрофобии, возникшее при виде узкого прохода.
— Что это за место?…
— Ты не знаешь? — спросил учитель, и я кивнула.
— Я здесь впервые.
— Ясно, — пробормотал он. — Давай-ка сначала проветрим на всякий случай.
Учитель пошевелил пальцами и произнёс арию.
Я ощутила кожей приятный ветерок. Похоже, учитель с помощью магии направил в тоннель свежий воздух с улицы.
У меня возникло странное чувство, отразившееся на моём лице кривой улыбкой.
— В чём дело?
— Ни в чём, просто Вы редко ведёте себя как маг.
— У второсортных магов есть свои второсортные приёмы. Даже в нынешний век, когда почти всё стало проще и дешевле благодаря науке.
Учитель с возмущённым видом снова поднял руку. В этот раз его ладонь слабо засветилась.
Этого было достаточно, чтобы осветить нам путь.
— Здесь следы.
Учитель направил свет нам под ноги.
На земле отчётливо виднелось множество следов. Я охнула, думая о том, как много пилигримов, наверное, прошло по этому пути за сотни лет его существования.
— Вот она, настоящая церковь. Они построили ту, что наверху, чтобы спрятать это место?
Моё сердце громко колотилось в груди.
Это была истинная природа моей деревни, о которой я даже не подозревала.
«Может, стоит остановится?» — прошептал голос в моей голове. «Действительно ли мне хочется знать причину появления тела кого-то, похожего на меня?»
Какой ужас.
Я думала, что была готова к этому, но мозг со мной не согласился.
Существовал ли этот тоннель в моём мире? Или же это результат вмешательства Зепии? Самые разные мысли продолжали мелькать в моей голове.
И всё же я не могла остановиться. Прижав ладонь к груди, я продолжала двигаться вперёд, шаг за шагом.
— В прошлом подземелье считалось частью преисподней, — сказал учитель.
Насколько длинным был этот тоннель? Он извивался и изгибался, иногда поднимался, иногда опускался. Я полностью лишилась чувства направления. Мне казалось, что мы находились в десятках метров под землёй, но я бы не удивилась, услышав, что мы на самом деле находились довольно близко к поверхности.
— Как бы там ни называли подземный мир, это место, связанное с реальностью, куда можно попасть, если сильно захотеть.
Я вспомнила, что Райнес говорила нечто похожее.
Да, мы двигались к смерти. Внезапно я застыла.
— Духи?
— Н-нет, — я покачала головой и посмотрела вглубь тоннеля. — Там… ничего нет.
Куда бы я ни шла, я чувствовала присутствие духов.
В нашем мире едва ли можно найти место, не познавшее смерть. Мест, которые не стали свидетелем последнего вздоха какого-нибудь древнего существа, было ещё меньше. Причина, по которой я иногда ощущала ужас, заключалась в концентрации. Духи, которые сохранили в себе тягу к жизни и стремились опустошать всё, что явно было «живым», внушали мне безудержный страх.
Это противоречие между живым и мёртвым ужасало меня.
Но здесь всё было очень странно.
Я даже магической энергии не ощущала, не говоря уж о духах.
Судя по количеству следов, здесь должны были сохраниться хотя бы какие-нибудь отголоски воли. Пускай не такие сильные, чтобы их можно было разобрать, но достаточно заметные. Однако впереди была лишь пустота.
Тоннель вдруг стал шире.
Я ощутила, как учитель застыл на месте, когда перед ним вдруг раскинулось поразительно огромное пространство.
У меня ушли все силы на то, чтобы подавить возглас изумления.
Скелеты.
Десятки, если не сотни скелетов. Пол был так сильно завален ими, что я не знала, куда поставить ногу.
— Кладбище Блэкмор, — пробормотал учитель.
Он сглотнул, медленно повернулся, окидывая взглядом пространство, и опустился на колено. Глядя на кости, которые усеивали помещение, словно ковёр из полевых цветов, учитель изумлённо произнёс:
— Что, если… настоящее кладбище Блэкмор не наверху… а здесь?
— ?..
— Нет, это вообще кладбище? Земля под Часовой башней тоже особенная… потому что она в корне отличается от мира на поверхности и содержит кристаллизованные остатки таинств… Значит, это место…
Учитель не успел договорить, потому что в помещении что-то изменилось.
Кости задрожали.
Они поднялись в воздух, будто влекомые невидимыми нитями, и начали собираться вместе.
Скелеты поднимались один за другим. В руках они сжимали блестящее костяное оружие. Мечи, копья и даже луки. Судя по снаряжению, это были древние воины.
И они поглощали магическую энергию.
Один из скелетов повернулся к нам. Когда он взмахнул мечом, моё тело машинально пришло в движение.
— Учитель, в сторону!
В моей голове промелькнула тревога, но Ад послушно изменил форму, когда я высвободила его из клетки под правым плечом.
Он завращался, словно кубик Рубика, и в мгновение ока стал косой, которая приняла на себя удар клинка.
Атака была такой сильной, что у меня онемели руки и округлились глаза от удивления.
Остальные костяные воины устремились к нам.
Они… не были духами?
Я изумилась, когда поняла это.
Они были сильны, но им очень не хватало привязанностей и гнева. Духов, которых всё ещё что-то удерживало в этом мире, можно было назвать воплощением эмоций. Вероятно, правильно было бы сказать, что работа стража могил заключалась в том, чтобы эти эмоции подавлять.
По сути такие духи не могли существовать. Н с чем мы тогда столкнулись?
— Не хватает… духовной основы? — пробормотал учитель.
— Что?
— Боюсь, они отличаются от обычных духов. Похоже, они едва могут двигаться благодаря магической энергии из окружения, которое было вписано в хроники и теперь использует скелетов в качестве медиума. Они словно… неудавшиеся Слуги.
Услышав слова учителя, я сглотнула.
Если он был прав, тогда я могла понять их необычные способности. Скорость дикого зверя и отточенные движения, сочившиеся намерением убить. Вот как, точнее было описать их скорее как неудавшихся Слуг, нежели фамильяров мага.
Одновременно с этим я кое-что заметила.
Здесь был кто-то ещё. За толпой костяных воинов стояла и наблюдала за нами выделявшаяся своим видом человеческая фигура.
— А?..
Я уставилась на неё.
Молодая женщина.
Направлявшая тёмных Слуг с величием королевы.
Я не видела её лица, потому что оно скрывалось под металлической маской. Однако её фигура была очень знакомой. Это был трагичный исход, который я видела в отражении много раз, который я хотела разбить на куски вместе с зеркалом. Это был печальный конец деревенской девушки, ставшей копией великого героя прошлого.



«Почему ты здесь?»
Звука не было, однако я ощутила, как она задала этот вопрос.
«Время не пришло, бывший и будущий король ещё не пробудился. Ты над землёй, я же под ней. Мы должны лишь ждать».
Я не ответила.
Я никак не могла ответить.
Что, если…
В моей голове возник вопрос.
Что, если той, кто умерла тогда, была…
Мои сомнения превратились в тёмное облако, затуманивая мысли. «Я», которая умерла тогда. Однако, прежде чем я успела озвучить свой вопрос…
«Уходи».
Молодая женщина в маске развернулась и направилась вглубь тоннеля.
— Подожди!
Я попыталась встать.
На меня сразу же набросились костяные воины. С одним или двумя я могла справиться, но для сражения сразу с десятью коса не подходила.
Тогда я использую молот!
— Адд, снимай ограничитель первого уровня!
Я подняла косу над головой, влила в неё магическую энергию и произнесла слова для изменения своего оружия. Однако вместо этого послышался слабый шёпот:
— Прости… Грэй…
— Адд?
Радость, вызванную звуками его голоса, внезапно вытеснила тревога.
Потому что даже эти слова дались ему с невероятным трудом.
— Адд?!
Он не ответил.
Коса не изменила форму.
Адд, который до этого хранил молчание, полностью перестал реагировать.
— Грэй!
— !
Услышав крик учителя, я инстинктивно уклонилась от меча костяного воина, но моё сознание всё ещё было словно сковано льдом. Я не могла понять, что произошло. На самом деле одна часть меня знала причину, а другая отказывалась её принимать.
Мои колени подкосились.
Усиление тела не справлялось с нагрузкой. Даже моя способность впитывать энергию из окружения ослабла примерно вдвое. Более того, в этом месте изначально не было маны, поэтому в своём нынешнем состоянии я ничем не отличалась от обычного мага!..
— Грэй!
Правая рука учителя дрожала.
Он стрелял слабыми магическими снарядами, едва удерживая энергию.
Его атаки могли лишь ненадолго задержать воинов. В конце концов, они были Слугами, пусть и неудавшимися.
Магия учителя не могла нанести им урон. Я должна была защищать его, но у меня не было сил даже встать на ноги.
— Адд! Адд! Адд…
Всё было тщетно.
Он не отвечал.
Осознание этого вспыхнуло в моём сердце адским огнём. Оно рассекло меня сильнее лезвия ножа и глубже стрелы. Мысль о том, что этот кубик, который всегда был рядом, исчез, ударила по моему духу мощнее любой физической атаки.
— Адд! Пожалуйста, Адд!
Я обняла косу и заплакала. В этот миг я забыла обо всём и рыдала, словно ребёнок.
— Прошу, очнись!
Внезапно огромная коса засияла ослепительным светом.
 
AkagiДата: Суббота, 12.02.2022, 20:23 | Сообщение # 20
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
5

Сообщение добралось по церкви.
То самое сообщение, которое доставил торговец. Сестра Иллюмия вошла внутрь, размахивая письмом.
— Вы ведь понимаете, да? — спросила она, вздёрнув подбородок.
— Понимаю, — отец Фернандо кивнул.
Его предупредили об этом, когда он прибыл в деревню. Однако он даже не предполагал, что это действительно произойдёт. Он думал, что этот древний обычай не принесёт плодов и сгниёт до основания.
Как же сильно он ошибался.
Глубоко внутри он всегда знал. И просто избегал этого до сего момента.
Девушка уже начала превращение, когда его отправили сюда. Вероятность того, что это произошло, нельзя было игнорировать. Наверное, можно было даже сказать, что это была самая большая вероятность за многие столетия.
— Если время пришло, я стану тем, кто оборвёт жизнь благословенного дитя этих земель.
Отец Фернандо, который шёл рядом с монахиней, перекрестился.
— Как наши отцы когда-то упокоили могучего Мёртвого Апостола Блэкмора.
Наконец они остановились, оказавшись в погребе.
Несколько бутылок вина упали на пол. Жидкость просачивалась сквозь щели между половицами.
— Ах, действительно…
Священник прижал ладони к лицу.
— Всё именно так, как сказал тот Хартлесс.

*


Вернувшись в хижину, Берзак внезапно поднял взгляд.
Он услышал карканье ворона.
— Nevermore…
Вестники беды, которые, как говорят, переносят души умерших.
Берзак всю свою жизнь провёл среди этих птиц. Он когда-то думал, что даже на смертном одре будет слышать их карканье, как и все его предшественники, жизнь которых потеряла смысл после передачи роли стража могил преемнику.
Он когда-то думал, что этого будет достаточно.
Возможно, она безнадёжно отстала от остального мира, но Берзак любил эту деревню, которая словно застыла во времени. Любил, пока эта девушка не начала своё превращение. Берзак заметил, что крик воронов был другим.
— Грэй, — хрипло произнёс Берзак. Он хотел сдержаться, но это имя всё равно слетело с его пересохших губ. — Как же мне не хочется встречаться с тобой сегодня.
Берзак Блэкмор медленно поднял стоявший у стены хижины огромный топор.
 
AkagiДата: Суббота, 12.02.2022, 20:25 | Сообщение # 21
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline


Эпилог


Причины и следствия переплетаются.
Временные времени сходятся.
Большинство людей не могли их воспринимать, но они влияли друг на друга, словно скопление невидимых нитей. Каждый следовал по своему пути, каждый по собственной воле. Они старели и умирали из-за причинности и времени.
И всё же в этом месте кое-кто взирал на эти невидимые нити.

*


Он не знал, сколько сейчас было времени.
Зрение подсказывало ему, что он находился в темноте, но на самом деле это могло быть не так. В помещении было так тихо, что, казалось, само время прекратило свой ход. Он застонал, словно зомби, и поднял руки перед собой.
— Нет, неправильно, профессор! Зомби нужно использовать клей от насекомых, а резинке необходима удочка…
— Привет. Ты проснулся? — спросил кто-то.
Услышав это, дремавший юноша подскочил. Он потёр глаза и попытался найти в своём разуме имя человека в плаще, стоявшего перед ним.
— Ах да! Я Вас не знаю, верно?
— Хм, я не припомню, чтобы называл тебе своё имя, так что ответом на твой вопрос будет «да», — кивнув, сказал мужчина. — Не знал, что ты сможешь вмешаться в заклинание оттуда. Всё-таки по структуре Атлас полностью отличается от Часовой башни. Обсуждаемая тема едва ли связана с навыками мага, но это, несомненно, выходит за рамки обычных знаний. Кто ты такой?
— Я Флат Эскардос, а это Ле Шьен!
— Эй, я не думаю, что обыденные представления сейчас уместны! И опять это прозвище! Ты что, забыл, как меня зовут?!
Кудрявый юноша за его спиной зарычал от разочарования.
— Да ладно тебе, профессор всегда говорил, что представиться очень важно. Это основы этикета! К тому же, если бы не твои запасы магической энергии, Ле Шьен, я бы не смог провернуть такое вмешательство!
— Вообще-то я тебе не разрешал! Ты просто взял мою энергию и воспользовался ею! Не говори так, словно я тоже в этом участвовал!
— Вот как. Значит, это и есть знаменитый класс Эль-Меллоев, — заключил мужчина, наблюдая за их перепалкой. — Вы несовместимы с реконструкцией, потому что вас тогда не было в деревне. Мои искренние извинения, но я предлагаю вам принять этот факт.
— Что это значит?
— Ровно то, что я сказал.
Мужчина развернулся и посмотрел на паривший рядом с ним хрустальный шар. В сфере отражался тусклый пейзаж, за которым он недавно наблюдал.
Увидев там два размытых силуэта, Флат выпучил глаза.
— Профессор! Грэй?!
— Однако я даже не представлял, что это может произойти. Я подготовил немало сценариев, видел множество концовок, но такого точно не предвидел.
Мужчина медленно прищурился.
— Представленная мной тайна невероятно проста. Если всё пойдёт по плану, они раскроют эту тайну. Узнают правду о смерти той девушки, почему она умерла, и почему именно в тот день. Они также вплотную приблизятся к древней тайне, погребённой на подземном кладбище. Это обычное развитие событий для детективных романов. Пока персонажи находятся на своих местах, они неизбежно туда доберутся. Правда, это ещё не значит, что их будет ждать успех, потому что вероятность смерти довольно-таки высока.
Глядя на двух юношей, алхимик продолжил:
— Ах да, это также могло произойти из-за вас. Если вам вдруг интересно, я ни в чём вас не обвиняю. Постановка неизбежно меняется, когда со сценой или актёрами случается нечто непредвиденное, а вместе с этим меняется и реакция публики. Однако постановка без происшествий пусть и идеальна, но совершенно безжизненна. В спектакле, поставленном живыми и для живых, должна, по крайней мере, быть энергия.
То, что он сказал, было невозможно понять.
В разуме мужчины все эти слова уже представляли собой единое целое. Они не были сплетены специально для других, и никто попросту не мог уразуметь, что они значили на самом деле. Едва ли даже в следующие несколько столетий найдётся человек, который сможет понять этого алхимика.
— Однако… Ах, исключения… Навевает ностальгию.
Этот голос принадлежал тому, кто был чем-то очарован.
Независимо от времени Зепия Эльтнем Атласия всегда смотрел на «это».

*


Излучаемый Аддом свет быстро рассеялся.
Я всё ещё не могла сдвинуться с места.
Учитель тоже затаил дыхание от увиденного. Вот какое впечатление на нас произвела фигура, внезапно возникшая перед нами.
Это был рыцарь в сияющих серебряных доспехах, словно сошедший прямиком со страниц сказки…
— Эй.
Рыцарь поднял свой меч и вздохнул.
Клинок рассёк воздух.
Он был быстрым и свирепым, словно когти зверя.
Удар описал серебряную дугу во мраке и в мгновение ока уничтожил идущих в атаку костяных воинов.
— Какое своенравие. Что это было, принудительный призыв? Даже у грубости есть границы. Поэтому моё духовное ядро несовершенно?
Его фигура сильно расплывалась.
Полагаю, он был каким-то духом, похожим на Слугу. Однако, в отличие от Фэйкер, с которой мы уже сталкивались, он не мог нормально материализоваться. Его доспехи и кожу будто обволакивала плотная дымка.
— На выбор было столько других рыцарей(тупиц), так почему призвали именно меня, считающего, что все Героические души должны сгореть в аду? Я не махровый рыцарь и уж точно не «работник месяца». Я всего лишь обладаю силой трёх этих ребят. Правда, если выставить меня против какого-нибудь безмозглого гиганта, я смогу отрубить его голову одним только своим острым языком, — пробормотал он, умелыми ударами разнося одного костяного воина за другим.
Этот рыцарь был силён. Он не обладал неестественной физической мощью, которой могла похвастаться Фэйкер, но компенсировал это невероятным мастерством. Такими навыками мог обладать лишь тот, кто пережил годы тренировок и множество битв.
— Так, стоп, кажется, я всё не так понял. Так это ты призвал меня? Структура не позволяет тебе управлять магической энергией, но ты всё же смог. Какой преданный малый.
Рыцарь опустил голову и посмотрел на косу в моих руках – Адда, который всё ещё спал.
— Кто… Вы?
Рыцарь нарочито преувеличенно пожал плечами в ответ.
— Хи-хи-хи! Ты спрашиваешь, кто я? Как грубо, разве мы не старые друзья, глупая Грэй?
Услышав этот голос, я остолбенела.
Потому что эти слова произнёс не спящий Адд, а рыцарь, стоявший передо мной.
Он поднял руку и похлопал себя по вискам.
— Ой. Я слишком долго спал и поэтому немного запутался. Я всегда был таким, но это неважно. В конце концов, не нужно в точности соответствовать оригиналу, а для человека вполне естественно приспосабливаться к окружению.
Рыцарь как ни в чём не бывало развернулся и одним ударом меча сразил ещё несколько костяных воинов.
— Вы только посмотрите, похоже, мы из одного поколения. Какой нелепый поворот событий.
Когда он сказал это, внутри меня зародилось странное чувство, смесь возбуждения и дежа вю.
Единственный мой друг в этой деревне. Единственный, кто всегда дразнил меня и называл «глупой Грэй».
Почему я вспомнила об этом при виде этого рыцаря? Наверное, потому что каждое его слово, каждое движение – всё это вызывало во мне неописуемое чувство ностальгии.
— Короче, пока что зови меня Кей.
На расплывчатом лице рыцаря возникла улыбка.
И затем я вспомнила легенду.
Одна из клятв, печать Круглого стола.
Сэр Кей – приёмный брат короля Артура.
 
AkagiДата: Воскресенье, 06.03.2022, 19:01 | Сообщение # 22
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline


Том 7

「Дело о договоре Атласа (часть вторая)」





Пролог


Я с детства знала, что шаги могут передавать эмоции.
Например, торопливые шаги оживлённой толпы.
Тихие шаги, приглушённые, словно молитва.
И шаги, в которых чувствовалась грусть под какофонией звуков.
Поскольку большинство даже не осознавало, как много могли поведать шаги, понимать их чувства было даже проще. Я была из тех, кому плохо давалось живое общение, поэтому шаги людей могли рассказать мне о них гораздо больше, чем обычная беседа.
У моих родителей было два вида шагов.
В первом проявлялась их любовь ко мне, во втором – почитание.
Постепенно второй вид начал вытеснять первый. Судьбоносное изменение произошло десять лет назад. В данной ситуации его, наверное, можно назвать смертельным.
Шаги понемногу менялись каждое утро.
Начиная с того дня, когда всем сообщили о моём превращении, они стали немного неуклюжими, но были полны радости.
Со временем они превратились в благоговейные шаги, которые словно принадлежали фанатику, внемлющему воле богов.
Когда от аромата хлеба у меня начали бежать мурашки по спине? Когда горячий суп и свежие салаты стали пробуждать во мне чувство отчуждения? Важнее всего, с каких пор они начали беспокоиться по поводу любого, даже малейшего изменения в выражении моего лица во время еды, вызывая у меня жгучее желание залиться слезами?
Вообще-то я знала.
Всё началось примерно десять лет назад.
Когда моё тело тревожным образом стало меняться, и когда жители деревни принялись называть меня благословенным дитя. Сверстников, с которыми я могла поговорить, и так почти не было, а с началом моего превращения их не осталось вообще.
После смерти отца мама принялась ещё сильнее опекать меня. Она взяла в свои руки не только молитвы и приготовление еды, но и порядок моего приёма пищи и то, как я одевалась. Естественно, моё отношение ко всему окружающему изменилось под её влиянием.
Нет.
Кое-кто всё же остался.
Даже в такой ситуации у меня оставался один друг.
У него не было ног, поэтому он не мог издавать шаги. Однако он не убежал и не стал поклоняться мне.
— Снова плачешь, глупая Грэй?
Кубик в птичьей клетке, который постоянно меня так называл. Служивший печатью Тайный знак, который пробудился, чтобы заменить всё, чего я лишилась в ходе превращения. А теперь…
 
AkagiДата: Воскресенье, 06.03.2022, 19:04 | Сообщение # 23
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline


Глава 1


1

Мы рухнули на пол узкого подземного тоннеля.
Запятнанные грязью стены и потолок выглядели так, словно могли обрушиться в любой момент, отчего мне стало очень не по себе.
Тишина, вероятно, означала, что это место не менялось на протяжении последней пары сотен лет, но его внешний вид всё равно оставил во мне свой след.
— Значит, отступаем, да? — с трудом произнёс учитель, пытаясь отдышаться. Он смотрел на мужчину, который только что присоединился к нам. На рыцаря в сияющих серебряных доспехах.
Слово «расплывчатый» описывало не только выражение его лица. Вся его фигура была размытой, будучи не в состоянии нормально воплотиться. Однако вкупе с невероятно ярким и экспрессивным поведением я всё равно могла в общих чертах понять его чувства.
— Конечно. Я никогда не был хорош в таких уличных драках. Превыше всего я ценю эти руки, призванные обнимать красивых девушек, и этот язык. То, что мне удалось сразить достаточно тех нетерпеливых костяных воинов, чтобы вы смогли убраться оттуда, уже можно назвать чудом.
Наверное, ему хватало выдержки, раз он смог сказать такое с невозмутимым видом.
Он помог нам, но я не знала, как реагировать на его слова.
Спасаясь от костяных воинов, мы бежали со всех ног, ни о чём не думая, пока не оказались здесь. Похоже, путь, по которому мы шли изначально, был не единственным. Сейчас мы прятались в одном из других проходов.
— …
Я всё ещё была в замешательстве. Даже в самых диких мечтах я не предполагала, что из Адда выскочит рыцарь. Моё воображение попросту не могло придумать такое.
Мои руки по-прежнему сжимали огромную косу.
Тем не менее я всё ещё была на грани того, чтобы рухнуть без чувств от ужаса.
Бросив на меня взгляд, учитель произнёс:
— Вы сэр Кей, верно?
— Ха. Ты даже про «сэр» не забыл.
— Разумеется, сэр Кей. Если Вы тот самый приёмный брат короля Артура.
Я уже это осознала, но всё равно чуть не вскрикнула от удивления.
Легенда о короле Артуре. Знаменитая британская сказка о святом мече и Круглом столе. Изначальная легенда о рыцарях, полная бесчисленных приключений и романтики.
Услышав эти слова, рыцарь цокнул языком.
— Что ж, жаль, что здесь появился именно я. Впрочем, что касается легенд, реальность всегда хуже. В конце концов, даже звёзды в ночном небе – всего лишь каменные глыбы. Некоторые, наверное, считают, что какая разница, если они сияют, но меня такой унылый бред не интересует.
Он недовольно нахмурился.
Каждое его движение вызывало во мне растерянность и волнение.
Я знала эти движения. Они были знакомы, но при этом отличались от тех, что мне запомнились. Однако, несмотря на различия, какая-то часть меня с уверенностью их узнала. Противоречия между чувствами и памятью не на шутку встревожили меня.
— Слуги, призванные Святым Граалем, получают от него знания о настоящем, поэтому тем, к призыву которых Грааль не имеет отношения, знания даёт сам мир.
— Ха. У магов всегда в голове полно мусора. Если хорошенько встряхнуть, то из тебя посыплются книжные черви?
— Возможно.
Увидев, как мой учитель серьёзно кивнул, рыцарь пожал плечами с ещё более недовольным видом.
— Тридцать очков за этот ответ, не больше. Я не Слуга и уж точно не Героическая душа. Поскольку я явился не из Трона, или как вы его там называете, миру насрать на меня. Все знания я взял у этого Тайного знака, вот ведь скупой идиот, — поправил он.
Последнее предложение ударило по мне сильнее всего.
Слова, которые уже давно застряли в горле, наконец-то вырвались наружу громким криком.
— Что случилось с Аддом?!
Я даже не стала тратить время на то, чтобы встать на ноги, и подалась к рыцарю, всё ещё обнимая колени.
— Он не отвечает мне! Он сломан!
Наверное, впервые в жизни я с такой силой потребовала ответа от человека, которого только что встретила. Однако весь мой страх ретировался на задворки разума, стоило мне оказаться рядом с серебряным рыцарем.
Рыцарь вытянул руку и постучал по огромной косе.
— Он не сломан.
Сказав это, рыцарь… Кей покачал головой.
Невозможно было описать, какое облегчение у меня вызвал этот ответ.
— Однако какое-то время он не будет работать. В конце концов, вся магическая энергия, которая хранилась внутри него, вероятно, ушла на моё воплощение. Разумеется, другая причина, по которой ему вообще это удалось, заключается в здешнем окружении.
— Не будет работать…
Я крепко сжала косу и сглотнула. Как долго продлится это «какое-то время»?
День? Месяц? Может, год? Или даже дольше?
Однако, похоже, даже рыцарь не знал, что ответить. Мне отчаянно хотелось это узнать, но я с усилием взяла себя в руки и попыталась подобрать более осмысленный вопрос. На самом деле вопросов у меня была целая куча, так что мне пришлось выбрать из них самые полезные.
— Тогда почему Вы появились из Адда?..
— Маг уже сообразил, да? — он кивнул в сторону моего учителя. Тот ответил не сразу. Тщательно обдумав свою гипотезу, он произнёс:
— Вы были моделью личности для Адда, верно? В данном случае модель личности также включает в себя особые условия вроде телосложения и снаряжения. В конце концов, личность человека не полностью зависит от разума. Однако причина, по которой что-то может материализоваться таким образом, сбивает меня с толку.
— В общем и целом, да.
— Модель… личности?..
— По сути это «копьё», — сказал рыцарь, указав на мою «косу». То есть он знал правду о копье, но это, наверное, было очевидно, раз его призвал Адд.
Святое копьё Ронгоминиад.
Оружие короля Артура, Благородный Фантазм наравне со святым мечом Экскалибуром.
— На самом деле я модель личности для Тайного знака, призванного запечатать копьё. Меня отправили в эти горы изначально вместе с копьём и телом, — с некоторым раздражением продолжил рыцарь. — И затем, когда копьё запечатывали, меня выбрали как близкого человека с наиболее совместимой личностью. Хмф. Просто я отличался от других рыцарей(тупиц), потому что мне было плевать на всю эту мистическую чушь. Те дурни попытались бы сломать печать. Это тело стоило навсегда закопать в землю.
Из всех слов рыцаря я поняла примерно половину.
Наверное, он говорил про короля, которому когда-то служил.
Короля Артура.
Этому рыцарю он приходился приёмным младшим братом – или, если верить легендам моей деревни, младшей сестрой, однако отношения между ними, похоже, были довольно сложными.
— Не знаю, что в итоге стало с телом. Говорят, оно в Гластонбери. Возможно, это даже правда. Как говорится, как только чему-то начинают поклоняться, к этому добавляется смысл. Поскольку её изначально защищал сам остров, одним местом захоронения в принципе можно не ограничиваться, — сказал рыцарь лёгким, но при этом торжественным тоном.
Однако от этого я ощутила тяжесть в сердце. Каждое его слово походило на звон похоронного колокола из далёкого прошлого. Возможно, потому что мне это уже было знакомо. Фрагменты рыцарей, включая сэра Кея, которые я слышала при снятии печати Круглого стола.

«Это битва ради выживания».
——Одобрено, Кей.

— …
Я сделала глубокий вдох.
Мои мысли принадлежали только мне.
Я уже слышала его голос, но не могла навязать ему это. Даже если бы я сказала, что его голос вдохновлял меня раньше, мне нужно было встретиться лицом к лицу с человеком, который стоял передо мной здесь и сейчас.
Тщательно всё обдумав, я подняла голову, чтобы взглянуть на рыцаря.
В этот момент наши взгляды встретились.
— Ты очень похожа на неё.
— А?
— Забудь, сделай вид, что я ничего не говорил. Похожа, но другая. Да, совершенно другая, — кивая, пробормотал он себе под нос.
Так похожа или нет?
Разумеется, я знала, кого имел в виду рыцарь. В конце концов, меня всегда сравнивали с этим человеком.
— Эм, я похожа на?..
— Человека определяет не только его лицо. Даже за сотню лет не найдётся такой, как она. Возможно, через тысячелетие появится кто-нибудь, совсем чуть-чуть похожий на неё.
Сказав это, рыцарь расправил плечи.
— Возвращаясь к теме, вы просто хотите как можно быстрее выбраться из этой передряги, не так ли? До тех пор я буду с вами. В конце концов, кубик призвал меня именно для этого. Рабочие условия едва ли можно назвать идеальными, но можно и потерпеть, раз это ненадолго.
— Этой передряги? То есть Вы знаете, что с нами произошло? — спросил учитель.
— Разумеется, — раздражённо ответил рыцарь. — Ты назвал всё это «вторым кругом» или как-то так.
Второй круг.
Зепия вырвал нас из родной временной линии и поместил сюда, шесть месяцев назад. Конечно, я по-прежнему не знала, действительно ли мы оказались в прошлом, но было очень похоже.
То время, когда я встретила своего учителя.
— Это Вы тоже узнали от Адда?
— Да. Объяснять подробно будет слишком сложно, но этот кубик по сути в курсе всего, что видит и слышит девчонка. Вся эта информация также досталась мне.
— Последний вопрос, — добавил учитель. — Что это за система тоннелей?
— К несчастью, если Адд ничего не знает, то и я тоже. При жизни я здесь тоже не бывал, — сказал рыцарь, преувеличенно пожимая плечами. — Впрочем, полагаю, эти тоннели можно называть настоящим кладбищем Блэкмор.
Его низкий мрачный голос потонул в холодном мраке крипты.
 
AkagiДата: Воскресенье, 06.03.2022, 19:05 | Сообщение # 24
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
2

«Она сбежала?»
Её мысли тихим эхом разнеслись среди каменных стен.
Женщина в маске сидела в центре пещеры.
Вокруг стояли странные костяные воины, которые словно защищали её. Несмотря на то, что зрелище было достаточно жутким и, казалось, сошло прямиком с кадров какого-нибудь фильма ужасов, оно навевало странные мысли о верности и искренности.
Как будто всё это было частью истории о рыцарях древних времён.
«Что произошло?»
Несколько костяных воинов щёлкнули зубами в ответ. Никто не произнёс ни слова, но женщина, похоже, узнала достаточно.
«Появился рыцарь в серебряных доспехах?»
Женщина в маске подпёрла ладонью подбородок и задумалась.
«Отправляйтесь в погоню».
Костяные воины зашевелились.
Они разделились на небольшие группы и исчезли в тоннелях. Несмотря на то, что их происхождение оставалось тайной, эти солдаты, состоявшие только из костей и магической энергии, похожи, были разумными.
Женщина в маске осталась сидеть в пещере.
Её сливавшийся с камнем доспех напоминал железный цветок. А валун под ней походил на трон. Если те костяные воины были её рыцарями, то эту женщину действительно можно было назвать королевой.
Королевой подземного мира.
Возможно, когда-то так оно и было.
— Если она сбежит… ну и пусть, — пробормотала она спустя какое-то время.
Её голос был хриплым и напоминал скрежет камня о камень. Такие звуки мог издавать человек, напрягающий голосовые связки после долгих лет молчания.
— Пусть бежит далеко-далеко, где никто её не достанет. На просторы Далёкой утопии(Авалона), если это место действительно существует.
Её слова были очень похожи на молитву.
— Впрочем, нет, не существует. Особенно для нас с тобой.
В пещере послышался глухой голос. Когда даже его эхо, казалось, растворилось во мраке, раздался стук.
Женщина в маске повернулась. Источник находился в стороне, противоположной той, куда отправились воины.
«Это ещё что?» — мысленно спросила она, ощутив запах.
Видимо, это запах многое ей поведал, потому что она кивнула.
«Вот как. Я слышала, что церковники следили за этим местом. Они тоже начали действовать?»
Женщина в маске отреагировала так, будто давно это предвидела.
Поэтому следующие слова она произнесла быстро, словно они были заготовлены много лет назад. В них даже чувствовалась скука.
«Понимаю. Тогда я буду следовать древним договорам и клянусь изгнать их отсюда».
По подземным тоннелям пронёсся тёплый влажный ветер.
После чего она изрекла свой вердикт:
«Пришло моё время стать “ею”».

*


Заходящее солнце висело над горизонтом.
Под багряными лучами, которые окрашивали горы в красный цвет, в деревне вовсю орудовала группа людей.
Центром этой бурной деятельности была церковь. В этом месте, которое на протяжении всей его долгой истории окружали спокойствие и безмятежность, внезапно воцарилась совершенно иная атмосфера.
Прежде всего, входная дверь была выломана.
Витражи рядом с ней тоже разбили. Купель со святой водой выглядела так, будто по ней ударили тупым предметом, а тарелки и кадила смели на пол.
Всё, что доставили сюда извне, было уничтожено, словно церкви наконец-то вернули первозданный вид.
У чудом уцелевшей кафедры стоял человек, и это был не священник.
— Вот как, — разнёсся по церкви хриплый голос.
После нескольких секунд молчания старая женщина подняла голову. Это была та, кого здешние люди называли «бабушкой». Возможно, её можно было считать лидером деревни.
Перед ней в большом количестве собралось местное население. Здесь было в два раза больше людей, чем обычно во время службы. Однако атмосфера разительно отличалась от той, что всегда царила в церкви. Нет, пожалуй, можно было сказать, что жители деревни просто сбросили свои маски.
— Слушайте внимательно. Фрагменты нашего великого короля наконец-то пришли к решению.
Жители деревни одобрительно закричали, словно слова старой женщины были божьим пророчеством. Поэтому они и собрались здесь.
Обыденность деревни была лишь прикрытием. Вот уже десятки поколений они появлялись на свет ради одной этой цели. Местные жители были невероятно рады тому, что родились в эту эпоху и стали свидетелями превращения Грэй.
Все улыбались при мысли об этой девушке.
Все радовались её росту, словно она была их родной дочерью.
— Вы понимаете, да? — голос старой женщины звучал так, словно она помолодела лет на десять. — Идите и поприветствуйте нашего великого правителя, короля былого и грядущего. Время наконец-то пришло.
В церкви воцарилась гробовая тишина.
Однако всех буквально трясло от волнения. Они обладали сильной, чуть ли не фанатичной волей. Эта группа примерно из сотни людей была настолько едина в своей цели, что стала похожа на одно огромное существо.
— Мы не должны позволить ей покинуть деревню. Магдалена.
Услышав своё имя, к старухе подошла женщина.
Это была мать Грэй. Словно только что вспомнив, что это имя принадлежало ей, она с радостным видом подняла голову.
— Вы нашли Грэй?
— Да, мы знаем её примерное местонахождение, — с улыбкой сказала она. За её спиной что-то капало на пол.
Тёмно-красная жидкость образовала лужу. В тёплом летнем воздухе расползался неприятный запах.
Посланник Церкви не шевелился, уронив голову на грудь. Кровь всё ещё сочилась из ран на теле повешенного. Этой пытке, которую не смогли бы выдержать даже тренированные люди, его подвергла сама Магдалена.
— Уничтожьте их. Как в те дни, когда мы боролись за нашу независимость в этих горах. Возопите же, ибо это наша святая земля, на которую никто не смеет посягать. Воистину! Никто не помешает явлению потомка нашего великого короля, которого мы жаждали с незапамятных времён!
Черты лица старой женщины внезапно смягчились.
Она подняла морщинистые руки. Лучи заходящего солнца, которые проникали в церковь сквозь разбитые витражи, окрасили их в кроваво-красный цвет.
— Клянёмся нашей Богородицей!
Чёрная статуя взирала на них сверху-вниз с неизменным выражением лица.
 
AkagiДата: Воскресенье, 06.03.2022, 19:08 | Сообщение # 25
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
3

— Я бы хотел кое в чём удостовериться, раз уж такое дело, — внезапно произнёс рыцарь.
Мы внимательно изучали окружающую местность. По словам рыцаря, нам сначала нужно было выбраться из этой системы тоннелей. Ещё он сказал, что лучше проверить близлежащие ответвления, чем бесцельно блуждать по округе.
— Что ты делала между второй половиной третьего дня и четвёртым днём первого круга?
Услышав этот вопрос, я невольно вскрикнула. Расплывчатое лицо рыцаря повернулось к моему учителю.
— А Вы не помните? Вам же досталась память Адда, разве нет?
— К сожалению, в его памяти нет ничего о том, что произошло после третьей ночи. Воспоминания обрываются после встречи в церкви, возвращения домой и ужина. Боюсь, в еду Грэй что-то подсыпали. Поскольку их сознания связаны, каждый раз, когда Грэй засыпает или теряет сознание, Адд входит в аналогичное состояние. Жители деревни знают об этом.
— Подождите, — перебил его учитель, подняв руку. — Её чем-то накачали?
— Только сейчас спрашиваешь? Я так и сказал. Местные жители – это тебе не какие-нибудь очаровательные девушки, которые мне нравятся. Тронуть малышку Грэй для них раз плюнуть.
Плечи учителя слегка задрожали.
Разумеется, он знал.
Причина, по которой учитель не углублялся в события четвёртого дня, когда мы встретились, и не обсуждал первый круг, заключалась в том, что он боялся коснуться чего-либо, что могло вызвать у меня психологическую травму. Когда я впервые покинула деревню, любой разговор, так или иначе связанный с ней, пробуждал во мне ненависть. Даже когда выяснилось, что тело, обнаруженное в церкви, выглядело точь-в-точь как я, это не вызвало у меня никакого любопытства. Я полностью отвернулась от своей деревни и никогда не думала о том, что произошло в последний день перед моим уходом. Поскольку деревня перестала быть моим домом, я думала, что лучше оставить всё позади и начать новую жизнь в Лондоне и Часовой башне.
Если бы не мой учитель или члены класса Эль-Меллоев, включая Райнес, я никогда бы не подумала о возвращении в свою деревню.
— Это место всегда было таким, — тихо сказал рыцарь. Из-за сарказма в голосе у меня создалось впечатление, что он говорил не с нами, а сам с собой.
— Единственная цель этой деревни – превратить Грэй в копию короля Артура. Ах, подумать только, целыми поколениями заниматься таким скучным делом. Мне их даже немного жалко. Несмотря на то, что идея семейного бизнеса звучит довольно неплохо, в этом попросту нет смысла, — неохотно произнёс рыцарь, за пару секунд раскрыв то, что мы и так уже знали.
По крайней мере, я всегда это знала. Однако учитель, услышав это, застыл на мгновение, и этому, несомненно, стоило порадоваться. Большинство людей, имевшие дело с таинствами, полностью игнорировали общепринятые практики остального мира. Нет, как и всем магам, с которыми я успела пересечься, им просто не было до них никакого дела.
— Эй, Грэй, ты действительно ничего не помнишь? Наркотик затуманил твоё сознание, но хоть какие-то воспоминания должны были остаться. Да, ты забывчивая дурочка, но где-то в твоих мозгах наверняка что-то отложилось, верно?
Его слова пронзили меня, словно наконечник копья.
Поэтому ты избегала любых разговоров о своей родине?
От этих резких слов у меня в голове посыпались искры.
— А-а-а-а!
— Грэй!
Жестом одной руки я остановила учителя, который хотел броситься ко мне, а второй схватилась за голову.
Действительно. Всё тогда походило на сон, однако я отчасти была в сознании.
Ах да, несмотря на то, что мои чувства были затуманены, запах всё равно сохранился в памяти. Это был запах разлагающихся водорослей и травы. Миазмы, от которых моё горло, как мне казалось, начинало гнить. В самой деревне таких мест не было. Но рядом…
— Это… болото…
— Болото?
Голос учителя словно доносился откуда-то издалека. Вызванные воспоминанием чувства сотрясли мой разум до основания. Это было на самом деле. Тело уже обрабатывало эти фрагменты информации, но они пропали из моей головы. Я отчаянно пыталась вытащить эти обрывочные воспоминания на поверхность, но они размывались, подобно морской пене.
— Я… да… я видела…
Что?
Это было всё, что мне удалось вспомнить.
Дверь к запечатанным воспоминаниям всё ещё была заперта. Пара лучей света пробивалась сквозь замочную скважину. Я собрала разрозненные фрагменты, и внезапно в моей голове вспыхнул образ.
Нет, это был звук. Громкий, пронизывающий крик, словно карканье сотен воронов. Рядом со мной кто-то кричал на меня.
«Ты… что-то… со мной…»
В луже крови лежало тело… В маске.
— Среди… воронов… кто-то… в крови…
— Грэй!
Учитель подхватил меня, прежде чем я рухнула на пол.
— Значит, вот почему ты не хотела возвращаться в эту деревню.
Рыцарь едва заметно пожал плечами.
— Вы с Аддом слишком добры. Ты мог бы загипнотизировать её или провернуть какой-нибудь магический трюк, чтобы всё узнать.
— Честно говоря, я думал об этом, — сказал учитель, мягко придерживая меня. — Однако вмешательство в сознание эмоционально травмированного человека может сильно сказаться на разуме. Кроме того, маги обязаны заботиться о своих учениках.
— Ха. Поэтому я и сказал, что ты слишком добрый, тупица, — рыцарь скривил губы и цокнул языком. — Значит, после того, что описала Грэй, её отдали тебе?
— На утро четвёртого дня ко мне заявился Берзак с Грэй на руках. Она была без сознания. Он сказал, что эта девушка теперь под моей опекой, что в церкви рядом с Чёрной мадонной нашли её тело, и что я не должен задавать вопросов. Тогда она будет спасена, а я заполучу стража могил.
— Ясно. Значит, во время первого круга ты был в полном неведении, — произнёс рыцарь и почесал голову. — Впрочем, вряд ли бы что-то изменилось, если бы ты был в гуще событий. Эх, угораздило же так вляпаться. Ладно, что поделать… Кстати, раз уж зашёл такой разговор, между Берзаком и жителями деревни что-то произошло? Он выкрал Грэй, пока они собирались провести с ней какой-то ритуал? Или случилось что-то ещё?
— Не знаю, я не спрашивал.
Как только учитель закончил предложение, рыцарь внезапно приложил ухо к стене тоннеля.
— Плохо дело, — пробормотал он.
— Что-то не так?
— К нам кто-то приближается.
Он уставился во тьму.
Встревожившись, я поднялась на ноги и крепко сжала косу. Возможно, он переживал за меня, раз остался в таком виде. Так я, по крайней мере, могла сражаться и защитить учителя.
Однако мой боевой дух испарился, когда я увидела его.
— Вот вы где, — раздался низкий голос.
Свет, созданный магией учителя, озарил крепкую фигуру. Он с лёгкостью держал огромный топор в одной руке, несмотря на пожилой возраст.
— Эй, а это не слишком для совпадения? Как говорится, «помянешь чёрта», да?
— Мистер… Берзак.
Моё горло на мгновение будто онемело.
Я не знала, как мне стоило воспринимать его появление.
Пока я жила в деревне, он был единственным, кто относился ко мне как к человеку. Как сказал Кей, другие видели во мне лишь тело для короля Артура. По крайней мере, он знал, кем я была, но всё равно воспитывал меня как стража могил, своего преемника. Он даже передал мне Адда, который принадлежал ему.
Берзак Блэкмор, наследник рода Блэкмор и настоящий страж могил.
— Вас больше, чем я ожидал, — сказал Берзак и, прищурившись, пристально посмотрел на расплывчатую фигуру рыцаря. — Простите за грубость, но… кто Вы такой?
— Блин, похоже, ситуация стала гораздо сложнее. Как я уже сказал этим двоим, зови меня просто Кей. Можешь не представляться, я не хочу это слышать, потому что прекрасно знаю, кто ты такой.
Рыцарь как ни в чём не бывало пожал плечами.
— Кей? То есть сэр Кей?
— «Сэр»? И ты туда же?
Рыцарь вздохнул, словно это переполнило чашу его терпения.
Тем не менее, он не убирал руки с навершия меча и оставался настороже. Если он сочтёт Берзака врагом, этот клинок, вероятно, сразит стража могил в мгновение ока. Или, может, как недавно сказал рыцарь, его острый язык справится с этой задачей гораздо быстрее.
Берзак повернулся и посмотрел на косу в моих руках.
— Вы появились из Адда?
— Ха, что и следовало ожидать от старого друга. Ты почти угадал. Этому малому удалось взломать защитный механизм и навязать мне духовную основу(тело). В общем, так я и оказался здесь, нянчусь теперь с этими двумя.
— …
Сложившаяся ситуация никак не укладывалась у меня в голове.
Я изначально ожидала увидеть костяных воинов, мысленно приготовилась к столкновению с жителями деревни, но даже не предполагала, что первым нам встретится именно он.
Учитель шагнул вперёд и встал передо мной, пока я пыталась понять, что делать дальше.
— Вы друг или враг, мистер Берзак? — осторожно спросил он.
Воцарившееся напряжение, казалось, сдавливало даже воздух в пещере.
Когда оно почти достигло своего предела, Берзак развернулся.
— За мной.
Его ботинки застучали по камню. Звук мощных шагов эхом разнёсся по тоннелю. Я следовала за этими шагами много лет и по привычке направилась вперёд, но учитель протянул руку и остановил меня.
— Сначала ответьте на вопрос, пожалуйста. Если Вы не друг нам и не враг, то расскажите, по крайней мере, что знаете.
— Вы уже должны были обо всём догадаться.
— Догадкам не сравниться с подтверждёнными данными. В конце концов, присутствие сэра Кея стало для Вас сюрпризом, разве нет?
— Хм… Вам нужно подтверждение? — проворчал Берзак. — Ладно. Прямо сейчас церковники и жители деревни ищут Грэй.
— Церковники тоже? Значит, они преследуют другую цель?
— Разумеется, — кивнул Берзак.
— Тогда какова Ваша цель как стража могил кладбища Блэкмор?
— В какой-то степени такая же, как и у жителей деревни.
Я ощутила, как волоски у меня на шее встали дыбом.
Кем же был этот человек? Моим другом? Врагом?
Вероятно, я провела с этим стражем могил больше времени, чем со всеми остальными жителями деревни, вместе взятыми. Возможно ли, что он тоже был из тех, кто готов был отдать жизнь ради того, чтобы превратить меня в копию короля Артура? Всё запуталось настолько, что я, казалось, готова была вот-вот сойти с ума.
— Почему жители деревни ищут Грэй?
— Почему Вы всё ещё задаётесь этим вопросом, Лорд Часовой башни?
В его голосе чувствовалось невероятное напряжение, видимо, из-за вопроса, который задал мой учитель.
— Я уже слышал нечто подобное от сэра Кея. Он сказал, что жители этой деревни хотят превратить Грэй в копию тела короля Артура. Однако я не думаю, что это само по себе их цель. Если бы за созданием идентичного тела не скрывалось что-то ещё, они бы не стремились к этому целыми поколениями.
Он расставлял и упорядочивал накопившиеся тайны, словно передвигал шахматные фигуры.
— У меня есть теория. В легенду о короле Артуре было добавлено много других элементов. Даже Святая Церковь и Часовая башня оценивают её по-своему, поэтому невозможно сказать, что было в легенде изначально. Однако есть кое-что, о чём знают многие.
Учитель бросил взгляд на сэра Кея и продолжил:
— На её могиле высечены слова «Король былого и грядущего».
— …
— Я не уверен, что это значит. При обычных обстоятельствах я бы предположил, что люди её любили. Это легенда о мудром и справедливом правителе, который однажды явится вновь, чтобы спасти свой народ в тёмные времена. Подобных историй, которые подразумевают желание обрести спасителя, полно по всему миру. Что вполне естественно, ведь это довольно простое желание.
Берзак слушал моего учителя, не проронив ни слова, а на лице рыцаря возникло странное выражение. Интересно, какие эмоции он скрывал?
Что мог бы сказать подчинённый о своём правителе, которому он служил тысячу лет назад? Вне зависимости от того, действительно ли король Артур был таким героем, каким его описывали легенды, рыцаря наверняка обуревали эмоции, которые сложно было описать.
Потому что прямо сейчас речь шла о человеке, которого он никогда больше не увидит.
Что бы он ни делал, ему не удастся исправить прошлые ошибки, и трагичный итог будет терзать его вечно. Сколько бы раз он ни придумывал другие слова, которые мог сказать тогда, или поступки, которые мог совершить, сколько бы ни нашёл других ответов, во всём этом в конечном итоге не было никакого смысла. Всё что ему оставалось, это наблюдать, как развиваются события и как всё рушится у него на глазах.
Это была одна из причин, почему Фэйкер злилась, не так ли?
— Из этого следует, что жители деревни отчаянно надеются на возвращение короля, — заметил учитель. — Обещанное возвращение короля былого и грядущего.
От его шёпота я затаила дыхание.
Король былого и грядущего. Какая славная фраза, исполненная величия и надежды. В то же время эти же слова вели меня к гибели. Услышав всё это, даже я, глупая деревенская девушка, могла предвидеть то, что будет дальше. Я прижала кулак к груди.
— Мистер Берзак. С теми костяными воинами… была женщина в маске.
— Ты видела её?
Берзак напрягся. Я провела с ним очень много времени на кладбище, вымокая до нитки под дождём или изнывая от жары, но никогда прежде не видела такого выражения на его лице.
— Кто она такая? Она живёт здесь, под землёй? Она… тоже копия короля Артура, как и я?
Он не ответил.
Однако отступать было уже поздно.
— Пожалуйста, скажите мне, мистер Берзак.
— …
Я услышала, как скрипнули его зубы.
В следующий миг он резко пришёл в движение.
— Получай!
Он взмахнул топором.
Тяжёлая масса железа рассекла воздух, пролетев в волоске от меня, и разнесла на куски костяного воина, который умудрился подкрасться ко мне со спины.
Страж могил поднял топор, оставивший от скелета лишь груду костей, и пожал плечами.
— Теперь я тоже стал их целью.
— Полагаю, тебе придётся с этим смириться.
Кей присвистнул. Берзак пристально посмотрел на него.
— Вы не могли не заметить его. Испытывали меня?
— Разумеется. Так гораздо быстрее всё понять, прежде чем в отношениях начнутся сложности. Только мазохист или по-настоящему хладнокровный человек будет мириться с присутствием того, кто может ударить в спину.
Другими словами, Кей хотел понять, что Берзак собирался делать с костяными воинами. Рыцарь, который до этого прислушивался, прижав ухо к стене тоннеля, посмотрел вверх.
— Отложим разговорчики. Кажется, они нас засекли и теперь бегут сюда.
Вскоре я тоже услышала этот шум. Скрежет доспехов и лязг металла, которые явно исходили от армии костяных воинов. Учитель напрягся, а Берзак снова поднял свой топор.
— Вы не собираетесь пустить в ход свой меч? — спросил он рыцаря.
— Ха-ха, нет, я всего лишь нянька и поэтому намереваюсь по возможности избегать физического труда. Однако я не дилетант и чувствую движение воздуха.
Рыцарь повернул голову и посмотрел в сторону извивающихся тоннелей.
— Сэр Кей?
— Мне бы очень хотелось забыть об этом, но несносный придворный волшебник однажды сказал, что если есть возможность спастись бегством, то лучше всего так и поступить.
Он развернулся и сразу же бросился наутёк.
Мы на секунду опешили от столь внезапного отступления, но появившаяся орда скелетов быстро привела нас в чувство.
— Ох! Пошевеливайтесь!
Берзак размахнулся и ударил топором по стене пещеры. От невероятной силы удара со стен и потолка посыпались комья земли. Когда первые три скелета оказались погребены под слоем грязи, мы бросились следом за Кеем.

*


Рушащийся тоннель внёс неразбериху в ряды костяных воинов, но они быстро пришли в себя. О спасении павших товарищей не могло быть и речи, поэтому несколько скелетов подняли свои молоты и принялись расчищать путь. Воины следовали приказу своей госпожи и даже не думали отступать. Не ведая усталости, они могли только двигаться вперёд.
Скелеты обрушивали свои железные молоты на стену грязи. Они даже не думали о том, что могут случайно задеть своих погребённых собратьев. Из-за слаженности движений они напоминали автоматонов, специально созданных для этой цели. Однако через несколько секунд скелеты вдруг замерли.
— Хмф.
Кто-то высунул язык.
— Мало того, что их и так было сложно найти здесь, так они ещё умудрились обрушить тоннель. А ведь я почти их поймала.
Костяные воины безмолвно развернулись.
Возможно, они умели каким-то образом оценивать силу потенциального противника, потому что таинственные силы, двигавшие ими, начали сыпать искрами замешательства.
Женщина в чёрных одеяниях практически сливалась с мраком тоннеля. По бокам её носа едва можно было различить россыпь веснушек. Её глаза были чайного цвета, а фигура, казалось, совершенно не соответствовала образу аскетичной монахини. Воины не знали имени этой женщины, но на поверхности она была известна как Иллюмия.
— Приветик.
Она подмигнула им, но на это, разумеется, не последовало никакой реакции.
Один из воинов устремился к ней, замахнувшись мечом. Удар был достаточно сильным для того, чтобы снести голову с плеч одним касанием.
Однако монахиня ловко увернулась от клинка и сделала сальто назад.
На секунду во мраке словно взошёл полумесяц.
Её удар в полёте пронзил позвоночник костяного воина. Затем монахиня снова взмыла в воздух совершая ещё одно бросающее вызов гравитации сальто. Её нога, в которую она вложила всю силу своего тела, обрушилась на остальных воинов. Едва коснувшись земли, монахиня стремительно присела и сделала подсечку, после чего наступила на рёбра упавшего скелета.
Она была пугающе сильна.
Своей гибкостью и ловкостью монахиня напоминала плотоядного зверя. Она, казалось, находилась на пределе человеческих возможностей.
В мгновение ока её конечности покрыла серая броня.
По поверхности доспехов плясали пурпурные электрические щупальца. Между пластинами можно было различить старые листы бумаги, которые, видимо, были наделены магией. Костяные воины никак не реагировали на обычные атаки, но те из них, кто стал жертвой ударов, усиленных этой бронёй, остались лежать на земле грудой костей.
Это было снаряжение экзекуторов Святой Церкви.
Пепельные замки. Обычно они имели вид обычных перчаток или сапог, но при соединении пары листов бумаги превращались в концептуальное оружие. Поскольку Пепельные замки было проще использовать, чем Чёрные ключи, многие экзекуторы предпочитали именно их.
Разумеется, при всей простоте в обращении они всё равно обладали разрушительной силой.
— Ну же, смелее.
Поманив скелетов к себе, монахиня выпрямилась и встала в боксёрскую стойку.
Выстроившись в шеренгу, пятеро оставшихся воинов пошли в атаку. Четверо предприняли попытку взять монахиню в клещи, а тот, что находился в центре, прыгнул и атаковал сверху. Чтобы сбить противника с толку, они создавали тонкие различия в скоординированности своих движений, на что были способны только опытные солдаты.
Напевая что-то себе под нос, монахиня сделала шаг вперёд.
Электричество ударило ровно пять раз.
— Ах, прошу прощения. Наверное, это было чересчур.
После её слов черепа четырёх скелетов раскололись, а последний воин, предпринявший атаку сверху, врезался в потолок. Дождём посыпались его останки.
Нетерпеливо отмахнувшись от падающих кусков костей, Иллюмия холодно рассмеялась и развернулась. Вскоре показался свет фонаря.
— Вы идёте слишком медленно
— Ха… Ух… Да что ты говоришь… — раздражённо произнёс почти круглый священник. Упёршись одной рукой в стену тоннеля, он осмотрелся. Вокруг не было ничего, кроме костей.
— Твоих рук дело, да?
— Какой бессмысленный вопрос. Само существование этой нежити есть богохульство. Пепел к пеплу, прах к праху. Разве можно терпеть эту мерзость, которая идёт против воли нашего Господа? — недовольно сказала монахиня.
Конечно, это было частью причины. В контексте обычной религии она, безусловно, была права. Едва ли ей можно было возразить.
Священник едва заметно прищурился.
— Ладно, давайте догонять, отец Фернандо, — сестра Иллюмия с глухим стуком ударила кулаком по ладони и дёрнула подбородком в сторону тоннеля.

 
AkagiДата: Воскресенье, 06.03.2022, 19:10 | Сообщение # 26
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
4

Тоннель начал стремительно сужаться, и мне всё больше и больше казалось, что мы двигались по глотке огромного зверя. На моей коже выступили капли пота. Поскольку мы ещё не задохнулись, воздух не был полностью застоявшимся. Однако из-за изнуряющей жары могло показаться иначе.
Этот тоннель образовался естественным путём?..
Я не знала.
Вход сюда находился в крипте, однако сложно было представить, что нечто настолько большое возвели в древние времена. Тем не менее полное невмешательство человека тоже было сомнительным.
Здесь чувствовалась некая искусственность. Я не знала, было ли это намерением создателя, но это место будто сочилось злобой. Поэтому каждый мой шаг сопровождался мурашками по спине. Мне казалось, что я угодила в чьи-то внутренности.
Продвигаясь по маленькому подземному тоннелю, Берзак сказал:
— Если цель жителей деревни – принести тебя в жертву, то церковники, наверное, хотят убить тебя.
— Убить… меня…
Я уже об этом догадалась, но всё равно лишилась дара речи, когда он произнёс эти слова с такой уверенностью.
Таков был мир, возникший вокруг меня. Поглотив множество мыслей и интересов, он раскинулся во все стороны, словно паутина. Почему-то всё стало настолько сложным и запутанным, что никто больше не видел всей картины.
Однако я, кажется, теперь могла понять этот мир.
— Церковь и жители деревни следят друг за другом вот уже много лет, — сказал Берзак. — Источники не сходятся во мнении по поводу отношений между королём Артуром и религией. Для Святой Церкви это, несомненно, ересь. Она никогда не одобрит её воскрешение. Правда, в Святой Церкви не так уж много безнравственных людей, готовых пойти на уничтожение целой деревни из-за какого-то незавершённого ритуала, о последствиях которого ещё ничего не известно. В то же время жители деревни никогда не забывали о своей цели, но у них не было причин выступать против Церкви ради того, чего они практически не надеялись достичь. Результатом стала слежка друг за другом, растянувшаяся на столетия. По прошествии веков обе стороны утратили бдительность, из-за чего деревня стала ничем не примечательной на первый взгляд.
— Да, это в духе Святой Церкви, — коротко заключил мой учитель.
Меня тоже посетила смутная мысль, пока мы двигались по тёмным извилистым тоннелям. Если так, то в «оригинальный четвёртый день» первого круга меня убили люди из Церкви?
Учитель помрачнел, видимо, задаваясь этим же вопросом.
— Тогда кто эта женщина в маске?
Услышав вопрос учителя, Берзак закусил губу и после нескольких секунд молчания ответил:
— Раз уж Вы Лорд, то Вам наверняка известно о трёх элементах человека, я прав?
— Разумеется, — кивнул учитель. — Тело, разум и душа. Эти части неотделимы друг от друга и составляют человеческое существо. Просто куча белков и жиров не делает из тебя человека. Человек является таковым, когда эти три элемента связаны воедино.
Я слышала нечто такое в классе. Кажется, когда учитель оценивал доклады. Темой был анализ сущности человека с точки зрения магии.
— Значит, можно не объяснять. Вы уже поняли, что Грэй – это результат попытки воссоздать тело короля Артура? После многих веков деревня наконец-то получила незаменимый плод своих трудов.
То, что сказал Берзак, было очевидно.
Я была имитацией короля Артура. Я стала такой десять лет назад, копией древнего героя и живой жертвой.
Значит, она…
— Женщина в маске – результат воссоздания разума короля Артура.
— Разума?! — невольно воскликнула я. Такое вообще было возможно?
Я была телом Артура. Нас можно было сравнить с близнецами, идентичными друг другу не только внешне, начиная с лица и заканчивая ногтями, но и в генетическом плане. Возможно, даже кишечные бактерии были одинаковые.
Но что насчёт разума?
— Разве такое можно воссоздать?
— Эй, а как же я, живой тому пример? — раздался ленивый голос. — Ах, дорогие искатели истины, ваша забывчивость ранит меня до глубины души.
Рыцарь преувеличенно пожал плечами.
— Модель личности сэра Кея, — пробормотал учитель.
Серебряный рыцарь, который стал основой для личности Адда.
Если подумать, то женщину в маске могли создать таким же образом, не так ли?
— Эта технология существовала в прошлом. Воссоздание разума и тела для сотворения двойника относится к пережиткам Эпохи богов или, возможно, даже к недостижимому царству фей.
— Ха, ты даже об этом знаешь, я впечатлён. Сейчас всё защищено авторским правом, или как вы это называете, но тогда ничего такого не было. Мы могли копировать что угодно. Например, когда меня выбрали из-за моей личности, никого не интересовало, согласен я на это или нет.
Рыцарь мрачно рассмеялся.
Его слова встревожили меня.
Сэр Кей был личностной основой для Адда, косы в моих руках. Это я знала. Да, они думали и говорили о разных вещах, но из-за некоторых деталей я невольно видела в них одного и того же человека. Адд и рыцарь были похожи, словно два цветка, на одном стебле.
Но насколько они были похожи?
Если король Артур был… была приёмной сестрой сэра Кея, то кого этот рыцарь видел во мне? Нет, кого во мне видел Адд? От одних только размышлений над этим вопросом у меня сжималось горло, и я чувствовала невыносимый страх.
— Благодарю за объяснение, сэр Кей, — произнёс Берзак, склонив голову. — Поэтому, как только тело, разум и душа объединятся, Артур возродится как король былого и грядущего. По крайней мере, так считают жители деревни.
— Это странно, — сказал учитель. — Даже если тело и разум станут единым целым, воссоздать душу не представляется возможным. Если им это как-то удалось, то это уже не просто великий ритуал, а самая настоящая Третья Истинная магия.
Истинная магия.
Учитель упоминал об этом на лекциях в Часовой башне.
Несмотря на то, что магия являлась частью таинства, она была доступна людям. Развитие технологий также сказалось на её разнообразии. Теперь люди могли опускаться на дно океана, связываться друг с другом в мгновение ока на огромных расстояниях и даже летать на другие планеты.
Однако есть вещи, которые не существуют.
Точнее, пять вещей.
Исследователи таинств называют эти пять невозможностей «Истинной магией».
— Да, собрать вместе все три элемента невозможно. Так думали церковники и большинство жителей деревни, — согласился Берзак.
Это была неотъемлемая проблема воссоздания души. Деревне удалось справиться с телом и разумом, но последний элемент всё ещё был вне досягаемости.
Берзак резко повернулся к учителю.
— Способ воссоздать душу. Вам ведь он известен, не так ли?
На несколько секунд воцарилось молчание, которое будто говорило: «Мне-то откуда знать?» Но затем всё изменилось.
— Неужели… — простонал учитель. — Слуги!..
— Сам я их не видел, но в Войне за Святой Грааль Слуги призываются вместе с их душами из Трона героев, верно? — спокойно произнёс Берзак. — В таком случае, если начнётся Пятая Война за Святой Грааль и короля Артура призовут в качестве Слуги, то появится возможность объединить все три элемента.
Война за Святой Грааль.
Битва, в которой когда-то участвовал мой учитель. Битва, в которой он не так давно хотел принять участие вновь.
Война, на которой, по слухам, можно было призвать даже души героев, что среди магов считалось аномалией. Я никогда бы не подумала, что ритуал на Дальнем Востоке мог быть связан с этим местом именно таким образом.
— Разумеется, шансы того, что из миллионов Героических душ будет избран именно король Артур, мягко говоря, невелики. Однако Церковь заметила такую возможность. Поскольку они всегда посылают Наблюдателей, о Войне за Святой Грааль им известно гораздо больше, чем Часовой башне. Поэтому они заранее отправили людей из своей штаб-квартиры, чтобы те тщательно исследовали деревню.
— Вы про сестру Иллюмию, да?
Монахиня, которую направили сюда около года назад. Она была членом Святой Церкви? Берзак с лёгкостью дал ответ на этот вопрос.
— Именно. Сестра Иллюмия – незаконнорожденная дочь одного из кардиналов.
От такого неожиданного заявления у меня перехватило дыхание.
— Кардиналы… Это ведь верхушка организации?
— К сожалению, подобное не предают огласке, поэтому она росла в приюте. Однако её способности как экзекутора можно назвать весьма выдающимися. Обычно в столь отдалённые места не посылают кого-то вроде неё… значит, эта деревня её заинтересовала. Если верить кое-какой информации, она вызвалась добровольцем.
Карты вскрывались одна за другой.
Мой мозг не поспевал за всеми этими откровениями. На меня навалилось столько информации, что я попросту не могла её обработать.
Что произошло?
Что произойдёт?
До второго круга события развивались таким же образом?
— Ах да, кстати, сюда прибыл посланник Церкви под видом одного из странствующих торговцев. Похоже, он угодил в руки жителей деревни, — невозмутимо произнёс Берзак.
Поскольку я ещё не оправилась от предыдущих его слов, это добило меня окончательно.
— К-как?..
Как много тайных заговоров скопилось в этой деревне?
Разумеется, я не считала свою деревню обычной. Да, она могла показаться такой на первый взгляд, но я провела в ней почти всю свою жизнь и, как мне казалось, знала о её странностях. По крайней мере, в какой-то степени.
Однако это полностью выходило за рамки моего воображения.
Моя родина теперь казалась мне безнадёжно далёким местом. Я сама не заметила, как перестала идти, и наконец-то осознала это.
— Учитель?
Я развернулась и увидела, что он тоже остановился.
— Вот, значит, как, — учитель склонился и снова пробормотал: — Вот… значит… как… Сэр Кей?
— Ага, нас дурят, — пожал плечами серебряный рыцарь.
Учитель кивнул, после чего резко подошёл к стражу могил и задал вопрос:
— Берзак Блэкмор. Кто… нет, что стоит за Вами?

*


— Стоп-стоп-стоп-стоп, чего?! — раздался хриплый голос.
В воздухе плавало множество хрустальных шаров, несмотря на то, что сначала был только один. Они продолжали делиться, словно пузыри, пока не окружили их.
Голос принадлежал юноше со светлыми волосами. Его глаза горели невинностью и любопытством, что лишь подчёркивало беспокойную и искреннюю природу его сердца. И эти глаза смотрели в хрустальный шар.
— Почему всё так обернулось? Разве мистер Берзак не на стороне Грэй? Нет, нет, что ещё за разум короля Артура?! А, нет! Всё слишком размыто! Как думаете, если я вдарю по шару усиленным ребром ладони под тридцатиградусным углом, то смогу его починить?
Это был Флат Эскардос. Излишне говорить, что он был самым известным учеником класса Эль-Меллоев. Рядом с ним стоял ещё один юноша.
— Что происходит?!.. — простонал он.
Небольшие разряды молнии плясали вокруг ещё одного выдающегося ученика класса Эль-Меллоев, Свена Глашайта.
Из-за гнева юноши окружавшая его магическая энергия стала враждебной. Для тех, кто практиковал звериную магию, это было неизбежно, но враждебность редко достигала такого высокого уровня. Было очевидно, что он уже не мог сдерживать свои эмоции.
— Хм. Есть ли ещё смысл смотреть? Тяжёлая работа актёров должна быть вознаграждена, поэтому я добавил больше хрустальных шаров. Вам это не по нраву? — произнёс молодой человек в ответ.
Он выглядел молодым, но его истинный возраст невозможно было определить. В мигающем свете этот человек, которому на вид было лет двадцать пять, иногда походил на древнего мудреца. Было ли это характерно для высших Мёртвых Апостолов? В чём действительно можно было не сомневаться, так это в его изяществе и непредсказуемости.
Это был директор института Атлас.
Зепия Эльтнем Атласия. Человек, стоявший выше всех двенадцати Лордов Часовой башни.
Двое юношей столкнулись с одним человеком – или, возможно, стоило сказать «с одним существом» - в этом странном месте.
— Как я уже сказал, вы не можете вмешаться в реконструкцию. К сожалению, это против правил. В конце концов, вас тогда не было в деревне. Несмотря на проявленные в ходе прослушивания похвальные актёрские качества, вы не удовлетворяете основным требованиям. Я и так уже пошёл на компромисс, позволив вам наблюдать за всем из-за кулис.
Из-за манеры речи и уникальной подачи Зепии понять истинный смысл его слов было весьма сложно. Однако он, похоже, не врал.
Прямо сейчас хрустальный шар показывал Лорда Эль-Меллоя II и Грэй, которые были чем-то поражены. Невыносимые изменения в мире прошлого – или, возможно, связи, которые им открылись – доводили их обоих до грани.
Почему он был не с ними? Почему он не мог сказать им, что Свен Глашайт всегда будет на их стороне, что бы ни случилось? Расстройство было таким сильным, что его магическая энергия вышла из-под контроля, и теперь Свен отчаянно держал себя в руках, пытаясь собраться с мыслями.
И ещё…
Кое-что промелькнуло на задворках его разума.
Институт Атлас, организацию, которую возглавлял Зепия, иногда называли «адом на земле». Те, кто оказывался внутри, больше никогда не возвращались. Они погружались в исследования и посвящали свои жизни вечности. Они были похожи на вечно работающие компьютеры в холодной серверной комнате. Называть их живыми организмами было бы большим преувеличением.
Поэтому легко было понять, почему директор этого института проводил так много времени вне его стен. Ситуация в деревне была безотлагательной, но к ней всё равно стоило подойти с предельной осторожностью.
Прежде всего, что здесь происходит?
Свен осмотрелся. Он ничего не видел дальше пары метров, но юноше казалось, что это место было бесконечным.
Свен обладал не только необычным магическим чутьём, его основные чувства тоже были обострены до предела. И эти чувства говорили ему, что это пространство не подчинялось законам физики. Если он не мог понять структуру данного места, то о победе над этим человеком не могло быть и речи.
«Не спеши», — подумал он, проглотив недовольство.
Ему потребовалось лишь одно унизительное поражение. Того боя с назначенной на Печать Аозаки Токо хватило с лихвой. Она заставила его понять, что в этом мире далеко не с каждым противником можно было справиться с помощью звериной магии. Значит, ему следовало быть более осторожным. Ему нужно было взять свою цель за основу и создать условия для победы и защиты того, что он должен был защитить.
Следовало сначала понять, как именно работало странное устройство.
— Подождите, Вы ведь были тогда в деревне, — негромко произнёс Свен. — Значит, Вы тоже можете войти в тот мир, как учитель и Грэй?
— Ага. Твой анализ верен, но парадоксы нужно избегать. Если я войду в мир, при этом постоянно просчитывая его, то система пересчитает этот мир вместе со мной. Тогда я автоматически просчитаю результаты на основе этого пересчёта. Это будет огромной проблемой. Некоторые люди предпочитают сценарии с большим количеством информации, но в подобной вложенной структуре никак не разместить такие объёмы. Ах, мне также не терпится увидеть, как Лорд Эль-Меллой II и юный страж могил будут дальше пробиваться к своей цели.
Половину из того, что он сказал, невозможно было понять.
По сути это означало, что тот, кто имел наибольшее отношение к текущей ситуации, то есть Зепия, не мог контролировать происходящее в том мире. Похоже, что вне зависимости от того, было ли это симуляцией или прошлым, они все могли действовать без учёта мнения Зепии.
— Вы можете вернуть их назад?
— Не могу, к сожалению, потому что это нарушит договор.
— Договор?
— В прошлом Атлас заключил договор с тем, что в итоге стало этой деревней. Подписывал не я, но его сила абсолютна. Я должен следовать договору даже несмотря на аномалии вроде вас.
Договор Атласа.
Кажется, он уже где-то слышал об этом. Семь договоров, заключённых Атласом в прошлом. Институт обязан принять любой запрос от обладателя такого договора и полностью его поддержать… или что-то в этом роде.
Поэтому директор института Атлас, который по праву можно было назвать темницей, скитался по миру?
— …
Он обдумал имеющуюся информацию со всем тщанием, словно изучая сверкающий драгоценный камень или обнюхивая еду.
Какой бы простой ни была проблема, всё сводилось к одному. Юноша прекрасно это понимал.
Чтобы избежать очередного поражения, он должен был обрести максимально возможное преимущество. Как бы унизительно это ни было, он должен был собрать как можно больше возможностей, даже если ради этого придётся встать на колени и умолять.
«Он назвал меня, Флата и сэра Кея аномалиями».
Свен ещё раз тщательно всё обдумал, чтобы избежать сомнений.
Выходит, этот человек никак не мог знать ни о том, что они окажутся здесь, ни о событиях, которые произошли с их учителем и Грэй.
Он вспомнил, что ему сказали.
Зепия говорил так, словно мог предсказать будущее Лорда Эль-Меллоя II и Райнес. Это была квинтэссенция магии, прямая противоположность всему в Часовой башне. Сила просчитывать бесчисленные, если не бесконечные варианты будущего и говорить, что реальность – всего лишь один из множества сценариев, простое воплощение вычислений.
Но даже несмотря на это, Зепия называл текущую ситуацию аномалией?
В таком случае…
Свен завёл руки за спину и пошевелил пальцами.
Он настроил магическую энергию на волну, которую мог видеть только Флат, и придал ей форму текстового сообщения.
Они довольно часто пользовались этим, когда работали в команде.
Сообщение гласило: «Проанализируй эту магию, только незаметно».
«Лады!» — сразу же отозвался Флат.
Его сигналом было ритмичное потирание пальцев. Свен отчётливо чувствовал запах масел на их кончиках. Даже их учитель Лорд Эль-Меллой II не замечал, как они общались с помощью магической энергии и запахов.
Зепия тоже на это никак не отреагировал.
У Флата, возможно, получится потягаться с алхимией Атласа. Лучшим доказательством было то, что ему удалось пробить барьер в лесу и оказаться здесь. Если дать Флату достаточно времени, он, вероятно, сможет найти способ отомстить Зепии.
Оставалось только улучить момент…
Когда этот алхимик из института Атлас потеряет бдительность?
Не стоило исключать вероятность, что он уже знал об их намерениях. Зепия сейчас ничего не предпринимал не из-за лени или надменности, а потому что он думал, что Флат и Свен были недостаточно сильны. В его голове они уже, наверное, проиграли бой тысячи раз.
Если так, то ему нужен был какой-нибудь решающий фактор, помимо собственных усилий.
Но какой?
Мысли о бессилии не давали ему покоя.
Он ощущал себя улиткой, которая проползла всего пару дюймов, в то время как его противник уже обогнул земной шар. Однако, даже осознавая непреодолимую разницу в их способностях, он мог только продолжать действовать.
Когда наступит ключевой момент? Когда его учитель раскроет тайну? Когда рыцарь что-либо предпримет? Или, может, когда произойдёт нечто ещё более удивительное?
Почему ему всегда приходится полагаться на других?
Свен чувствовал боль в сердце, словно его зажали в тиски.
Каждое выражение лица Грэй и каждая её фраза, в которых чувствовались нотки печали, казалось, резали его изнутри. Свен впервые осознал, что наблюдение за действиями других людей может стать огромной нагрузкой для его тела. Он не испытывал такую боль даже во время пробуждения Магических цепей.
Однако…
Он будет ждать, даже если на это уйдёт целая вечность. Ждать возможности хотя бы немного помочь ей.
 
AkagiДата: Суббота, 02.04.2022, 16:02 | Сообщение # 27
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline


Глава 2


1

— Интересно, что сейчас делает мой брат? — внезапно пробормотала себе под нос Райнес, подперев подбородок ладонью.
Она сидела в офисе, из которого открывался вид на всю территорию факультета современной магии, который на самом деле занимал всего лишь одну улицу.
На элегантном столе из розового дерева высились стопки документов.
Одни из них являлись запросами преподавателей на приобретение новых катализаторов, в других же различные факультеты просили предоставить им аудитории во временное пользование.
Так или иначе, всё это были скучные хлопоты.
Как друзья, так и враги хотели извлечь выгоду для себя в отсутствие Лорда. Эта куча бумаг была в какой-то степени результатом их кропотливых усилий. Однако Райнес на самом деле было гораздо проще разбираться с этими делами лично, чем доверять их сначала приёмному брату, поэтому для девушки это была долгожданная возможность.
— Хмф, они даже попытались скрыть свои истинные намерения. Брат бы, наверное, купился.
Продуктивно подписывая и раскладывая бумаги, она вновь начала думать о своём брате и его ученице.
Поскольку деревня располагалась вне зоны покрытия сотовых операторов, она понятия не имела, чем они были заняты в данный момент. Да, с ними поехали Флат и Свен, но это никак не гарантировало их безопасность, особенно учитывая текущую ситуацию.
Грэй всегда старалась держаться от той деревни подальше.
Возможно, они отправились туда, чтобы разобраться с прошлым инцидентом.
В любом случае они уже не в первый раз подвергали свои жизни опасности.
Сделав такой вывод, она зевнула.
Девушка взяла чашку с горячим чаем и сделала глоток. Затем она схватила макарон яркого цвета и положила его в рот.
— Хм… Триммау?
— Да, госпожа? — произнесла горничная из ртути, до этого молча стоявшая рядом с ней.
— Это точно не из другого магазина? Почему он не такой вкусный, как раньше?
— Нижайше прошу прощения, госпожа. Согласно проверке на яды, ингредиенты не изменились.
— Вот как.
— Мне очень жаль, что Вы не получаете наслаждения от этих десертов, — добавила горничная, увидев недовольное выражение лица своей хозяйки.
— Хочешь сказать, что вкус стал другим именно поэтому?
— Если верить некоторым фильмам, при постоянстве вкуса его восприятие может измениться.
— Забудь всю эту чушь, которой тебя научил Флат.
— Я этим займусь, — невинно ответила горничная. Райнес негромко фыркнула.
За окном кружились увядшие листья.
Прошла уже половина января.
Скоро начнётся Пятая Война за Святой Грааль.
Она с глазу на глаз переговорила с информаторами из Церкви и узнала, что некоторые уже начали призывать Слуг. Также выяснилось, что назначенная Часовой башней охотница куда-то пропала, что было неудивительно. Предположительно, со временем Грааль сам выберет Мастеров, так что скоро все оставшиеся места будут заняты.
Даже если её брат незамедлительно покинет деревню Грэй, ему не успеть вовремя.
— Как ужасно… Нет, как восхитительно. Настолько восхитительно, что мне даже не нужно говорить об этом.
Она с улыбкой взяла ещё один макарон и съела его.
— Ах, какие бы трюки ни вытворял мой брат, ему никак не повернуть время вспять, не так ли? Он ведь не волшебник, в конце концов.
Девушка не могла знать, что эти слова совпадали со странной ситуацией, в которой оказался её брат.
 
AkagiДата: Суббота, 02.04.2022, 16:03 | Сообщение # 28
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
2

Воздух вокруг меня стал тяжёлым, словно затвердев в мгновение ока.
Мне казалось, что с тех пор, как мы оказались посреди лета второго круга, мои чувства стали острее. Функции тела были вынуждены работать под экстремальным давлением. Ах, даже в такие безнадёжные моменты мною двигало поверхностное желание жить. Не сказать, что меня это радовало, но в то же время я чувствовала некоторое облегчение.
Передо мной стояли учитель и Берзак.
Оба помогли мне в прошлом.
— Как вы уже слышали, я не враг вам.
Голос Берзака даже не дрогнул.
Он однажды сказал, что если стражи могил будут терять самообладание, то мёртвые не смогут покоиться с миром. С тех пор многое изменилось, но я по-прежнему отчётливо помнила эти слова. Берзак мало говорил, но каждое его предложение словно обладало собственной жизнью.
— Да, Вы нам не враг. Сэр Кей это подтвердил, — прищурившись, сказал учитель. — Однако я не могу назвать Вас просто союзником. Вероятно, в этом он тоже хотел убедиться. Иначе Вы не были бы так осведомлены о состоянии дел Святой Церкви.
— Ха-ха. Да ты, я смотрю, запоминаешь всё, что я говорю. Напоминаешь мне одного угрюмого адъютанта.
— Приму это за комплимент.
— Никакой это не комплимент. Однако адъютант из тебя вышел бы, наверное, неплохой.
Рыцарь негромко фыркнул, после чего посмотрел на Берзака.
— Всё это говорит о том, что у тебя есть какие-то странные связи с внешними организациями, не так ли? Возможно, с королём страны… Хотя нет, в этой эпохе у вас же «правительство», да?
Я широко распахнула глаза от столь неожиданных слов.
— В моё время в стране всё было довольно сложно. Предатели, предатели предателей, придворный волшебник, который был там лишь веселья ради, развратные рыцари и паинька король. С вмешательством Рима и прочих внешних сил всё стало ещё сложнее. Но благодаря этому я стал проницательнее. Непохоже, что информацию ты получил от какого-то конкретного человека, а твои замечания крайне неуместны. Звучит как не чья-то личная оценка, а как доклад огромной группы людей. Чёрт побери, стоит мне начать получать удовольствие, что-то обязательно всё испортит.
В тоннеле воцарилась тишина. Влажный и неприятный воздух, казалось, был пропитан ею насквозь.
— Мистер… Берзак?
Старый страж могил вздохнул, когда я произнесла его имя.
— Никогда бы не подумал, что с ними будет кто-то вроде Вас. Лорд Эль-Меллой II, конечно, проницателен, но это не значит, что он хорош в политике. Я считал, что смогу остаться незамеченным, если поблизости не будет той девушки, Райнес.
— Это признание?
— У некоторых из наших дальних родственников есть связи в британском правительстве. Из-за разногласий между деревней и Святой Церковью они иногда снабжают меня удобной информацией, — спокойно подтвердил он. — Я не действую в соответствии с правительством. Однако даром информацией они тоже не делятся. Полагаю, можно сказать, что мы преследуем одинаковые цели.
— Тогда, может, теперь Вы дадите ответ? Какова Ваша цель?
После недолгой паузы Берзак произнёс:
— Я хочу отсрочить возрождение короля Артура.
— Отсрочить, но не предотвратить.
— Я не только страж могил кладбища Блэкмор, но ещё и маг, который здесь вырос, — сказал Берзак. — Поэтому, будучи тем, кто наблюдает за этим местом, я должен ставить безопасность этих земель превыше всего. Если король Артур пробудится ото сна, то этот день станет настоящим праздником.
Его серьёзный голос пробудил во мне воспоминания.
Как этот человек однажды сказал, смерть нужно уважать, но не бояться. Когда-нибудь тёмная бездна преисподней рано или поздно поглотит и предаст забвению всё живое. Поэтому рождение каждой новой жизни – это повод для радости. И неважно, какое зло она может в себе таить.
Не знаю, почему, но мне очень нравилось, как он не сказал прямо, что это правда.
Обучение на стража могил кладбища Блэкмор было сложным. Я не раз теряла сознание в прошлом, но никогда не испытывала ненависти к этим тренировкам. Наверное, в этом и была причина.
— Однако время ещё не пришло. По крайней мере, я так думаю. Я хочу, чтобы Грэй сбежала, потому что это поможет мне осуществить собственное желание, — заключил Берзак. Затем, дёргая себя за бороду, он повернулся ко мне.
— Ты злишься на меня?
— Эм… На самом деле я… больше удивлена, — ответила я, не найдя других слов.
Неудивительно.
Я ещё не успела смириться с предыдущими откровениями о моей деревне. Даже услышав, что у стража могил, который заботился обо мне, были связи с правительством, я не знала, как реагировать.
Однако в моей голове засела другая мысль.
— Мистер Берзак… Вы ведь не думаете, что я должна умереть… верно?
— Конечно, нет.
Страж могил даже не посмотрел на меня. У меня почему-то возникло чувство, что это было проявление искренности. И поэтому я не стала его благодарить.
— Вот как, — кивнул учитель.
— Раз уж вы всё поняли, направляйтесь в боковой тоннель. Там есть путь, о котором не знают даже жители деревни. Так вам не составит труда выбраться на поверхность и сбежать.
— Нет, — в этот раз учитель покачал головой. — Я понимаю Вашу цель, но это предложение лишено смысла, поскольку мы уже его приняли.
— ?
Берзак никак не мог постичь то, что сказал учитель. Даже если бы мы рассказали ему, как очутились здесь, он, скорее всего, ничего бы не понял.
— Считайте это предвидением.
— Хм? Я наслышан о Ваших способностях. Разумеется, предсказывать будущее можно не только с помощью Мистических глаз, но…
— Прошу прощения, но мои способности здесь не при чём. Просто мне уже известен итог.
Несмотря на спокойный ответ учителя, его голос был суровым. Возможно, разговор затронул то, что его беспокоило. Похоже, что источник информации Берзака в правительстве также интересовался способностями учителя.
В тоннеле на несколько секунд повисло молчание. Словно желая нарушить тишину, рыцарь произнёс:
— Что будешь делать теперь?
Я на секунду растерялась.
— К-кто, я?
— Да, ты, — холодно ответил рыцарь.
Даже допрашивая Берзака, Кей вёл себя так, словно ничего не воспринимал всерьёз, но сейчас мне казалось, что он смотрел на меня с искренним вниманием. Фигура рыцаря размывалась так сильно, что различить выражение лица было невозможно, но я всё равно поняла его чувства.
По какой-то причине, услышав его вопрос, я сразу же подумала о кубике, который был моим единственным другом.
Он задал мне вопрос.
Он хотел узнать, что я намеревалась делать дальше.
— Я…
Слова застряли в горле.
Я знала, что если произнесу их вслух, то пути назад уже не будет. Обычно я следовала за учителем в опасные места по собственному желанию. Теперь же всё было с точностью до наоборот. Если я скажу то, что мне хотелось сказать, учитель последует за мной навстречу опасности. Учитывая его образ мышления, он также не сделает ничего, чтобы меня остановить.
Однако я всё же произнесла:
— Мне бы хотелось встретиться… с другой «мной». С разумом короля Артура.
Вероятно, я хотела сказать это уже довольно давно.
Я думала об этом с тех самых пор, как мы столкнулись с ней.
— Я хочу узнать… что происходит у неё в голове и что она думает обо мне. Узнать, во что верит не разум короля Артура, а она сама.
Несмотря на то, что у меня плохо получалось выражать свои мысли, я продолжила:
— Мне кажется, что она и есть секрет деревни, предстать перед которым мне не хватило смелости. Поэтому мне… несладко пришлось во время первого круга. Я струсила, а надо было поднять голову и не отступать.
— Первого круга?
— Пожалуйста, не обращайте внимания, — учитель прочистил горло, увидев, как Берзак подозрительно нахмурился.
— Хмф. Идея неплохая, — вновь заговорил рыцарь. — Но тебя убьют, если ты не справишься. Давайте-ка кое-что проясним. На меня нельзя положиться. Я не один из тех дурней с мускулами вместо мозгов, которые могут переломить ход битвы лишь благодаря своей силе. Наверное, безопаснее будет просто сбежать, как и предложил страж могил.
— Знаю. Я тоже так думаю. Но мне всё равно хочется встретиться с ней.
— А ты уверена, что ей тоже этого хочется? Вы ведь уже встретились не так давно, а она взяла и просто ушла. Конечно, если тебе хочется подраться с теми костяными воинами или угодить в лапы жителей деревни и стать жертвой в сомнительном ритуале, то флаг тебе в руки.
— Знаю. Но мне всё равно хочется встретиться с ней, — повторила я.
— Ха, какая же ты упрямая.
Рыцарь пожал плечами и повернул голову.
— А ты что думаешь, Берзак Блэкмор?
— Что ж, ничего не поделаешь, — старый страж могил вздохнул, после чего поднял морщинистую руку и указал на меня. — Грэй, держи Адда на уровне глаз.
— А? Но ведь он спит…
— Это не имеет значения. Сейчас важны функции Адда как Тайного знака, а не его личность. Пересаженная тебе Магическая метка была специально настроена под него, поэтому тебе лишь нужно предоставить всё косе, как обычно.
— Х-хорошо…
Я подняла косу, следуя инструкциям Берзака, как это было уже много раз во время тренировок.
Удерживая косу как можно ближе к центру тяжести своего тела, я собралась с мыслями. Границы между нами начали стираться, уступая место 「   」.
— Сосредоточься. Сделать себя как можно меньше – это то же самое, что заставить себя расшириться до крайности. Сожмись и заполни мир своим сознанием(собой).
Я изо всех сил постаралась задушить улыбку, потому что это было очень похоже на то, о чём учитель однажды говорил в классе. Я уже довольно давно посещала лекции в Часовой башне, однако большая их часть не отложилась в моей памяти. Мне казалось, что я была дурочкой, которая пялилась на огромный кусок золота, не ведая о его ценности. Но даже так мне удалось кое-чему научиться.
Всё это казалось мне чересчур роскошным подарком.
Я сделала глубокий вдох и сосредоточилась на спящем Адде.
Раздался глухой стук, когда косовище коснулось моей головы. От холода металла лоб слегка онемел, и вскоре по всему телу распространилось покалывание, проникая под кожу.
В моём разуме засияли огоньки.
Внезапно они соединились вместе, и вокруг меня раскинулся целый Млечный Путь.
— Свет… ведёт меня… — неосознанно пробормотала я.
— Вот так сюрприз, — раздался голос Берзака. — Я изначально планировал убедить тебя сбежать, если ничего не получится… Поверить не могу, что тебе удалось с первого раза. А ведь полдня всего прошло. Что случилось?
Для него полдня, а для меня полгода. Большая разница.
Однако это было не всё.
— Что мне делать дальше?
— Скажи путеводному свету, куда ты хочешь отправиться. Я не знаю, как это место выглядит в целом, да и разуму короля Артура с Церковью это тоже едва ли известно. Но Адд – совсем другое дело. Это безжизненный Тайный знак, выполняющий функцию печати, и именно поэтому у него есть право знать всё о кладбище.
Учитель как-то сказал, что кладбища – это маленькие подземные миры.
Возможно, это место было таким же. Кладбище Блэкмор. Святилище, где живому не было места. При создании Тайного знака, коим являлся Адд, ему добавили способность резонировать с этим священным местом.
«Страж могил» - это не только Берзак или я, но и этот Тайный знак. Осознав это, я продолжила фокусировать сознание на свете. Было очень много скрытых смыслов, которые я не могла понять.
Мне предстояло просеять их и выбрать нужную информацию.
Лучи света указывали в разные стороны.
— Ты в порядке?
— Д-да, учитель.
Услышав это слово, Берзак нахмурился. Ой. Но ситуация и так была слишком сложной, чтобы объяснять, что мы прибыли из будущего. Если мы всё ему расскажем, это лишь приведёт к ещё большему замешательству.
— В-всё нормально. Я знаю, куда идти. За мной.
Я заставила свои одеревеневшие ноги двигаться и побежала вперёд. Скорее всего, из-за настройки мой слух обострился. Поэтому я услышала, как учитель прошептал:
— Спасибо, сэр Кей.
— Чего это ты вдруг?
— Вы помогли сказать то, что было нужно.
— А, ерунда. Я просто подумал, что лучше заставить кого-нибудь принять решение, чем тратить время на споры.
Слова учителя почему-то отозвались во мне грустью. Сколько помощи я получила от других? В моём сердце возникло смешанное чувство стыда и облегчения.
Дабы забыть про эту грусть, я шагнула вперёд в неизведанную тьму подземелья.
 
AkagiДата: Суббота, 02.04.2022, 16:04 | Сообщение # 29
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
3

Сестра Иллюмия бежала по подземному тоннелю.
Дороги под деревней были сложными и запутанными. Она не знала всех путей и поэтому двигалась по знакомому ей проходу, чтобы добраться туда, где могла оказаться Грэй.
Не останавливаясь, державший фонарь и тяжело дышавший отец Фернандо произнёс:
— Ха… Ох… Ха… Значит, Грэй всё-таки отправилась с тем магом в тоннели?
— Именно, отец Фернандо, — подмигнула ему Иллюмия.
— Я… просто… не понимаю… Она ведь была довольно покладистой. Ей, конечно, не говорили всего, но разве она не из тех, кто готов добровольно расстаться с жизнью? Нет, наверное, стоит сказать, что её вырастили именно такой, разве нет?
— Может быть, что-то заставило её изменить своё мнение.
Сказав это, Иллюмия слегка замедлилась.
Отец Фернандо с подозрением наклонил свою круглую голову.
— И это «что-то» - Лорд Часовой башни?
— Грязные маги!
Лицо Иллюмии исказилось.
— По крайней мере, ему удалось отослать принцессу Эль-Меллой. Мои просьбы покинуть деревню не пропали зря.
— Порой даже я не знаю, как относиться к твоим странным предпочтениям.
— Все они еретики, поэтому внешняя привлекательность как никогда важна. В любом случае те, кто не следует учениям Господа, недостойны моего доверия, — надменно заявила Иллюмия, однако лицо её осталось бесстрастным.
Священник вытер пот со лба и нахмурился.
— Так ты из этих.
— Мне кажется, Вы слишком добры к этим еретикам. Их вообще не нужно учитывать.
— Вот как? Провинциальные священники вроде меня на самом деле не понимают, о чём там думает начальство.
— А незаконнорожденные дети относятся к начальству?
Монахиня довольно улыбнулась при виде того, как священник изо всех сил старался догнать её, вытирая лицо платком.
Контраст между фигуристой соблазнительной женщиной и почти круглым священником был таким сильным, что всё это походило на сцену из старого фильма ужасов.
Вскоре тоннель расширился.
Из непроглядной тьмы, где можно было спрятать целый особняк, возник силуэт.
— Попалась!..
Однако, приглядевшись получше, Иллюмия несколько раз моргнула.
Монахине показалось, что она ощутила ауру Грэй, но перед ней стоял совершенно другой человек.
Фигура, облачённая в какие-то доспехи и странную маску, медленно повернулась к Иллюмии. За её спиной стояло множество костяных воинов. Даже в этом странном подземелье они излучали на удивление могущественную ауру.
— Гляньте-ка, кто тут у нас, — в чайных глазах Иллюмии отразились одновременно нервозность и желание сражаться. — Мы в этой деревне уже давно, но это наша первая встреча, не так ли?
— …
Фигура в маске не ответила.
Однако она смотрела прямо на монахиню и священника.
Я много слышала о тебе, разум короля Артура. Слышала, что ты главенствуешь над тенями кладбища Блэкмор. Нет желания поприветствовать экзекутора Святой Церкви?
Похоже, монахиня знала, с кем столкнулась.
После нескольких секунд молчания женщина в маске подняла руку.
«Избавьтесь от них», — последовал резкий мысленный приказ.
Защищавшие её костяные воины бросились вперёд. В сестру Иллюмию полетели два копья, но броня на её руках вовремя отразила снаряды. Она устремилась к противникам и начала яростную атаку.
Рука Иллюмии сразу же пронзила насквозь одного из воинов, а второй спустя мгновение расстался с нижней челюстью.
— Здраво мыслишь! Мне это нравится!
На Пепельных замках монахини заплясали пурпурные электрические разряды.
Из-за того, что этот Тайный знак мог сразить любое мистическое существо, улыбка монахини становилась ещё свирепей. Каждый раз, когда её удар обрушивался на еретика, она ощущала всю полноту своей жизни.
— Я собиралась убить Грэй, но вместо этого можно разделаться с тобой. Если одна из вас исчезнет, деревня не сможет провести свой тупой ритуал по возрождению короля Артура, не так ли?
Иллюмия облизнула свои алые губы и приготовилась разделаться с оставшимися костяными воинами.
Однако она вдруг резко замерла и ударила тыльной стороной ладони по плечевой кости воина, подкравшегося к ней со спины. В этот момент её глаза округлились.
— Это ещё что?..
Её возглас опустился на пол подземной пещеры.
Костяные воины, которых Иллюмия разнесла на куски, восстановились и вновь готовились напасть на неё. Даже кость, которую она только что сломала ударом ладони, срасталась на глазах. Монахиня словно смотрела видеозапись в обратном направлении.
Апперкотом Иллюмия вновь разбила челюсть одному из противников, после чего отпрыгнула назад, чтобы не дать себя окружить.
— Как такое возможно? Мана здесь очень разрежена, но тогда откуда у этой мелюзги столько магической энергии? Мне нужно бить по каким-то уязвимым точкам, чтобы они сдохли окончательно?
— Сестра Иллюмия… Это из-за… поверхности… — поспешно сказал отец Фернандо, чей взгляд в панике метался вверх и вниз.
Значит, дело было в поддержке со стороны жителей деревни.
Она уже думала о такой возможности.
В данный момент огромная группа людей молилась статуе Чёрной мадонны на поверхности.
Это было равносильно предложению собственной магической энергии, а у местных жителей од было гораздо больше, чем у любого другого обычного человека современной эпохи.
Поэтому костяные воины могли восстанавливаться бесконечно. Мёртвые оставались на этой земле, передвигались и наносили удары оружием, потому что принимали молитвы и намерения живых.
Сестра Иллюмия вновь увернулась от атаки в самый последний момент.
— Этому нет конца!
«Именно», — последовал гулкий мысленный ответ.
Женщина в маске, которая до этого оставалась в стороне и наблюдала, начала действовать.
— !..
Иллюмия ощутила слабость в коленях.
Вся её энергия внезапно исчезла.
Женщина в маске вбирала всю од монахини, чтобы что-то воплотить. Появившаяся сущность, похожая на духовную, поглощала од жителей деревни и рассеянную ману из окружающего пространства, создавая бурю, которой не было места под землёй.
Мана была подозрительно разреженной, потому что…
— Здесь что-то есть?.. — простонала Иллюмия, управляя магической энергией в своём теле. Она не могла сказать наверняка, была ли верна её догадка.
Потому что в руках женщина в маске держала…

*


Меня словно вела сияющая звезда.
Свет, возникший в моём разуме, казалось, заставлял меня идти по тоннелю. Когда мы достигали развилки, тело двигалось само по себе, не позволяя мне потеряться во мраке. Я брела словно во сне, ведя за собой учителя, рыцаря и стража могил. Путь был на удивление долгим, и я осознала истинный масштаб этих подземных тоннелей.
Спустя какое-то время мы оказались в большой пещере. Здесь находилось какое-то строение. Учитель поднял руку, излучающую магический свет.
— Это подземный храм?..
— Или могила, — пробормотал учитель.
Это и был секрет деревни, тайное знание стражей могил, которое мне ещё не передали?
— Вы что-нибудь знаете об этом, Берзак Блэкмор?
Берзак покачал головой.
— Нет. Я слышал, что под землёй есть какая-то постройка, но сам её не видел.
Без дальнейших вопросов мой учитель сделал шаг внутрь храма. Стоило нам войти, как перед нами возник силуэт.
Но это был не человек.
В храме стояла статуя.
При виде хорошо знакомой мне фигуры я невольно ахнула.
— И здесь Чёрная мадонна…
В углу храма высилась окрашенная в чёрный цвет статуя Богородицы.
Инстинкты подсказывали мне, что она была такой же старой, как и сам храм, возможно, даже старше. Вполне вероятно, что Чёрная мадонна на поверхности была лишь копией этой статуи.
— У меня была гипотеза насчёт неё, когда мы посещали деревню в прошлый раз, — сказал учитель, глядя на Богородицу. — Чёрные мадонны возникают по всей Европе в самых разных формах. В большинстве своём они были созданы путём слияния с богиней-покровительницей земли.
— Богиней-покровительницей?
— Многие святые покровители появляются таким же образом. Большинство религий в какой-то степени адаптируются. Когда религия охватывает новый регион, она не только распространяет свои учения, но и оставляет небольшой простор для усвоения местных легенд и мифов. Чёрная мадонна – яркий тому пример.
Голос учителя разносился по храму, словно по аудитории во время лекции.
Он будто восхвалял статую.
И в то же время подвергал её критике.
— Есть одна волшебница, которая считается производной от богини-матери. Она упоминается в самых разных легендах множества эпох и, вероятно, является результатом слияния нескольких реально существовавших фигур. Сэр Кей, Вам ведь знакома Моргана, которая, как и Вы, фигурирует в легендах артуровского цикла?
— Какой же ты назойливый учитель, — произнёс рыцарь, пожимая плечами.
Однако мне показалось, что Кей не испытывал раздражение. Ему просто хотелось поиздеваться над учителем.
Фея Моргана.
Насколько я помнила, она была старшей сестрой короля Артура в артурианском цикле. Это означало, что у неё также были сложные отношения с приёмным братом Артура, сэром Кеем.
Учитель продолжил, никак не отреагировав на слова рыцаря:
— В кельтской мифологии часто упоминается Морриган. В одних мифах она королева мёртвых, в других – богиня войны. Иногда она появляется в образе трёх богинь судьбы. Однако Морриган связана с воронами и часто принимает их облик.
Вороны.
Nevermore.
И стражи могил кладбища Блэкмор, которые ведут за собой вороньи стаи.
— Ха. К сожалению, я мало что знаю о Морриган. Она была непростой женщиной. Впрочем, многие женщины – та ещё загадка, — отозвался рыцарь таким тоном, словно рассказывал историю из своего прошлого.
Как много времени для него прошло с тех пор? Несколько дней? Или, может, сотни лет, как и для нас? Или же это было совершенно другое чувство?
— Однако эта деревня, вероятно, связана с Морганой. Статуя чем-то напоминает мне её. Хмф, так вот почему выбрали именно это место, — рыцарь криво улыбнулся. — Вряд ли она хотела спасти её. Моргана ненавидела короля. Кажется, она и Мордред плели какой-то заговор. Конечно, после её гибели ненависть стала бессмысленной, но я на тот момент был уже мёртв, поэтому мало что знаю.
Мне было известно, чем закончилась легенда о короле Артуре.
Битва при Камлане. Король Артур сразил рыцаря-предателя Мордреда, но получил смертельное ранение и отдал святой меч верному рыцарю Бедиверу. Существовало довольно много версий этой самой знаменитой легенды во всей Британии. В одной из них описывается появление трёх фей, среди которых была Моргана.
Учитель мягко покачал головой.
— Я понятия не имею, о чём тогда думала Моргана. Если Вам это неизвестно, то мне и подавно. Однако, какими бы ни были её мысли, она оставила после себя искру. Эта искра передавалась из поколения в поколение и спустя тысячелетие обрела воплощение.
В этот момент учитель на секунду замолк.
— В результате появилась Грэй.
— …
Разговор вновь неизбежно переключился на меня.
Однако в этот раз я не особо удивилась.
Учитель повернулся к старому стражу могил.
— А Вы что скажете, Берзак Блэкмор?
— От своего предшественника я знаю лишь про правила деревни. Они всегда передавались от одного стража другому, включая то, что касается Чёрной мадонны.
— Вы про те самые четыре правила?
Четыре правила деревни.
Первое: помолиться статуе Чёрной мадонны по прибытии в деревню.
Второе: не выходить на улицу ночью.
Третье: не подходить к кладбищу в одиночку.
Четвёртое: кладбище можно посещать в составе группы, однако приближаться к болоту запрещено.
Разумеется, я их помнила.
Учитель переспросил на всякий случай, а Берзак со всей серьёзностью кивнул.
— Да. Когда кто-то нарушает эти правила, я узнаю об этом с помощью Магической метки стражей могил. Эта часть ещё не была пересажена Грэй.
— А…
Я прикрыла правую руку.
Да, они назывались и работали одинаково, но Магическая метка стражей могил кладбища Блэкмор очень сильно отличалась от метки магов. Новая магия в неё не вплеталась, но она практически не отторгалась, из-за чего её можно было пересадить любому, даже мне, забыв про кровное родство. В плане использования она в основном предназначалась лишь для управления Аддом.
Я только что узнала, что с её помощью ещё можно было следить за деревней, но не считала это чем-то поразительным.
Однако…
— Учитель?..
— Четыре правила… — пробормотал он, прижав пальцы ко лбу. — Первое: нужно помолиться статуе Чёрной мадонны. Если так, то…
Затем он пальцем нарисовал в воздухе окружность.
У меня возникло смутное ощущение, что это была надежда деревни. Небольшая выемка находилась в том же месте, что и на карте. Я слегка удивилась тому, что это сохранилось у меня в голове.
— Не ходить на кладбище в одиночку по сути означает, что тебя должен сопровождать страж могил?
— Да, можно и так сказать, — согласился Берзак.
— Когда это… Нет, на кого это повлияет в данной ситуации…
Учитель склонился и замолчал.
Когда он так размышлял, то почти ни на что не реагировал. Он словно запирался в чертогах разума, вкладывая все свои умения и ум в решение сложной загадки. Его нельзя было назвать компетентным магом в сравнении с другими, однако в плане знаний и мыслительных способностей он едва ли кому-то уступал. Возможно другой маг посмеялся бы над этим, назвал тщетными усилиями, но такова была отличительная особенность моего учителя.
Поэтому я не мешала ему. Берзак и рыцарь тоже хранили молчание.
— Грэй.
Спустя какое-то время учитель назвал моё имя.
— Д-да, я здесь.
— Ты хочешь встретиться с разумом короля Артура, верно? Раз так, поможешь мне кое с чем?
Услышав его просьбу, я невольно заморгала.
— К-конечно, но Вы точно хотите возложить это на меня?
— Лучше тебя никого нет. Будет гораздо эффективнее, если это сделаешь ты, а не я. Рискованно, да, но только так мы сможем продвинуться дальше.
Я сглотнула, услышав слово «рискованно».
Учитель часто оказывался в опасных ситуациях, из-за чего его способность замечать риски заметно улучшилась. Насколько опасной была задача, если учитель вынес такое суждение?
Несмотря на это, я кивнула.
— Поняла.
Что бы ни произошло, я не должна отказывать учителю в просьбе. Я не знала, насколько это было опасно или почему он попросил именно меня, но мне нечего было возразить. Единственное, за что я не смогла бы себя простить – это неспособность помочь моему учителю. Однако если я скажу ему об этом, то только всё усложню.
Когда я молча сделала свой выбор, храм внезапно озарила вспышка света.
Нет, это точно была именно она? Несмотря на сияние, свет существовал лишь в наших головах.
Однако мы знали, что это был за луч света.
— Это!..
Не успев оправиться от потрясения, мы в панике выбежали из храма.
И увидели то, во что сложно было поверить.
 
AkagiДата: Суббота, 02.04.2022, 16:06 | Сообщение # 30
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
4

Рядом с храмом сошлись в поединке две силы.
Одной из них, разумеется, были костяные воины и фигура в маске.
Облачённая в тяжёлые доспехи женщина была похожа на генерала, который властвовал на древнем поле боя. А из-за зловещей маски она походила на ведьму, наблюдавшую за миром с небес.
Однако.
Проблема заключалась в копье, которое она держала в руках.
Окутанное тёмной магической энергией, оно было усеяно шипами, словно волчьими клыками. Несмотря на то, что внешне они разительно отличались, мне пришлось признать, что это оружие было похоже на копьё, которым обладала я.
То есть это…
— Тёмный Ронгоминиад…
Мой голос дрожал.
Я даже не думала, что мне доведётся увидеть нечто такое.
Нет, в каком-то смысле это было неизбежно. Поскольку я была телом короля Артура, а она – разумом, факт наличия у нас обеих похожих копий не был чем-то удивительным.
Я услышала, как мой учитель сглотнул.
— Как такое возможно?
— Я слышала, что моё «копьё» - лишь тень оригинала.
Я крепко сжала в руках свою косу. Несмотря на то, что мой ответ не был объяснением, учитель, похоже, понял, что я имела в виду.
— Ясно. Раз твоё копьё всего лишь тень, то они вполне могут существовать одновременно. Вот же чёрт.
Сказав это, учитель осмотрелся. Если она пустила в ход копьё, то ей явно кто-то противостоял.
Её противник также был нам знаком.
Святая Церковь. А именно монахиня, появившаяся здесь около года назад. Девушка, которая, как мне сказали, была незаконнорожденной дочерью кардинала.
— Сестра Иллюмия.
— О, кого я вижу. Я думала, тебя уже не догнать. Однако ты сама пришла ко мне.
Её чувственные губы изогнулись в улыбке.
Конечности монахини покрывала странная, древняя на вид броня. Взмахом руки она расколола череп одного из скелетов.
Однако костяные воины недолго оставались поверженными.
Они вставали один за другим там, где уже прошлась монахиня.
Создавалось впечатление, что чем больше скелетов она уничтожала, тем больше их поднималось. Монахиня выглядела раздражённой, видимо, потому что это продолжалось уже какое-то время. Вытерев ладонью пот с шеи, она преувеличенно тяжело вздохнула.
— Ох… Значит, они действительно получают магическую энергию от жителей деревни.
— Что?
— Маны здесь не так много, но пока есть канал, они продолжат посылать сюда свою од. Ах, вот почему эти еретики полны греха. Подражая Господу, они делают нечто совершенно иное.
Иллюмия надулась и начала действовать.
Её атака была настолько выдающейся, что заслуживала места в учебниках по боксу.
Руки скелетов разбивались вдребезги, а ноги разлетались в разные стороны. Однако они не отступали. Более того, их части тела восстанавливались за считанные секунды, и костяные воины вновь начинали наседать на Иллюмию с целью окружить её.
— Ох! Всё, с меня хватит!
Бросившись вперёд со скоростью ветра и поднырнув под удары скелетов, она повернула голову.
— Отец Фернандо!
— Д-да, я знаю!
Почти круглый священник укрылся за её спиной и сделал глубокий вдох. Крепко сжав в руке распятие, он закричал:
— Слушайте сие, все народы; внимайте сему, все живущие во вселенной, - и простые и знатные, богатый, равно как бедный.
Эти слова я слышала много раз во время проповедей. Несомненно, в них была необыкновенная «сила».
— Человек никак не искупит брата своего и не даст Богу выкупа за него: дорога цена искупления души их, и не будет того вовек.
Его голос творил заклинание.
Это был всплеск таинства, неотделимого от этой земли.
Часовая башня называла это величайшей магической основой человечества.
— В мыслях у них, что домы их вечны, и что жилища их в род и род, и земли свои они называют своими именами. Но человек в чести не пребудет…
По мере произношения священных слов начались изменения.
Приготовившиеся к нападению скелеты вокруг священника внезапно замерли. Некоторые из них рухнули на землю и в мгновение ока рассыпались в прах.
— … он уподобится животным, которые погибают.
Священник начертил в воздухе крест и закончил свою молитву. Все костяные воины, что его окружали, рухнули, словно пресмыкаясь перед чудесным светом Господа.
— Обряд крещения!.. — простонал учитель.
Это был единственная магия, которую допускала Святая Церковь. Так однажды сказал учитель во время лекции. Наверное, именно поэтому она и была такой всемогущей.
— Это процесс принудительного очищения путём использования величайшей магической основы человечества на основе веры Святой Церкви. Физический урон невелик, но против духов и проклятий он невероятно эффективен. Именно так вера, которую они всему навязывают, действует как ключ к божественным началам.
— Да уж!..
Вот как, возможно, слово «всемогущий» здесь действительно было уместно.
Недостаток разнообразия не являлся проблемой, потому что всё можно было подавить невероятной мощью одной силы. Да, учитель говорил, что Святая Церковь не ограничивалась Обрядами крещения и использовала, например, так называемые «Таинства», да и сверхъестественные физические способности Иллюмии явно на это намекали, но я всё равно была поражена.
— Похоже, что духовные ядра женщины в маске и рыцаря этим не проймёшь, но тем девяти воинам лучше к ним не приближаться. Да и нам, скорее всего, тоже достанется…
Мне сказали, что сестра Иллюмия – экзекутор, посланный Святой Церковью с целью предотвратить возрождение короля-еретика - была грозным противником.
Однако я даже не думала, что священник, который всегда присматривал за церковью, тоже был магом.
— Ха-ха, вполне ожидаемо. Одним этим трюком с вами не разделаться.
Глядя на очередную волну костяных воинов, она кивнула в мою сторону.
— Но ведь мне не нужно разбираться с разумом короля Артура, не так ли? Чтобы добиться своей цели, я могу просто убить тебя(тело).
— !
На лице Иллюмии возникла звериная улыбка, и она хлопнула в ладони, которые были закованы в броню.
Когда мне показалось, что я могла различить её блестящие зубы, она взмыла в воздух. Ловко отталкиваясь от стен пещеры, она устремилась вперёд. Ни один зверь не мог сравниться с ней в скорости, не говоря уж о человеке.
— Да что она такое?! — ошеломлённо пробормотал учитель.
Я уже видела такое однажды, на «Рельсовом цеппелине».
Экзекуторы. Гордая боевая единица Святой Церкви. По силе они, словно заточенные клинки Господа, явно не уступали магам Часовой башни!..
Поскольку Адд по-прежнему спал, даже обычное усиление давалось мне с трудом. Я не могла уследить за её быстрыми движениями. Превратившись в смертоносную стрелу, Иллюмия проложила затейливый путь во мраке и бросилась на меня.
Моё тело начало двигаться само собой.
Мне как минимум нужно было защитить учителя.
Но его рефлексы, к сожалению, были недостаточно хороши, чтобы среагировать. Да и целью этой атаки была я, а не он.
— Жаль, что ты родилась в этой деревне, — прошептала Иллюмия.
Последним, что я увидела, были её латные перчатки, искрящиеся пурпурными электрическими дугами. Однако вместо удара раздался громкий лязг.
Я не поверила своим ушам. Перчатки Иллюмии столкнулись с топором Берзака.
— Хм? Я думала, Вы будете просто стоять в сторонке и наблюдать.
— Я страж могил кладбища Блэкмор, м негромко произнёс Берзак, когда перчатка ударилась о топор. — Девочка, которую я выбрал своей преемницей, хочет кое-что сделать. Значит, мой долг – помочь ей осуществить желаемое.
— Как мило с Вашей стороны.
Иллюмия улыбнулась…
…и её ноги превратились в тени.
Со сверхъестественной скоростью они устремились вперёд, пролетев в волоске от головы Берзака. Я бы не удивилась, если бы этот удар, попади он в цель, рассёк лицо старика надвое, будто ножом.
Но Берзак даже бровью не повёл.
— Иди!
Я бросилась бежать, словно подгоняемая его голосом.
Из-за того, что магическая энергия в пещере была очень разреженной, мне едва удалось кое-как усилить своё тело, чтобы размахивать косой и отгонять костяных воинов. Я будто бежала по пояс в воде, но всё равно отчаянно заставляла свои ноги двигаться и крепко сжимала в руках косу.
Пока не остановилась перед женщиной в маске.
«Почему ты до сих пор здесь?» — эхом разнеслась её мысль.
Она уже задавала этот вопрос, но в этот раз он пробудил во мне другие ощущения.
Тогда я чувствовала лишь страх. Я понятия не имела о существовании этой пещеры под моей деревней и своей копии.
— Я пришла встретиться, — кое-как выдавила я из себя.
«С какой целью?»
— Хочу кое-что… спросить, — запнувшись, ответила я.
Костяные воины даже не думали останавливаться. Из-за того, что во мне не осталось даже десятой части моей обычной силы, я была не в состоянии орудовать косой привычным образом. Мне оставалось лишь отталкивать их, не давая приблизиться. На что-то ещё сил не оставалось.
Я была в полном раздрае.
Однако я всё равно задала свой вопрос.
— Ты действительно разум короля Артура?
«Да. Я воля короля былого. Оболочка, отголосок. Я существую лишь для того, чтобы хранить эти знания».
Информация передавалась через её мысли.
Одно лишь это пугало меня. Как она и сказала, в этих мыслях содержалась её воля. Однако... всё было слишком упорядочено. В этом не было никакого смысла.
Мне словно показывали массив формул и чисел.
Если женщина в маске на самом деле была разумом короля Артура, то какой она была при жизни? Несмотря на то, что она один раз спасла бесплодный уголок Британии, многие рыцари восхваляли её как героя. Её любил народ, воспевали барды и поэты. Даже спустя тысячу лет она оставалась самым выдающимся героем этой нации.
Однако.
Если женщина передо мной являлась её разумом, то… человек вообще мог быть таким? Она походила не на человеческое существо, а на нечто иное вроде божественного духа
Нет.
Я пришла сюда не для того, чтобы думать об этом.
Поэтому я подняла голову, чтобы задать очередной вопрос.
— Ты всегда была здесь?
«…»
Её мысли заполонила пустота.
Это была эмоция сродни удивлению. Она словно интересовалась, почему из всех вопросов я задала именно этот.
— Я…
Сначала мне показалось, что этот звук издала сама пещера, готовая вот-вот обрушиться. Однако это была женщина в маске, которая решила заговорить вслух вместо того, чтобы передавать мне свои мысли.
— Я пробудилась здесь десять лет назад одновременно с тобой.
— Одновременно… со мной?..
Я на мгновение лишилась дара речи.
Разумеется, я помнила, что произошло десять лет назад, когда моё тело начало меняться и когда я стала преображаться в кого-то другого. Тогда я не могла смириться со своим превращением и по возможности пряталась от всех и вся. Я понятия не имела, что она пробудилась вместе со мной.
Получается, что все эти десять лет она жила здесь, под землёй.
— Жители деревни… они в курсе?
— Об этом знает лишь старая женщина, которую они называют своим лидером. Ты зовёшь её «бабушкой», да? У Церкви тоже были свои подозрения.
— …
В этой деревне велась безмолвная война.
Истину, которую скрывали от меня десять лет, мне наконец-то открыла та, кого можно было назвать другой мной.
— Честно говоря, я думаю, что тебе лучше бежать. Спасаться бегством на край света.
Её голос был таким тихим, что, казалось, обволакивал землю под моими ногами.
Из-за этого я воспринимала все, что она говорила, как чистую правду. Настолько сильными были её слова.
— Однако ты вернулась. Поверить не могу. Что ж, у меня нет другого выбора… Тебе не покинуть это место.
Женщина медленно подняла руку.
По моей спине пробежали мурашки.
Увидев вспышку тёмного Ронгоминиада, я выставила перед собой косу.
Невероятная сила отбросила меня назад. О сражении с ней не могло быть и речи. Меня развернуло под неестественным углом, и я со всей силы ударилась спиной о землю. Моё тело затопило огромное количество магической энергии. Все нервы будто перерезали. Что-то словно сжигало мои плоть и кровь.
Я стиснула зубы.
Мне кое-как удалось встать, опираясь на косу, но я знала, что мои ноги безудержно тряслись.
Более того, коса затрещала, словно разваливаясь от силы удара.
Долго мне не продержаться!..
Её атака была довольно милосердной, видимо, потому что она хотела сохранить мне жизнь.
Однако для Адда в форме косы это был предел.
Адд по-прежнему спал и не мог изменять форму, не говоря уж о том, чтобы высвободить Ронгоминиад. Впитав в себя энергию тёмного копья, мне едва удалось усилить свои конечности, достигнув уровня обычного человека.
Я проглотила свой страх вместе со слюной.
Подняв голову, я попыталась посмотреть ей в глаза. Однако женщина в маске не стала наносить следующий удар. Вместо этого она молча стояла на месте.
— Эй. Хватит.
— Кто ты такой?
На лице рыцаря, который теперь стоял передо мной, застыло странное выражение. Оно всё ещё было размытым, так что я, наверное, единственная обратила на это внимание.
— Ха-ха, не помнишь? Я тебя не виню. Одного лишь разума недостаточно, чтобы сохранить все воспоминания. Даже если они есть, к ним сложно получить доступ. В конце концов, для этого и нужно тело с мозгами. Я тоже личностная модель, и мои воспоминания сохранились лишь благодаря этому маленькому кубику.
Рыцарь укоризненно покачал указательным пальцем руки, сжимавшей меч.
Он больше походил на клоуна, но при этом всё равно оставался рыцарем. Каждое его шутливое движение почему-то вызывало у меня мысли о королевском дворе. Грубом, холодном… но очень красивом.
Двор короля Артура и рыцари Круглого стола.
— Я не могу просто взять и закрыть на тебя глаза. Мне неприятно уже от одного разговора с тобой, — медленно произнёс рыцарь.
— Умолкни, — раздался тихий голос. Одновременно с этим Ронгоминиад трижды рассёк воздух.
Рыцарь не стал принимать удары на себя.
Он ловко увернулся не только от копья, но и от окружавшей его магической энергии. Один раз, второй и третий. Из-за разделявшего их расстояния провести эффективную контратаку было сложно, но рыцарь, похоже, даже не намеревался всерьёз давать ей отпор. Он лишь лениво реагировал на удары, время от времени парируя их мечом.
Казалось, что женщина в маске явно превосходила его в силе, но ей никак не удавалось подобраться к Кею.
Это было то же самое проявление навыка, которое я видела, когда он сражался с костяными воинами. Однако это не выходило за рамки человеческих возможностей. Его способности были результатом не какого-то врождённого таланта, а многолетнего опыта, приобретённого на полях сражений.
Рыцарь отступил на пару шагов и легонько постучал по мечу.
— Ух, будет неприятно, если ты решишь играть по-крупному. Впрочем, я тоже неплох во всех этих колюще-режущих делах, так что позволь занять тебя ещё немного.
— Хмф.
В голосе, прозвучавшем из-под маски, не было ни спешки, ни раздражения.
Несмотря на это, она не сводила глаз с рыцаря, словно между ними воцарилась какая-то невидимая сила. Рыцарь продолжал уклоняться от непрекращающихся ударов, избегая тёмного копья, словно канатоходец над пропастью. Он будто не с противником сражался, а выступал на арене цирка.
Я тоже готовилась к наступлению.
Даже если сил оставалось только на один шаг, я хотела двигаться вперёд.
— Грэй, — раздался рядом со мной чей-то голос.
Его тонкая рука поддерживала меня.
— Учитель…
В этой трёхсторонней битве он определённо был самым слабым. Даже отец Фернандо мог как-то справляться с костяными воинами. Разница была слишком очевидной. Как обычно, учитель не мог внести какой-либо вклад в сражение.
Однако он не был полностью бессильным.
— Разве ты пришла сюда не для того, чтобы встретиться с ней?
— Да…
Интересно, почему его слова придали мне сил?
Я сделала глубокий вдох, и в мою забитую глотку хлынул воздух. Он был неприятный и затхлый, но этого хватило, чтобы ко мне вернулось желание продолжать бой.
— Меня зовут Грэй! — крикнула я. — А тебя?
— У меня нет имени. Я разум короля. Как ты всего лишь тело.
Голос женщины в маске был ровным и спокойным, несмотря на то, что она продолжала наносить удары копьём. Она словно показывала, что эта битва не была для неё чем-то из ряда вон выходящим, что король, личностной моделью которого она являлась, с лёгкостью одержал верх в тысячах сражений.
Даже рыцарю, который бился и погиб рядом с королём на поле боя, не удавалось заставить её пролить хотя бы каплю пота. Сэр Кей уворачивался от копья женщины в маске, словно жульничая в игре, но она не уставала. Чего нельзя было сказать про него.
— Твоё имя не имеет значения. В конечном итоге мы станем единым целым.
Так я и думала.
Я уже ожидала, что её ответ будет именно таким.
— Если это доставляет тебе неудобства, можешь называть меня Королём мёртвых. Будучи лишь одной частью из трёх, я не могу считаться ровней настоящему королю. Однако они, несомненно, мои подданные, — произнесла женщина в маске, глядя на костяных воинов.
Нет, не женщина в маске. Король мёртвых.
— Хорошо, Король мёртвых, — сказала я, театрально назвав её этим именем. — Я пришла сюда, чтобы кое-что спросить у тебя. Поскольку ты была здесь, когда я жила в деревне, мне нужно задать этот вопрос.
Я сделала глубокий вдох.
И, вложив в слова все свои силы, спросила:
— Ты действительно по собственной воле желаешь возрождения короля Артура?

*


Тем временем в другой части пещеры между Берзаком и сестрой Иллюмией разлетались искры.
Страж могил и монахиня. Двое людей, которые некогда в деревне на поверхности помогали друг другу.
Не только когда возникала необходимость в похоронах. Поскольку деревня была маленькой, они общались довольно часто. Большей частью физической работы занимался Берзак, а Иллюмия иногда использовала заготовленное им дерево для обогрева. В ответ она время от времени посылала ему выпечку.
Вероятно, они знали, что рано или поздно окажутся в подобной ситуации. Они вели мирную жизнь, думая о резне, которая однажды случится.
Воспользовавшись шансом, Иллюмия отступила в сторону и произнесла:
— Какой сюрприз. Я думала, что Ваш выбор пал на эту девочку только из-за её таланта. Вот уж не ожидала, что Вы будете руководствоваться дружбой в такое время.
— У стражей могил свои принципы, — по существу ответил Берзак.
Его рубашка уже отчасти обгорела. Это был урон от пурпурного электричества, излучаемого Пепельными замками монахини.
— Хмф. А ещё у Вас есть связи с правительством этой страны? Я про Британию, а не Уэльс.
— Значит, Вам всё известно.
— Разумеется. Не стоит недооценивать Святую Церковь.
Даже когда она говорила насмешливым тоном, её движения не прекращались.
Иллюмия снова со скоростью молнии подскочила к нему и разразилась серией стремительных ударов, целясь Берзаку в живот. Затем она повернулась и нанесла удар ногой в его голову. Все эти движения сопровождались пурпурными молниями, которые испускало концептуальное оружие. Костяные воины, которым не посчастливилось оказаться поблизости, попросту перестали существовать.
Однако Берзак, который сумел отразить все её атаки, тоже явно не был обычным человеком.
Держа огромный топор за середину рукояти, он наносил точные удары по жизненно важным частям тела монахини. Страж могил внимательно наблюдал за малейшими изменениями в её перемещениях, не давая Иллюмии возможности обрести преимущество. В плане количества индивидуальных движений он даже наполовину не был так хорош, как монахиня, но его эффективность сглаживала эту разницу.
По этой причине они оказались в тупиковой ситуации.
Нет… Сражение неизбежно перешло на следующую стадию.
— Как Вам такое? — произнёс Берзак.
Он поднял топор до уровня глаз и покрутил им в воздухе.
— Цитата ворона.
Одновременно с этими словами, которые были наделены некой силой, над лезвием топора что-то появилось.
Это был ворон.
Иллюмия заметила, что он не обладал физической формой.
Это был низший дух, вероятно, призванный с помощью эвокационных техник Часовой башни. Однако, будучи призванным стражем могил кладбища Блэкмор, какой силой он обладал?
— ■■■■■■■■■! — закаркал ворон.
Человеческое ухо было не в состоянии различить этот звук, однако взрыв магической энергии повалил всех костяных воинов на землю.
— Хмф!
Иллюмия уже избежала удара.
Электричество, вырвавшееся из Пепельных замков, рассекло мрак пещеры – и ударную волну, которую высвободил ворон, свёл на нет щит из пурпурного сияния. Вероятно, это была её козырная карта.
Однако Пепельные замки на её руках заметно треснули. Такова была сила крика ворона.
— Значит, это и есть магия стражей могил, передающаяся из поколения в поколение.
— Вот как Вы это видите? — холодно отозвался Берзак. Дух ворона сел на его плечо и приготовился к дальнейшему развитию событий.
Страж могил до сих пор ни разу не взглянул в сторону девушки, которая была его преемницей.

*


— Увы!
Разумеется, один Обряд крещения не уничтожил всех костяных воинов. Ария священника была впечатляющей, но она не могла сравниться в силе даже с заклинанием простого действия. Вся эта система расчёта силы имеет значение только для этой мерзкой Ассоциации магов, подумал священник. Однако именно поэтому Фернандо в панике бегал по пещере.
Он продолжал спотыкаться, пытаясь уворачиваться от клинков, которые то и дело устремлялись к нему. Священнику оставалось лишь отчаянно заставлять своё круглое тело двигаться. Иллюмия всё ещё была занята сражением со стражем могил, поэтому выжить Фернандо могло помочь лишь чудо.
Когда использованных Обрядов крещения стало так много, что он уже сбился со счёта, священник вдруг впервые остановился.
Спасаясь бегством, он невольно оказался у стены подземной пещеры.
К счастью для Фернандо, преследовавшие его костяные воины начали отступать. Священник повернул голову, чтобы увидеть, от чего они бежали.
— Что?..
Отец Фернандо тоже это заметил.
Из стены доносился странный звук.
 
Glass moon - Forum » Переводы » Glass Moon Tranlsations » LORD EL-MELLOI II CASE FILES VOL. 6-9 [НОВЕЛЛА] (Отдельная тема, пока не будет закончен 5-й том)
  • Страница 2 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Поиск: