Приветствую Вас, Pilgrimage! Регистрация PDA-версия сайта

Понедельник, 05.12.2022
[ Главная · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 3 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Glass moon - Forum » Переводы » Glass Moon Tranlsations » LORD EL-MELLOI II CASE FILES VOL. 6-9 [НОВЕЛЛА] (Отдельная тема, пока не будет закончен 5-й том)
LORD EL-MELLOI II CASE FILES VOL. 6-9 [НОВЕЛЛА]
AkagiДата: Суббота, 02.04.2022, 16:08 | Сообщение # 31
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
5

— Ты действительно по собственной воле желаешь возрождения короля Артура?
Я наконец-то высказала то, что уже давно меня беспокоило.
Не колеблясь, женщина в маске – Король мёртвых - ответила:
— Конечно. Для этого я и появилась. Я лишь результат данных из разума короля Артура.
Её создали так же, как и сэра Кея? Чтобы она была моделью личности?
Я ощутила, как нечто ледяное пронзило мою грудь. Мы обе были созданы, и она пробудилась, когда я начала превращаться. Поэтому её слова показались мне моими мыслями из прошлого.
— Похоже, ты веришь в важность собственной воли. Не навязывай мне свои ценности, — холодно произнесла Король мёртвых. В то же время она с лёгкостью увернулась от клинка рыцаря.
— Хмф, тебя ничем не проймёшь, да? — со злостью сказал он, пытаясь нащупать брешь в её обороне.
— Разве ты не должна выслушать мнение своих компаньонов? Ты же разум короля, это твоя обязанность.
— Это уместно лишь в том случае, если сбор информации и утешение людей стоят потраченного времени.
— Ты действительно уже не та, что раньше, Король мёртвых.
Расплывчатое лицо рыцаря исказилось, но я не знала была ли тому причиной печаль, гнев или какая-то другая эмоция.
— По крайней мере, тебя ещё можно спасти. Если внести деньги, силу, влияние и так далее в список приоритетов и сражаться с другими людьми за свои интересы, то ты ещё можешь вести себя как человек. Тот адъютант постоянно бормотал что-то там про числа, и в итоге многие начали пользоваться этим методом. Ах, так оно и должно быть. Идеальный король, говорите? Это настолько нелепая шутка, что мне даже не смешно.
— Вздор!
Копьё Короля мёртвых рассекло воздух.
В этот раз оно задело руку рыцаря.
Крови не было. Его духовное ядро не могло материализовать плоть или кровь. Однако он испытал боль, как самый обычный человек.
— Сэр Кей!
— Не надо, Грэй.
Я уже хотела броситься вперёд, но голос учителя остановил меня.
Костяные воины всё ещё готовились к нападению. Большая их часть устремилась в погоню за отцом Фернандо, но тех, что остались, было достаточно, чтобы задавить нас числом. Учитель отправил в сторону скелетов несколько слабых магических снарядов, но это их даже не замедлило.
Поэтому я приняла решение.
Перед тем, как мы здесь оказались, он попросил меня кое-что сделать. Это было опасно, поскольку она могла не прислушаться к словам учителя, но я должна была передать сообщение.
Это я и собиралась сделать. Несмотря на то, что меня предупредили об опасности.
— Пожалуйста, выслушай меня! — закричала я. — Возможно, ты не поймёшь, но… я уже успела повидать внешний мир. Я провела в нём несколько месяцев.
Я прижала ладонь к груди.
За эти месяцы я обрела так много, что эмоции, переполнявшие моё сердце, казалось, готовы были вот-вот хлынуть через край.
— Я всегда… всегда думала, что не смогу к этому привыкнуть. Я любила самые разные истории, но считала себя чужой. Мне казалось, что все меня возненавидят, стоит мне лишь заговорить с ними. Но… сейчас важно другое.
— Что ты имеешь в виду?
Как я и ожидала, в голосе Короля мёртвых появился намёк на замешательство. Вероятно, она не понимала, о чём я говорила. Пожалуй, если бы мне кто-то начал рассказывать такое посреди сражения, то я бы тоже была сбита с толку.
Однако я должна была закончить то, что начала.
Сглотнув и собрав всю свою смелость, я медленно озвучила то, что меня попросил сказать учитель.
— Завтра утром жители деревни обнаружат тело, точь-в-точь похожее на меня.
— Тело?..
— Да. Не знаю, будет ли так в этот раз, но это уже произошло.
Мои слова произвели неожиданный эффект.
— Ч-что? Нет, нет. Ты говоришь… что уже провела во внешнем мире несколько месяцев…
Женщина в маске, которая до этого блестяще сражалась, внезапно замерла.
Её копьё впервые дрогнуло, и отчаявшийся рыцарь воспользовался этим шансом, чтобы отступить.
Этого и хотел добиться мой учитель?
Король мёртвых прикрыла маску одной рукой, в то время как другая продолжала сжимать копьё. В этот момент маска придала ей вид дикого зверя.
— Зепия!.. — простонала она.
Она была как-то связана с тем алхимиком Атласа?
Все костяные воины перестали двигаться, видимо, из-за того, что женщина в маске глубоко задумалась. Она продолжила выкрикивать слова, сложно желая сокрушить саму тьму, царившую в пещере.
— Это значит… что… нет… это…
Её голос, исполненный отвращения и отчаяния, эхом разносился по пещере.
— Это… реконструкция?!
— !
Я услышала знакомый звук. Это мой учитель затаил дыхание.
Окружение в мгновение ока отреагировало. Не потому что оно тоже осознало весь смысл слов женщины в маске, а потому что излучаемый ею гнев был слишком велик. Эта эмоция была такой сильной, что даже Берзак с Иллюмией замерли и посмотрели в нашу сторону.
— А-а-а… Вот так, значит. Как нелепо. Как унизительно. Получается, мы с тобой даже не шуты, а самые обычные марионетки. Неважно, сколько раз мы будем следовать этому сценарию, всё без толку.
Короля мёртвых было не остановить. Она словно забыла, что не так давно могла общаться со мной только с помощью мыслей.
— Ты…
— В таком случае… я больше не вижу смысла во всём этом балагане.
Сказав это, она подняла копьё.
Вокруг него закружилось пугающее количество магической энергии, образуя вихрь тёмной силы, во много раз превосходивший размерами само копьё.
— Святое копьё, снятие ограничителей.
Услышав эти, казалось бы, простые четыре слова, я испытала неописуемый ужас.
Огромное количество магической энергии полностью обездвижило меня. Не только я не могла это вынести. Все оказались совершенно бессильны против этого. Берзак и Иллюмия с их непревзойдённым боевым мастерством, отец Фернандо и сэр Кей, которые вполне могли припрятать в рукаве какой-нибудь неизвестный мне козырь – все они были беззащитны перед этим копьём.
Потому что это был Благородный Фантазм. Причина, по которой Героические души являлись выдающимися легендами, запечатлёнными в истории человечества.
И в том особом месте, которое сияло на краю света…
Ах, я знала.
Я чётко осознавала, что только у меня получится бороться с «этим».
Я крепко сжала свою косу. Однако от кубика внутри неё ожидаемо не последовало никакой реакции. Я ощутила лишь слабый отклик магической энергии.
— Я ожидал что угодно, но только не это!.. — услышала я стон учителя.
Он говорил, что дело было рискованное, и не прогадал.
Перед моими глазами возник образ рулетки. Наши жизни были фишками, а черепоголовый дилер со смехом сгребал их к себе. Он был Мрачным жнецом или, возможно, самим дьяволом?
— Пронзайте и пируйте, Тринадцать клыков!
Вихрь магической энергии становился похож на подземный циклон. Несмотря на его маленький размер, сила ветра была сопоставима с настоящей бурей. Магическая энергия пронзила потолок пещеры и начала вращаться в противоположном направлении, медленно сходясь внутри «копья».
Какие бы трюки мы ни прятали в рукавах, было уже слишком поздно. Скрывавшиеся под маской губы начали произносить настоящее имя.
— Ронго…
Когда она уже была готова высвободить всю силу Благородного Фантазма, я услышала треск.
Его издавали не мы, не Берзак с Иллюмией и даже не костяные воины.
Это трещала одна из стен пещеры.
Звук, никак не связанный с Благородным Фантазмом, который готов был высвободиться, привлёк наше внимание.
Мы увидели стоявшего у стены отца Фернандо, который уставился на возникшую трещину.
Вместе со странным грохотом она быстро увеличивалась в размерах, и затем произошло неожиданное.
Из трещины хлынул поток воды.
— Нас затапливает!
— Ха-ха, это из-за болота поблизости, да? Сила копья ослабила стены пещеры, и они не выдержали.
Одновременно с весёлым смехом раздались очередные странные звуки.
Они звучали отовсюду. Разрушение вызвало цепную реакцию? Вода прибывала со всех сторон, заполняя пещеру. Костяных воинов и священника смыло в мгновение ока. Глядя на поднимающуюся воду, стоявший рядом со мной рыцарь внезапно взял меня на руки.
— Сэр Кей?
— Держись крепче! Фехтование не мог конёк, но на это я точно способен! Можно сказать, что в спасении собственной шкуры я могу дать фору любому другому рыцарю, особенно когда дело касается воды! Эй, маг, давай тоже сюда!
За мгновение до высвобождения Благородного Фантазма рыцарь прижал меня к себе и прыгнул в воду. Неистовый поток поглотил нас и закружил, но хватка рыцаря не ослабевала ни на секунду. Чтобы меня случайно не унесло прочь, тело рыцаря неестественно изогнулось. Я даже подумала, что обычный человек вряд ли был способен на такое.
Прежде чем холодные воды лишили меня сознания, мне показалось, что я что-то услышала.
— Хи-хи-хи! Вечно от тебя одни беды, глупая Грэй!
 
AkagiДата: Суббота, 02.04.2022, 16:09 | Сообщение # 32
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
6

Говорят, что по голосу человека можно определить его личность.
Одни были добрыми и спокойными, другие – холодными и грубыми. Множество факторов сплетались воедино, образуя личность. Голосов это тоже касалось.
Если так, то…
— Как удивительно.
Этот голос, наверное, был исключением.
Если судить только по словам, то он, похоже, удивился. Однако в его голосе не было ни следа эмоций. Он был похож на бочку с вином, которое выдерживалось слишком долго, из-за чего все оттенки слились в монотонно-чёрный цвет.
Это был Зепия.
Он медленно повернулся.
— Вы только что влезли в параметры реконструкции, да?
Разумеется, он обращался к двум юношам.
Флат и Свен. Два «джаггернаута» класса Эль-Меллоев. Дуэт голубоглазых блондинов.
Они находились в загадочном месте, наблюдая за реконструкцией вместе с Зепией с помощью парящих хрустальных шаров. Только что Грэй и остальных поглотил мощный поток воды.
— Ха-ха, похоже, нас раскрыли, — невинно улыбнулся Флат. — Сами подумайте, деревня находится рядом с болотом, а это значит, что там должен быть источник воды. Так уж получилось, что стены пещеры не выдержали размаха битвы, и началось затопление… Теоретически в таком совпадении нет ничего необычного, так ведь? Структура того места всё равно довольно неестественная… Хм-м, дайте подумать. Это означает, что мы можем использовать этот метод, чтобы воздействовать на то пространство, очень похожее на прошлое, верно?
— Да, действительно, — признал Зепия. — Однако для этого сначала нужно выяснить точное время и координаты, которыми оперирует Логос Реакт. Вы, конечно, аномалии, которые могут взломать технологию института Атлас, но обнаружить(рассчитать) эти параметры не так-то просто. Все вычисления я произвожу в своей голове, потому здесь ничто не может помочь с этим.
Зепия перевёл взгляд на хрустальные шары, парившие вокруг него.
— Все шары связаны с той сценой. Даже сейчас эти связи постоянно меняются. Причины и следствия образуют бесконечное количество соединений с различными параметрами. Чтобы, если выражаться твоими словами, «взломать» такое, нужно найти возможные времена, причины и следствия и соединить их вместе. Это всё равно что искать один драгоценный камень в бескрайней пустыне.
Возможно, это также можно было сравнить с бесконечным количеством замочных скважин.
Несмотря на то, что Флат обладал способностью создать ключ, лишь одна из них была правильной. Невозможно было объяснить, как им удалось найти эту замочную скважину благодаря лишь таланту Флата.
Именно об этом и хотел спросить Зепия.
— Однако вам удалось. Каким же образом?
— По запаху, — вызывающе ответил Свен.
Поскольку их уже поймали за руку, скрывать это дальше было бессмысленно.
Когда они только начали творить заклинание, Зепия легко бы смог понять, что они задумали, если бы захотел. Но вместо этого Свен предпочёл гордо поднять голову и сказать это лично. Возможно, так ему даже удастся заполучить больше информации.
— Вы сказали, что всё это надо рассчитать, но я могу учуять что угодно, даже слабости и изъяны. Запах – это магия, которую моя семья развивала много поколений. Правда, не могу сказать с уверенностью, в чём причина такого упорства. Может быть, потому что магия не должна восприниматься таким образом. Как бы то ни было, я – результат этих трудов.
По правде говоря, самому Свену это не нравилось.
Он молча вспомнил, что произошло при первой встрече с Флатом. Это было неприятное воспоминание, поскольку они оба сразу же ощутили всю неполноценность друг друга.
«Профессор! Профессор! Он очень странно пахнет! Можно, я его сломаю?»
Это было первое, что сказал Свен.
Тогда он только привык к классу и подумал, что этот мальчик, вероятно, подвергнет опасности его учителя, Лорда Эль-Меллоя II. Поскольку Свен был совсем новичком в Часовой башне, его желание избавиться от Флата было неизбежным. Наверное, можно было сказать, что эта мысль была совершенно нормальной для мага. С этой точки зрения он деградировал довольно сильно.
Даже теперь он по-прежнему не верил в ошибочность его изначальных предположений. Флат Эскардос был выдающимся смутьяном даже среди учеников класса Эль-Мелоев. Его исключительные таланты и личность никто не мог контролировать.
Свен не знал даже, сколько неприятностей с тех пор доставил Флат. Само собой, он был проблемой для учителя, но и другие ученики, включая Свена, успели знатно настрадаться, разбираясь с последствиями его выходок.
Однако…
— То есть ты хочешь сказать, что вы объединили усилия, чтобы этого добиться? — медленно произнёс Зепия.
— Именно. Я обнаружил слабое вместо.
— А я организовал вмешательство! Ха-ха, Свен довольно крут, да? Ещё он сказал мне, что сэр Кей может задерживать дыхание под водой на несколько дней подряд!
Флат поднял руку и энергично похлопал своего одноклассника по плечу.
Он словно подбадривал кого-то на спортивном состязании. Невозможно было представить, что человек, который сказал такое, предстал перед смертельной опасностью – или, возможно, увяз в ней по самые уши. Маги постоянно оказывались в необычных ситуациях, но, вероятно, именно поэтому они были необычайно чувствительны, когда дело касалось собственной жизни.
Как однажды рассудил Свен, Флат был крайне извращённой личностью.
На первый взгляд, ему не хватало сочувствия.
Для мага, который по умолчанию выходил за рамки нормы, его, наверное, даже можно было назвать пацифистом. Однако этого юношу нельзя было охарактеризовать настолько мягко. Говорят, что семья Эскардос, выходцем из которой был Флат, существовала, по крайней мере, вот уже восемь сотен лет. В родословной, которая была старше даже многих семей Лордов, появление на свет нормальных беззаботных детей было попросту невозможным.
Даже после долгих лет обучения в классе Эль-Меллоев и огромного количества времени, проведённого в общении с другими, стереть столь глубокий и фатальный недостаток было сложно.
Однако…
— Невероятно, — произнёс Зепия, глядя на них. — Прошу простить меня за прямоту, но вам ещё далеко до ранга Бранд. Однако даже Лорду Часовой башни было бы сложно обнаружить мою слабость.
Он даже не думал недооценивать их.
Вывод, сделанный директором института Атлас, был результатом точной оценки их способностей. Да, они считались выдающимися учениками класса Эль-Меллоев, однако Ассоциация магов была местом, где веками собирались гении, появившиеся в результате сотрудничества и бесчеловечной селекции. Невозможно было состязаться с поистине первоклассными фигурами вроде Лордов трёх великих семей с помощью лишь невероятного таланта и упорного обучения.
— Тем не менее, когда вы работаете вместе, всё становится другим. Это не просто какое-то добавление или умножение. Меняется сам способ бытия.
Зепия медленно сцепил пальцы. Его ладони были неподвижны и походили на крылья бабочки. Он закрыл глаза, видимо, вновь оценивая юнцов.
Флат ткнул локтем в бок одноклассника и улыбнулся.
— В конце концов…
— Мы не собираемся снова проигрывать. Даже той кукольнице-Гранду, — уверенно сказал Свен.
Эти слова были невероятно надменными, но небезосновательными.
На самом деле лишь благодаря сокрушительному поражению в башнях-близнецах Изельма Свен и Флат смогли двигаться дальше. Если бы они не признали это, то для них, магов с необычайными талантами, самосовершенствование потеряло бы всякий смысл.
И затем…
Зепия задумался.
— Какая уверенность, — губы Мёртвого Апостола слегка изогнулись в едва уловимом намёке на эмоции. — В таком случае я ошибся. Прошлое – это сцена, они – актёры, а я считал себя драматургом, просто наблюдающим за пьесой. Но в труппе зачастую присутствует несколько драматургов. Лишь путём совместных обсуждений история действительно может подняться до высот, недоступных для одного человека. Поверить не могу, что я забыл нечто столь очевидное.
Лицо Зепии начало обретать странный оттенок.
Зепия медленно поразмыслил над этим «цветом», наконец-то вернувшимся спустя десятки или, возможно, сотни лет, и вновь обратил свой взгляд на Свена с Флатом.
Он выпрямился, словно гроссмейстер, осознавший после нескольких движений шахматных фигур, что его оппонент был более чем новичком.
— Итак, враги мои. Кто же напишет эту историю?
Юноши, которых он только что назвал своими врагами, одновременно сглотнули.

 
AkagiДата: Суббота, 16.04.2022, 17:01 | Сообщение # 33
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline


Глава 3


1

В моих снах часто присутствовали запахи. Мягкий аромат варёного картофеля напоминал о спокойных и размеренных днях десятилетней давности.
В то время пюре было постоянной частью семейного ужина, на что я, пресытившаяся им, часто жаловалась. Готовкой обычно занимался отец, и он баловал меня гораздо чаще, чем мать. Поэтому он уделял особое внимание нашему меню и даже заказывал у странствующих торговцев ингредиенты для китайской и японской еды. Тогда мы с отцом пытались готовить вместе по рецептам, которые нам удавалось раздобыть.
Одно из блюд получилось таким острым, что мы бегали кругами по двору, а мать смеялась до упаду. А после началось моё превращение короля Артура, почитание жителями деревни и установление контроля над всей моей жизнью.
Да…
Именно поэтому я всегда думала, что это была моя вина.
Вина в том, что я стала телом, которому поклонялись мои родители и вся деревня.
Поэтому, после того, как Берзак выбрал меня на роль стража могил, я пыталась как можно сильнее нагрузить себя работой, когда мне разрешили свободно заходить на кладбище.
Несмотря на то, что я ненавидела мёртвых, их общество было лучше, чем почитание со стороны живых. То и дело появлявшиеся духи вселяли в моё сердце ужас, но меня это почему-то успокаивало. Потому что даже если бы умерла и присоединилась к ним, это было бы лучше, чем моя жизнь в этой деревне.
Я думала об этом… но так и не умерла.
Было слишком много противоречий.
Даже оказавшись в Лондоне и став подопечной моего учителя, я не могла постичь сложную мешанину межличностных отношений и свыкнуться с тем, что меня угощали очень вкусным чаем и десертами.
Поэтому встреча с Королём мёртвых была крайне важна для меня.
Я хотела знать, как она относилась к собственному существованию. Полученный ответ был таким ясным и недвусмысленным, что поразил меня до глубины души с невероятной силой.
Что мне делать?
Послушно расстаться со своим телом? Нет, я так не думала. Прошлая я, наверное, с лёгкостью согласилась бы на это. Но теперь… Если я выберу этот вариант, то кое-кто точно расстроится.
Если так, то…
Если так…
 
AkagiДата: Суббота, 16.04.2022, 17:04 | Сообщение # 34
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
2

В церкви на поверхности под разбитыми витражными окнами раздался негромкий стон.
— Что случилось?..
Голос старой женщины дрожал.
Похоже, жители деревни ни разу не слышали, чтобы она издавала такой звук. Среди них начала расползаться тревога.
— Что случилось с тобой, разум короля? — умоляющим тоном спросила стоявшая у алтаря старая женщина.
Однако её раскинутые руки в смятении опустились, поскольку она, видимо, не получила ответа.
«Господь, почему ты оставил меня?» Она сильно походила на мученика, расставшегося с жизнью тысячи лет назад.
— Что произошло, бабушка? — спросил один из жителей деревни.
Многие из них всё ещё лежали на полу, не в силах подняться.
Причиной было то, что они отдали слишком много од Королю мёртвых под землёй. Она не высвободила всю эту энергию, но одно лишь воплощение Благородного Фантазма было крайне затратным. Примерно четверть жителей деревни лишились способности двигаться.
— Я потеряла связь с разумом короля.
— Связь с разумом?..
— Она заволновалась после встречи с Грэй и, похоже, захотела высвободить свой Благородный Фантазм…
На самом деле старая женщина не была настоящим магом. Она могла чувствовать состояние Короля мёртвых с помощью магии, которая передавалась в её семье из поколения в поколение, но была не в состоянии точно воспринимать ситуацию. Поэтому она не знала, о чём они разговаривали.
— Нет, разум короля никогда не окажется в опасности. Я просто потеряла с ней связь. Поток воды ей не навредит. Возможно, это поможет решить и другую проблему.
После этих загадочных слов старая женщина стиснула костлявые кулаки.
— Однако Грэй удалось сбежать. На это нельзя закрывать глаза.
На её переживания последовал очевидный ответ:
— Может, мы просто поймаем её и приведём назад? Она лишь треть короля. Неудивительно, что она в замешательстве. Поэтому мы должны помочь ей справиться с сомнениями.
— Магдалена, да?
Это была мать Грэй.
Она с улыбкой гладила пальцами свои длинные волосы. В остекленевших глазах горел неописуемый огонь.
— Предоставьте это мне. В конце концов, я много лет провела рядом с телом короля Артура, — тихо произнесла женщина. — Да, я знаю её лучше, чем кто-либо… Как бы мы ни преследовали её, это дитя никогда не решится сбежать.
Словно в подтверждение слов матери, старая женщина сощурила глаза, утопив их в морщинах.
— Вот как. Хорошо, займись этим.
— Большое спасибо, — сказала мать Грэй, склонив голову.
— Приготовьтесь обыскать гору, — приказала старая женщина. — Всем разрешаю зайти на болото. Правда, судя по затоплению, барьер уже разрушен.
— Будет сделано.
— Поскольку Святая Церковь уже объявила себя нашим врагом, у нас мало времени.
Старая женщина достала изогнутый кинжал.
Он выглядел очень старым, металлические гравировки были отчасти повреждены. Может, за ним хорошо ухаживали, может, по какой-то другой причине, но блеск золота словно с гордостью заявлял, что в нём ещё сохранилось былое величие.
— Это же… ах да.
— Эрозий, — сказала старая женщина, озвучив имя кинжала. — Ни Церковь, ни стражи могил не знают о его существовании. Это заветный Тайный знак, дарованный нашей Богородицей с целью возродить короля Артура.
Старая женщина завороженно смотрела на кинжал, словно говоря, что это было целью всей её жизни.
Если верить её словам, деревня была поделена на две фракции, каждая из которых обладала своими секретами.
К первой относились Блэкморы, семья магов, появившаяся тысячи лет назад. Проводники душ и стражи кладбища.
Второй была группа, желавшая возвращения короля. Приверженцы Чёрной мадонны и короля Артура вроде старой женщины, унаследовавшей кинжал.
На самом деле большая часть жителей деревни не относилась к этим фракциям. Да, сейчас они были сосредоточены на возрождении короля Артура, но некоторые из них периодически становились стражами могил, в то время как другие фанатично верили в Чёрную мадонну. Стражи могил никогда не выступали против возрождения короля, однако обе стороны хранили свои секреты и недолюбливали друг друга.
Как будто этого было мало, однажды в деревне объявилась Святая Церковь, совместила Чёрную мадонну с Богородицей своей религии и использовала это как предлог для того, чтобы здесь обосноваться.
Могло показаться, что их отношения были весьма гармоничными, однако они втайне следили друг за другом.
Для деревни, которую населяло менее сотни человек, история была настолько насыщенной, что некоторые даже устали от всего этого.
— Этот клинок может рассечь не только плоть, но и пространство между телом, разумом и душой. Говорят, что в процессе жертвоприношений наша Богородица использовала этот кинжал, чтобы направлять сердце жертвы. Согласно легенде, он может также становиться косой или даже мечом, — дрожащим голосом произнесла старая женщина, не сводя глаз с кинжала. — Когда мы поймаем Грэй, нам нужно будет лишь ударить её этим кинжалом. Её жалкие разум и душа будут на короткое время отделены от тела. Затем мы как можно быстрее свяжем разум короля с телом. Что же касается души, то нам останется лишь ждать этой Войны за Святой Грааль. Мы должны дожить до этого момента. Неважно, сколько Героических душ примет участие. Если разум и тело будут объединены здесь, то душа короля обязательно ответит на призыв! Такой расклад явно пойдёт на пользу нашему правителю!
Смех старой женщины не прекращался.
Мать Грэй с улыбкой смотрела на кинжал, словно загипнотизированная, а прочие жители деревни по-прежнему лежали на полу.
Чёрная мадонна взирала на них сверху вниз с неизменным выражением лица.

*


Я закашлялась, исторгая воду из глотки.
Мне было холодно, но судя по ветру, который дул в лицо, причина заключалась лишь в температуре моего тела.
Я находилась посреди густого леса.
Солнце ещё не встало, однако на горизонте виднелось слабое сияние. Видимо, мы провели под землёй довольно много времени. Скорее всего мне потребуется ещё несколько минут, чтобы полностью осознать, что я оказалась на поверхности.
Кажется, мне снился сон.
Я не могла вспомнить подробностей, но он был из тех, что навевал ностальгию.
Стоило мне подумать об этом, как кто-то произнёс:
— А, ты очнулась.
Неестественно расплывчатое лицо смотрело на меня сверху вниз. Я вспомнила, что причиной тому была неполная материализация, и моргнула.
— Сэр Кей?..
— Ты помнишь моё имя, это хорошо. Всё-таки воды ты наглоталась знатно. Исходя из опыта, могу сказать, что если не дышать слишком долго, то голове не поздоровится. Если выражаться терминами нынешней эпохи, то это повреждение мозга, да?
Он рассмеялся и уселся на землю, даже не думая о чистоте своих доспехов.
В тусклом свете раннего утра он выглядел невероятно загадочным. Нет, почему я думаю о загадочности? Он был рыцарем, призванным из былых времён. Это было реально существовавшее таинство. Похоже, я впервые осознала эту истину.
Откашлявшись, я ощутила, как ко мне постепенно возвращается сознание, и резко встала.
— М-мой учитель! Где он?!
— Вон там.
Рыцарь указал подбородком в сторону, и я увидела учителя, лежавшего на земле.
Длинные мокрые волосы раскинулись вокруг него, а лицо, которое и так было нездорового цвета, стало ещё бледнее. С его костюма капала вода.
— Учитель!
— Выносливости у этого задохлика даже меньше, чем у тебя. Он в отключке, так что, наверное, воды не наглотался.
Я поспешила к учителю и протянула руку к его лицу.
Стоило мне ощутить, как с его губ сорвался выдох, из моего сердца выплеснулась волна облегчения и я рухнула на колени рядом с ним. Как странно… Впервые оказавшись в Лондоне, я подумала, что он был очень раздражающим человеком. Почему же я испытывала сейчас такие чувства?
Мой мозг ещё не работал должным образом, но ответ нашёлся незамедлительно.
Потому что я изменилась. И эта мысль слегка меня обрадовала.
Пусть это лицо и принадлежало другому человеку, но разум(сердце), который не переставал расти и меняться, несомненно, был моим. Несмотря на то, что в этом мире не существовало такого понятия, как вечность, мой разум всё равно продолжит развиваться бесконечно. Если так, то, полагаю, однажды я смогу встать там, где не будет никого, кроме меня, потому что в результате всех этих изменений получится настоящая я.
Настоящая я, доказывающая моё существование. Я глубоко вздохнула.
— Довольна? Вот, возьми, — сказал рыцарь и протянул мне косу.
— С-спасибо.
— Это мой текущий сосуд, так что береги его.
— Вы спасли нас, да?
— Даже мне заплыв в обнимку с двумя людьми дался с огромным трудом. Тебе лучше поблагодарить меня как следует. После того, как мне удалось совладать с течением, я обнаружил тоннель, ведущий сюда. Не знаю, может, поток ослабил землю, но он рухнул, как только я выбрался.
Расплывчатый рыцарь раздражённо обмахивал руками свои мокрые волосы.
Видимо, доспехи были на нём, когда он плыл сюда. Несмотря на то, что рыцарь являлся духовной сущностью, а доспехи могли и не обладать своим изначальным весом, выплыть из потока, пытаясь при этом тащить за собой двух людей, было, наверное, физически невозможно. Более того, он ещё и мою косу прихватил. Я даже представить себе не могла, как ему это удалось. По моему мнению, это нельзя было объяснить просто тем, что он являлся Героической душой. Однако, что поразительно, я бы приняла такой ответ.
Прежде чем потерять сознание, я ощутила, как меня подхватила рука.
Движения, которыми она рассекала воду, словно исходили из другого измерения. У меня было чувство, что я держалась за дельфина.
— В чём я действительно был хорош, так это в плавании. Только вот этот навык не имеет никакого отношения к моей рыцарской славе. Из-за этого я привык к тому, что коллеги постоянно называли меня чудиком.
Да, непохоже, что этот навык улучшил бы его репутацию.
Однако у меня было чувство, что плавание подходило этой личностной модели гораздо лучше, чем магия или владение мечом. Я не знала, почему, но это вызвало у меня облегчение.
— Кстати, тот старик выплыл сам по другому тоннелю.
— Мистер Берзак… — сорвалось с моих губ имя человека, которого здесь не было. — Эм-м… А что насчёт Короля мёртвых?
— Понятия не имею. Но она из тех, кому такой ручеёк нипочём.
Я с ним согласилась. Даже мне удалось бы выбраться оттуда живьём с должным уровнем усиления.
Я наконец-то полностью пришла в себя и осмотрелась.
Со всех сторон меня окружали деревья. Несмотря на лёгкую туманную дымку, я достаточно долго прожила здесь, чтобы примерно понять наше текущее местоположение.
— Похоже, мы недалеко от деревни, чуть выше по склону горы. Думаю, рядом с дальним краем болота.
— Ха, значит, тоннель уходит довольно далеко.
— Да… полагаю, так оно и есть. В конце концов, та пещера была очень большой.
Оглядываясь назад, я подивилась тому, что вся эта местность не рухнула нам на головы, когда Король мёртвых почти высвободила тёмный Ронгоминиад. От этой мысли меня охватила невольная дрожь. Я не знала, было ли это вызвано страхом или просто холодом.
Стоило мне погрузиться в размышления, как что-то коснулось моего промокшего капюшона, и я с любопытством подняла голову. Внезапно, рука начала двигаться взад-вперёд по моей голове.
— Пожалуйста, перестаньте, моим волосам и так несладко пришлось!
— Ха-ха, — рыцарь убрал руку и улыбнулся, словно увидев нечто забавное. — Вы, конечно, совершенно разные, но мне кажется, что ты бы поладила с Гаретом. Всё-таки ты вроде как связана с этой шайкой.
Это имя отозвалось во мне странным чувством.
— Это… рыцарь Круглого стола?
— Тебе это знать необязательно, — произнёс Кей, делая вид, что ничего не знает, и отвёл взгляд.
В этот момент я услышала слабый стон.
Лежавший на земле учитель смотрел на нас мутным взглядом. У меня возникло чувство, будто температура моего тела резко подскочила. Может быть, она действительно повысилась на пару градусов. В моей глотке словно прорвало плотину, и я закричала:
— Учитель!
— Грэй?..
— Да, я здесь!
Учитель посмотрел на меня, и мне внезапно захотелось разрыдаться.
Почему я стала такой плаксой? Крепко сжимая его руку, я тихо радовалась тому, что моё лицо скрывал капюшон. Если бы я сейчас расплакалась, то он бы, наверное, забеспокоился. Несмотря на это, моё горло горело огнём.
— У-учитель…
— Что? Не смотри на меня с таким странным лицом, — учитель бросил взгляд на свои пальцы, которые я сжимала, и криво улыбнулся.
Собрав свои мокрые волосы, он сел, снял свой промокший насквозь пиджак, аккуратно извлёк из кармана портсигар, убрал влагу с его поверхности и осторожно открыл. Похоже, контейнер был водонепроницаемым, потому что внутри было сухо. Это также могло быть эффектом какой-нибудь магии.
Он взял сигару в одну руку и нож в другую.
Видимо, из-за холода пальцы учителя дрожали, поэтому я мягко забрала у него нож и помогла срезать кончик сигары. Однако спички промокли, и ему пришлось щёлкнуть пальцами, чтобы зажечь огонь.
Учитель медленно закурил, и вокруг сигары закружился дым.
— …
Мне показалось, что я уже сто лет не чувствовала этот аромат.
Когда я приехала в Лондон, мне этот запах совсем не нравился. Даже теперь, если курил кто-то другой, я находила это неприятным, хоть мне и нечего было сказать по этому поводу. Однако каждый раз, когда учитель закуривал сигару, я испытывала странное чувство, будто меня закутывали в любимое одеяло.
— Значит, нас вынесло на поверхность рядом с болотом… Нет, это Вы нас вытащили, не так ли?
— Тебе лучше поблагодарить меня как следует, — с некоторой гордостью повторил рыцарь. — Что дальше?
— Вы это о чём?
— Я спрашиваю, что нам делать дальше, разумеется. Мы едва спаслись. Я смог вытащить нас лишь по воле случая. Если бы это произошло ещё сто раз, то наш счётчик смертей, наверное, равнялся бы сотне, — сказал рыцарь, как ни в чём не бывало упомянув неизбежную смерть.
То, как он это произнёс, напомнило мне о древних полях сражений. Единственная причина, по которой рыцарь мог говорить нечто подобное, заключалась в том, что он был истинным воином этих земель.
— В конце концов, для человека нет ничего ценнее жизни. Ещё не поздно сбежать.
— Если, конечно, бегство вообще возможно, — сказал учитель. — Я по-прежнему думаю, что мы не в прошлом. Если так, то за пределами этой деревни может ничего и не быть.
— То есть вообще ничего? Прямо как в сказке какой-то.
— Да и решать не мне, честно говоря, — учитель выпустил облако дыма и посмотрел на меня.
— А?
— Что скажешь, Грэй? — спросил он. — Я уже задавал тебе похожий вопрос. В конце концов, это твоё дело.
— …
Моё дело.
Он впервые сказал мне нечто такое. Я участвовала вместе с ним во множестве дел, но только в качестве ученицы, не более.
Однако в этот раз всё было по-другому. Этот инцидент имел место в моей деревне и являлся продолжением первого дела. Это была причина, по которой я покинула родной дом, и истина, которую я должна была узнать.
Подземный храм. Другая Чёрная мадонна. Возрождение короля Артура.
И, что самое важное, разум Артура – Король мёртвых.
Или, возможно, другая я.
— Она не стала меня слушать, — тихо призналась я.
Этого было недостаточно. Моих слов и опыта не хватило, чтобы достучаться до неё.
Мне нужно было поговорить с ней, чтобы узнать правду, чтобы узнать, чем я являлась. Однако мои слова были слишком слабыми и неубедительными, и я не смогла достичь сердца Короля мёртвых.
Потому что я ещё не успела повзрослеть.
Я безнадёжно размышляла о своей бесполезности и том, сколько опасности я навлекла на тех, кто меня окружал.
— Но я хотела бы попробовать ещё раз, если Вы не против.
— В таком случае моя обязанность как твоего учителя помочь тебе. Если я откажу своей ученице в просьбе, то это запятнает репутацию семьи Эль-Меллой.
— Спасибо! — энергично кивнула я.
Я знала, что его слова про семью Эль-Меллой были всего лишь оправданием, однако благодаря этому ободрение учителя передалось мне в полном объёме.
— Ты не единственная, кого не стали слушать. К тому же, если бы я не заставил тебя сказать столько ненужных слов, она бы не высвободила свой Благородный Фантазм.
— Ну…
Я вспомнила, какой гнев охватил Короля Мёртвых, когда я передала ей сообщение от моего учителя.
Вообще-то до этого я чувствовала, что она проявляла милосердие. Она намеревалась обездвижить меня, но, похоже, не хотела слишком сильно вредить мне.
Если так, то что именно из слов учителя ей не понравилось?
— Не знаю, почему, но Король мёртвых, видимо, знает, что такое реконструкция, — пробормотала я. — Исходя из этого, она, вероятно, не станет повторять свои действия во время первого круга.
Нашей целью было закончить дело прошлого.
«Найдите тайну, которую Вы должны раскрыть», — сказал Зепия.
Мы думали, что это был способ покинуть второй круг или, возможно, какая-нибудь зацепка. Но из-за недавних событий наши планы кардинальным образом изменились.
Однако.
— Может быть, её реакция – это ключ, — пробормотал учитель.
— Ключ?
— Я чувствую некое… несоответствие. Я подготовил сообщение, чтобы использовать это несоответствие по максимуму, но её неистовая реакция стала для меня полной неожиданностью. Мне невероятно стыдно. Я был так близок к тому, чтобы достучаться до неё.
Учитель задумался.
Я знала, что он мог очень долго пребывать в таком состоянии. Однажды он не ел целый день, когда писал в диссертацию, и в конечном итоге ему пришлось покинуть комнату, еле волоча ноги от истощения.
Однако, прежде чем он полностью погрузился в мысли, кто-то произнёс:
— Можно прервать вас на минуту?
— Что?
— Да так, ерунда, если честно. Просто я кое-что заметил. Вам не кажется это странным?
Рыцарь указал пальцем в сторону клочка земли, не занятого деревьями.
Похоже, там часто бывали дикие животные. Траву вытоптали, обнажив почву. Глядя на ничем не примечательный участок грязи, я тоже ощутила, что что-то было не так.
Я положила руку на влажную почву, и та слегка просела.
Учитель тоже заметил это и нахмурился.
— Это человеческие следы?
— Возможно.
Я изучила землю под другим углом.
Это был охотничий приём, которому меня обучил Берзак. Следы было трудно рассмотреть из стоячего положения, поэтому я наклонилась, чтобы различить их состояние и направление.
Судя по размерам, следы, вероятно, принадлежали мужчине. В отличие от жителей деревни, он носил кожаные туфли, а его походка была неравномерной, словно он не привык к горным тропам.
— Мы сейчас недалеко от болота. По правилам жители деревни не должны сюда заходить.
Я кивнула, услышав слова учителя. Это место не относилось к тем, где люди обычно оставляли следы, значит, в этом был какой-то смысл.
— Надо взглянуть, — сказала я, сердцем чуя неладное.
Если нити судьбы действительно существовали, то у меня было чувство, будто они свесились с неба и вцепились в нас.
Мы не были марионетками, однако эти нити только что указали нам путь. Правда, я не знала, откуда во мне взялась такая уверенность.

*


Откуда-то донёсся голос:
— Если совпадение произошло один раз, то оно естественным образом переплетётся со следующим совпадением. Когда удача даёт сбой, обязательно возникает какой-нибудь контрпродуктивный эффект, прежде чем возможность исчезнет. Это не имеет никакого отношения к клишированным идеям об удачливости человека. Это просто феномен маятника, который в результате применения силы достигает крайних положений, прежде чем вернуться к нормальному состоянию покоя.
Голос бесстрастно объяснял ситуацию, словно его обладатель читал лекцию.
В данный момент они наблюдали за тем, как разворачивались события. Лорд Эль-Меллой II и Грэй оказались в лесу и случайно обнаружили следы. Всё это они видели.
— Дайте-ка подумать… Вы пытаетесь сказать, что это карма, да? Это довольно важная концепция в восточной философии, не так ли? Если поможешь журавлю утром, то получишь хорошее снаряжение в видеоиграх ночью, или что-то вроде этого?
Это был голос юноши.
В нём не было даже намёка на страх. Можно было даже подумать, что его обладатель не до конца понимал, в какой ситуации оказался. Его товарищ, сидевший рядом, на секунду лишился дара речи, когда услышал такое, после чего ответил, изо всех сил сохраняя спокойствие:
— Мы сейчас не на лекции, Флат.
— Но ведь лучше задавать вопросы, пока есть такая возможность, Ле Шьен! Разве вещи вроде того, что мазать на хлеб, не являются ключевыми?
— Как это вообще связано?! — закричал он, скрипя зубами, словно разъярённый зверь. В ответе его одноклассника всё ещё было некое замешательство.
— Погоди, с ними всё в порядке, потому что они проникли на болото из-под земли? Или же то место находится за пределами барьера?..
Они угодили в тот барьер и в итоге оказались здесь.
— Просто наблюдайте, — произнёс голос в ответ на его вопрос. — Посмотрим, как изменилась спираль из-за вашего вмешательства, и выясним, что ждёт их там, в конце изменения.
 
AkagiДата: Суббота, 16.04.2022, 17:07 | Сообщение # 35
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
3

Мы шли по следам около десяти минут, пока не увидели скрывавшуюся среди деревьев небольшую хижину.
— Ха, не знал, что здесь есть что-то такое, — изумлённо произнёс рыцарь.
Это был небольшой, наспех построенный домик, немного уступавший размерами жилищу Берзака. Видимо, из-за того, что он стоял посреди леса, его деревянные стены наполовину сгнили. Удивительно, как он ещё не развалился.
— Похоже, усилены какой-то магией, — сказал учитель, осторожно прикоснувшись к стене.
— Магией?
— Возможно, кто-то хотел, чтобы мы это нашли, — пробормотал он и кивнул, подтверждая сказанное.
Мы с опаской открыли дверь и вошли внутрь.
Аккуратно ступив на гниющий деревянный пол, учитель осмотрелся, чтобы убедиться в отсутствии возможной опасности вроде костяных воинов. Я тоже была настороже и смотрела в оба, оставаясь рядом с учителем.
У входа стояли самые обычные столы и стулья. Однако при виде того, что мы обнаружили дальше, я широко распахнула глаза от изумления.
— Что это? — раздался за моей спиной голос рыцаря.
Вся стена была покрыта множеством заметок и изображений, соединённых нитями различных цветов. Всё это очень напоминало магические узоры. Учитель моргнул и ответил рыцарю:
— Доска с уликами.
— Чего?
— Она часто мелькает в криминальных драмах. Это приспособление для визуальной организации мыслей, идей и событий с помощью заметок и фотографий, которые соединяют друг с другом при наличии связи.
Услышав его объяснение, я вспомнила, что где-то уже такое видела. На фотографиях и нитях не было ни пылинки, так что эту доску создали совсем недавно.
Из-за слов о том, что это был инструмент для организации мыслей, у меня возникло ощущение, что я видела содержимое чужого мозга.
На прикреплённых фотографиях была запечатлена деревня с разных ракурсов. Имелись даже общие снимки Чёрной мадонны и кладбища, каждый из которых сопровождался записями, похожими на журналы наблюдений. Нити, похоже, тоже были как-то с ними связаны.
Взгляд учителя замер на одной из строк.
— Что-то не так?
— Нет, — он посмотрел на узор, нарисованный рядом с заметками. — Похоже, тот, кто организовал эту доску для улик, тоже изучал три неотъемлемые части человеческого существа.
— То есть тело, разум и душа…
Истинная форма женщины в маске и меня, а также причина, по которой нас создали.
— Эти исследования соответствуют теории, которая уже довольно давно занимает мои мысли. Нет, здесь больше подробностей. Они не только касаются роли Грэй в качестве тела короля Артура и существования разума под землёй, но и заходят гораздо дальше.
Учитель скользил пальцами вдоль нитей, словно пытаясь следовать ходу мыслей человека, создавшего эту доску для улик.
По какой-то причине меня охватила паника. Не только потому что эта так называемая доска с уликами имела отношение ко мне, но и потому что её создатель и мой учитель думали одинаково. Это внушало мне неописуемый страх.
Да, страх.
Я боялась этой стены.
Если бы ситуация позволила мне сделать это, то я бы свернулась в клубок и закричала. Фотографии, сделанные со всех возможных сторон, словно препарировали мою деревню и вскрывали то, чего я даже не замечала, хотя прожила здесь много лет. Я знала, что мне не удастся извлечь из всего этого что-нибудь важное, но способ отображения информации всё равно вызывал у меня жуткие ощущения. Это походило даже не на вскрытие, а на растворение в кислоте.
— Не думал, что мы вот так просто наткнёмся на такую кропотливую работу.
Услышав слова рыцаря, учитель покачал головой.
— Вряд ли тот, кто создал эту доску с уликами, пытался её скрыть. Всё-таки правила деревни исключают вероятность того, что кто-нибудь может оказаться на другой стороне болота. Без барьера, наверное, тоже не обошлось, но, скорее всего, этот человек даже не предполагал, что кого-то вроде нас может вынести сюда потоком прямо из-под земли.
— Логично, — кивнул рыцарь.
— Однако есть и другая вероятность. Возможно… на то, чтобы скрыть это место должным образом, попросту не хватило времени.
— Не хватило?
— Взгляните на кухню, — учитель не стал разворачиваться и просто указал пальцем в нужную сторону. — Видите свежемолотые кофейные зёрна? Этот человек, кем бы он ни был, вероятно, собирался выпить кофе сразу же по возвращении сюда. Может быть, он более практичен и ставит лёгкость приготовления напитка выше его вкуса. Как бы то ни было, я думаю, он собирался вернуться вскоре после своего ухода, но не смог.
— Да ты не маг, а самый настоящий детектив.
— Если бы я полагался только на свои магические навыки, то ничего бы не добился, — несколько самоуничижительно произнёс учитель и затем ещё раз изучил доску. Он просмотрел несколько скреплённых вместе листов бумаги и на несколько минут замер.
— В-вы в порядке?
— …
— Ясно, — после паузы произнёс он. — Вот так, значит? Сучий потрох!
Учитель выругался, что было для него вполне обычным явлением, и ударил кулаком по стене. Сил у него было недостаточно, чтобы серьёзно навредить себе, но я всё равно с удивлением уставилась на него.
— У-учитель?
— Мы с Райнес тогда не заметили, но здесь был ещё кое-кто, кого мы знаем. К сожалению, он покинул деревню до событий, задействованных в реконструкции.
— Кое-кто… кого мы знаем?
Он вновь начал аккуратно листать бумаги. Вероятно, он вычислял огромное количество формул и пытался запечатлеть их в своей голове. Его глаза внимательно изучали один документ за другим, пока он наконец-то не пришёл к выводу.
— Это Хартлесс.
— А? — невольно вырвалось у меня.
Услышав это, учитель повторил:
— Эту доску с уликами создал доктор Хартлесс, бывший глава факультета современной магии.
Точно.
Учитель вернулся в эту деревню в надежде обнаружить зацепки, указывающие на Хартлесса. Я совершенно забыла об этом из-за абсурдности предыдущих событий. Сначала я изумилась тому, что деревня была заброшена, а затем нас перенесло в прошлое. Никогда бы не подумала, что мы в конечном итоге вернёмся к изначальной цели.
Если так, то…
— А-а, теперь понятно. Зепия говорил, что заключил сделку с Хартлессом, но жители деревни ни разу его не упоминали. Потому что он, судя по всему, ни разу не бывал в деревне и наблюдал за ней со стороны довольно продолжительное время.
— П-подождите, зачем Хартлессу вообще заниматься наблюдением за этой деревней? Вы же недавно сказали, что он изучал тело, разум и душу. Что именно содержится в этих заметках?
— Так… По большей части тезисы. И ещё несколько заклинаний.
Учитель вновь обратил взгляд на доску с уликами.
Я была в ужасе. Мой разум начала терзать тревога с того мгновения, как мы обнаружили эту доску с уликами, а когда я узнала, что её создал Хартлесс, страх только усилился. Учитель словно столкнулся с противником на поле боя, где я была совершенно бессильна. Непрекращающаяся паника сжимала моё горло.
Чем больше учитель изучал доску, тем страшнее становился его взгляд.
— Учитель?..
— Хартлесс пытался вмешаться в заклинание, которое собирались сотворить в деревне.
— То есть как Флат?
Я вспомнила, как этот парень с лёгкостью влезал в чужую магию.
До меня доходили рассказы о том, как Флат много раз проникал на секретные собрания в Часовой башне, но каждый раз, когда я упоминала об этом, учитель хмурился и хватался за живот.
— Нет, Флат полагается на собственный талант понимать вещи и противостоять им. Здесь же подход более сложный и продуманный…
Учитель положил руку на доску, и его взгляд продолжил блуждать по заметкам и фотографиям. Спустя какое-то время он склонил голову, признавая поражение, и тихо простонал:
— Бесполезно… Я ничего не понимаю.
— Не… понимаете?
Это заявление поразило меня до глубины души.
Я никогда прежде не видела его таким обескураженным.
Мысль о том, что учитель, который анализировал чужое искусство так же легко, как дышал, и даже угодил из-за этого в несколько кризисных ситуаций, не мог понять чью-то магию, никак не укладывалась у меня в голове.
— Общая идея мне ясна. Формула позаимствована из кельтского спиритуализма, а заклинание для вмешательства основано на современной магии и колдовстве с примесью алхимии Атласа. Всё это я могу понять. Однако структура заклинания настолько изящная, что установить его точные эффекты очень сложно. Нужно принять во внимание тысячи чисел. Если ошибиться хотя бы с одним из них или что-то неправильно интерпретировать, то это приведёт к совершенно другому результату, — сказал учитель, указывая на сложные строки в записях на доске с уликами.
И это была не просто пара страниц. На доске висели дюжины листов, и на каждом был свой узор. Некоторые напоминали ангельские крылья, другие походили на древние короны, а остальные являлись пентаграммами, гексаграммами, гендекаграммами, додекаграмамми и прочими фигурами со странными формами.
— Это всё равно что внести маленькую правку в пейзаж и тем самым случайно превратить его в изображение другой страны. Поскольку с точки зрения работы с кистью и красками никакого единообразия не существует, провернуть такое попросту невозможно, однако он с его поразительным упорством и невероятным мастерством как-то этого добился. Ах, это и есть истинное умение доктора Хартлесса, который когда-то поддерживал оставшийся без Лорда факультет?
Предыдущий глава факультета современной магии.
И часть его способностей предстала перед нашими глазами.
— С мозгами, как у Зепии, или, возможно, первоклассными Магическими цепями, как у Лувиагелиты, развивать основу в том же направлении было бы вполне возможно. Однако мои цепи и мозг не в состоянии выполнять такие вычисления.
Эти слова были полны горечи.
Сколько бы раз его ни ставили перед этим фактом, он никогда не сдавался, не так ли? К тому же он давным-давно осознал, что такова была его особенность, и это лишь укрепляло решимость.
— Если бы только здесь была Объёмная ртуть…
— Чем я могу помочь?
Внезапно, у входной двери возникла чья-то фигура.
— А-а-а-а!
Даже бдительный сэр Кей громко закричал и отпрыгнул назад, не заметив её присутствия.
Полагаю, эта реакция была вполне оправданной, поскольку жидкость только что проскользнула сквозь щель под дверью и неожиданно приняла человеческую форму. Я удивлённо уставилась на девушку из ртути.
— Триммау!
— За тебя, крошка.
Я невольно моргнула несколько раз, когда горничная с невозмутимым видом произнесла, судя по всему, фразу из какого-то фильма.
— Что ты здесь делаешь?
— Вчера, отправившись обратно в Лондон, мисс Райнес приказала мне вернуться в деревню. Она сказала не попадаться на глаза её старшему брату, помочь ему в случае опасности и сделать так, чтобы он как можно сильнее почувствовал себя в долгу перед ней. Таковы были её приказы. Я не смогла вас найти и поэтому пребывала в режиме ожидания. Однако совсем недавно я ощутила ваше присутствие и явилась так быстро, как только могла.
— …
Я лишилась дара речи. Как, впрочем, и учитель, который закрыл лицо руками.
— Ха-ха-ха-ха…
И затем он рассмеялся.
— Это значит, что она и во время первого круга сделала это?
Покорность в его голосе смешивалась с радостью.
Тогда Триммау, вероятно, тоже следила за учителем с расстояния. И когда стало ясно, что никакая опасность нам не угрожала, она незаметно вернулась в Лондон вместе с нами.
— Очень похоже на мисс Райнес.
При мысли о её предусмотрительности у меня потеплело на сердце. Правда, если бы я сказала ей об этом, она бы, наверное, посмотрела на меня со странным выражением лица.
Мне хотелось вернуться.
Вернуться за стол, где меня ждала эта девушка.
Хотелось снова есть десерты, пить чай и жаловаться на учителя. Несмотря на то, что беседа быстро завяла бы из-за моей неразговорчивости, я всё равно бы очень хорошо провела время.
— Но… чем нам может помочь Триммау?
— Объёмная ртуть – это Тайный знак, который раньше принадлежал Кайнету Эль-Меллою Арчибальду, моему учителю.
Я удивилась, услышав это имя.
Мне было известно, что учитель имел какое-то отношение к его смерти во время Четвёртой Войны за Святой Грааль.
Однако я пока что отмахнулась от этих мыслей и принялась наблюдать за учителем, который поднял один из пальцев. Он сделал жест, словно играя на невидимом оркестровом инструменте. Триммау закрыла глаза и тоже подняла правую руку.
— Мой учитель создал её, когда ему даже тридцати ещё не было. Объёмная ртуть считается одним из Тайным знаков высшей категории семьи Эль-Меллой не потому, что она – превосходное оружие.
Правая рука Триммау вдруг испарилась.
Я инстинктивно закрыла ладонью рот, потому что опасалась отравления. Однако ртуть не стала распространяться по воздуху. Вместо этого она вернулась в жидкое состояние, зависла над полом и приняла форму огромного количества чисел.



— Что…
— Объёмная ртуть также выполняет функции ведущего вычислительного механизма фракции Эль-Меллой. Однако я могу использовать лишь небольшую часть её мощности.
Я понятия не имела, что у Триммау были такие скрытые возможности. От паривших в воздухе фигур у меня кружилась голова.
Я всё ещё не понимала связь между числами и символами, которые описал мой учитель. Однако взгляд его был крайне серьёзным, и каждый раз, когда числа менялись, я могла мельком увидеть эмоции, кружившиеся в его сердце.
Например, возбуждение.
Зависть.
Тоска.
Может быть, даже гнев.
Или, возможно, эмоция, которая являлась смесью всего этого.
Увиденное показывало мне не то, кем был Хартлесс, а то, что мой учитель думал о нём.
— А, вот как. Это заклинание… является продолжением. Его не интересовали конкретно тело, разум или душа. Он хотел узнать, как их можно сохранить или испортить.
Учитель продолжал шевелить пальцами, переводя взгляд с доски на числа и обратно.
Числа начали превращаться в узоры и пентаграммы из заметок. Затем они приняли очертания, похожие на солнце, луну, звёзды, весы, рыбу и горных козлов. Полагаю, для мага эти символы были тем же самым, что и уравнения для учёного.
В то же время учитель, окружённый этими символами, походил на меланхоличного философа.
Наконец изменения прекратились.
Похоже, слова из ртути достигли некого решения.
Учитель застыл на несколько секунд.
— В чём дело, учитель?
— Кажется, я нашёл ответ. Однако…
— Учитель?..
После паузы он резко развернулся.
— Триммау, сколько у нас времени до рассвета?
— Если под «рассветом» Вы подразумеваете полное появление солнца над горизонтом, то где-то от тридцати семи до сорока трёх минут.
— Тогда нам нужно немедленно убираться отсюда! — учитель быстро превратил плавающую ртуть обратно в руку Триммау и устремился к выходу. Полы его пиджака развевались, словно крылья.
Я поспешила за ним.
— В чём дело?
— Нам нужно попасть на болото. Прости, нет времени объяснять, надо бежать.
— Эй, а ты уверен, что не выдохнешься на полпути? — издевательски произнёс рыцарь. Однако, стоило ему сделать шаг через порог хижины, его лицо стало серьёзным.
— Ха, да они просто жаждут крови.
— Что Вы имеете в виду, сэр Кей?
— Ладно, деревенские всё равно бы пришли рано или поздно. Наверное, мы доставили им кучу проблем, — легкомысленно ответил рыцарь, словно не желая тратить силы на объяснения.
Я тоже их услышала. Звуки, доносившиеся от основания горы – другими словами, со стороны деревни.
— Наверное, жители деревни почуяли, что что-то не так, и начали обыскивать гору. Такими темпами мы столкнёмся с ними у болота! Если не побежим во весь опор, то тебе придётся убивать своих друзей и родственников, так что будь к этому готова! — пробормотал рыцарь привычным фривольным тоном.

*


— Ха… Ох…
По склону горы поднимался мужчина, готовый в любую секунду рухнуть лицом вниз. Это был отец Фернандо. С его вымокшей рясы всё ещё падали капли воды.
После того, как его унёс поток, он выполз из другой пещеры. Даже сам Фернандо удивлялся тому, что ещё не расстался с жизнью. Возможно, за это стоило поблагодарить жир, который был не таким уж плотным. Они с сестрой Иллюмией разделились, однако это не было проблемой.
В конце концов, он так отчаянно пытался взобраться на гору именно из-за телепатического приказа живой и здоровой Иллюмии.
Святая Церковь запрещала все виды магии, кроме Обрядов крещения, которыми пользовались священники, но это было лишь на словах. Экзекуторы вроде Иллюмии обучались полезной магии, к которой относились, например, усиление и телепатия. Разумеется, всё это называли «Таинствами». Это была лишь малая часть силы и знаний, которые со временем обрела Святая Церковь.
— Ох… Фу-ух…
Чувствуя всю тяжесть своей промокшей одежды, отец Фернандо продолжал подъём. Он постоянно спотыкался, чуть не падал и ворчал:
— «Отправляйтесь на болото»… Я чуть не утонул… Эта сестра Иллюмия, помыкает мной, будто я её слуга…
Ковыляя с таким видом, будто он вот-вот свалится и умрёт от истощения, Фернандо вдруг услышал голос:
— Вы в порядке, отец Фернандо?
Священник чуть не подпрыгнул от неожиданности, когда увидел возникшую из леса фигуру. Через несколько секунд он понял, кто это был, и попытался проглотить свой страх.
— Б-Б-Б-Берзак… Блэкмор…
Это был страж могил кладбища Блэкмор.
— Ч-ч-что Вы собираетесь со мной сделать, Берзак?
— В данный момент я не собираюсь вредить Вам, — сказал страж могил, покачав головой.
Он всё ещё сжимал в руках огромный топор. То, что он выбрался из потока и при этом не расстался со своим оружием, служило доказательством его невероятной физической силы. Священник же, в отличие от Иллюмии, умел лишь использовать Обряды крещения. Если бы Берзак захотел, то с лёгкостью разрубил бы священника надвое, словно чурбак из дневной порции дров.
— Я просто хочу услышать Ваше мнение, — всё тем же спокойным и безэмоциональным голосом произнёс Берзак.
— Услышать моё мнение… как страж могил кладбища Блэкмор?
— Возможно.
Страж могил продолжал вести себя очень вежливо.
Такое же отношение у него было во время множества разговоров между ними в деревне. Берзак говорил мало, но проявлял максимальное уважение к собеседнику. Несмотря на то, что цели стража могил не всегда совпадали с намерениями Церкви, они относительно неплохо ладили.
Это были странные отношения. Они оба знали, что однажды станут врагами, но всё равно вели себя дружелюбно по отношению друг к другу.
— В Святой Церкви нет единодушия, не так ли? По крайней мере, я так считаю, — негромко произнёс страж могил. — Я всегда это подозревал. Вы с Иллюмией общались с Грэй при любой возможности. Монахиня, вероятно, хотела просто следить за ней, но Вы, как мне кажется, думали иначе. Не поведаете, почему?
— Если я скажу, что Вам просто показалось, то Вас этот ответ не устроит, да?
Глаза священника бешено вращались, осматривая окружение, словно у толстой трусливой мыши.
— Сестры Иллюмии здесь нет. Она установила с Вами телепатическую связь, но у неё не получится следить за каждым Вашим движением, — тихо добавил Берзак.
— …
— Отец Фернандо, могу я услышать Ваше личное мнение?
— А… л-ладно.
Священник прочистил горло и неуверенно попытался понять, что было у Берзака на уме. Разумеется, лицо стража могил оставалось непроницаемым.
Фернандо сдался, его круглая челюсть дрогнула, и он наконец-то открыл рот.
— Как представитель Святой Церкви, я определённо считаю короля Артура еретиком. Даже если бы мы захотели подвести её под нашу религию, эта сущность слишком сильно укоренилась в местных традициях.
Толкование священника было более чем стандартным для Святой Церкви.
Несмотря на то, что эта религия сильно повлияла на множество легенд о короле Артуре, они перестали быть уместными в современной эпохе. В конце концов, будь то придворный волшебник, фея или король, их нельзя было отделить от местных верований.
Однако.
Одна из бровей стража могил дёрнулась.
— Но это не имеет никого отношения к девочке, верно? — после паузы сказал священник.
Летний ветерок начал набирать силу.
— То есть они не связаны? — медленно спросил страж могил.
— Они не могут быть связаны. Деревня просто навязывает верования прошлого следующим поколениям и заставляет других принести себя в жертву, разве нет? — решительно произнёс священник. На секунду его лицо засияло от радости, словно у странника, наконец-то сбросившего с плеч тяжёлый рюкзак после долгого путешествия. Но эта радость быстро исчезла.
— Только вот я не вправе говорить такое.
— Почему?
— Из-за того, что произошло десять лет назад, — с горечью сказал священник. — Это я сообщил Святой Церкви о изменившемся лице Грэй.
— …
Берзак ничего не сказал. Не последовало даже замечания вроде «я и так это знал» или «вот это поворот».
— Тогда я не думал, что всё так обернётся. Разумеется, то, что лицо девочки изменилось всего за одну ночь, внушило мне тревогу, но я списал это на половое созревание, когда выяснил, что в душе она осталась прежней. Я просто решил, что о странном поведении жителей деревни – особенно её матери - по отношению к ней стоило сообщить.
Губы священника изогнулись в кривой улыбке.
Никто в деревне даже не подозревал, насколько мать была предана своей дочери. Вера в короля Артура, угасшая за тысячелетия, разгорелась вновь лишь благодаря этой матери и старейшине деревни.
— Вот я на всякий случай и упомянул об этом в своём докладе, но не более того, — видимо, устав стоять, священник прислонился к дереву и продолжил: — И затем спустя какое-то время мне сообщили, что сюда направили сестру Иллюмию. Она настоящий член Святой Церкви, необыкновенно одарённая девушка, прошедшая обучение в рыцарском ордене и получившая силу изгонять магов и нечеловеческих созданий. Она не похожа на меня, священника, которого заставили отправиться сюда из-за крохи таланта.
Священник вытер пот с лица и горько улыбнулся.
— Она всё время говорит мне, что если что-то угрожает Святой Церкви, то это надо вырвать с корнем, потому что так завещал сам Господь. Может быть, она и права. Вообще-то мы из разных фракций. Если бы мы родились пару столетий назад, то я бы, наверное, стал её добычей как еретик.
Такова была история этой религии.
В каком-то смысле они ненавидели тех, кто откололся от них, даже больше, чем другие религии. Чем больше совпадали их ценности, тем меньше они терпели небольшие различия. Возможно, это просто была природа человечества.
— Поэтому я не вправе говорить такое, — пробормотал священник. — Разумеется, я уверен, что не сделал тогда ничего плохого, учитывая мою роль. Несмотря на это, я все эти годы сомневался в том, что достоин нести слово Господа. Что?.. У Вас странное выражение лица. Я сказал что-то смешное?
— А, вовсе нет, — покачал головой Берзак и после паузы продолжил: — Просто не всё в деревне оказалось ложью, и я благодарен за это тем вещам, в которые верю. По крайней мере, Вы увидели в этой деревне то же, что и я.
— Ха… — священник отвёл взгляд и искренне поинтересовался: — Какую сторону Вы собираетесь принять?
— Какую сторону?
— Церкви или жителей деревни? — полный страсти голос Фернандо разносился по лесу. — Я знаю, что у Вас есть связи в правительстве. Иллюмия довольно чувствительна к таким вещам. Но Вы не шпион, не так ли? Стражи могил кладбища Блэкмор существовали ещё до короля Артура. Поэтому Вы не поклоняетесь Артуру, как другие жители деревни. Если Вы встанете на нашу сторону, то это не исказит Ваши убеждения, верно?
Услышав это, страж могил удивлённо приподнял бровь.
— Кажется, я понимаю, почему Церковь выбрала наблюдателем именно Вас. В большинстве ситуаций никто не умеет оправдывать еретиков лучше, чем Вы.
— Это комплимент?
— Да, пожалуй. Я намереваюсь защищать девочку как страж могил кладбища Блэкмор.
— То есть Вы…
— Даже если мы передадим Грэй Святой Церкви, никто не сможет гарантировать её безопасность. Конечно, Ваша религия допускает прощение, но к нашему миру это не относится. Прощение для людей. Мы же нелюди и не стоим такого внимания.
— Ну… В чём-то Вы правы.
— Всё равно спасибо за заботу.
Берзак с благодарностью склонил голову. Затем он внезапно скрестил руки на груди, прислонился к дереву, как до этого сделал отец Фернандо, и закрыл глаза.
— Я ничего не видел и ни с кем не сталкивался. Я закрыл глаза, потому что немного устал, и если в этот момент кто-то прошёл мимо, то я ничего не заметил.
— Я ещё многое хочу сказать, но сейчас, полагаю, мне остаётся лишь поблагодарить Вас.
Фернандо гордо выпятил грудь и продолжил свой подъём на гору.
— При нашей следующей встрече, — раздался за его спиной голос, — мы будем сражаться насмерть.
— Н-н-нет, прошу, пощадите, — с тревогой промямлил священник и споткнулся, когда его охватила дрожь. Он надменно вытирал пот своей мокрой рясой, но не останавливался.
Когда священник исчез в тумане, Берзак медленно открыл глаза. Уверенной походкой, в которой не было даже намёка на усталость, он тоже направился вверх по склону. До болота было рукой подать. Скорее всего, именно там произойдёт решающая битва, подумал страж могил. Ложь, которую до сих пор поддерживали в этой деревне, была готова развалиться. Мирным дням придёт конец.
— А-а-а-а-а-а!
Внезапно, по лесу разнёсся вопль.
Узнав голос, Берзак бросился бежать, словно у него выросли крылья. Он оказался на нужном месте с невероятной скоростью. Его глаза широко распахнулись.
— Отец Фернандо!..
Священник лежал на земле. Его одежда была залита кровью. Берзак подбежал к отцу Фернандо, прикоснулся к его шее и напрягся.
— Он мёртв…
Но ведь они разошлись всего пару минут назад. Что произошло за столь короткое время?
— Его ударили в спину кинжалом? — пробормотал Берзак, осматривая запятнанную кровью спину священника.
Само собой, отец Фернандо не проходил боевую подготовку, поэтому любой мог убить его, застав врасплох. Но кто? Фернандо всегда был невероятно подозрительным. Он бы расслабился только в присутствии Иллюмии, но ей незачем было убивать священника.
Берзак заметил ещё кое-что невероятное.
— Его одежда… сухая?..
 
AkagiДата: Суббота, 16.04.2022, 17:08 | Сообщение # 36
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
4

Мы бежали вниз по склону горы вслед за моим учителем, направляясь к болоту.
Триммау прорубалась сквозь густые кустарниковые заросли и тем самым прокладывала нам путь. Полагаю, это была самая подходящая для неё задача, поскольку она не уставала. Учитель обычно выбивался из сил самым первым, но в этот раз он старался вовсю и продолжал спуск по крутому склону.
Рыцарь двигался в арьергарде и прикрывал тылы, а я держалась рядом с учителем. Адд по-прежнему пребывал в форме косы и не подавал признаков пробуждения. Осознавая это, я закусила губу.
В этот момент учитель произнёс:
— Думаешь, двигаться навстречу жителям деревни действительно хорошая идея?
— Мы справимся.
— С ними может быть твоя мать.
— Знаю, всё нормально.
Я дважды кивнула.
Шок от осознания того, что они начали полномасштабное прочёсывание горы, был временным, поскольку с той самой секунды, когда мы стали врагами деревни, я понимала, что мне придётся столкнуться с матерью.
— Давайте не будем об этом. Что Вы только что выяснили? Что здесь делал Хартлесс?
— Я понял в общих чертах те записи, которые висели на доске с уликами, но мне остаётся лишь строить гипотезы о том, что он задумал. Тем не менее я могу предположить, чем он занимался до инцидента.
— До инцидента?
— Я о том, что произошло во время первого круга. В первый день Берзак сказал, что кто-то нарушил несколько правил.
Да, Райнес об этом упоминала.
После их разговора с Зепией Берзак кое-что сказал и спросил, известно ли им что-то об этом.
«Дети ненароком нарушают правила, когда играют на улице. Но в этот раз были нарушены сразу два правила».
— На самом деле нарушителем был Хартлесс, который приблизился к деревне ночью, вероятно, чтобы сделать последние приготовления или что-то в этом роде. После он сразу же ушёл, не помолившись Чёрной мадонне.
— Он… ушёл…
Действительно, таким образом были нарушены два правила: то, которое запрещало выходить на улицу ночью, и то, которое требовало помолиться Чёрной мадонне.
- Та хижина была построена на другом конце болота. Вероятно, она находится за пределами магии обнаружения. Однако он всё равно мог нарушить правила. Берзак говорил, что такое случается время от времени, например, когда кто-то покидает дом ночью. Полагаю, он не придавал этому особого значения.
Это было разумное замечание.
Но тогда как долго Хартлесс тайно находился близ деревни? Сколько времени он провёл за её пределами, шпионя за нами?
— …
В глубине моего сердца извивалось зловещее чувство.
Это был совершенно другой вид чистого отвращения, отличающийся от того, что я ощутила, когда узнала секрет этой деревни.
У меня было такое чувство, что за мной наблюдал не человек, а какое-то насекомое. Я столкнулась с ним лишь один раз на «Рельсовом цеппелине», но этой встречи хватило, чтобы различить в нём нечто нечеловеческое. И этот мужчина так долго наблюдал за мной?
— Хартлесс никогда не вмешивается в дела лично, — произнёс учитель. — Он был источником денежных средств в деле о башнях-близнецах Изельма и, возможно, приложил руку к множеству других инцидентов, при этом старательно скрывая это. В противном случае он мог бы стать чьей-нибудь целью.
После этих слов учитель замолк на несколько секунд.
— Так уж получилось, что именно я положил конец всему этому.
— Хм, вот как, — подал голос рыцарь. — Значит, вот почему там была эта доска с уликами. Понятно. То есть переломным моментом в этом деле стал…
Учитель сурово кивнул в ответ на слова рыцаря, в которых звучало веселье.
— Да. Этим моментом стал я.
— Почему именно Вы?
— Как думаешь, почему Святая Церковь решила действовать именно сейчас? В деревню заявился Лорд Часовой башни. Вряд ли она стала бы спокойно наблюдать со стороны. По крайней мере, так считал Хартлесс. Поэтому он и исчез.
— …
Я стиснула кулаки.
Это было вполне логично. Учитель являлся одним из двенадцати Лордов Часовой башни. За каждым его движением пристально следили. Его визит в деревню, за которой они наблюдали, накануне Пятой Войны за Святой Грааль и возрождения короля Артура нельзя было просто назвать совпадением.
Это был очень естественный вывод, но я всё равно его упустила.
— Хартлесс, вероятно, даже не предполагал, что я окажусь в деревне. Да, это был бы крайне опрометчивый поступок со стороны Лорда Часовой башни. Он не стоит за всем, но всё равно играет роль в этом деле.
— Мы на подходе, — мягко произнесла горничная из ртути.
С этими словами лес расступился, и мы увидели равнину.
Моих глаз нежно коснулись лучи восходящего солнца.
Перед нами раскинулось болото.
Я никогда не приближалась к нему вплотную и поэтому подумала, что для болота это место было слишком большим. Вода была мутной, но в прошлом она могла быть гораздо чище.
Лучи солнца постепенно расширяли свои владения, медленно расползаясь по горным склонам. Однако я не могла оценить это захватывающее зрелище.
Близился рассвет.
Это означало…
— Вот-вот наступит время твоей смерти. То есть твоей смерти в прошлом. — сказал учитель.
Как неосмотрительно. Он словно считал своим долгом постоянно озвучивать правду. Наверное, поэтому так много магов его ненавидели. Потому что вуаль тайны, скрывавшая истину, была незаменимой стеной, которая защищала магию.
— И в этой временной линии всё явно будет так же, — вымолвил он, глядя на болото.
И затем…
Словно часть какого-то пророчества, появилось нечто.
Прорвавшись сквозь грязь, над поверхностью воды поднялась огромная тень.
Она была гораздо больше обычного человека.
Из-под воды возникло знакомое строение. И не просто знакомое. На самом деле я видела его всего лишь несколько часов назад. Самым незабываемым была статуя у входа, которую теперь освещали лучи восходящего солнца. Одна половина строения поднялась над водой и объединилась с другой, словно образуя мост.
Тот храм?.. — в замешательстве пробормотала я при виде того, что никак не укладывалось в голове.
Да.
Окружённый тонкий утренним туманом, это действительно был подземный храм, который мы обнаружили перед схваткой с Королём мёртвых.
Разумеется, согласно законам физики, каменное строение и поддерживавшее его основание попросту никак не могли подняться из болота. Несомненно, это был результат таинства, масштаб которого находился за пределами досягаемости современных магов.
— Проклятье, это то, о чём я думаю? Тупых магов и вправду заботит такая чушь, — произнёс стоявший рядом со мной рыцарь.
От его легкомысленного поведения не осталось ни следа. Сэр Кей скрипнул зубами.
— Это… Авалон!..

*


— Это ещё что?! Как?! Откуда?!
Голос скорее принадлежал ребёнку, увидевшему новую игрушку, нежели человеку, который был искренне удивлён.
— Ты же сам говорил про неестественность структуры, — спокойно ответил Зепия.
Флат, который вносил изменения в параметры, действительно обмолвился об этом, когда в пещеру хлынула вода.
«Структура того места всё равно довольно неестественная… Хм-м, дайте подумать. Это означает, что мы можем использовать этот метод, чтобы воздействовать на то пространство, очень похожее на прошлое, верно?»
Именно по этой причине вмешательство далось Флату с относительной лёгкостью, а Зепия спокойно воспринял их успех.
У этих двух вещей было общее начало. Другими словами, причина, по которой Флату удалось организовать потоп, заключалась в том, что под землёй уже находилось подобное строение.
— На самом деле, чтобы поднять его, необходимо совершить определённую последовательность действий. Мне пришлось приложить немало усилий, чтобы всё это пропустить. Похоже, программа, предназначенная для снятия барьера одновременно с началом движения храма, сработала идеально.
Флат поднял взгляд в ответ на слова Зепии.
— То есть Вы полностью отразили мою атаку, обратив моё вмешательство против меня?
Ресницы Зепии дрогнули.
— Хм. Твой учитель не является знатоком в данной области, так что, полагаю, он никогда не учил тебя этому. Вмешательство с помощью магии содержит техники из самых разных систем. Обычное использование Магических цепей нетрадиционным путём не является способностью. Существуют методы, которые обычно можно использовать в случае столкновения со взломщиком, пусть это и происходит не так уж часто.
Палец алхимика словно нажимал на клавиши невидимой клавиатуры.
Каждое его движение словно отзывалось магической нотой в похожей на прошлое реальности, где сейчас находился Лорд Эль- Меллой II. Возможно, именно эти ноты, неразличимые для человеческого уха, раскачивали само основание мира.
— Для меня это редкая возможность продемонстрировать способности, про которые я давным-давно забыл.
В словах Зепии чувствовались гордость и уверенность.
— Ха-ха! Круто! Не знал, что магию можно использовать таким образом! Институт Атлас действительно полон тайн, словно коллекционная карточная игра, вышедшая пару десятилетий назад!
— Может, успокоишься немного? — сказал Свен своему однокласснику, пристально глядя в хрустальный шар. На изображении их любимый профессор не сводил глаз с поднимавшейся башни.
— Что ж, посмотрим, — произнёс Зепия, тоже повернувшись к хрустальному шару. — Удастся ли Вам достичь тайны, которую необходимо раскрыть, Лорд Эль-Меллой II?
 
AkagiДата: Суббота, 16.04.2022, 17:10 | Сообщение # 37
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
5

— Авалон… Это…
Разумеется, мне было знакомо это слово.
Место, куда отнесли тело короля Артура и где он должен был воскреснуть. Несомненно, это место считалось самым священным во всей Британии, и всё же…
— Тот храм?..
— Вероятно, это не настоящий Авалон, а, скорее, нечто, основанное на легенде. Как только что сказал сэр Кей, аналогии невероятно важны в магии.
— Ха. Удивительная осведомлённость, — пробормотал рыцарь, словно восхищаясь им.
Однако у меня возникло ощущение, что в этих словах крылось нечто большее, чем просто отражение его чувств. Было в них нечто иное, но я не могла сказать, что хорошо понимала его мысли.
— Согласно доске с уликами, тело, разум и душа станут одним целым именно в этом храме, — сказал учитель, пытаясь скрыть дрожь в голосе.
Моё тело будет принесено в жертву в этом священном месте.
Значит, Король мёртвых – разум Артура – тоже будет там.
— Жители деревни направляются к болоту. Понятия не имею, знали ли они, что это произойдёт, но все сейчас, наверное, держатся за руки, обмениваются любезностями и ждут твоего появления, — рыцарь раздражённо вздохнул. — Если мы просто отправимся туда, то феерично проиграем. Если она снова использует своё тёмное копьё, то о выживании можно будет даже не беспокоиться – скорее всего, вся гора разлетится на куски. Смерть, конечно, быстрая и безболезненная, но конец всё равно глупый.
— Нет.
Услышав голос, который отринул то, что он сказал, рыцарь развернулся.
— Этого не произойдёт.
В словах учителя чувствовалась спокойная уверенность.
Вскоре после этого я поняла, что он имел в виду – «конец» второго круга.
 
AkagiДата: Воскресенье, 01.05.2022, 13:15 | Сообщение # 38
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline


Глава 4


1

Появилось несколько мостов, сходившихся в точке, где находился храм.
Вероятно, это тоже было частью механизма. Вода, оставшаяся на каменных плитах, также, казалось, медленно уходила.
Храм, который теперь покоился на поверхности болота, выглядел совершенно другим и приобрёл величественный вид.
Возможно, такова была его изначальная форма. Я слышала множество легенд, в которых храмы принимали свой первозданный священный облик по возвращении на поверхность из затхлого подземелья. В древних сказаниях мёртвые боги также обретали былое величие после освобождения из подземного мира.
У входа в храм собралось несколько групп.
Одной были жители деревни.
Несколько дюжин людей, каждый из которых сжимал в руках старый топор или мотыгу, пристально смотрели на нас. Остальные отсутствовали, видимо, потому что ещё не могли двигаться или попросту были слишком старыми.
— Это тело…
— Тело… короля Артура…
Услышав их перешёптывания, я невольно зажмурилась.
Они уже забыли, что меня зовут Грэй?
Позади них стояли две женщины.
— Мама и бабушка.
— Глупая девчонка… — тихо произнесла старая женщина.
Мать промолчала. Моя фигура отражалась в её пустых остекленевших глазах. Даже сейчас она смотрела на меня так же безучастно.
Другая «группа» состояла лишь из сестры Иллюмии.
Облачённая в свои монашеские одеяния, она выглядела довольно спокойной и лишь посматривала на жителей деревни, словно говоря, что даже в одиночку сможет разобраться со всеми. И, возможно, так оно и было. Я уже стала свидетелем её физической мощи и не сомневалась, что она с лёгкостью разделается с обычными жителями деревни.
На самом деле именно они были в ужасе. Превратить неопытных людей в воинов было сложно, какими бы фанатиками они ни являлись.
И наконец здесь присутствовали костяные воины, расположившиеся на равном расстоянии от других групп. При виде всего этого я испытала сюрреалистичное чувство. «Конец», который никто не предвидел, наступил.
— Ну и где вас носило? — спросила сестра Иллюмия.
— А вы разве не должны грызть друг другу глотки?
— Нет, конечно. Думаешь, сейчас самое время для того, чтобы драться? Обнаружив механизм на болоте, я думала, что доберусь сюда первой. Однако, когда я здесь оказалась, всё уже произошло… А, это значит, что я теперь главная подозреваемая? Мне нельзя верить на слово?
Монахиня указала подбородком в сторону.
Вероятно, она говорила правду. Вокруг не было никаких признаков сражения. Даже сестра Иллюмия не вышла бы из такого боя целой и невредимой.
Однако.
— Почему всё… закончилось именно так… — сказала старая женщина. Её голос напомнил мне струну, которая наконец-то лопнула.
Даже старейшина деревни, которая так много сделала ради своих убеждений, утратила свой пыл.
Да, их не нужно было останавливать. Потому что жители деревни уже лишились того, ради чего они готовы были расстаться с жизнью.
— Эй… Что произошло?..
Даже сэр Кей был в недоумении.
Все взгляды были направлены за спины костяных воинов, в точку под статуей Чёрной мадонны.
Там на неком подобии алтаря что-то лежало.
Мне это было знакомо. Несмотря на то, что я забыла, несмотря на то, что я должна была забыть, память вернулась ко мне при виде этого зрелища.
Голову пронзила сильная боль, которая вызвала белую вспышку и извлекла воспоминания, запрятанные в глубинах моего разума.
Первым, что я вспомнила, был запах.
Запах разлагающихся водорослей и воды.
Миазмы, от которых моё горло, как мне казалось, начинало гнить.
Тогда, возможно, болото было гораздо более мутным. Вонь, которая проникала в мой нос, могла даже вызвать болезнь, если вдыхать её слишком долго.
Далее я вспомнила звук.
Громкий, пронизывающий крик, словно карканье сотен воронов.
Кто-то кричал.
«Ты… меня…»
Ах.
Тот конец явил себя.
— Король мёртвых… Она умерла?..
Мой голос словно принадлежал кому-то другому.
Позади костяных воинов под взглядом Чёрном мадонны расползлась лужа крови, которая вытекла из шеи павшей женщины в маске.
 
AkagiДата: Воскресенье, 01.05.2022, 13:20 | Сообщение # 39
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
2

Рана явно была смертельной.
Она неподвижно лежала на алтаре. Кровь вытекла довольно давно и уже начала подсыхать по краям.
Это был не просто предмет.
Груда плоти, лишённая жизни.
— П-почему…
И вновь мой голос показался мне чужим.
Нет.
Я была совершенно не готова к такому.
Поскольку я пережила первый круг, жертвой мог быть только один человек. Поэтому я испытывала смутное предчувствие, что во время второго круга произойдёт то же самое.
В этом наверняка был какой-то смысл. Король мёртвых каким-то образом умерла, словно цепь событий внезапно изменилась.
Пока я отходила от шока, на мосту, ведущему к деревне, появился ещё один человек.
— Как это произошло?
— Берзак.
Это был страж могил кладбища Блэкмор и мой первый наставник, научивший меня сражаться и выживать.
Глядя на труп Короля мёртвых, он оставался таким же серьёзным.
— Направляясь сюда, я обнаружил тело отца Фернандо. Похоже, он с кем-то сражался… Сразу проясню, я его не убивал.
— Что?! — воскликнула сестра Иллюмия, резко развернувшись и вскинув изящные брови. — Вы убили священника?!
— Говорю же, это был не я, — повторил Берзак.
Я уставилась на него, широко распахнув глаза.
— Как?!..
Всё это походило на дело о серии убийств.
Во время первого круга это тоже произошло?
Смерть отца Фернандо и Короля мёртвых словно обрушила огромную бомбу на сложившуюся ситуацию. Слишком внезапно, слишком сложно, чтобы принять. Что послужило причиной?
Я прижала ладони к вискам, пытаясь унять головную боль, и вдруг услышала странный скрипящий звук.
Словно кто-то сжигал плёнки или подпаливал края документов. Стоило мне обратить внимание на этот звук, как учитель произнёс:
— Значит, так всё и закончилось.
— Ты знал, что это произойдёт, Лорд Эль-Меллой II? — спросил рыцарь.
Действительно, учитель сказал, что мы не будем сражаться с Королём мёртвых. Потому что он уже знал о её смерти?
— Во время первого круга Берзак сказал, что тело Грэй нашли рядом с Чёрной мадонной, так что никто не будет нас преследовать. Тогда я подумал, что это произошло в церкви, но нет. Есть ещё одна Чёрная мадонна. Разумеется, у Берзака не было времени на объяснения… Раз так, поскольку это не прошлое, я подумал, что всё решится именно здесь, — тихо произнёс учитель, чтобы окружающие не услышали, как мы обсуждаем уже минувшие для нас события.
Даже если мы попытаемся всё объяснить им, они, скорее всего, не поймут, что этот мир на самом деле является реконструкцией.
— Это не прошлое?
— Я думал над этим, не так ли? Если мы предположим, что это лишь симуляция, то зачем отправлять нас в какой-то конкретный момент прошлого? Важен именно смысл этой реконструкции.
Сказав это, он повернулся.
Магдалена.
На секунду я растерялась, гадая, кого он имел в виду. Да, это было имя моей матери, но никто в деревне никогда не называл её так.
— Вас ведь так зовут, да? Грэй как-то упоминала об этом.
Неужели? Я не помнила. Возможно, имя моей матери всплывало пару раз в ходе бесед после прибытия в Лондон.
— Только Вам известно, почему всё закончилось именно так.
— Что Вы имеете в виду? — спросила моя мать, оставаясь невозмутимой.
Но это продлилось лишь пару секунд. Черты её лица исказились, словно с него внезапно опала штукатурка.
— Откуда… — её голос дрожал. Сколько времени прошло с тех пор, как я видела свою мать в таком безумном состоянии? — Откуда Вы знаете… Если только… Вы!..
Она застонала и, спотыкаясь, побежала. Оставляя рябь на воде, которая ещё стекла с каменных плит, она с беззащитным видом устремилась к костяным воинам.
— Мама!
— Ох… Триммау!
Учитель выстрелил магическим снарядом и призвал на помощь горничную из ртути. Её руки в мгновение ока потеряли форму и превратились в острые клинки. Она разрубила пытавшихся защитить тело Короля мёртвых костяных воинов, расчищая путь для моей матери.
— Вот зараза! — недовольно произнёс рыцарь, высунул язык и обнажил меч.
Триммау, сэр Кей и я бросились отражать атаки костяных воинов. Поскольку всё произошло слишком внезапно, старая женщина и жители деревни не успели среагировать. Когда клинки скелетов уже готовы были снести им головы, кто-то метнулся вперёд и заблокировал удары огромным топором.
— Мистер Берзак.
— Я готов стать вашим врагом, но стоять в стороне и смотреть, как убивают моих бывших товарищей, я не собираюсь, — страж могил поднял руку и призвал стаю духов-воронов.
Птицы обрушились на костяных воинов и заклевали несколько из них, в то время как остальные пали жертвой топора Берзака. Несмотря на то, что скелетов было довольно много, они не могли одолеть стража могил. Сестра Иллюмия, которой, видимо, было плевать на жителей деревни, лишь стояла в стороне, изредка отмахиваясь одной рукой от костяных воинов, которые осмеливались напасть на неё.
Окружённый воцарившимся хаосом, учитель осторожно подошёл к упавшей женщине и протянул руку.
— Вы в порядке, моя дорогая? — спросил он, помогая моей матери подняться.
Я всё ещё понятия не имела, что произошло.
Почему моя мать побежала к костяным воинам? Зачем учителю помогать ей? Нет. Больше всего меня смутило облегчение, которое я испытала. Я прекрасно понимала, что мать видела во мне лишь объект поклонения, но всё равно, как дура, была рада тому, что она не пострадала.
— Я… — пробормотала моя мать, и учитель мягко кивнул.
— Грэй, Триммау, как вы там?
— М-мы справляемся!
Видимо, из-за смерти Короля мёртвых решимость скелетов поубавилась, и мне, Берзаку и рыцарю удавалось их сдерживать.
— Что ж, тогда продолжим лекцию, — выпрямившись, заявил учитель. Он медленно повернулся к жителям деревни. — Вы когда-нибудь видели лицо Короля мёртвых?
Старая женщина ответила не сразу. Спустя несколько секунд она покачала морщинистой головой.
— Нам это не нужно.
— Именно. Такова природа веры. Боги существуют лишь, пока в них верят. И добровольный отказ от желания узнать их внешность, даже если подобные стремления не являются табу, вполне естественен. Я никого не обвиняю, потому что когда-то сам был таким. В конце концов, с определённого расстояния невозможно сказать, что за человек перед тобой, если на нём доспехи, — сказал учитель, качая головой.
— О чём это Вы?
— Я просто хотел удостовериться, — с несколько напряжённым лицом произнёс учитель. — Уверен, никто здесь не знает об этом, но когда мы впервые покинули деревню, Грэй пребывала в состоянии душевного расстройства и не могла говорить. Я узнал о том, что среди жителей деревни были волнения, лишь благодаря собственным рассуждениям. Если бы не паника, которая началась в деревне, я бы не смог благополучно сбежать. Да, поэтому я могу заключить, что никто не знал о её настоящей внешности, и все решили, что тело принадлежало Грэй.
Так оно и было.
Но что мой учитель пытался сказать?
Отражая удары костяных воинов, я вновь услышала странный звук. Он раздавался всё чаще и словно окутывал храм целиком.
И это было ещё не всё. Вскоре на болоте вокруг храма возникла паутина из небольших трещин. Это неестественное явление возникло на поверхности воды и, похоже, не собиралось исчезать.
Звук словно был какофонией, вмешивающейся в сам мир.
— Учитель, болото… разваливается, — прошептала я, защищая его спину.
— Да, — кивнул он. — Но, похоже, мы и сэр Кей единственные, кто это заметил.
Как странно. Этот мир будто не мог больше существовать. Странные феномены возникали один за другим, но ни жители деревни, ни сестра Иллюмия, ни Берзак никак на это не реагировали.
— Вероятно, причина заключается в том, что мы пришли извне. Другими словами, люди внутри этого мира не могут воспринимать его исправления.
— Исправления?
— Такое довольно часто можно встретить в научной фантастике. На самом деле в магии существует аналогичная теория, согласно которой время находится под воздействием некого направленного вмешательства. Это место не является прошлым, однако нечто такое, вероятно, здесь всё же существует.
Услышав слова учителя, я моргнула.
Сила исправления.
Если так, то причина смерти Короля мёртвых была такой же, что и во время первого круга?
— Время постановки уже было определено. Неважно, насколько грандиозным будет представление, неважно, сколько раз актёры будут выходить на бис… или, возможно, именно по этой причине каждый спектакль должен подойти к концу. Неизбежному, нелогичному и безжалостному концу. Deus ex machina.
Мне была знакома эта фраза.
В пьесах Древней Греции, когда сюжет заходил в тупик, внезапно появлялись боги, которые выносили своё суждение или разрешали конфликт. Это и называлось «deus ex machina».
Возможно, для древних постановок это было нормально.
Даже в последующие века люди решили не избавляться от подобного приёма из-за его красоты. И поэтому история учёного, проигравшего демонам и чудесным образом спасённого ангелами, заканчивалась громогласными аплодисментами.
Но какой смысл несла эта фраза сейчас?
Как именно закончится эта пьеса?
И что самое важное, кто был богом в сложившейся ситуации?
— Значит, мы бежали сюда, потому что…
— Именно. Эта сцена существует только в данный момент времени. Скоро наступит конец, поэтому мы должны быть здесь. На сцене останутся лишь те, кто будет на ней присутствовать.
Учитель посмотрел в центр скопления костяных воинов.
— Грэй, будь добра, расчисти путь к Королю мёртвых, — спокойно произнёс он, глядя в сторону тела женщины в маске.
— Хорошо!
Я начала размахивать косой. Возможно, потому что мы покинули подземелье, я в какой-то мере снова могла усиливать себя. Вместе с Триммау я начала прокладывать путь для учителя.
В сопровождении моей матери, помогая себе магическими снарядами, он наконец-то добрался до трупа Короля мёртвых. Взгляд учителя на какое-то время замер на неподвижном теле, после чего он протянул руку.
— Что Вы делаете, Лорд Эль-Меллой II?
— Узрите, — решительно ответил учитель, — вот её настоящее лицо!



Он снял маску. Звук, с которым она упала на пол, оказался мягче, чем я ожидала. Однако никто другой, вероятно, не обратил на это внимания, потому что я потеряла дар речи при виде этого лица.
Ах…
Разумеется, я тоже верила в это без тени сомнений. Несомненно, она была разумом короля Артура. Даже без тёмного Ронгоминиада само её существование резонировало со мной, поэтому я верила, что лицо под маской будет похоже на моё.
Однако…
Мама… — простонала я и рухнула на пол вслед за маской. Лицо выглядело гораздо моложе, но ошибки быть не могло. Оно принадлежало моей матери.
— Вот так. Вы одновременно преступник и жертва, Магдалена, — заявил учитель.
Моя мать стояла, застыв, как каменное изваяние.

*


Я не знала.
Я этого не помнила.
Но сердце не обманешь. Несмотря на то, что информация стёрлась из разума, она всё ещё существовала глубоко внутри меня. Паря, словно пузырь над глубоким тёмным океаном, и заявляя о своём присутствии, это воспоминание не исчезло.
Запах разлагающихся водорослей и травы.
Пронзительные крики воронов.
Это было…
Да.
Это было оно.
Там кто-то лежал… не я. Но это был кто-то, похожий на меня.
«Почему?»
Я услышала голос.
«Почему… ты сделала меня… собой?»
Мысли, которые не были озвучены словами. Пересекающиеся мысли кого-то рядом со мной.
Разговор, о котором больше никто не должен был знать. Вероятно, я услышала его лишь потому, что почти потеряла сознание и пребывала в странном невменяемом состоянии. Получается, мой мозг воспринял эти мысли в виде звуков.
«Мне жаль».
Ах, этот голос был мне знаком.
Я слышала его в течение многих лет.
«Ты ждала здесь, потому что должна была забрать тело этого дитя. Мне жаль. Я этого не потерплю».
Я знала этот спокойный тон.
Настолько спокойный, что внушал ужас. Я думала, что никогда не смогу ослушаться её. Думала, что буду вечно жить, подчиняясь её приказам.
Мысли оборвались.
На самом деле не прошло и минуты.
И затем…
«Ты… меня…»
Я наконец-то поняла мысли Короля мёртвых, беззвучно воплотившиеся в моей голове.

*


— Мама!..
Говорят, что под воздействием шока человеческий мозг иногда блокирует информацию, поступающую из внешнего мира.
Моего мозга хватало лишь на то, чтобы обрабатывать информацию, которая только что открылась мне. Чувства на какое-то время перестали работать, и мир внезапно будто замер, словно старый фильм, запечатлённый на повреждённой плёнке.
Битва была в самом разгаре, но я могла лишь инстинктивно уклоняться от ударов костяных воинов.
Однако учитель продолжал говорить.
— На самом деле не совсем точно называть Вас преступником. Пожалуй, стоит выразиться иначе и сказать, что Вы когда-то были преступником. Или в изначальной линии времени Вы осуществили свой план и стали убийцей. Да, так звучит гораздо лучше.
— Я… — негромко произнесла моя мать. Она бросила взгляд на женщину в маске, которая выглядела в точности, как она, после чего сразу же посмотрела на учителя. — Это значит, что я…
— Всё хорошо.
Голос учителя по неизвестной мне причине был очень добрым и спокойным.
— Вы уже добились своего. Могу заверить, Ваши усилия не были напрасны.
— …
Моя мать улыбнулась.
Я уже не помнила, когда в последний раз видела такую улыбку на её лице.
— Чудесно… Вот как…
Она прикрыла рот руками, словно наконец что-то поняла.
И затем исчезла… будто её и не существовало вовсе. Остался лишь старый изогнутый кинжал, который упал на каменные плиты рядом с учителем.
— Мама!
Мой крик, казалось, прозвучал откуда-то издалека. Разум наводнили неописуемые ужас и отчаяние. Чувствуя себя плачущим дитя, я рухнула на колени там, где только что стояла моя мать.
— Где она?!
— Разве не очевидно? — сказал учитель, указывая на труп Короля мёртвых. — Это её тело. Они существовали одновременно, но как только оригинал был обнаружен, созданная симуляцией копия исчезла, словно доппельгангер. Ах да, отец Фернандо, вероятно, умер по этой же причине.
Что это значило?
Я не понимала, что говорил мой учитель.
Однако с того момента, как он снял маску с Короля мёртвых, моё сердце неистово билось в груди, словно пытаясь что-то сказать.
— Эль-Меллой II! — закричал один из жителей деревни, а именно старая женщина, которая была старейшиной. — Что Вы сделали?!
Её крик был похож скорее на мольбу, нежели на обвинение.
Как и я, она тоже не могла понять того, что увидела. Однако на плечи старой женщины вдобавок давил груз более чем тысячи лет.
В ответ учитель лишь достал портсигар из кармана.
Несмотря на то, что битва ещё не подошла к концу, он щёлкнул пальцами и закурил.
Это нельзя было назвать проявлением легкомысленности. В моём затуманенном разуме возникла мысль, что для учителя это был, скорее всего, некий переключатель, который скрывал его изначальную личность и пробуждал «Лорда Эль-Меллоя II» из Часовой башни.
— К сожалению, я ничего не сделал. Да и не мог. Я просто собрал имеющиеся подсказки и сделал предположение, — сказал учитель, выдыхая облако дыма.
Я невольно повернула голову, услышав эти слова. Старая женщина была не в силах понять, что он пытался сказать, и задала риторический вопрос, повторив за ним, словно попугай.
— Предположение?
— Вы называете Грэй телом короля Артура, верно? Значит, вам известно, что Король мёртвых является разумом. И несмотря на то, что вам явно не хватает души, вы пытались объединить их здесь. Однако ритуал был искажён.
Его слова, словно удар молота, ошеломили всех.
Единственными, кто остался безразличен – по крайней мере, внешне – были Триммау и костяные воины, которые попросту не могли испытывать какие-либо чувства, а также рыцарь, выражение лица которого было невозможно различить.
Все затаили дыхание, словно подозреваемые, слушающие рассуждения детектива. Никто не осмеливался даже сделать вдох. Вот насколько сильное впечатление произвели лицо под маской и слова учителя.
— Ритуал… исказили… — голос старой женщины был полон боли.
Возможно, она посвятила этому ритуалу всю свою жизнь. И не только она. Все, кто был с ней связан, уделяли ему драгоценные часы и дни. Их настойчивость, страсть, стремления, история, традиции, мечты – всё было отринуто ради ритуала.
Именно тогда мы услышали, как всё разваливалось на куски.
— У Короля мёртвых изначально не должно было быть лица. Как и сэр Кей, разум короля не может полностью материализоваться.
Значит, расплывчатость лица рыцаря была неизбежной.
Рыцарь молча слушал, не соглашаясь с заявлениями учителя, но и не отвергая их.
— Поэтому деревне нужен ритуал для объединения трёх частей человека, особенно Тайный знак или заклинание, чтобы отделить душу и разум Грэй от тела.
Учитель поднял кинжал.
Это и был упомянутый Тайный знак?
Прищурившись, учитель быстро изучил его, после чего продолжил:
— Однако на этом шаге кто-то вмешался. Предположим, это был «он». Маг, который прекрасно понимал три элемента человеческого существа и долгое время следил за этой деревней.
Не нужно было даже спрашивать, о ком он говорил.
Доктор Хартлесс.
Поскольку он когда-то возглавлял факультет современной магии, в его знаниях можно было не сомневаться.
— Он также привлёк одного из жителей деревни.
Вновь раздался странный шум. Он участился и стал заметно громче. Однако люди вокруг нас по-прежнему не обращали на него внимания. Как долго эти сбои будут продолжаться? Нет, возможно, они не прекратятся, пока не охватят весь этот мир.
— Учитель, шум… он распространяется.
— Ответ прямо здесь.
Я почувствовала напряжение в голосе учителя. По его щеке скатилась капелька пота. Вероятно, ситуация ему тоже не нравилась. Думаю, что он на самом деле просто поставил на кон всё.
«Найдите тайну, которую Вы должны раскрыть. Только так Вам удастся достичь конца, Лорд Эль-Меллой II».
Это была тайна, о которой говорил Зепия.
Я не знала, почему была так в этом уверена, но мне было известно одно: учитель пытался раскрыть именно это.
— Для «него» было важно обзавестись сообщником, поскольку даже ему полностью скрыться от магии обнаружения было бы очень сложно. Поэтому можно сказать, что поиски сообщника среди жителей деревни были естественным выбором.
Учитель говорил, что Хартлесс тщательно заметал свои следы. Похоже, он уже давно втайне нанимал сообщников.
— Именно так он узнал подробности о ритуале. Взамен его сообщник получил информацию о том, как подорвать возрождение короля Артура.
После этих слов морщины между бровями старой женщины стали заметно глубже.
— То есть этим сообщником… была Магдалена?
— А кто же ещё?
На лбу старейшины вздулась жилка.
— Но Магдалена даже не маг! В отличие от Грэй, ей не удалось стать телом короля Артура! Как кто-то вроде неё может нарушить ритуал без помощи мага?!
— Разве у неё не было идеального инструмента в виде центрального элемента этого ритуала?
— Вы про Грэй?
Учитель перевёл взгляд с разъярённой женщины на меня.
— Грэй, ты ведь присутствовала, когда я говорил, что магия – это не просто управление энергией и сотворение заклинаний, не так ли? Всё, начиная с приёма пищи и сна и заканчивая опорожнением кишечника, тесно связано с таинством.
Да, я помнила.
Тогда мы были в башнях-близнецах Изельма.
Ещё я подумала о себе в прошлом.
После смерти отца мать начала ещё более рьяно управлять моей жизнью. Сон, молитвы, даже порядок приёма пищи и то, как я одевалась – она следила за каждой мелочью. Естественно, моё отношение ко всему, что меня окружало, также попало под её влияние.
Учитель говорил, что это тоже было своего рода заклинанием.
Преображение макрокосма мира путём зеркального отражения изменений в микрокосме жизни. Несомненно, это была магия. Направление приливных потоков земли и движения звёзд в маленький сосуд человеческого тела могло сделать осуществление великого таинства возможным.
— В твоей матери должно было быть нечто, близкое к потенциалу стать королём Артуром. Это естественно, ведь она всё-таки твоя мать. Более того, в деревне довольно давно развивали этот потенциал. Да, кстати, эта деревня находится под действием магии, которая может пробуждать в людях необходимые качества. Поэтому метод, которому он её обучил, был очень простым. Синхронизировав волны твоей матери и человека, обладающего наивысшей совместимостью с ритуалом, можно создать путь для прямого вмешательства в заклинание.
— Синхронизировав… со мной?..
— Именно. Твоя мать незаметно меняла свою волну, чтобы подстроиться под все аспекты твоей жизни, включая распорядок дня и приём пищи.
Наверное, это было схоже с тем, что проделывал Флат. Магическое вмешательство. С технической точки зрения, возможно, это даже было нечто более сложное.
— Способ сам по себе довольно прямолинеен, но на практике сделать это не так-то просто. Процесс на самом деле очень сложный, поскольку требует такой выдержки, что даже настоящий маг начал бы жаловаться. Чтобы полностью синхронизироваться со своей изменившейся дочерью, она не должна была упустить ни единой детали. Возьмём, к примеру, еду. Разница в пару граммов повлияла бы на точность заклинания. Нужно было следить даже за количеством сделанных укусов. А теперь представь, как занимаешься чем-то подобным каждый час каждого дня. Потребовалось бы ошеломляющее количество энергии, чтобы проделывать это без посторонней помощи.
— …
Моё тело содрогнулось.
Я слышала слова учителя, но мозг попросту не мог понять их смысл. Однако я невольно осознала, что всё это было правдой. Все чувства, которые я когда-то испытывала по отношению к моей матери, перевернулись с ног на голову, включая сильную боль, сравнимую с ощущениями от сдирания кожи.
— Однако ей удалось. Каким-то образом твоя мать смогла этого добиться. Дальше она начала следовать указаниям, которые Хартлесс написал на доске с уликами. Заклинание было сложным, но после должной синхронизации справиться с ним ей не составило труда. Произошло следующее: в нестабильный разум короля Артура внедрили два набора параметров. Один набор принадлежал разуму, другой – Магдалене. То, что внешне было похоже на короля Артура, несло глубоко внутри себя параметры твоей матери. Вероятно, Король мёртвых даже не подозревала об этом до самого конца.
Поэтому Хартлесс приблизился к деревне перед своим исчезновением?
Учитель вытянул руку с древним кинжалом, который он только что подобрал.
— Это кинжал для использования в ритуале? — спросил он у старейшины.
— Да. Это Эрозий, Тайный знак, способный отделить разум и душу от тела.
— Значит, ответ прост. Во время первого круга Магдалена прибыла сюда заранее вместо дочери и вонзила этот кинжал в своё тело, после чего нестабильный разум короля, сам того не желая, оказался в опустевшей оболочке. Однако перед этим Магдалена ударила себя обычным кинжалом. Жизнь покинула тело, и даже королю Артуру не удалось бы что-либо предпринять. Она должна была умереть.
— Ч-чт… — старейшина лишилась дара речи. Я не знала, как много было известно другим жителям деревни, но их охватила паника. Они не понимали, что такое «первый круг» или «второй круг», поэтому такая реакция, полагаю, была неизбежной.
Нет. На самом деле я больше не могла разглядеть их лица.
Звуки сгорающего мира стали оглушительными. Более того, трещины, покрывшие болото и храм, начали появляться на жителях деревни.
— Грэй, ты чувствуешь этот шум?
— Д-да, — кивнула я.
— Выражаясь словами директора Атласа, сцена обнаружила противоречие. Она не может с ним справиться, и реконструкция теряет смысл. Если основа рухнет, мы должны начать с самого начала. Поэтому нам нужно присутствовать здесь. Да уж, эта реконструкция очень красиво сделана. Даже я сомневался не раз и не два. Однако суть не в этом. Поскольку это не прошлое, кое-что скрыть невозможно. В данном случае – смерть.
— Смерть… невозможно скрыть…
Во время первого круга отец Фернандо погиб. Король мёртвых – точнее говоря, моя мать, которая отдала ей своё тело – тоже умерла.
Только вот правду той линии времени невозможно было скрыть в этой реконструкции, несмотря ни на что. Это объясняло внезапное появление тела отца Фернандо и смерть Короля мёртвых в теле моей матери. Возможно, в свои последние мгновения они оба увидели своих двойников.
— Что ж, пора заканчивать, — произнёс учитель, прибавив силы своему голосу. — Как я уже сказал, в реальном мире разум не в состоянии долго поддерживать форму. Сэр Кей материализовался благодаря Адду, однако нет никаких гарантий, что он продержится больше суток. Но Король мёртвых… Она пробудилась одновременно с началом изменений в теле Грэй. То есть десять лет назад.
Учитель сделал паузу, после чего бросил взгляд в сторону.
— Как тебе удавалось поддерживать своё существование?
— …
— Эй, что за чертовщина?! — закричал сэр Кей.
Я не знала, когда это произошло, но тело Короля мёртвых – или, возможно, то, что некогда являлось Королём мёртвых – встало на ноги.
Это действительно была она?
Я не чувствовала жизни в этой женщине, которая молча стояла, повесив голову. У неё всё ещё было лицо моей матери, однако она производила впечатление совершенно другого существа.
Жертва, считавшаяся убитой, оказалась жива… В детективах подобное происходило довольно часто, но здесь всё было иначе.
— Король мёртвых… Нет. Называть тебя так будет неправильно. После перезагрузки ты уже не Магдалена и не разум короля Артура, а нечто, поглотившее огромное количество магической энергии, чтобы продолжать вычисления, — произнёс учитель, раскрывая истину. — Ты – Логос Реакт.
Одно из семи суперорудий института Атлас.
Рыцарь, унаследовавший воспоминания Адда, не ожидал услышать это имя и поэтому даже не попытался скрыть изумление.
— Чего? То есть это оружие Атласа во плоти?
— Не совсем. Точнее будет сказать, что это аватара Логос Реакта в этом мире, — учитель не сводил глаз с того, что стояло перед ним. — Вот как. Супероружию Атласа по силам скопировать разум короля Артура. Вероятно, эта задача вполне осуществима даже с помощью избыточной энергии, не задействованной в выполнении основных функций. В конце концов, эти суперорудия созданы с целью спасти человечество от исчезновения, но они также способны уничтожить мир.
— …
Существо, которое не так давно было Королём мёртвых, не проронило ни слова.
Я не могла сказать, в какой именно момент это произошло, но её лицо стало расплывчатым, как у сэра Кея. Это лицо принадлежало разуму короля Артура или же воплощению Логос Реакта?
— Да. Это не прошлое и не петля. Поэтому смерть Короля мёртвых может произойди только в заранее определённый момент времени. Ответ на эту бесконечную петлю, которая начинается и заканчивается смертью, уже известен.
Он сделал вдох.
— Это место – могила, — заявил учитель. — Маленький мир после смерти, созданный Логос Реактом!
Его слова эхом разнеслись по храму.
Я не могла понять их смысл. Словно в ответ на его заявление, шум стал громче. У меня возникло чувство, что мои барабанные перепонки вот-вот лопнут.
Всё вокруг разваливалось на части. Каждый дюйм болота, храма и жителей деревни уже походил на сильно обгоревшую фотографию. Если я проведу пальцем вдоль этих трещин, убьёт ли это всё?
— Вы слышали это, да? — громко закричал учитель, словно желая, чтобы его услышали на краю вселенной. — Слышали, директор?!
Его голос пронзил царившую какофонию.
— Тайна раскрыта! Лето закончилось! Покажитесь, Зепия Эльтнем Атласия!
Эти слова словно раскололи мир напополам.
В следующий миг всё исчезло.
Болото, храм, Чёрная мадонна, старая женщина, жители деревни, Берзак и Иллюмия.
И затем…
В каком-то смысле слово «рассвет» было очень уместным. Пелена тьмы спала, и мы увидели человека, который словно ждал этого момента.
 
AkagiДата: Воскресенье, 01.05.2022, 13:22 | Сообщение # 40
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
3

Это было странное место.
Здесь не было ничего, кроме множества хрустальных шаров, паривших в воздухе. Во мраке я нагнулась, протянула руку и коснулась пола. Поверхность на ощупь была странной, не похожей на землю, металл или смолу.
Кое-как справившись с тревогой, вызванной внезапной сменой обстановки, я чётко услышала, как кто-то хлопал в ладони.
— Вы достигли истины. Поздравляю, Лорд Эль-Меллой II.
Я увидела человека, глаза которого были закрыты.
Его возраст не поддавался определению, но он, скорее, являлся организмом, который превзошёл эту концепцию. Нет, даже употреблять слово «организм» было неправильно. Их называли Мёртвыми Апостолами именно потому, что они отвергли всё, присущее живым существам.
Апостолы смерти.
«Это то, что ты должна уничтожить. Это. Это. Только это».
То, что сказал мне Берзак, когда я ещё училась на стража могил, было уместно и в этом случае? Стоило ли относиться к Мёртвым Апостолам так же, как и к духам?
Всё вокруг исчезло, начиная с храма, поднявшегося из-под земли, и заканчивая жителями деревни, телом Короля мёртвых, Берзаком, Иллюмией, Триммау и моей матерью.
Но нет, они исчезли не полностью. Я видела их в парящих хрустальных шарах. Каждый из них показывал место, где мы только что были, с разных ракурсов. Всё замерло. От столь неестественного зрелища у меня возникло чувство, что все события, которые мы пережили, были лишь сценой из фильма.
— Ха, меня тоже затянуло сюда. Думаю, это было неизбежно, поскольку Адд является моей настоящей формой. Но тебе не кажется, что я работал задарма слишком долго? В былые деньки меня бы за такое уже наградили земельными владениями. А, только не надо на самом деле превращать меня в вассала. Тогда у меня не будет свободного времени, чтобы бегать за девицами.
Я облегчённо вздохнула, осознав, что болтливый рыцарь всё ещё был со мной, и ещё крепче сжала свою косу.
Учитель тоже стоял рядом.
Он не сводил глаз со своего противника.
— Зепия Эльтнем Атласия. Мой ответ оказался правильным?
— Можно и так сказать, — коротко кивнул Зепия. — Выражаясь по-современному, вы прошли уровень. Вы превосходно взаимодействовали с Логос Реактом и сумели вынудить мир выдворить вас, решив его загадку. А, если забыть на секунду про Короля мёртвых, которой на самом деле был Логос Реакт, появление в реконструкции человека, понимающего структуру мира, создаёт парадокс.
— Так вот почему Вас не было в том мире.
— По сути, да, — признался Зепия.
— Эм, учитель… Триммау… — тихо произнесла я, вклиниваясь в их разговор.
— Её создал Логос Реакт, взяв за основу Триммау, которую Райнес отправила назад в деревню. Настоящая Триммау сейчас, наверное, наливает моей сестре чай в особняке.
Услышав ответ учителя, я облегчённо вздохнула.
Если так, то что насчёт Берзака и Иллюмии? Когда мы вернулись в деревню, они уже исчезли. И как отец Фернандо, погибший во время первого круга, моя мать…
Пока я думала об этом, послышались шаги.
— Профессор!
— Учитель!
Закричав в унисон, к нам подбежали два светловолосых молодых человека.
Это были Флат и Свен.
— Я знал, что Вы справитесь!
— Флат, это было неуместно! Наш учитель попросту не мог не справиться! А ты, получается, сомневался, а это уже грубо! Он бы и без твоей помощи идеально раскрыл дело!
— В смысле? Ле Шьен, ты же сам предлагал помочь ему! И выглядел при этом, как брошенный под дождём щенок!
— Я п-просто следовал его наставлениям. Учитель говорил, что у мага всегда должна быть надёжная поддержка! И я не выглядел, как щенок, как это вообще связано?!
— Ваши ученики весьма талантливы. Я Вам даже завидую, — претенциозно сказал Зепия, наблюдая за их перепалкой.
— Я тоже так думаю, — спокойно ответил учитель.
Все были здесь.
Я, мой учитель, сэр Кей, эти двое юнцов.
И наконец Зепия.
— Итак, поскольку Вам удалось узнать ответ, что Вы желаете услышать от меня, Лорд Эль-Меллой II? Данные о местонахождении Хартлесса? Или, может, информацию о Войне за Святой Грааль, которой располагает институт Атлас? — спросил Зепия.
Тон директора Атласа, который отправил нас в реконструкцию, был невероятно тёплым, словно он искренне нас поздравлял.
Однако.
— Нет, — сказал учитель. — Никакого ответа я не узнал. Настоящая тайна ещё не раскрыта, Зепия Эльтнем Атласия, древний король института Атлас.
 
AkagiДата: Суббота, 04.06.2022, 22:59 | Сообщение # 41
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline


Глава 5


1

У меня внезапно возникло чувство, будто сам воздух полностью изменился. Мне даже привиделись снопы искр между Зепией и моим учителем.
— Ха, — усмехнулся сэр Кей, видимо, находя всё это весьма забавным.
В горле вспыхнула резкая боль.
Причиной тому была тревога.
Такое случалось редко, но на лице учителя порой возникало очень воинственное выражение. Несмотря на то, что обычно он вёл себя очень осторожно, чуть ли не трусливо, в определённые моменты его слова и действия становились практически провокационными.
Например, когда он выступил против кукольницы-Гранда.
Или когда столкнулся с Хартлессом, бывшим главой факультета современной магии.
Возможно, он специально так рисковал, чтобы вызвать у противника замешательство и попытаться понять суть происходящего. Но это было не всё. Вероятно, если бы его спросили, он бы назвал именно эти причины, однако здесь явно было что-то ещё.
Да. Должно быть, причина заключалась в том, что он таким был изначально.
Безрассудным, неосторожным и страстным. Иногда такие маги случайно попадались мне на глаза. Я никогда не видела, каким учитель был в прошлом, но в моей голове невольно возникал его образ, стоявший рядом с Героической душой по имени Искандер.
Полагаю, именно таким он и был в юности.
После недолгой паузы Зепия произнёс:
— Настоящая тайна?
— Да, — кивнул учитель. — У меня нет привычки разбрасываться словами. Если я сказал, что второй круг - это своего рода могила, значит, крайне важно выяснить, кому она принадлежит.
Мне показалось, что Зепия застыл на мгновение. Возможно, глаза меня просто обманули.
Словно увидев брешь в обороне, учитель продолжил:
— Однако Вы поспешили сообщить нам, что задача выполнена. Почему?
— Неужели так сложно поверить, что я просто решил так поступить?
— Да. Вы делаете лишь то, что нужно сделать. Нам сложно было понять Ваши слова, но мы просто не располагали возможностями для этого. Сами подумайте. Зачем кому-то вроде Вас оставаться в этой деревне?
— Разве это так странно?
— Я всегда так думал. Вы говорили, что технологии Атласа позволяют управлять институтом из любой точки земного шара. Также, в отличие от других членов Атласа, Вам не нужно следовать правилам и запираться в его стенах, — произнёс он, повторяя то, что сказал Зепия. — Однако это всё равно не объясняет, почему Вы решили остаться именно здесь.
Хм. А ведь точно. Он обладал свободой перемещения, но это никак не оправдывало его пребывание в деревне.
Даже если здесь на самом деле было спрятано одно из семи суперорудий Атласа, это явно не служило достаточной причиной для того, чтобы директор приехал сюда лично. Более того, с тех пор, как мы покинули деревню во время первого круга, прошло около полугода. Я не могла себе представить, зачем ему нужно было оставаться здесь так долго.
— Нет. Весь этот инцидент слишком уж странный. Скажите, это точно Вы отправили нас во второй круг?
Я начала вспоминать, что произошло перед тем, как мы очутились в реконструкции.
Мы вернулись сюда в поисках зацепок, которые могли бы указать на Хартлесса, и обнаружили Зепию в домике за пределами опустевшей деревни.
«А, уже началось? В этой деревне есть одно из орудий Атласа».
«Одно из семи сверхорудий института Атлас. Его особенность – реконструкция. Я уже довольно хорошо с ним знаком. У него нет официального названия, но оно известно как Логос Реакт».
Эти слова служили объяснением.
Если подумать, то это, наверное, была самая базовая подготовка, которую он спланировал для нас, прежде чем мы оказались в реконструкции.
— Вы не активировали его. Вы просто знали, что это произойдёт.
— Вот как.
— Однако, если я просто перескажу Вам события прошлого, Вы вряд ли признаетесь. Поэтому позвольте разложить по полочкам всё, что произошло во время первого круга. Сэр Кей.
Рыцарь несколько претенциозно пожал плечами.
— Не думал, что моё имя всплывёт во время скучной беседы двух магов. Честно говоря, мне бы очень хотелось убраться отсюда как можно быстрее, но ладно. Чего тебе?
— На память я не жалуюсь, но просто на всякий случай хочу кое-что уточнить. Вы унаследовали воспоминания Адда, верно?
— Ага, можно и так сказать. Поэтому я не совсем похож на самого себя при жизни.
— Значит, Вы помните, что делал отец Фернандо в третий день первого круга после того, как я встретил Грэй?
— Хм-м, — протянул рыцарь, потирая подбородок. — Я помню, что видел его тем вечером. После мы с Грэй… точнее, Грэй с Аддом вернулись домой, как обычно. Затем кто-то добавил какое-то снотворное в её еду.
— В таком случае можно смело предположить, что во время первого круга храм тоже появился на болоте, позволив тем самым Королю мёртвых и костяным воинам подняться на поверхность. Полагаю, отца Фернандо убили именно тогда.
Значит, именно так и появилось тело, про которое говорил Берзак?
Видимо, отец Фернандо был не таким уж осторожным.
Священник и монахиня спустились под землю и столкнулись с Королём мёртвых лишь из-за наших действий. В противном случае они бы просто поспешили на болото, заметив странности. Они точно не были готовы к столкновению с теми монстрами.
— Поскольку тело сестры Иллюмии не было обнаружено, она, скорее всего, пережила столкновение. Однако ей всё равно не удалось предотвратить встречу жителей деревни с Королём мёртвых, — объяснил учитель.
Тогда учитель не обратил внимания на то, что Церковь заметила странности, не потому, что был плох в этом, а потому, что они давно подготовились. В конце концов, их послали сюда наблюдать за деревней. Они вполне могли установить какие-нибудь устройства конкретно для этой цели.
— В остальном же всё было именно так, как я сказал. Прежде чем стать телом для разума Артура, мать Грэй нанесла себе смертельную рану и умерла вместе с Королём мёртвых. Вероятно, она пришла туда заранее, спрятала Грэй, надела маску и исполнила задуманное. Не знаю только, была ли это маска Короля мёртвых или же просто копия, которую она сделала сама.
Старейшина и жители деревни, которые поклонялись королю Артуру, даже не подумали снять маску.
— Возможно, твоя мать посвятила Берзака в некоторые детали своего плана, чтобы он смог тебя найти. Однако он вряд ли знал всё. Скорее всего, она просто попросила его спасти тебя.
Именно так Берзак доверил меня учителю.
Все уже знали, что произошло потом. Я приехала в Лондон, постепенно пришла в себя и раскрыла множество дел вместе с учителем и другими учениками класса Эль-Меллоев.
— Мама…
Я ощутила тяжесть в груди.
Всё, что я знала, перевернулось с ног на голову. Чувства, которые я испытала, когда услышала, что виновником была моя мать, нахлынули на меня с новой силой, и сердце словно объяло пламя.
— Почему?..
Whydunnit.
Почему это произошло? Она отринула свою жизнь зря? Разве она не была одной из тех, кто так страстно желал возрождения короля Артура?
— Думаю, это очевидно. Она любила тебя, Грэй.
Ответ учителя был донельзя заштампованным, но я бы не смогла прийти к нему самостоятельно.
Конечно.
Откуда мне было знать?
Но нет…
Когда-то я чувствовала её любовь. Когда у меня ещё было родное лицо.
Тогда в небе ярко светило солнце, а по ночам сияли звёзды. Мы смеялись вместе под чудесные трели птиц. Почему я всё это забыла? Как бы сильно я их ни отрицала, эти вещи никогда бы не покинули моё сердце.
Но это произошло. Однако мама не забывала. Ни на секунду.
— Я… должна понимать маму лучше других… но…
— Твоя мать никому не могла рассказать, даже тебе, — произнёс учитель. — Поэтому ей пришлось изображать из себя самую ярую почитательницу. Иначе она не смогла бы заполучить Тайный знак, отделяющий тело от разума и души. Она очень убедительно притворялась, чтобы у старейшины не возникло даже тени сомнений.
Наверное, это было очень утомительно.
Сколько решимости для этого потребовалось? Каким упорством нужно было обладать, чтобы выдержать такое? Даже теперь я не могла себе представить, что она испытывала все эти годы.
— Поэтому мы должны знать причину.
В голосе учителя не было даже намёка на мягкость.
Раскрывая жестокую истину, попросту невозможно быть мягким. Когда кто-то заставляет другого человека признаться, голос неизбежно будет грубым. Именно это сейчас мой учитель и делал.
— Иначе мы упустим нечто более важное. К Вам это тоже относится, Зепия.
Он вновь повернулся к алхимику института Атлас.
— Вы хотите сказать, что у меня похожая причина?
— Именно, — кивнул учитель.
— И какая же?
— Договор Атласа, разумеется.
Я почувствовала, как за моей спиной напрягся Свен.
Он был одним из лучших учеников и поэтому, возможно, слышал об этом. Или, возможно, Зепия им всё рассказал. Я вспомнила беседу между Зепией и учителем.
«Вы имеете в виду семь договоров, которые, по слухам, разбросало по всему миру?»
«Да, семь договоров. Институт Атлас обязан помогать любому, кто приведёт эти договор в действие».
— Семь договоров института Атлас. Вы говорили про них, не так ли? Если кто-то приведёт в действие один из них, то институт обязан оказать помощь. Вы спланировали свои действия таким образом, чтобы не нарушить условия договора.
— Не нарушить условия?
Учитель едва заметно кивнул.
— Если бы они совпадали с Вашими намерениями, то Вы бы не стали прибегать к таким окольным методам. Избавиться от нас тем или иным образом Вам бы тоже не составило труда, учитывая возможности института Атлас. Однако Вы не стали этого делать. А это значит, что Вы не желали становиться нашим врагом, но и помочь нам никак не могли. Да… Поэтому после множества вычислений Вам удалось сделать так, чтобы наши действия случайным образом совпали с Вашими целями.
— Хм-м, — протянул Зепия, выгнув бровь. — Это сложно назвать дедукцией. Делать выводы, не имея на руках никаких доказательств – едва ли хорошая идея. Это, знаете ли, сказывается на качестве сценария.
— Простите, но я не детектив. Однако в этот раз доказательство есть.
— Правда?
— Помните, я говорил, что нам важно выяснить, кому принадлежит эта могила?
И вновь учитель вернулся к изначальной теме.
Может, он делал это специально, но способность вновь сфокусироваться на чём-то после того, как разговор зашёл в совершенно другое русло, была одним из талантов моего учителя.
— Так вот, ответ на этот вопрос тоже весьма очевиден. Если вспомнить, чья смерть спровоцировала появление шума, то всё становится ясно. Это могила Короля мёртвых, матери Грэй и… Логос Реакта, — медленно произнёс учитель, словно подкрадываясь к добыче. — Разумеется, Логос Реакт не может умереть. Он же всё-таки предмет. В нём нет жизни. Да, много где существуют религиозные обычаи, связанные с анимизмом, например, сжигание предметов, чтобы они не стали злыми духами, но здесь другой случай.
— …
— Логос Реакт воссоздал разум короля Артура. Даже слияние матери Грэй с Королём мёртвых не отменяет этого факта. И в результате смерти Короля мёртвых Логос Реакт принял совершенно другой набор данных, — спокойно сказал учитель Зепии, который хранил продолжал хранить молчание. — То есть супероружие, которое не может умереть, получило информацию о «смерти».
Смерть, пришедшая к тому, что не понимало эту концепцию.
Неужели здесь произошло нечто настолько странное?
— Однако, будучи всего лишь предметом, Логос Реакт не умер. Возник парадокс, который вызвал неизмеримую нагрузку на это оружие. Несмотря на то, что его вычислительная мощность большинству людей может показаться безграничной, даже её не хватило, чтобы объяснить и разрешить этот парадокс. А дальше… Говорят, что любое из семи суперорудий института Атлас способно уничтожить человечество. Что произойдёт в случае неисправности Логос Реакта?
Я моргнула.
Мне было не по силам это представить. Однако для мага это, похоже, было нечто важное, поскольку даже Флат воскликнул, словно наткнувшись на неожиданно хорошую игру, и прикрыл рот руками. Лишь рыцарь нетерпеливо зевнул, даже не поведя бровью.
Нет.
Вообще-то я представляла, к чему это могло привести.
— Поэтому все жители деревни исчезли?
— Да. Можно с большой долей уверенности сказать, что их всех затянуло в неисправный Логос Реакт.
Я сглотнула, услышав ответ учителя.
Неисправное оружие, способное, по слухам, уничтожить мир. В таком случае нам повезло, что пострадало только одно поселение, разве нет?
— И поэтому Вы продолжали следить за деревней, — заявил учитель, обращаясь к Зепии.
— А? — невольно вырвалось у меня. Учитель не обратил на это внимания и продолжил:
— Возможно, Вы стояли на страже в полном одиночестве, защищая мир. Потому что Вы, Зепия, не только алхимик и могущественный Мёртвый Апостол, но и директор института Атлас. Что скажете? Полагаю, теперь уже можно смело признать это, не опасаясь нарушить условия договора, не так ли?
— Неплохо, Лорд Эль-Меллой II. Вы действительно очень интересный человек, — глаза Зепии всё ещё были закрыты, однако его плечи затряслись от смеха. — Как Вы уже поняли, Атлас одолжил кое-кому Логос Реакт согласно договору. До момента успешного возрождения короля Артура или безоговорочного признания неудачи институт может лишь наблюдать со стороны. Поэтому и возникла неисправность.
А, это тоже whydunnit. Вот почему у него не было другого выбора. Вот почему он остался в этой деревне совершенно один. Это был единственно возможный результат цепочки событий.
Однако это всё равно было странно.
Кое-какие вещи по-прежнему оставались без объяснения.
— Почему Вы пошли на это? Контракт не обязывает Вас продолжать наблюдение за Логос Реактом, верно? — невольно спросила я. Мне казалось, что мой вопрос останется без ответа, однако Зепия воспринял его всерьёз.
— Твой учитель ведь только что всё объяснил. Потому что это долг института Атлас. Мы возложили на себя задачу по защите человеческой расы, чтобы она могла и впредь населять этот мир. Многие поколения алхимиков нашего института посвятили этому свои жизни.
Слова Зепии были исполнены искренности.
Атлас и Часовая башня были организациями магов, однако они сильно отличались друг от друга. Часовая башня целиком и полностью сосредоточилась на личной выгоде, а институт Атлас отринул все индивидуальные желания. Интересно, какой из этих путей был более правильным? В то же время решения, которые он принял, руководствуясь договором, были присущи скорее машине, нежели человеку, что вызывало у меня неприятные чувства.
— Мы имеем право вмешаться только в том случае, если решим, что договор не может быть исполнен. Это произойдет, если катастрофа затронет… скажем, более половины Уэльса. Я здесь для того, чтобы первым зафиксировать этот момент, — признался он без всяких колебаний.
Как и прежде, в его решениях не было даже намёка на эмоции. Он словно был холодной безжизненной пустотой, принявшей человеческую форму.
— То есть мы должны уничтожить Логос Реакт?
— Я этого не говорил. Согласно договору я не вправе говорить такое. Я лишь подтверждаю Ваши предположения, Лорд. Само уничтожение половины Уэльса меня мало волнует. Гайя и Алайя никак не отреагируют на столь незначительный уровень разрушений.
Зепия замолк и посмотрел в небо.
Правда, здесь не было никакого неба. Лишь расплывчатый свод цвета слоновой кости.
Внезапно, на этом своде появилась огромная трещина.
Раздался звук, который отчасти был мне знаком. Однако мы покинули второй круг. Почему он появился здесь?
— Прошу прощения, но я должен предупредить вас, — сказал Зепия. — Похоже, неисправный Логос Реакт пытается вторгнуться сюда с другой стороны.
— С другой стороны?
— Это всё ещё неизведанная территория. Логос Реакт до этого не предпринимал настолько радикальных действий. Полагаю, она – или «оно», называйте как хотите - чуть более упорна, чем я ожидал. Возможно, причина в слиянии с Королём мёртвых, — ровно произнёс Зепия, словно оглашая результаты какого-нибудь исследования. — Если Вам вдруг кажется, что Вы стали жертвой шутки неприятного драматурга ради увеселения публики, то Вы вольны уйти. В конце концов, Вам удалось раскрыть тайну, поэтому я открою для Вас выход. Как уже было сказано, идите и щеголяйте знаниями, которыми Вы так одержимы. Я могу выиграть достаточно времени, чтобы эта неисправность нас не задела, а урон не распространился до самого Лондона и Часовой башни.
— А как же другой вариант?
Алхимик замер на секунду, после чего спросил:
— Что Вы имеете в виду?
Учитель слегка прищурился, глядя на Зепию.
— Это нарушит условия договора? Так я и думал. Если бы Вы сказали нам, что такой вариант возможен, то это было бы не совпадение, а прямое приглашение разобраться с Логос Реактом. Однако слова «нет» я от Вас тоже не услышал, значит, это не так уж невыполнимо.
Он повернулся и посмотрел на меня.
— Учитель?
— Грэй. Во время второго круга я сказал, что это твоё дело. Поэтому решение принимать тебе.
— Да.
— Прошу прощения. Я руководствуюсь собственными эгоистичными мотивами, но мне хочется довести это дело до конца. Это неправильный выбор как для мага, так и для Лорда фракции Эль-Меллой. Однако я не могу закрыть на это глаза, несмотря ни на что.
— …
Почему?
Почему мне так стыдно в столь критический момент?
— В чём причина?
— Я не могу сказать тебе, но надеюсь, что ты всецело мне доверяешь.
— Вы такой дурак, учитель. Пожалуйста, не говорите такое с виноватым лицом.
Я невольно улыбнулась. Мой мозг ещё не успел ничего толком обработать, начиная с мотивов матери и заканчивая Логос Реактом и опасностью уничтожения половины Уэльса. Вряд ли мне удастся оправиться в ближайшее время от всех этих откровений, однако очевидный ответ слетел с моих губ практически моментально.
— Разве я уже не доверила Вам свою жизнь много месяцев назад?
Услышав мой ответ, рыцарь прикрыл ладонью расплывающийся рот, словно беззвучно воскликнув от удивления.
Он, похоже, хотел что-то сказать, но его опередили.
— Сейчас не время отступать, профессор! — сказал Флат, подпрыгивая, как кролик, и размахивая руками. — Мы ещё не прошли уровень! Открыть сражение с секретным боссом получается далеко не каждый день, поэтому мы не можем просто взять и уйти!
— Я поддержу любое решение учителя и моей… то есть учителя и Грэй, — прочистив горло, произнёс Свен. — К тому же меня попросили одолжить мою силу. Жаль не использовать то, что предусмотрено договором.
— Всё ещё не забыл, значит, — учитель криво улыбнулся.
Рыцарь наконец-то не выдержал и начал громко возмущаться:
— Эй, народ, совсем сдурели? Вам мозги помяли и сварили в ликёре гигантов? Он же предложил вам спокойно уйти, так какого чёрта вы намерены влезть в очередные неприятности, особенно после всего, что уже произошло? Я не какая-нибудь девочка, которая вытащила меч из камня, потому что у неё не было выбора, и точно не собираюсь нырять с головой в адский котёл, как идиот.
— Однако Вы всё равно сделаете это, да, сэр Кей? — невольно спросила я.
— С чего ты взяла? — прорычал рыцарь.
— Потому что Вы ещё и Адд.
— Могла бы просто сказать, что у тебя в руках моя настоящая форма, и я никуда не денусь, даже если захочу. Если тебе хотя бы немного меня жаль, тогда сваливай отсюда как можно скорее… Но ты ведь этого не сделаешь, да?
— Именно, — кивнула я.
Рыцарь разочарованно повесил голову.
После этого учитель вновь обратился к Зепии:
— Вы не против, если мы поможем остановить неисправный Логос Реакт?
— Серьёзно? — нахмурился Зепия.
— Разумеется. Вы ведь уже просчитали этот ответ, не так ли?
— Естественно. Вероятность невысока, но её достаточно, чтобы этот выбор стал одним из наиболее возможных. Всё, что Вы сделали до сего момента, указывает на этот ответ. Поэтому я и решил вступить с Вами в контакт, рискуя нарушить договор. Однако я по-прежнему не понимаю.
Алхимик института Атлас впервые покачал головой.
— Почему такой вариант вообще существует? С таким уровнем познаний Вы должны понимать, что это неразумно, что Логос Реакт опасен. Сейчас Вы скажете какую-нибудь нелепость вроде того, что это ради Уэльса, да?
Зепия разговорился, видимо, потому что это было сложно понять.
— Или причина в том другом варианте, который Вы упоминали? Если он и существует, то лишь на сугубо теоретическом уровне. Будучи Лордом, Вы действительно хотите рискнуть жизнью ради столь неразумного выбора? Не забывайте, на кону также жизни Ваших учеников и подопечной. Насколько мне известно, Вы стараетесь не втягивать их в личные сражения. Такова Ваша природа, разве нет?
— Как я уже сказал, я не детектив, — серьёзным тоном ответил учитель. — Я маг и поэтому не верю, что истину можно обнаружить, избавившись от всех нелогичностей. И я уже устал всегда выбирать лучшее решение.
В воздухе воцарилось удивление, но лишь на мгновение.
Услышав его ответ, алхимик рассмеялся.
— Ха-ха-ха-ха-ха! Вы не собираетесь избавляться от нелогичностей? Вы безумец? Дурак? Недоумок? Мне было интересно, что Вы скажете. Не думал, что услышу нечто настолько глупое и бессмысленное! Что же Вы, существо, которое без помощи магии может прожить от силы три сотни лет, собираетесь предпринять, отбросив оптимальное решение? Намерены выйти против неисправного Логос Реакта с таким ничтожным мышлением и жалкой физической силой?
Он говорил так, словно искренне считал это смешным.
Точно так же, как и храм на болоте, пространство начало трещать по швам, а алхимик продолжал глумливо смеяться, пока не пришёл к заключению.
— Вот как, тогда всё обретает смысл!
— Какой ещё смысл, чёрт тебя дери?! — не выдержал рыцарь.
— Ах да. Вот оно что. Как нелепо. Как скучно. Вот почему я избавился от этих мыслей, вот почему перестал беспокоиться. А Вы собираетесь и дальше развивать эти мысли. Ясно. Как скучно. Ясно. Как…
Внезапно алхимик сменил тему.
— Нет. Я уже решил наблюдать со стороны, поэтому продолжать будет неуместно. Вернёмся к тому, с чего начали. Вы вольны остановить Логос Реакт, но, как уже сказал Лорд Эль-Меллой II, я не могу оказать поддержку согласно договору, — спокойно произнёс он. — Однако я могу помочь с декорациями. Это ничего вам не даст, но может помочь расслабиться.
— Благодарю.
Зепия поднял руки и описал ими дугу в воздухе.
— Пришло время опустить занавес!
Я услышала звук бьющегося стекла. Мы словно стояли посреди невидимого дворца из льда. На меня нахлынуло головокружение, которое было в сотни раз страннее, чем ощущение невесомости в лифте.
— Ах да, ещё кое-что. Поскольку вы уже решили вмешаться, я не думаю, что мои следующие слова нарушат условия договора. Ваша догадка верна, Лорд Эль-Меллой II. Смерть матери Грэй и отца Фернандо ещё не была определена.
— Что?!
Изумление было таким сильным, что оно будто прошло меня насквозь. В то же время в моей голове раздался голос.

—— Код: Логос Реакт. Неавторизованная активация.
—— Уровень искажения: B
—— Извлечённый период времени: ■■■■■■■■■■
—— ■■■■ Программа активна. Начало перемещения целей.
—— Полный процесс, готово. Атлас, отдел человеческого порядка, эксперимент №5, запуск.

*


После того, как маги Часовой башни исчезли, Зепия вздохнул.
Ему нужно было хотя бы на секунду замедлить потерю управления, вызванную неисправностью. Договор запрещал ему открыто предпринимать действия против Логос Реакта, однако он мог оказывать косвенную поддержку кому-то вроде Лорда Эль-Меллоя II.
Разумеется, шестой отдел его разума подсказывал ему, что опасность нарушения договора всё ещё существовала, однако приоритет первого и третьего отделов был гораздо больше, а они заявляли, что это не выходило за обусловленные рамки. Из-за противоречий между мыслями производительность его функций упала на пару процентов, но он ничего не мог с этим поделать.
За прошедшие шесть месяцев Зепия постоянно прикасался к хрустальным шарам, манипулируя почти бесконечным количеством параметров.
В каком-то смысле это техника была более сложной и утончённой, чем вмешательство Флата. Даже мозг другого алхимика Атласа сгорел бы от нагрузки в мгновение ока. Однако если бы он не мог выдерживать такую нагрузку, то для него не было бы никакого смысла становиться Мёртвым Апостолом.
Стоя посреди этого пространства, он шевелил пальцами, как обычно.
— Вот оно что. Как нелепо. Как глупо.
Слова слетали с его губ, словно песня. Этими же словами он насмехался над Лордом Эль-Меллоем II.
Однако в этот раз он произнёс, словно впервые за сотни лет встретив первую любовь, лицо которой уже успело стереться из памяти:
— Вот оно что… Как… мило.
 
AkagiДата: Суббота, 04.06.2022, 23:00 | Сообщение # 42
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
2

Я ощутила дуновение ветра на своём лице. Это было ни лето второго круга, ни зима реальной жизни.
Небо было пасмурным. На земле вокруг нас стояли каменные колонны с высеченными на них именами. Они возвышались, словно брошенные дети, отбрасывая тени на чёрную землю. Каменные изваяния превосходили размерами те, что я видела в деревни, однако застоявшийся воздух и запах сырой почвы были мне знакомы.
Кладбище.
Вот какое место выбрал для нас Зепия? Могилы моей матери, Короля мёртвых и Логос Реакта?
Однако думала я сейчас совсем о другом.
— Учитель! — закричала я. — Что он имел в виду, когда сказал, что смерть моей матери и отца Фернандо ещё не была определена?
— Я размышлял на эту тему, но не хотел обнадёживать тебя раньше времени. Хмф. Атлас действительно выдал нам нечто неожиданное, — с кривой улыбкой сказал учитель. — Да, смерть твоей матери не зафиксирована.
— Что это значит?
— Поскольку Логос Реакт всё ещё пытается понять эту концепцию, смерть тех, кто погиб тогда, по-прежнему не подтверждена. Вероятно, они спят где-то глубоко внутри Логос Реакта вместе с остальными жителями деревни. Я сомневался насчёт отца Фернандо, но не ожидал, что Зепия сам это подтвердит.
— А-а.
Внутри меня возникло странное чувство.
Я нечасто разговаривала с отцом Фернандо, однако меня охватывало странное облегчение во время общения с ним, просто потому что он видел во мне меня, а не тело короля Артура.
— Так вот почему они ещё могут быть живы…
Услышав наш разговор, сэр Кей почесал голову и произнёс:
— Ха, вот оно как. Да уж, маги вытворяют очень странные вещи. Впрочем, это довольно интересно. Так что ты будешь делать дальше? Залатаешь эту… хрень, этот Логос Реакт? С такими-то навыками у тебя, наверное, нет ни единого шанса. Получается, опять будешь полагаться на своих учеников?
— На всё это я отвечу «нет». Раз уж мне удалось вытащить его из реконструкции, то ему с этим и разбираться, — сказал учитель, доставая изогнутый кинжал.
Это был Эрозий.
Древний Тайный знак, который отделил тело моей матери от её души и разума.
— Это место тоже наверняка является частью вычислений Логос Реакта. Поэтому кое-какие вещи можно взять с собой, — учитель сделал паузу, после чего ответил на вопрос рыцаря: — Я собираюсь использовать этот Тайный знак, чтобы отделить разум Короля мёртвых от Логос Реакта.
— !
Я на секунду лишилась дара речи.
А ведь это могло сработать. В конце концов, Эрозий был создан именно для этого. Теоретически, как только разум Короля мёртвых отделится от Логос Реакта, всё должно прийти в норму. Теоретически.
Я не знала, можно ли было его починить на самом деле. Если извлечь стрелу из тела раненого животного, оно полностью оправится. В худшем случае это просто увеличит его шансы на выживание.
— Что, если… этого будет мало?
— Тогда нам останется лишь уничтожить его.
Услышав решимость в его голосе, я невольно сглотнула.
В любом случае это будет невероятно сложная задача. Возможно, нам не удастся выжить, не говоря уж о спасении моей матери и отца Фернандо.
— Учитель, Грэй, он здесь, — сказал Свен, подёргивая носом.
Посреди кладбища в паре десятков метров от нас появилась женщина в металлической маске.
— Логос Реакт.
— Это так похоже на сон.
Женщина сняла маску. Это уже была не моя мать. На меня она тоже не походила. Её лицо расплывалось, как у сэра Кея. Наверное, так она выглядела изначально.
— Да, это настоящий я.
Представшее перед нами существо разительно отличалось от Короля мёртвых, с которым мы столкнулись тем летом, воплощённым в реконструкции. Мне казалось, что с тех пор не прошло даже часа.
— Я разум короля Артура. Оружие, созданное институтом Атлас.
Словно к ней наконец-то пришло осознание, женщина подняла правую руку. Сгустившаяся вокруг неё тьма приняла форму.
— А это – Ронгоминиад… и Логос Реакт, — сказала безликая женщина, сжимая тёмное копьё.
— Эй, может, хватит уже этого дерьма? — недовольно произнёс рыцарь.
Любой неосведомлённый человек на моём месте потерял бы сознание от одного лишь вида этого вихря магической энергии. Но это было ещё не всё. Рядом с Логос Реактом вновь начала сгущаться тьма в той же манере, что и копьё.
Через несколько секунд перед нами возникли две знакомые фигуры.
— Мистер Берзак, — пробормотала я.
— И сестра Иллюмия, — произнёс рыцарь.
Они излучали невероятную враждебность.
— Вот как, значит, Логос Реакт способен воссоздавать тех, кого он поглотил, — спокойно оценил ситуацию учитель. Это означало, что воля Логос Реакта могла сотворить реконструкцию чего угодно, начиная с предметов и заканчивая людьми. — Если так, то Триммау и Зепию в его исполнении мы не увидим. Полагаю, нам очень повезло.
Я больше не могла его слушать.
— Мистер Берзак!
— А, Грэй. Я всё ещё остаюсь собой, — отозвался он очень знакомым мне глубоким голосом.
Его голос, лёгкий кивок – всё в нём было прежним. Однако я никак не могла заставить себя расслабиться.
— Ты ведь уже знаешь, да? Мои мыслительные параметры изменили при воссоздании. Как бы я ни противился, мной движет лишь желание убить тебя.
— Мистер Берзак…
Страж могил с горькой улыбкой посмотрел на меня.
— Делай, что должна. Я всего лишь копия Берзака Блэкмора.
Его топор обрушился на меня. Всё моё тело содрогнулось, когда коса приняла на себя удар. Я наконец-то осознала, как сильно он сдерживался те сотни раз, когда мы проводили учебные бои.
— Ладно, покажи мне, на что ты способна.
Дух ворона с карканьем сорвался с плеча Берзака, и мне пришлось вступить в бой.

*


— Ты ведь всё та же, да? Честно говоря, мне не очень-то нравится бить женщин.
— Вот как? А я просто обожаю выбивать дурь из мужчин. Немного досадно, когда приходится драться с милой девушкой, но в этом тоже есть своя радость. Мне никогда не надоест смотреть на лица, которые в моём вкусе, — с улыбкой сказала Иллюмия.
На её латных перчатках потрескивали пурпурные электрические разряды. В этом таинственном свете закалённая в боях девушка-экзекутор выглядела ещё более сногсшибательно.
— Да, теперь я знаю всё. В том числе то, что ты личностная модель рыцаря из прошлого. И то, зачем тебя изначально создали.
За её движением было невозможно уследить. Рыцарю едва удалось увернуться от удара Иллюмии. Эта монахиня превосходила его в физическом плане? Несмотря на то, что рыцарь обрёл осязаемую форму благодаря Адду, его духовная основа была нестабильна, из-за чего он едва ли мог выйти за пределы возможностей обычного человека. Если бы его призвали должным образом в качестве Слуги, расклад был бы совершенно иным.
— Хмф, — фыркнул рыцарь, словно находя это неприятным.
Ему было привычнее использовать силу копья при сражении с Королём мёртвых. Однако сестра Иллюмия двигалась слишком быстро. Таким образом он оказался втянут в схватку, победить в которой было очень трудно.
— Ладно, покажи мне, как сражается рыцарь! А я продемонстрирую всю силу учений Господа! — монахиня рассмеялась и принялась обрушивать на него одну электрическую дугу за другой.
Уворачиваясь от атак, рыцарь смирился с неизбежным и обнажил меч.

*


В то же время рядом с каменными колоннами появилось множество силуэтов.
Все они когда-то были жителями деревни, однако тело каждого из них было превращено в кусок кристалла с человеческими очертаниями и лишено собственной воли. Возможно, так было проще добиться от них пользы в сражении, поскольку никто из жителей деревни не проходил должную боевую подготовку.
Они устремились вперёд, словно группа зомби.
— О-хо-хо-хо, это вам не торговый центр, мне здесь такие толпы не нужны! — сказал Флат, рисуя пальцами узор в воздухе.
Прямо под ордой из-под земли выросли ледяные шипы, пронзая лодыжки. Помимо вмешательства, это была наилучшая демонстрация навыков этого юнца. Гордо надувшись, он подмигнул.
— Добро пожаловать… в класс Эль-Меллоев! Что скажешь, Ле Шьен?
— Меня не приплетай!
Его товарищ Свен собрал всю свою од. Магическая энергия сгустилась и окружила его тело, приняв форму похожей на волка оболочки.
Он высвободил энергию из глотки, и усиленный магией рёв сбил с ног оставшихся противников.
— С ними на удивление легко справиться.
— Нет, — покачал головой Лорд Эль-Меллой II. — Это ещё не всё. Будьте осторожны.
У каменных колонн возникла новая вольна кристальных воинов. Эти выглядели совершенно иначе и держали в руках мечи и щиты. Также вместо голов у них были черепа.
— Скелеты?
Если Логос Реакту удалось воссоздать людей, то с костяными воинами вполне можно было сделать то же самое. Исход битвы ещё не был определён.
 
AkagiДата: Суббота, 04.06.2022, 23:02 | Сообщение # 43
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
3

На первый взгляд, это была ничья.
Берзак и Иллюмия хорошо сражались, но остальные противники не представляли никакой угрозы для Свена и Флата. Несмотря на все меры, которые принял Логос Реакт, Флат более чем годился для этой задачи. К тому же ими командовал мой учитель, так что всё, казалось, шло хорошо.
Однако.
Отбившись от духа ворона и разорвав дистанцию с Берзаком, я услышала голос Логос Реакта.
— Я не понимаю, м сказала женщина. Её фигура начала расплываться ещё сильнее и превратилась в «нечто», лишившееся всех человеческих очертаний.
— Почему я здесь? Почему не могу просто бездействовать? Почему я даже высвободил независимые элементы внутри себя? Почему я не могу это понять? Повторная оценка. Да, необходима повторная оценка. Разум короля Артура нужно сохранить согласно договору. В целях повторной оценки параметры будут частично возвращены к изначальным значениям, — произнёс Логос Реакт, который уже не был ни моей матерью, ни Королём мёртвых. — Изначальные параметры от ТРИ-ГЕРМЕСа – получены. Подтверждение от директора – получено. Информация о численности и перемещениях человечества – получена. Сохранение человеческого порядка – подтверждено. Проверка вероятностей в параллельных вселенных с похожими условиями… Три секунды до конца проверки… две секунды…. Одна секунда… Проверка завершена. Согласно результатам я должен продолжать. Должен производить проверку всех вероятностей в этой ограниченной среде. Да, этот замкнутый микрокосм – дверь, ведущая к бесконечному макрокосму.
Он сам ответил на свой вопрос. Точнее говоря, он говорил так, словно решал уравнение.
— Да. Я должен защитить это. Должен оказаться там. Должен спасти. Всеми способами предотвратить разрушение.
Спасти?..
Учитель говорил нечто подобное, когда мы были у храма.
Семь суперорудий Атласа создали с целью спасти человечество от уничтожения. Однако вместо спасения «сила» внутри каждого из них могла привести к концу света.
Это был парадокс, в котором цель противоречила средствам. Фрагмент сна, возникший в результате сосредоточенности на недостижимом.
Возможно, моя деревня тоже была такой.
Они хотели возродить Артура. Они уважали короля и хотели вновь увидеть её живой. Возрождение было лишь средством, которое они избрали.
Однако спустя много поколений возрождение короля само по себе стало целью. Бабушка понятия не имела, почему ей так хотелось возродить короля, но всё равно сделала это единственной целью в своей жизни.
Никто не застрахован от подобных ошибок. Я отвлеклась от этих размышлений, когда ощутила, как окружавшая меня магическая энергия начала стекаться к копью Логос Реакта.
Это же!..
— Определение периода времени, замедлившего мой прогресс в спасении человечества. Определение получено: ошибка. Запрос вычислений для повышения эффективности и разрешения на повышение максимума выработки энергии до восьмидесяти процентов. Разрешение получено.
Со свистящим звуком копьё впитало ещё больше магической энергии.
Если он высвободит настоящее имя тёмного Ронгоминиада, то всё будет кончено. Мы ничего не сможем с этим поделать. Никто не знал истинную силу этого Благородного Фантазма лучше, чем я.
— Думаешь, у тебя есть время глазеть по сторонам, Грэй?
Берзак продолжал свой натиск.
Дух ворона взмыл в воздух и отрезал мне путь к отступлению. Я никогда прежде не видела такую комбинацию. Она была слишком быстрой для уклонения и слишком мощной для парирования. Мне было нечего противопоставить этой атаке.
Однако.
— А-а-а-а-а-а!
Я прыгнула навстречу топору Берзака.
Лезвие рассекло край моего капюшона. Ещё пара миллиметров – и сонную артерию, скорее всего, разорвало бы в клочья. Сразу же выпрямившись, я устремилась вперёд, но целью моей был не Берзак, а Иллюмия.
— А?..
— Сэр Кей!
Опытный рыцарь сразу же понял, что я хотела сделать.
Переместившись мне за спину, он заблокировал топор Берзака, а я взмахом своего оружия отразила удар Иллюмии.
Мы с рыцарем поменялись местами.
Поскольку рыцарь не привык сражаться с таким быстрым противником, я намеревалась оттеснить её с помощью косы.
По всей видимости, всё внимание Иллюмии было сосредоточено на рыцаре, потому что она на секунду замешкалась. Этого мне хватило, чтобы разбить её латные перчатки.
Отбив своим мечом топор Берзака, рыцарь толкнул меня свободной рукой.
— Иди, Грэй!
— Поняла!
Я усилила тело до пределов своих возможностей и прыгнула, взмыв в воздух более чем на десять метров. Мне нужно было добраться до Логос Реакта!
— Флат!
— Да, профессор!
Юноша нарисовал в воздухе сложный узор.
На мгновение Логос Реакт замер. Флат был достаточно силён, чтобы осуществить вмешательство даже в технологию института Атлас. Я взмахнула косой, вложив в этот удар все свои силы.
Раздался громкий лязг. Почти сформировавшаяся коса отразила мою атаку.
— Это не поддаётся расшифровке. Так я и думал, — раздался стон Логос Реакта. Он лишь поднял копьё, чтобы снять ограничения Флата, но этого ему хватило, чтобы полностью потерять равновесие. В моих глазах он был целиком покрыт уязвимыми точками.
— Почему я не могу забыть про тебя? Почему продолжаю преследовать? Ведь я служу лишь собственным целям.
В его словах чувствовался намёк на эмоции.
Неужели это так сильно его удивляло?
Как бы то ни было, я сказала то, что думала:
— Потому что внутри тебя Король мёртвых.
Даже теперь в своём естестве он был таким же, как я. Одной из трёх неотъемлемых частей человеческого существа.
Исходя из этого, я, наверное, была дефективным творением. Меня создали для возрождения короля Артура, но я не смогла исполнить своё предназначение. Мне удалось сбежать благодаря жертве моей матери, и теперь я глупо пыталась остановить корень этой проблемы, Логос Реакт. Мне больше не хотелось убегать.
Я всё ещё не могла до конца понять, почему моя мать поступила именно так.
Однако у меня всё равно было стойкое желание выложиться на все сто.
— Почему ты стоишь у меня на пути?
— Мне жаль.
Я вложила в руки все свои силы. Вокруг меня было достаточно магической энергии. Из-за копья воздух переполняла мана. Поэтому я продолжала пропускать через себя энергию, пока мои Магические цепи не заполыхали от напряжения.
— Ты не сделал ничего плохого. Ты просто действовал согласно договору Атласа, который обязал тебя играть роль разума короля Артура, но это привело к неисправности. Мы заботимся лишь о себе… иногда отдаём тебе приказы, иногда пытаемся остановить… а сейчас мы готовимся уничтожить тебя.
Я не знала, почему, но на глаза навернулись слёзы.
Передо мной стоял не разум короля Артура, не моя мать и даже не Логос Реакт. Он был смесью этих трёх сущностей.
Однако мне казалось, что он в то же время был ещё и мной.
Я вспомнила, каково это было, когда я превратилась в тело короля Артура, стала объектом всеобщего поклонения и даже не думала сопротивляться.
— Прости. Мне очень жаль, но я не могу отступить.
Лезвие моей косы медленно приближалось к противнику. Воссозданные Берзак и Иллюмия уже должны были остановить меня, но рыцарю с учителем, похоже, удалось их отвлечь. В схватку между мной и Логос Реактом некому было вмешаться.
— Что это? Ронгоминиад? Нет, структура иная. Что это? — спросил он, глядя на мою косу.
— Для тебя это, наверное, святое копьё Ронгоминиад, — сказала я.
Копьё ответило взаимностью на мои усилия.
Оно не говорило, не издевалось надо мной, как обычно, но всё равно помогало мне.
— Но для меня… это Адд! — закричала я, невзирая на невероятную боль, сравнимую с вырыванием нервов из тела.
Мои руки ещё крепче сжали древко косы. Все свои мысли я вложила в это изменчивое существо, которое мне больше не отвечало.
— Это мой… друг!
— …
Какое-то мгновение Логос Ректу было нечего сказать.
— Почему я здесь… Я не понимаю… это нелогично… не поддаётся объяснению… не могу сделать вывод… теория противоречива… расчёты невозможно довести до конца…
Он слабел с каждым словом.
— Что такое… смерть?
Возможно, это был его последний вопрос.
Он полностью перестал сопротивляться.
Лезвие косы вгрызлось в тело женщины.
Ощутив, как моё оружие рассекает плоть и кость, я вытянула руку и поймала кинжал, который мне бросил учитель.
Эрозий.
Я без всяких раздумий нанесла удар, и сияющий золотой кинжал вонзился в тело Логос Реакта.
 
AkagiДата: Суббота, 04.06.2022, 23:05 | Сообщение # 44
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
4

Кинжал вошёл под её ключицу.
— Это же…
Неужели мы так легко победили Логос Реакт?
Неужели смерть моей матери и отца Фернандо можно отменить?
Женщина даже не закричала. Крови тоже не было. Она просто перестала двигаться, словно марионетка с перерезанными нитями. Если Эрозий сработал должным образом, то нам удалось отделить разум короля Артура от Логос Реакта?
Я уже хотела протянуть руки и подхватить женщину, но вдруг застыла.
«Теперь я понимаю».
Тело резко прекратило своё падение и повернулось ко мне.
«Вот почему я был так одержим? Это смерть? Это кладбище? Вот, значит, как. Поэтому я был так одержим тобой. Я был прав».
Лицо женщины всё ещё расплывалось, однако у меня возникло стойкое чувство, что она смотрела прямо на меня. Её губы изогнулись в улыбке.
— Ты… моя смерть.
После этих слов что-то изменилось.
— Что?..
Раздалось шуршание, и тело женщины рассыпалось прямо у меня на глазах.
Она превратилась в песок.
Красный песок.
За какую-то секунду тело Логос Реакта стало кучей необычайно яркого красного песка.
Это произошло не только с ней. Иллюмия, Берзак и костяные воины, которые были от нас на значительном расстоянии, тоже рассыпались на песчинки и присоединились к основной массе, практически целиком покрыв кладбище.
— Не может быть… Это преобразующая способность философского камня?.. — простонал учитель. — Твою мать! Так вот что это за супероружие!
— Что Вы имеете в виду?
— Философский камень изначально создали в институте Атлас! Это идеальное место для хранения, своего рода книга, которая может вместить практически бесконечное количество информации! Сам Логос Реакт был создан с помощью философского камня с одним определённым условием… Продолжая хранить записи, он будет множиться до бесконечности!.. Вот почему все люди исчезли! Их затянуло, когда Логос Реакт пытался понять свою смерть! Так вот что значит «оружие, созданное для спасения мира и в то же время способное его уничтожить»!
Это была бесконечная пустыня, окутывающая мир красным песком.
— Логос Реакт впервые осознал свои способности. Этот созданный им гипотетический мир скоро окажется погребён. Сейчас он воздействует на нас, и вскоре мы сами станем частью этого моря информации. А затем…
Следующей будет реальность?
Наверное, это и пытался остановить Зепия.
Он остался в этой деревне, чтобы предотвратить превращение всего мира в красный песок. Зепия так поступил не из-за доброты душевной и не из-за чего-то простого вроде чувства справедливости или любви к человечеству.
Нет, он сделал это, потому что просто так решил.
Он существовал ради этого, словно инструмент в человеческой форме. Словно человек, являющийся лишь инструментом.
Внезапно, там, где исчез Логос Реакт, в воздух поднялась огромная тень. Она больше не была похожа на человека. Фигура из песка расправила величественные крылья и уставилась сверху вниз на нас, жалких букашек, стоявших на красной земле.
Это была…
Птица.
— Птица Гермеса, — сказал учитель, запрокинув голову.
Я вспомнила, что так звали бога, который покровительствовал путникам и торговцам в греческой мифологии.
— В итоге Гермес стал частью египетского бога Тота и алхимика Меркурия. Иногда он появляется в человеческой форме, иногда – в облике птицы. Весьма уместно, учитывая, что он также служил проводником душ в царство мёртвых.
Божественная птица, которая должна была спасти человечество, но вместо этого грозила ему полным уничтожением.
«Ты… моя смерть».
Эти слова не прозвучали вслух. Информация возникла прямо у меня в голове, как во время моей первой встречи с Королём мёртвых.
Он стал существом, которое не могло говорить.
«Поэтому я зашёл так далеко, чтобы убить тебя. Это было нужно, чтобы предотвратить смерть. Я сочту это решение правильным».
Птица вновь расправила свои огромные крылья.
— Учитель! — сразу же закричала я, ощутив, как в перьях скапливается невероятное количество магической энергии.
Раздался пронзительный визг, и на нас обрушился алый поток. Мы словно угодили под ковровую бомбардировку. Пороховые снаряды казались безобидными детскими хлопушками в сравнении с этими насыщенными магической энергией перьями.
Покрытую песком землю усеяли каменные обломки, когда колонны разлетелись на куски. Всех, кроме меня, смело ударной волной. Перед непреодолимой мощью перьев незаконченный барьер был не прочнее листа бумаги.
Божественная птица кружила в небе над нами, словно жалея нас, потому что мы не смогли устоять даже перед самой простой из её атак.
Я не могла произнести ни слова.
Более того, высвобожденная перьями сила магической энергии устроила самый настоящий хаос в моём теле. Чувство было такое, будто мои внутренности сдавила чья-то рука. Даже если мне удастся достаточно усилить себя, чтобы встать, на большее меня не хватит.
Божественная птица вновь начала собирать магическую энергию. Ещё одну такую атаку мы точно не переживём.
— А…
Никогда бы не подумала, что меня выведут из строя всего лишь одним ударом. Он был достаточно мощным, чтобы сравниться с Гекатовым колесом Фэйкер. Даже мощнее, если учесть зону поражения. Однако, поскольку птица являлась одним из семи суперорудий Атласа, эта атака, вероятно, была лишь верхушкой айсберга. Сама птица продолжала кружить в небе, словно говоря, что в её глазах обычные люди ничем не отличались от магов или даже Героических душ.
Где мой учитель?..
Скрючившись на земле, я могла только шевелить глазами.
Похоже, Свену удалось защитить его в самый последний момент.
Звериная магия лучше всего подходила для защиты. Однако, несмотря на то, что им досталось лишь от ударной волны, они не могли сразу же подняться на ноги.
Мне это тоже не удавалось. Я одновременно усилила себя и прикрылась косой, но бомбардировка была слишком разрушительной.
Давай, в отчаянии подумала я, вставай.
Не дай такой мелочи сломить тебя. Подумаешь, пара сломанных костей. Сейчас не время жалеть себя.
Сколько бы я ни подбадривала себя, сколько бы ни ругала, мне подчинялись лишь глаза и лёгкие. Меня сильно потрепало как в физическом плане, так и в магическом. Одной лишь силы воли было недостаточно, а тревога никак не желала покидать мой разум.
Поднимайся на ноги, вставай… Вставай!
Почему я не могла встать? Неужели я сгину здесь, так и не раскрыв тайну моей деревни?
— Очнись.
Кто-то схватил мой капюшон. Его рука и голос привели меня в чувство.
— Очнись, Грэй!
— !.. — моему затуманенному разуму удалось опознать обладателя голоса. — Сэр Кей…
— Эта хрень сказала, что ты её смерть, разве нет?
Похоже, рыцарь тоже слышал мысли Логос Реакта. Его броня не выдержала удар и представляла собой жалкое зрелище. Он пострадал даже больше, чем я. Нагрудник рыцаря пронзило насквозь, а остальные части доспехов еле держались на своих местах. Если бы он был обычным человеком, то я бы сильно удивилась тому, что он всё ещё дышал. Однако рыцарь продолжал стоять на ногах, исполненный решимости.
— Если так, то забудь все эти бредовые сказки про спасение или уничтожение человечества. Теперь между вами нет ничего, кроме боя на выживание.
Слова рыцаря отдавались в моих ушах.
— Я…
И тогда я осознала, что мои руки по-прежнему сжимали косу. Это указывало на то, что моё тело, как и сердце, не смирилось с поражением.
— Правильно. Смотри не потеряй, — удовлетворённо сказал рыцарь.
Однако я всё равно не могла сделать это.
Потому что было уже слишком поздно. Для меня, моего учителя, Флата и Свена удар был чересчур сильным. Сила воли вернулась ко мне, однако Мрачный жнец всё ещё нависал над нами, потому что мы были совершенно беспомощны.
Божественная птица(Гермес) устремилась к нам.

*


С крыльев птицы вновь сорвались наполненные магической энергией песчаные перья.
Мы уже знали, что они могли уничтожить цитадель вместе с целой армией внутри, что могло сравниться с мощью Благородного Фантазма типа «анти-крепость».
Однако в этот раз траектория снарядов сильно отклонилась.
— А?
Я тупо уставилась на разрушения, возникшие вдалеке. Судя по огромным кратерам, эта атака была такой же сильной, как и предыдущая. Птицу тоже начало трясти в полёте, и она замахала крыльями, чтобы не упасть.
Я широко распахнула глаза от удивления. В это же время позади меня раздался оживлённый голос.
— Бинго, бинго, бинго! Не каждый день выпадает шанс сказать такое, так что позвольте мне сделать работу Триммау за неё! Ну же, Гермес, блесни ещё раз своими цыплячьими крылышками… Да шучу я, конечно, но мне практически удалось найти уязвимость, когда Грэй воткнула в него тот Тайный знак!
Лежавшему на земле лицом вниз Флату едва удалось поднять руку. Рядом с ней я увидела хрустальный шар. Наверное, один из тех, которые в огромном количестве парили в пространстве, где мы встретились с Зепией.
— Я прихватил его, прежде чем мы оказались здесь. Мистер Зепия, скорее всего, заметил, но это неважно, — сказал Свен со смущением в голосе.
Значит, это был Тайный знак института Атлас, который подключался к Логос Реакту. Получается, Флату, преуспевшему в искусстве вмешательства, удалось с его помощью взломать Логос Реакт, несмотря на то, что это было весьма непросто?
— Но, Свен…
— Ерунда, — сказал юноша, вытирая кровь с подбородка. Он принял на себя большую часть удара, потому что защищал остальных. Однако, истекая кровью, он выглядел ещё более благородно. В то же время поведение Флата по отношению к Свену было крайне естественным. Он не поблагодарил товарища и не проявил даже намёка на смущение. Они постоянно ссорились, но сейчас походили на две половины одного целого.
— Я же ещё ничего не сделал.
— Именно! Мы сказали, что не собираемся снова проигрывать даже кукольнице-Гранду, поэтому если отступим, то нам будем слишком стыдно возвращаться в класс Эль-Меллоев! — с улыбкой сказал Флат.
Эта улыбка выглядела невинной и в то же время бесстрашной. Возможно, такова и была природа мага.
Всё это время в хрустальном шаре мелькали разные образы. Символы и числа сменяли друг друга, а Флат заинтригованно изучал их, ритмично постукивая пальцами. Это походило на то, что он уже делал раньше, но не совсем. Юноша словно играл на рояле или другом похожем инструменте.
— Что скажешь, Флат? — спросил учитель.
— Мне нужно лишь починить неисправные части Логос Реакта, верно? Лады! Я начну искать так, чтобы данные о матери Грэй можно было… — он вдруг замолк и резко изменился в лице. — Ч-что это?..
— Флат? — учитель нахмурился.
Флат не обратил на него внимания.
— Скорость вычислений уже меньше десятой части тех показателей, которые должны быть… и только небольшая часть его функций направлена на противостояние моему взлому… но он всё равно гораздо быстрее меня!
Вероятно, я впервые услышала нечто подобное из уст парня, который всегда выглядел весёлым и расслабленным.
— Тогда я возьму половину работы на себя.
Свен активировал свою звериную магию и положил руку на спину Флата. Наверное, это был тот же трюк, который мой учитель когда-то проделал вместе с Лувией в замке Адра. Объединив Магические цепи, они повысили скорость вычислений.
Однако даже так им было не по силам состязаться с Логос Реактом. Неужели два лучших ученика класса Эль-Меллоев не могли даже приблизиться к способностям одного из семи суперорудий института Атлас?
Флат стабилизировался секунд на десять, но то же самое сделала и божественная птица. Выровнявшись в воздухе, она вновь лениво полетела к нам. Если она вновь попытается атаковать нас, удастся ли Флату заставить её промахнуться? Скорее всего, нет.
— Стоит ли мне говорить, что это вполне ожидаемо от супероружия Атласа? — произнёс учитель, словно предвидев такой исход. — Раз уж мы не можем повысить скорость вычислений, то нам остаётся лишь пытаться замедлить его.
— Значит…
— Значит, мы должны снова ударить его Эрозием.
Учитель посмотрел на предмет, который я всё ещё держала в руке.
Мне удалось сохранить этот кинжал.
— Первый удар не пробил его тело насквозь. Поэтому он стал ещё упрямее и даже начал называть тебя своей смертью. Здесь связь между Королём мёртвых и Логос Реактом стала сильнее.
По какой-то причине я тоже пришла к такому выводу.
Короля мёртвых не отделило от Логос Реакта. Точнее говоря, я ощутила, как что-то помешало отделению в самый последний момент. Логос Реакт верил, что без Короля мёртвых ему не удастся понять концепцию смерти… или что-то вроде того.
В таком случае…
— Нам нужно с помощью Эрозия разделить их полностью.
И этого хватит, чтобы всё закончилось?
— Но как нам это сделать? Птица высоко, её не достать.
— А-а, то есть нужно лишь спустить эту пташку с небес на землю, — пробормотал себе под нос рыцарь, когда услышал мои слова. Он кивнул и развернулся. — Я этим займусь.
— Сэр Кей?
— Мы знакомы всего полдня, но нам было весело, да, Лорд Эль-Меллой II?
Рыцарь запрокинул голову.
Божественная птица расправила крылья в третий раз.
— Всё никак не угомонится.
Почему я даже не попыталась остановить этого расплывающегося рыцаря, решившего бросить вызов чудовищу?
— Сэр Кей…
— Где бы я ни находился, мои действия ни на что не влияют. Поэтому меня даже не было при Камланне.
Камланн. Насколько я помнила, именно там оборвалась жизнь короля Артура.
Сэр Кей был рыцарем Круглого стола, но не участвовал в том сражении. Он погиб незадолго до этого.
Громкий голос в моей голове призывал остановить его. Однако сил хватало лишь на то, чтобы просто стоять на ногах. Остальные тоже не могли нормально передвигаться. Поэтому рыцарь вёл себя так лишь потому, что не обладал полноценной материальной формой.
— Знаешь, Грэй, я всегда думал, что если бы ты была чуть более нерешительной, то я бы просто плюнул на всё и ничего не делал. Не ожидал, что ты окажешься такой дерзкой. И в этот раз ничего не изменилось. Ты столько всего наговорила, что, казалось, готова была сдаться, но в итоге не стала погружаться в водоворот бессмысленного самоуничижения. Честно говоря, в этом ты очень даже хороша.
Это точно нельзя было назвать моей сильной стороной.
Прежняя я легко бы отказалась бороться дальше. Однако множество раскрытых дел и люди, которых я повстречала, немного изменили меня.
Но…
— Здорово, наверное, быть живым и иметь возможность вот так меняться, — сказал рыцарь. — Не думай слишком много о мёртвых. Сейчас перед тобой стоит лишь тень. Будь то герой, совершивший множество подвигов, или всего лишь отголосок прошлого вроде меня, мы всего лишь мертвецы. Наше существование не должно сковывать живых.
Затем он с лёгким раздражением произнёс:
— Однако нет такого ребёнка, которому не нравились бы сказки про героев, верно? После них снятся хорошие сны, как после дешёвого вина. Ха-ха, наверное, даже жизнь твоего учителя не так уж плоха.
К нам приближалась очередная волна песка, порождённая крыльями божественной птицы. Рыцарь шагнул вперёд и встал у неё на пути.
— Начать симуляцию.
Он поднял правую руку. Несмотря на лёгкость его движений, я ощутила плотное скопление магической энергии.
— Благородный Фантазм – готов. А, к чёрту точные параметры. Я даже не Героическая душа, лишь подражаю Галахаду.
Это был Благородный Фантазм сэра Кея.
Он начертил пальцами круг, и посреди пустыни красного песка появился странный белый туман.
Возможно, этот Благородный Фантазм брал своё начало из воды. Однако это была лишь симуляция. Сэр Кей не являлся Слугой и поэтому попросту не мог создать даже гипотетический образ Благородного Фантазма. Просто Слуги были слишком особенными.
Однако, заставив себя сделать это, он не только не преуспеет, но ещё и погибнет.
— Сэр Кей!..
— Не волнуйся за меня.
Я впервые всего лишь на мгновение отчётливо увидела его лицо. Вероятно, причиной тому было огромное количество магической энергии, которую он собрал для симуляции Благородного Фантазма.
Это было слегка обеспокоенное лицо, украшенное улыбкой человека с ужасным характером.
Вероятно, рыцарь не должен был выглядеть именно так. Как и в случае с Королём мёртвых, которая не была настоящим Артуром, эта внешность, скорее всего, представляла собой смесь Адда и его изначального лица.
Но даже так, возможно, именно по этой причине для меня это лицо было…



— Доверься мне. Всё будет хорошо, глупая Грэй.
С крыльев птицы сорвались песчаные перья. Рыцарь, который смотрел на меня, повернулся лицом к приближавшимся снарядам и закричал:
— Имитация Благородного Фантазма - Мимолётный забытый замок(Образ Камелота)!
Это была та самая крепость?
Вокруг рыцаря возник сотканный из тумана Камелот. Прекрасный замок, который воспевали барды и поэты с древних времён и по сей день. Замок, который был неприступен для захватчиков или монстров, когда в нём собирались знаменитые рыцари Круглого стола.
Мне казалось, что даже его гипотетический образ нельзя было создать. Что даже если бы рыцарю каким-то чудом удалось высвободить его, то это бы привело лишь к его смерти.
Рыцарь показал, что это было возможно.
Однако.
Словно пытаясь доказать, что даже такое чудо было всего лишь фальшивкой, перья божественной птицы обрушились на нас смертоносным дождём.
Казалось, замок был сделан из стекла.
Его стены держались несколько секунд, но затем разлетелись на куски.
— Чёрт! Но это было приятно. Меня уже тошнит от вида этого прекрасного замка!
Рыцарь и его смех исчезли во взрывах.
Поднявшийся шквал пыли мешал что-либо разглядеть.
Божественная птица громко защебетала, словно празднуя победу.
Однако, когда она приготовилась расправить крылья для очередной атаки, из облака пыли вылетело нечто.
Оно с невероятной силой врезалось в божественную птицу.
Это было её перо из песка.
— !
Я подняла руки, чтобы защититься от ударной волны и поняла, что произошло.
Замок из тумана не защитил тело рыцаря. Это даже не входило в его план. Замок, от вида которого он устал, не обладал такой способностью. Однако он впитал часть перьев птицы Гермеса и выстрелил ими в ответ.
Разумеется, птица сполна ощутила на себе собственную мощь. Супероружие начало падать, влекомое к земле гравитацией.
Словно сэр Кей, слабый воин, который ни разу толком не одержал верх в сражении, никогда не проигрывал никому и ничему, будь то другой рыцарь или какой-нибудь монстр.
Словно это было воплощение его жизни.
— Сэр Кей!
Ответа не последовало.
Острый на язык рыцарь бесследно исчез, будто он с самого начала был всего лишь ошибкой. Мне следовало этого ожидать. Даже если бы он не принял на себя всю мощь атаки, имитации Благородного Фантазма было достаточно, чтобы уничтожить его духовную основу.
Мне вспомнились его слова, когда я использовала Ронгоминиад и снимала печать Круглого стола.

«Это битва ради выживания».
Его голос первым давал своё согласие.
Возможно, потому что я хотела жить.
Я отчаянно сопротивлялась желанию рухнуть на землю, потому что тогда всё, что рыцарь сделал для нас, пропадёт даром.
— Сэр… Кей…
Сколько бы я ни звала его, он не отвечал.
Однако вместо него…
— Хи-хи-хи-хи. Наверное, хватит уже спать.
Из моей косы раздался странный пронзительный шум. Почему я была так рада вновь услышать его голос после расставания, которое продлилось меньше одного дня?
— Адд?..
— Хи-хи-хи-хи! Я наконец-то проснулся! Я знаю обо всём, что произошло, потому что у меня с тем парнем общая память. Ну и вляпалась же ты!
Как обычно, глаза на косе распахнулись. Голос был жизнерадостным и энергичным.
Что мне делать? На глаза навернулись слёзы.
Казалось, я только и умела, что плакать. Я была слабой и потому бесполезной, но сейчас я знала, что мне нужно сражаться, несмотря ни на что.
— Адд!..
— Ай, глупая Грэй! Нежнее! Не забывай, что когда я просыпаюсь, твоё усиление становится мощнее!
Да.
Магическая энергия, которой я усиливала себя, была разделена между мной и Аддом. Вокруг было полно маны, поэтому моя сила значительно увеличилась, когда Адд присоединился к сражению. Тело наполняло такое количество магической энергии, которого я никогда прежде не ощущала.
— Пожалуйста, одолжи мне свою силу, Адд.
— А! То есть тебя никак не отговорить. Ладно, одолжу, но только немного, так что не ной!
— Не буду!
Я была на грани срыва, но смогла совладать со своими эмоциями и взмыла в воздух.

*


Лорд Эль-Меллой II наблюдал за тем, как имитация Благородного Фантазма отразила атаку птицы, и та начала падать.
— А…
Действительно, подумал он.
Когда рыцарь сказал «я этим займусь», на него нахлынуло чувство ностальгии. Это были слова того, кто готов был никогда не вернуться. Именно так король, изменивший его жизнь, устремился в бой в своей красной накидке, которая развевалась за его спиной.
Он ощутил укол зависти.
— «Не думай слишком много о мёртвых», да?
Его губы изогнулись в кривой улыбке.
Для него не было слов болезненнее, чем эти.
Хоть сэр Кей и сказал, что любил сказки, рыцари Круглого стола, наверное, ненавидели его за грубость.
Возможно, поэтому он также был незаменим.
— Профессор, какие будут указания?
— Ах да, конечно, — Лорд Эль-Меллой II кивнул.
Божественная птица, которая не так давно величественно парила в небе, опасно накренилась. В результате скорость вычислений Логос Реакта стала значительно ниже. Однако всё равно необходимо было проделать кучу приготовлений.
— Флат, сейчас я перешлю тебе свою схему заклинания. Возможно, оно будет более эффективно против Логос Реакта.
Он вложил узор в поток магической энергии.
Получив его, Флат дважды моргнул.
— Профессор, а это не то, что доктор Хартлесс написал на доске с уликами?..
— Да. Я в состоянии провести анализ на теоретическом уровне. Тебе этого хватит?
— Разумеется, профессор! Предоставьте всё мне! Это как выдать звёздочку Марио или бумеранг мастеру каратэ!
Рыцарь Круглого стола исчез.
Им не удастся выдержать атаку божественной птицы. Он мог с уверенностью сказать, что они не переживут очередной дождь из перьев. Несмотря на это, никто не испытывал страх.

*


Флата Эскардоса порой называли ребёнком, проклятым его даром.
Эскардосы были одной из немногих поистине древних семей Часовой башни. Обычно даже многолетняя Магическая метка начинает гнить с течением времени. Поэтому среди его предков не было выдающихся магов. Поэтому семья Эскардос стала исключением из правила, гласившего, что чем старше таинство, тем оно сильнее.
Однако если спросить, было ли приятным сюрпризом рождение такого одарённого ребёнка, как Флат, то ответом будет «нет».
Поначалу они были счастливы.
Они упивались радостью, потому что посредственной семье, над которой все потешались, наконец-то удалось произвести нечто исключительное.
Однако из-за чрезмерной одарённости этого дитя их радость была недолгой.
Наверное, можно сказать, что он был слишком исключительным.
На самом деле родители чуть не убили его.
Поэтому они называли Флата ребёнком, проклятым его даром. Несмотря на таланты, которых жаждал любой маг, его все ненавидели.
Выстраивая заклинание по схеме, которую ему переслал Лорд Эль-Меллой II, юноша задался вопросом: «Почему я думаю об этом именно сейчас?»
Он всегда считал, что не мог высвободить весь свой потенциал, потому что боялся навредить тем, кто его окружал. Зачем пытаться, если можно просто на всё плюнуть? Изображать улыбку было довольно просто, контролируя мышцы лица с помощью магической энергии. Едва ли кто-то мог разглядеть истину за этой обманчивой улыбкой.
Так оно и было, пока он не встретил своего учителя и Свена.
«Профессор! Профессор! Он очень странно пахнет! Можно, я его сломаю?»
«Что?! Он вправду будет учиться со мной?! Этот неуёмный запах определенно доставит Вам проблем, профессор! Лучше укусить прежде, чем укусят тебя!»
Что он собирался сделать? Это был его сокровенная тайна.
То, что сказал ему учитель, разумеется, повлияло на него, однако слова Свена так сильно обрадовали Флата, что волосы встали дыбом.
Разумеется. Неудивительно.
Он облизнул губы.
То, что он делал здесь и сейчас, было всего лишь подтверждением чего-то из прошлого. Он больше не боялся ни своего таланта, ни того, что им двигало, ни того, чем его поступки могут обернуться.
Потому что…
— Ладно! Смотрите, сейчас всё будет!
Его взгляд замер на божественной птице.
Потому что здесь ему бросили долгожданный вызов, и он мог больше не сдерживаться. Более того, всех его усилий могло и не хватить!
 
AkagiДата: Суббота, 04.06.2022, 23:05 | Сообщение # 45
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 464
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
5

— Не буду!
Я кивнула и взмыла в воздух, за один прыжок миновав то место, где исчез сэр Кей. Я не стала оборачиваться. У меня не было на это времени. Оттолкнувшись ногами от земли, я закричала:
— Адд! Снимай ограничитель первого уровня!
— Хи-хи-хи! Ты ведь в первый раз используешь эту штуковину, не так ли? Справишься?
Коса на долю секунды приняла изначальную форму, похожую на кубик Рубика. Сегменты Тайного знака завращались, и он превратился в огромный бумеранг, очертаниями напоминавший крылья.
Однако я собиралась использовать его не как оружие, а как планер. Большую дистанцию мне преодолеть не удастся, но если разогнаться, то у меня получится какое-то время скользить по воздуху. Несмотря на то, что мне никогда прежде не доводилось пользоваться этой формой, я легко воспарила в небо, словно меня этому учили.
Я приземлилась на спину божественной птицы и, сделав несколько кувырков, начала бежать. Птица отреагировала на это, и красный песок, из которого было создано её тело, превратился в шипы, угрожая пронзить меня.
— Адд!
Он вновь принял форму косы, чтобы я смогла отразить атаку.
Я прекрасно знала, где находилась моя цель.
В конце концов, Логос Реакт всё ещё содержал в себе разум короля Артура.
Я отчётливо видела нужную точку на его спине.
Взмахнув своим оружием, я прорвалась сквозь очередную волну шипов и прыгнула с проворностью клоуна, балансировавшего на верёвке.
Зависнув в воздухе, я изо всех сил метнула кинжал.
Разумеется, ему удалось пронзить лишь перья. Эрозий был не острее обычного кинжала и поэтому попросту не мог достать до сердца божественной птицы. Шипы продолжали появляться.
Однако.
— Снимай ограничитель первого уровня! Таран!
Коса превратилась в огромный таран. Это было осадное орудие, предназначенное для использования несколькими людьми и способное пробить крепостные стены. По силе оно не уступало навыку Слуги «Всплеск маны» ранга D. Также эта форма Адда обладала наибольшей разрушительной силой. Вложив в таран всю свою оставшуюся магическую энергию, я одним взмахом снесла все направленные на меня шипы.
— А-а-а-а-а-а-а-а-а!
Я изо всех сил нанесла удар прямо по золотому кинжалу.

*


Божественная птица задрожала и наконец-то рухнула на землю.
Я постаралась защититься, но, к счастью, меня отбросило туда, где стояли учитель, Свен и Флат. Возможно, божественная птица пыталась использовать меня в качестве снаряда, чтобы атаковать их.
Как бы то ни было, учитель посмотрел на птицу и отдал приказ:
— Сейчас, Флат!
Юноша тотчас же начал читать заклинание.
— Выбор игры! Цепь: полная связь!
Его ладони вспыхнули ослепительным светом.
Магические цепи подсказали мне, что он был соткан из множества сложных чисел и символов.
Нет, Флат сотворил его не один. Свен, который стоял рядом, положив руку на плечо товарища, тоже внёс свою лепту в виде огромного количества магической энергии. Флат умело направлял свет при поддержке обоняния Свена и дополнительной од.
Свет достиг хрустального шара и, видимо, из-за заклинания, которое передал учитель, превратился в цепь из таинства.
Эта цепь сковала птицу из красного песка.
Однако птица не собиралась так просто сдаваться. Увидев удивлённые лица Флата и Свена, я поняла, что в их сторону по цепи начала передаваться какая-то другая сила.
Это было единственное, что мне удалось понять.
Чаши весов по-прежнему колебались, не в силах определить победителя. Невидимая схватка загипнотизировала меня, и я потеряла счёт времени.
— Кто же победит?..
Я смотрела на это столкновение, пытаясь не дать своему истощённому телу упасть и не зная, что делать дальше.
Внезапно, мой нос уловил знакомый запах.
Учитель закурил сигару.
Наверное, он достал её, пока я наблюдала за напряжённым противостоянием.
— К чему этот вопрос? Итог битвы был предопределён давным-давно. Если бы нам ничего не было известно о противнике, то исход, наверное, был бы иным. Однако мы знаем, на что он способен.
Я с удивлением посмотрела на учителя.
Его глаза слегка прищурились, словно от зависти.
Или, возможно, ревности.
Также создавалось впечатление, будто он смотрел на далёкую звезду.
— Разве мои ученики могут проиграть? — произнёс учитель. Не потому что он слишком сильно доверял им, не потому что это нужно было озвучить. Просто это было очевидно.
И затем…
Всё закончилось именно так, как он сказал.
 
Glass moon - Forum » Переводы » Glass Moon Tranlsations » LORD EL-MELLOI II CASE FILES VOL. 6-9 [НОВЕЛЛА] (Отдельная тема, пока не будет закончен 5-й том)
  • Страница 3 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Поиск: