Fate/strange fake [Новелла] - Glass moon - Forum
Приветствую Вас, Pilgrimage! Регистрация PDA-версия сайта

Четверг, 08.12.2016
[ Главная · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Glass moon - Forum » Type-Moon & Nasuverse » Переводы » Fate/strange fake [Новелла] (Версия из TYPE-MOON Ace №2 + новая новелла)
Fate/strange fake [Новелла]
Rayner_FoxДата: Суббота, 08.08.2015, 22:01 | Сообщение # 1
No
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 5883
Награды: 35
Репутация: 45
Offline
Перевод с японского: nakulas (оригинальный том), mewarmo990 (Том 1 - Глава 1, Экстра 2, Пролог 7, Том 2 - Интерлюдия), OtherSideofSky (Том 1 - сцена с Франческой, Том 2 - Глава 2 и далее)
Перевод с английского: Akagi
Редактура: Rayner Fox

Том 1

- Экстра 「Предатель」 [pdf]
- Пролог I 「Арчер」 [pdf]
- Пролог II 「Берсеркер」 [pdf]
- Пролог III 「Ассасин」 [pdf]
- Пролог IV 「Кастер」 [pdf]
- Пролог V 「Райдер」 [pdf]
- Пролог VI 「Лансер」 [pdf]
- Экстра 「Наблюдатель, или Создание персонажа」 [pdf]
- Глава 1 「Начало войны」 [pdf]
- Пролог VII 「Гостья и ______」 [pdf]

При копировании текста активная ссылка на наш сайт обязательна!

Данный текст не предназначен для использования в коммерческих целях!


Данный проект является переводом оригинального Fate/strange fake, написанного в 2008 году. Как известно, не так давно работа над книгой была продолжена: имеющиеся акты были пересмотрены (хоть практически и не изменились, за исключением дополнительной сцены в четвертом акте, с которой можно ознакомиться в манге), после чего начали появляться новые главы, плавно перетекшие во второй том, дело которым не ограничится, ведь у автора большие планы. Новые главы будут переводиться по мере появления английского перевода.


 


Пролог


Расщелина.
Этот город, возникший в тени окружающей его глуши, вполне был достоин называться «расщелиной».
Не сказать, что он являлся какой-то отличительной границей, вроде той, что отделяла день от ночи. В нем скорее была некая гармония, как в тех едва заметных границах между вещами одного рода. Именно это и было странно в городе Сноуфилд.
Он был словно водораздел, но вещи, что он разделял были не так уж различны друг от друга, как, например, магия и чародейство, однако, не были они и похожи, как люди и звери.
В каком-то смысле это была довольно расплывчатая граница, измазанная цветами рассвета и заката. Но она не просто отделяла одно от другого. Это был черный нексус, порожденный смесью пигментов.
Если сказать иначе, это была граница между одним городом и другим; граница между природой и человеком; граница между человеком и мегаполисом. Она мало чем отличалась от неразличимого болота, отделявшего грезы от простого сна.
Американский Запад. Город располагался к северу от Лас-Вегаса.
Его окружение являло собой результат хрупкого баланса. К северу от города было огромное ущелье, похожее на Гранд Каньон. На западе раскинулся густой лес, необычное зрелище для столь засушливой местности. На востоке тянулась полоса озер и болот; на юге – обширная пустыня.
Несмотря на то, что сам город едва ли подходил для сельхозугодий, со всех четырех сторон его окружала земля, прекрасно подходившая длясельского хозяйства. Воистину, этот город был странной сущностью, бросавшейся в глаза на фоне своего окружения.
Развивающийся город, уверенными шагами идущий в будущее; город, в котором правильно смешаны природное и искусственное – так могли описать Сноуфилд те, кто был ослеплен его красотой. Но на самом деле этот город был построен на высокомерных понятиях. Порой эти понятия были очевидны, порой нет.
Обман окружающих земель был предельно естественным. Казалось, город – эта расщелина, этот нексус, эта смесь бесчисленных цветов –считал себя вполне подходящим на роль вносящего баланс в окружающую его обстановку. Город стал черной сценой, оценивавшей все, что его окружало.
Согласно записям, относящимся к самому началу 20-го века, эта местность в свое время была домом всего лишь для нескольких аборигенов и практически никого более.
Однако, примерно 70 лет назад эта местность стала быстро развиваться. К 21-му столетию земля изменилась до неузнаваемости. Теперь здесь был процветающий город с населением в 800 тысяч человек.
- Разумеется, быстрый прогресс можно встретить где угодно. Факт того, что нас попросили изучить этот, на первый взгляд, самый обычный город, указывает на то, что нам следует уделить особое внимание его истокам, - проворчал пожилой мужчина, закутанный в сине-черные одеяния.
В ночном небе господствовала тьма, ни единой звездочки. Казалось, облака были готовы разверзнуться в любой момент.
В редкой рощице на краю опушки леса к западу от города расположился старик с биноклем. Глядя на свет, отбрасываемый скоплением небоскребов вдалеке, он продолжил говорить с очевидным презрением в голосе:
- Хм… современные бинокли очень даже удобны. Можно сфокусировать одним нажатием кнопки. Более того, с ними меньше мороки, чем с фамильяром… В какую же жалкую эпоху мы живем.
С кислым выражением лица старик обратился к молодому ученику, стоявшему за его спиной:
- Ты согласен, Фалдеус? – спросил он.
Мужчина по имени Фалдеус стоял неподалеку, в трех, может, в двух метрах от старика. С сомнением в голосе он ответил:
- Ни к чему сейчас думать об этом. Что более важно, неужели нам действительно стоит беспокоиться из-за этой, так называемой… «Войны за Святой Грааль»
---Война за Святой Грааль---
Эта фраза часто появлялась в сказках и легендах минувших времен. Едва эти слова слетели с губ Фалдеуса, его учитель опустил бинокль и произнес с усталостью в глазах:
- Это шутка, Фалдеус?
- Нет… Я хотел сказать… - запнулся ученик. Он опустил взгляд, словно ожидая сурового наказания.
Старик покачал головой и вздохнул. В его голос закралась злость.
- Не думал, что придется это спрашивать, но… как много ты знаешь о Войне за Святой Грааль?
- Я просмотрел предоставленные материалы, но…
- Тогда ты знаешь достаточно. Не важно, детский слух ли это или же колонка в третьесортной газетенке… пока есть вероятность, пусть даже маленькая, возникновения объекта, описанного как Святой Грааль, мы не можем позволить себе проигнорировать это.
- Истинный объект вожделения всех магов и, в то же время, инструмент абсолютного конца.

XX


Однажды… была битва.
Она разгорелась в одной стране на дальнем Востоке.
Битва происходила в обычном городе, жители которого ничего не подозревали.
Однако, эта битва таила в себе воистину ужасный секрет. Это была война ради явления чуда под названием Святой Грааль.
Святой Грааль.
Вечное чудо.
Легенда.
Реликвия мира богов.
Конец всего и вся.
И надежда… Поэтому, пуститься на его поиски значит признать свое отчаяние.
Сама суть предмета, называемого Святым Граалем, меняется от времени к времени, от места к месту, от человека к человеку. В той войны Святой Грааль был не совсем «священной реликвией», каким его часто рисовали.
Тогда, по слухам, чудо, прозванное Святым Граалем, возникло в форме всемогущего устройства для исполнения желаний.
Но лишь по слухам, поскольку в тот момент, когда началась битва за владение Граалем, это устройство, исполняющее желание, еще не существовало.

До появления самого Грааля было призвано семь душ.
Из все мировых историй, традиций, сказаний были выбраны «герои», чтобы быть призванными в нашем современном мире в виде «Слуг».
Они стали основой для Войны за Святой Грааль и были совершенно незаменимы для последующего призыва Грааля.
Эти души, существа неизмеримо сильнее людей, были посланы уничтожать друг друга.
Маги, призвавшие эти героические Души, были известны как «Мастера». Дабы заслужить право владеть Граалем, право, которого должен удостоиться лишь один, они тоже убивали друг друга. Эта бойня и есть то, что известно, как Война за Святой Грааль.
Души, павшие в бою, вливались в сосуд Святого Грааля; и когда этот сосуд наполнился, машина для исполнения желаний подошла к завершению. Это была система, лежавшая в основе Войны за Святой Грааль.
Эти поля боя, возможно, были самыми смертельными, самыми пагубными в мире.
Как и всегда, участвовавшие маги должны были скрывать свое существование от всего остального мира, и поэтому они бродили в ночи, распаляя огни битвы и оставаясь при этом невидимыми.
Церковь, на которой лежали миссия по надзору за объектами, описываемыми как Святой Грааль, отправляла своего наблюдателя.

И теперь…
Война за святой Грааль прогремела уже пять раз на острове Дальнего Востока.
Нечто возникло в обычном городке Соединенных Штатов. Это нечто сопровождалось вестниками, сродни тем, которых видели в той войне на Дальнем Востоке. Слухи об этом «нечто» разлетелись среди магов.
Поэтому Ассоциация – организация, объединяющая всех магов – решила провести секретное исследование этого города. В итоге, сюда были отправлены пожилой маг и его ученик.

XX


- …очень хорошо. Ты достаточно знаешь о Войне за Святой Грааль. Однако, Фалдеус, меня не радует твое отсутствие энтузиазма. Меня разочаровывает факт того, что ты так много знаешь об этом, но это не вызывает в тебе должного интереса. В зависимости от того, как все обернется, это может стать делом, касающимся всей Ассоциации. Если подобное произойдет, эти негодяи из Церкви наверняка сделают свой ход. Так что соберись, Фалдеус.
- Но это действительно то самое место? – скептически отозвался Фалдеус, несмотря на увещевания учителя. – Система, лежащая в основе Войны за Святой Грааль, была создана Айнцбернами и Макири. Разве она не привязана к земле, за которой следит семья Тосака? Неужели кто-то на самом деле скопировал их систему… целых семь десятилетий назад?
- Если это действительно то самое место… а, да. В худшем случае, есть вероятность, что это место было построено специально для Войны за Святой Грааль.
- Не может быть!
- Успокойся, это лишь вероятность. В конце концов, говорят, что три семьи-создательницы сделали все возможное, чтобы достичь Грааля. В любом случае, нам еще предстоит узнать, кто именно пытается воссоздать Войну за святой Грааль в этом городе, Фалдеус. Не удивлюсь, если преступник будет как-то связан с Айнцбернами или Макири. Тосака сейчас в Часовой башне, так что сомневаюсь, что это их рук дело.
Старый маг вновь поднял свой бинокль, оставив открытой возможность причастности к делу одной из трех семей.
До полуночи, наверное, был еще час, но городские огни по прежнему были яркими, как и всегда. Сноуфилд безмятежно бросал вызов нависшему ночному небу, хвастаясь своим существованием.
Понаблюдав за местностью еще несколько минут, старый маг приготовился сотворить заклинание, словно это было единственным разумным делом. Заклинание улучшит бинокль, дав ему возможность показывать приливы и отливы духовных жил.
Ученик посмотрел на спину своего учителя и кротко спросил:
- Если у нас тут действительно Война за Святой Грааль на носу, наверняка ведь ни Ассоциация, ни служители Церкви не станут об этом молчать…?
- Действительно… Но до сих пор были лишь предзнаменования. Еще в Часовой башне Лорд Эль-Меллой сказал, что в духовных жилах были замечены аномалии, но… это была лишь незрелая гипотеза с его стороны. Следовательно, мы здесь, чтобы подтвердить или опровергнуть опасения Эль-Меллоя.
Устав, старый маг хихикнул.
Со смесью раздражения и презрения в голосе он все говорил и говорил, возможно, обращаясь к ученику, возможно, к самому себе.
- Разумеется, Героические души нельзя призвать, если, конечно, необходимые приготовления еще не были сделаны. Если Героическая душа в самом деле появится, это развеет все наши сомнения… Но я бы предпочел, чтобы этого не произошло.
- Удивительно слышать это от Вас, сэр.
- Лично я очень надеюсь, что слухи, окружающие эту землю, - всего лишь слухи. И если тут что-то и материализуется, я бы хотел, чтобы это был ненастоящий святой Грааль.
- Разве это не противоречит тому, что Вы сказали ранее? Что Святой Грааль – истинная цель любого мага…?
- Ну… полагаю, что да, - ответил он, нахмурив брови. – Но даже если, говоря гипотетически, здесь и есть что-то, достойное называться истинным Святым Граалем, я буду крайне разочарован! Мне будет больно видеть появление Грааля в стране со столь незначительной историей. Уверен, многие маги сделают все, чтобы достичь Акаши, но, скажу честно, не я. Если бы я и достиг, то был бы похож на дурного юнца, занесшего грязь в дедушкину спальню на неухоженных туфлях. Меня это не устраивает, - он раздраженно помотал головой.
- Вот, значит, как?
Уже в который раз за этот день старый маг вздохнул, поражаясь своему ученику.
- В любом случае, - громко произнес он, меняя тему разговора, - пребывая на этой новой земле, я не могу не думать над тем... какого же рода Слуги здесь могут быть призваны?
- Вот уж действительно. Не считая Асассина, личности остальных пяти классов целиком зависят от призывающих их магов, так что здесь у нас нет ни шанса что-либо предсказать.
Не в силах больше сдержать раздражение на Фалдеуса, маг грубо упрекнул его:
- Без Асассина классов останется шесть, дурень! И двух минут не прошло после того, как я говорил о семи Слугах! Хватит валять дурака!
Каждая Героическая душа, призванная в Войне за Святой Грааль, помещалась в сосуд одного из семи классов.
Сэйбер.
Арчер.
Лансер.
Райдер.
Кастер.
Асассин.
Берсеркер.
Выбор сосуда происходит в соответствии с различными особыми характеристиками Героической души, что лишь еще сильнее усиливает их способности. Герой с мечом может быть призван в классе Сэйбер; герой, искусный в обращении с копьём, - в классе Лансер.
Раскрыть истинное имя героя значит узнать его слабости и особые умения. Поэтому к Слугам обычно обращаются по названиям классов. Каждый класс также снабжен различными навыками, по-своему влияющими на ход сражения. Например, Кастер способен создавать особу территорию, усиливающую его способности или дающую иные преимущества, а Асассин обладает навыком сокрытия присутствия.
В каком-то смысле классы похожи на шахматные фигуры, каждый со своей отличительной особенностью.
Но на этом сходство заканчивалось. У каждого игрока была лишь одна фигура. Шахматная доска необычная, предназначенная для королевской битвы. И каждая фигура способна контролировать доску, при условии, что ее игрок – ее мастер – достаточно силен.
Именно с этим самым основным принципом Войны за Святой Грааль Фалдеус и оплошал. Его учитель сетовал на то, что у него такой недостойный ученик, но…
Фалдеус оставался совершенно спокоен, несмотря на то, что ему сделали выговор.
Он выслушал слова учителя, однако, похоже, не стал задумываться над своей неосмотрительностью.
- Нет, мистер Ронгалл, классов всего шесть, - тихо, но твердо произнес он.
- …Что?
Внезапно, по спине старого мага, Ронгалла, пробежала дрожь.
Фалдеус впервые обратился к нему по имени.
Он хотел накричать на Фалдеуса, поинтересоваться, что же творится в его голове… но ледяной взгляд Фалдеуса остановил его. Ронгалл промолчал.
Невозмутимое лицо Фалдеуса дернулось.
- В той Войне за Святой Грааль, что была в Японии, классов действительно было семь, - сказал он, спокойно указывая на ошибку его учителя. – Но в этом городе их лишь шесть. Класс Сэйбер – самый сильный, лучше остальных подходящий для сражения – не существует в этой фальшивой Войне за Святой Грааль.
- О чем… ты говоришь?
Что-то скрипнуло в его позвоночнике.
Его магические цепи, нервы, кровеносные сосуды – все они посылали сигнал тревоги, набатом отдававшийся в его ушах.
Его ученик – или, по крайней мере, человек, который был его учеником две минуты назад, - сделал шаг к нему.
Система созданная Макири, Айнцбернами и Тосака была поистине изумительной, - сказал он лишенным эмоций голосом. – Поэтому нам и не удалось полностью скопировать ее. Нам бы хотелось начать войну с совершенной копией, но… видишь ли, в качестве шаблона мы использовали третью Войну за Грааль, которая сама по себе была тем еще бардаком. Такая досада.
Фалдеусу на вид явно не было и тридцати, но он говорил о событиях более чем семидесятилетней давности так, словно был их очевидцем.
Когда, казалось, выражение лица Фалдеуса вот-вот станет зловещим, уголки его губ подняли, словно кто-то потянул за невидимые ниточки. Все тем же спокойным голосом он от всего сердца произнес:
- Ты считаешь мою нацию «молодой». Однако, кое-что тебе стоит запомнить, старик.
- …Что?
- Не стоит недооценивать молодую нацию.

Хрусть хрусть тресь хрусть тресь тресь хрусть.
Хрустнул каждый мускул, каждая косточка в теле Ронгалла. Может, из-за того, что он усиливал свою защиту, или, возможно, просто от возмущения.
- Негодяй… кто… ты такой?
- Фалдеус, конечно же, мой старый друг. Разумеется, мое имя – единственное, что ты знаешь обо мне на самом деле. Я успел многое узнать об Ассоциации. Полагаю, стоит поблагодарить тебя за это.
- …
Исходя из своего многолетнего опыта, Ронгалл сразу же понял, что человек перед ним больше не был его учеником. Скорее врагом.
Ронгалл приготовился убить Фалдеуса сразу же, как только тот сделает свой ход. И все же, тревожные звоночки продолжали звенеть в его голове.
Ему необходимо было знать, насколько способным магом был Фалдеус.
Не похоже было, что Фалдеус скрывал свою силу. Будучи опытным шпионом Ассоциации, Ронгалл был в этом уверен.
Однако, в то же время его шпионский опыт ясно давал понять, что он оказался в опасной ситуации.
- Значит, ты, должно быть, человек из другой организации, посланный проникнуть в Ассоциацию. И ты был им с тех самых пор, как сказал мне, что хочешь обучиться магии.
- Другая организация, значит? – клейким, приторным голосом произнес Фалдеус. – Я гляжу, Ассоциацию впечатлил тот факт, что за создание этой Войны за святой Грааль ответственна не относящаяся к вам группа магов-еретиков, но… В смысле, серьезно, как только… впрочем, не важно.
Словно показывая, что ему больше нечего сказать, Фалдеус сделал еще один шаг вперед.
Он не угрожал, не вел себя, как враг, но, тем не менее, было очевидно, что он что-то задумал. Ронгалл стиснул зубы и плавно сместил свой центр тяжести, приготовившись ответить на любое действие Фалдеуса.
- Не стоит недооценивать меня, юнец.
Он спланировал все так, чтобы сделать первый ход в этой дуэли магов… но он уже проиграл.
Не успели они начать меряться силами, как Ронгалл уже потерпел поражение от мужчины, стоявшего перед ним…
- Я не недооцениваю Вас, сэр.
…потому что Фалдеус не планировал сражаться с ним как маг с самого начала.
- Я не буду сдерживаться.
Фалдеус высек огонь из зажигалки, которую он держал в руке. В другой, до этого свободной, внезапно возникла сигара.
Это было похоже на перенос материи, но не было никаких признаков того, что он использовал магическую энергию.
Увидев, что его действия озадачили Ронгалла, он усмехнулся. Это была улыбка, исходившая из самых недр его естества, улыбка, которую Ронгалл никогда до этого не видел.
- Хаха, это был всего лишь фокус. Не магия, - сказал он.
- …?
- А, ну, видишь ли, на самом деле мы не организация магов. Надеюсь, ты не слишком разочарован, - произнес Фалдеус без всякого намека на напряжение в голосе и запалил сигару. – Мы служим Соединенным Штатам Америки. И так уж получилось, что среди нас есть несколько магов, вот и все.
Ронгал помолчал несколько секунд и ответил:
- …Понятно. А теперь скажи, будь добр, как эта сигара связана с твоим «не буду сдерживаться»?
Ронгалл пытался выиграть время, чтобы приготовить магию. Но, едва эти слова слетели с его губ…

Что-то пробило его голову. Все решилось в мгновение ока.

Это был влажный, всхлипывающий звук.
Пуля потеряла скорость, пробив его череп. Свинец разлетелся в разные стороны, утопая в море мозговой жидкости и выжигая его разум.
Вместо того, чтобы выйти с другой стороны черепа, пуля срикошетила внутри, мгновенно оборвав жизнь старика.
И затем, несмотря на то, что он уже был мертв, еще множество пуль вгрызлось в его тело, словно нанося смертельный удар.
Стреляли не с одной точки. Должно быть, вокруг пряталось более дюжины стрелков.
Это явно был перебор. Что за безжалостный путь разрушения.
Его старые конечности задергались и изогнулись, словно у марионетки, которую заставили танцевать под рэп-музыку.
- Спасибо за танец. Было очень даже весело.
Тело Ронгалла, оросив воздух кровью, с хлюпаньем упало на землю. Фалдеус посмотрел на свежий труп и медленно хлопнул в ладоши.
- Теперь Вы выглядите на тридцать лет моложе, мистер Ронгалл.

Несколько минут спустя…
Фалдеус стоял перед телом своего учителя, лежавшим в луже крови.
Но лес вокруг него изменился. Возникла странная атмосфера.
Из лесного мрака возникли дюжины мужчин в камуфляже и снаряжении.
Они носили на головах черные балаклавы и сжимал в руках штурмовые винтовки с глушителями, на каждой из которых был выгравирован отличительный знак – грубый, но отчетливый.
Их расовую принадлежность едва можно было различить, не говоря уже об эмоциональном состоянии. Один из них выпрямился, подошел к Фалдеусу и отдал честь.
- Докладываю, сэр. Обстановка стабильна. Не было замечено ничего необычного.
- Хорошая работа, дружище, - отозвался Фалдеус. В то время как его подчиненный говорил достаточно формально, голос Фалдеуса был теплым и раскованным.
Он перешагнул через тело старого мага, глядя на него со слабой улыбкой на лице.
Так и не повернувшись к своим подчиненным, он произнес:
- Что ж… я вижу, что многие из вас, вероятно, не знакомы с этими так называемыми «магами», так что вот вам вводная.
Мужчины в камуфляже уже встроились за его и молча начали слушать.
- Маг – это не волшебник. Не забивайте себе голову сказками и легендами. Думайте о них… а, точно… думайте о них в ключе японского аниме или голливудского кино. Вот и все.
Он присел рядом с тем, что осталось от его бывшего учителя, ухватил кусок плоти и поднял в воздух голой рукой.
Это было жуткое зрелище, но никто и бровью не повел.
- Они умирают, если нанести достаточный урон, поэтому против них довольно эффективно физическое воздействие. Далее, есть такие, кто окружает себя вуалью из ртути, способной отразить тысячи пуль. Другие могут перемещать свое сознание и продлевать жизнь с помощью насекомых в их телах. Но… защита первых бесполезна против противотанкового оружия, в то время как вторые практически наверняка не переживут точечный ракетный удар.
Похоже, они поняли, что Фалдеус шутил. Бойцы изо всех сил старались удержать рвущееся наружу хихиканье.
Но… услышав следующие слова Фалдеуса, они все замолкли.

- Есть однако, исключения… Как вот этот товарищ, например, которого с самого начала здесь даже не было.

- …могу я попросить Вас прояснить, мистер Фалдеус? – все так же формально обратился к нему один из стрелков. Фалдеус хохотнул и бросил ему кусок плоти.
Боец хладнокровно поймал его, присмотрелся к тому, что, по-видимому, было куском пальца, и удивленно вздохнул:
- …что за…?
В свете его фонаря была отчетливо видна белая кость, торчавшая из красных сухожилий.
Но было и что-то иное. Нечто, не похожее на плоть человека.
Прозрачные нити, чем-то напоминавшие оптическое волокно, вытягивались из мяса и отвратительно извивались, словно черви.
- Как киборг, да? Мы зовем их марионетками. Видите ли, мистер Ронгалл – ужасно осторожный шпион. Он не так глуп, чтобы лично проделать весь этот путь сюда в настоящем теле. Вероятно, сейчас он находится в каком-нибудь из отделений Ассоциации или же в собственной мастерской. Ставлю на то, что его сейчас просто трясет от случившегося!
- Марионетка…? Абсурд!
- Это действительно эффектная техника, но, заметьте, ему не удалось сделать ее идеально похожей на человека. Но, полагаю, облик старика неплохо скрывает эти дефекты. Я слышал, есть мастерица, чьи куклы совершенно неотличимы от тел-оригиналов… они даже тест ДНК проходят.
Фалдеус все говорил и говорил, но без всякого интереса, словно он был невовлеченной третьей стороной.
Солдат нахмурился.
- В таком случае, он же мог слышать все, что Вы сказали до этого, - обратился он к Фалдеусу, своему непосредственному командиру.
- Он слышал. Как я и хотел.
- Э…?
- Я тут разглагольствовал, словно дурак, перед его смертью именно для того, чтобы Ассоциация получила каждое мое слово.
Фалдеус наступил на искусственное тело, лежавшее в луже искусственной крови, и поднял взгляд к темному небу, с которого начал капать дождь.
- Считайте это заявлением, - удовлетворенно пробормотал он, - нашим предупреждением магам.

И это послужило началом…
Началом банкета людей и Героических душ. Началом фальшивой Войны за Святой Грааль.

 
Rayner_FoxДата: Понедельник, 10.08.2015, 19:14 | Сообщение # 2
No
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 5883
Награды: 35
Репутация: 45
Offline
Акт 1: Арчер


Во всем он был настоящим магом---
Но, вместе с этим, он пребывал в застое во всех отношениях.

Фальшивая Война за святой Грааль.
Он знал, что это была имитация ритуала, проводимого на острове Дальнего Востока. Но это его не волновало.
---Это не важно.
---Возможно, это подделка или обман; пусть даже так, это все равно не важно. Пока результат этой фальшивки будет тем же, что и у оригинала, этого будет вполне достаточно.
Ни один обладающий гордостью маг не станет полагаться на плоды чужого труда. Такой маг предпочтет сотворить собственную систему, как три семьи создали Войну за Святой Грааль. Он, однако, был совсем не прочь идти по стопам других. Вести или следовать – в каком-то смысле, оба варианта были разумны.
С самого начала этой имитации Войны за святой Грааль не нашлось еще никого, столь же решительного, как и он; никого, чей энтузиазм превзошел бы его.
С самого начала он был готов ко всему, что может произойти в Сноуфилде.
Когда слухи впервые достигли его ушей, он осмеял их, назвал простыми сплетнями. Но от доклада Ронгалла содрогнулась вся Ассоциация. Новости переходили от мага к магу, пока не подоспели к нему.
Он был из уважаемой семьи магов, но сила его родословной пребывала на пути вырождения. Будучи главой семьи, он нес на плечах тяжелый груз.
В свое время он вывел немало магических теорий. Он был умным человеком, знал много техник. Ему не хватало лишь чистой силы, подобной той, которая должна накапливаться в течение многих поколений. И это расстраивало его еще сильнее.
Общепринятым выходом из этого положения было бы углубиться в многолетние поиски способа увеличить силу его семьи и затем передать эти знания вместе с магической меткой достойному наследнику.
Но у него не было на это времени.
Его сын был еще менее способным магом, чем он.
Было немало семей, чья магическая природа все слабела и слабела со временем, пока они окончательно не теряли связь с миром магии.
---Тут не до смеха.
--- Я не позволю своей семье пасть, как Макири.
Как и любая другая организация или корпорация, Ассоциация магов изобиловала трудностями.
Лишь маг с сильной родословной мог «создать» сильных преуспевающих наследников.
Это синдром Ди Георга. Он был магом во всех отношениях, но этого было мало.
Возложив все свои надежды на эту, возможно, фальшивую Войну, он прибыл в Сноуфилд и бросил все фишки на стол.
Все свои активы, прошлое и даже будущее.
---Мне нечего бояться. Все пройдет гладко.
Поэтому, дабы показать свою решимость, он избавился от сына. Своего сына, у которого не было будущего.
Та же судьба постигла и жену, пытавшуюся его остановить.
Он ничего не чувствовал к этой женщине, которая не могла дать ему сильных отпрысков.
Но его все равно изумляло то, что она не могла понять, что значит для мага чувство собственного достоинства.
Должно быть, в никудышности его сына была ее вина.
Увы, она была лучшей женщиной из тех, кого он мог заполучить при своем нынешнем положении.
Чтобы продвинуться в этом мире, ему нужно было победить в Войне.
Даже если эта Война за Святой Грааль была подделкой, всего лишь победы в ней будет достаточно для улучшения его положения в магическом обществе. Может, победив, он даже сможет достичь Акаши.
Или, возможно, ему удастся узнать секреты Макири и Айнцбернов.
Несмотря ни на что, он получит свои блага по окончании этой Войны.
Что за чудесная авантюра.
По крайней мере он получит награду, которая с лихвой покроет все, чем он рискнул ради вступления в войну.

Он думал о самых разных возможностях, которые откроет ему эта война… но ни разу не учитывал вероятности поражения, которое положит конец его родословной.
На то была веская причина.
У него был серьезный шанс на победу.
Или, по крайней мере, достаточный шанс оправдать избавление от сына.
---Значит… полагаю, это и есть командные заклинания?
Они немного отличались от того, что он ожидал.
Но он все не отрывал глаз от правой руки с застывшей на лице нежной улыбкой, словно смотрел на собственное новорожденное дитя.
Печати, изображенные в виде цепи, свернутой в петлю, служили доказательством того, что его избрали Мастером в Войне за Святой Грааль.
---Но если они появились…
---Значит, Грааль принял меня! Меня! Как Мастера!
---Как одного из тех, кто будет управлять героической душой!
Говоря это, он посмотрел на сверток из ткани, лежавший рядом с ним… и рассмеялся.
Он смеялся. Он смеялся. Он смеялся.

Большое ущелье к северу от Сноуфилда.
В недрах горной цепи располагалась система пещер.
Хоть они изначально и представляли собой естественные образования, теперь там была обустроена мастерская. Он установил барьер, чтобы держать незваных гостей подальше.
Лампа освещала пространство вокруг мага. Он взял сверток и осторожно, с уважением извлек из него предмет.
Это… был ключ.
Хотя вряд ли будет правильно назвать его простым ключом.
Он был богато украшен, по длине и весу сравним с небольшим перочинным ножом.
По его мнению драгоценные камни, украшавшие ключ, были крайне ценны как в магическом, так и в денежном эквиваленте.
---Я слышал, в предыдущей Войне за Святой Грааль его призвали с помощью окаменелой шкуры змеи.
---И с помощью этой реликвии я несомненно призову именно его.
Однажды, когда его семья была еще сильна, его предок рискнул всем, как и он недавно, чтобы заполучить этот ключ.
Тем, что искал его предок, была сокровищница золотого города, в которой хранилось все, что когда-либо существовало в этом мире. Этот ключ был инструментом, который может открыть врата в глубинах легендарного города.
Его не интересовало материальное богатство. Однако, он не мог пройти мимо сокровищницы, в которой содержались все возможные магические артефакты.
После всего сказанного и сделанного его предок смог удостовериться в подлинности ключа, но нам этом все и кончилось. Он так и не нашел сокровищницу. В ключе таилась магическая энергия неизвестного происхождения, но сейчас это не имело для мага никакого значения.
Эта реликвия принадлежала Героической душе, которую он хотел заполучить. Ключ послужит прекрасным катализатором и укрепит шанс призыва нужного Слуги.
---Время пришло.
---Пора начинать.
Маг выпрямился… и его улыбка тут же исчезла. Он отбросил в сторону эмоции, свои эгоистичные желания и целиком сосредоточился на предстоящем ритуале.
Он объединил все свои чувства, сфокусировал их и избавился от ненужного.
Его нервы, кровеносные сосуды и невидимые магические цепи…
Он почувствовал, как через них пробежала горячая жидкость и…
Маг произнес заклинание призыва. Оно звучало одновременно как поздравление самого себя и как проклятье, адресованное всей вселенной.

Несколько минут спустя.
Он потерял свою жизнь и все, что он принес в жертву ради этой войны.
Родословная магов, к которой он принадлежал, оборвалась.
Вот так, после всего лишь нескольких секунд борьбы, он встретил свой конец.

XX


- Я сделал это… Ха ха, ха хахахаха! Я сделал это!
Увидев его, стоявшего перед ним, маг не смог сохранить молчание.
Не было даже необходимости убеждаться в истинной личности.
Он с самого начала знал, кого призовет.
Маг едва сдержал радостный рев. Несколько секунд он просто стоял, не обращая внимания на призванную сущность.
Лик Героической души был омрачен явным недовольством. Тем не менее, он выполнил одну из обязанностей Слуги. Хотя, разумеется нельзя было сказать наверняка, было ли это вообще «обязанностью» в его глазах или нет.
- …Отвечай. Ты тот дерзкий маг, посмевший просить у короля во всем его великолепии?

У него были золотые волосы и золотая броня.
Будучи Слугой, он был бесподобно великолепен. В его вопросе отчетливо чувствовалось презрение.
Мага встревожили слова Слуги. Несмотря на то, что он чувствовал чистую, ошеломляющую мощь этого существа, в нем проснулся гнев.
- Как смеешь ты, жалкий Слуга, так говорить со мной?!
Гордость мага возобладала над благоговейным трепетом. Однако, боль в командных заклинаниях на его правой руке остудила его пыл.
---…Так и быть. Учитывая личность этого героя, стоило ожидать чего-то подобного.
Ему придется с самого начала прояснить суть их отношений.
В этой войне он будет главным. Призванная в качестве Слуги Героическая душа была всего лишь его инструментом.
---Да, это так. Я твой Мастер.
Он уже хотел сказать это в ответ на вопрос Слуги, протягивая вперед кисть, чтобы показать командные заклинания…
И в этот момент осознал, что его правая кисть исчезла.

- А? Что?
Слова ускользали от него. Его заикающееся бормотание эхом разнеслось по пещере.
Несмотря на то, что ни одна капля крови не покинула его тело, правой кисти как не бывало.
В панике он поднес запястье к лицу. Резкий смрад горелой плоти проник в его ноздри.
От обрубка поднимались едва заметные клочки дыма.Его кисть была срезана чем-то горячим.
Едва он осознал это, резкая боль пронзила его нервную систему и…
- КхххХХаааааААаааааааААААААААА!
Вой – крик – громкий вопль.
Он завизжал во все мощь своих легких, словно какое-то гигантское насекомое. Заметив это, Героическая душа произнесла со скукой в голосе:
- Значит, ты шут? Если это так, то развлекай меня более утонченными криками. Это меня не устраивает.
Слуга даже бровью не повел, надменный, как и всегда. Казалось, что он не был причастен к исчезновению кисти мага.
- ХьААААА, ааааа, хиииииааааааааАААааа!
Оказавшись в столь непостижимой ситуации, маг уже был готов утратить контроль над собой… но, как маг, он не мог позволить этому случиться. Он заставил себя успокоиться и быстро взял себя в руки.
---Внутри барьера… кто-то есть!
---Как я мог такое допустить? Так неразумно с моей стороны!
При обычных обстоятельствах он почувствовал бы нарушителя, едва тот вошел бы в пещеры, поскольку они теперь были его мастерской. Однако, он ослабил бдительность, когда призывал Слугу. Нарушитель мог пробраться сюда незамеченным, пока пещеры переполняла магическая энергия Героической души.
Но даже так, в помощь барьеру были поставлены и другие ловушки. Ни одна из них не была активирована. Если незваный гость обезвредил все ловушки на своем пути, магу следует проявить крайнюю осторожность. Это было очевидно.
Восстановив то, что осталось от его правой кисти, с помощью магии, он повернулся туда, где почувствовал чье-то присутствие – в сторону тоннеля ведущего из пещеры – и крикнул:
- Кто ты?! Как ты прошел через барьер?!
И затем… из мрака пещеры донесся ответ.
Однако, слова предназначались не магу, а скорее золотому Слуге:
- О могущественный король. Ваша скромная слуга просит дозволения предстать пред Вашими очами.
Слуга подумал мгновение и горделиво ответил:
- Хорошо. Я разрешаю тебе узреть мое величие.
- …Я крайне признательна, это честь для меня, Ваше Величество.
Ее голос был чист, даже безупречен. В нем не было эмоций, словно она отринула все, чем была.
Из тени большого камня возникла девочка. По одному лишь голосу можно было судить о ее малых годах, но она оказалась даже еще моложе – возможно, лет двенадцати. Кожа ее была смуглой, а волосы – блестящими и черными.
Окутанная изящной красотой своего церемониального одеяния, приличного во всем, как ни посмотри, она была ребенком знатного происхождения. Несмотря на то, что ее лицо было невероятно красиво, что лишь еще сильнее подчеркивало платье, застывшее на нем выражение было несколько менее привлекательным.
Она застенчиво вошла в мастерскую и низко поклонилась алтарю, на котором стоял Слуга. Затем, даже не думая о грязи на полу пещеры, она упала на колени.
- Чего… - маг подавился собственным яростным криком. Не в силах даже понять, насколько сильна была эта девчонка, он не мог позволить себе действовать опрометчиво. Тем временем девочка не обратила на него ни малейшего внимания.
Героическую душу нисколько не удивило столь почтительное отношение девочки. Он посмотрел на нее сверху вниз и произнес, подчеркивая огромной силой каждое слово:
- Ты проявила себя с лучшей стороны, не пролив ни капли крови этой дворняги в моем присутствии. Однако, в воздухе теперь витает крайне омерзительная вонь от горелой плоти. Если хочешь объясниться за эту небрежность, делай это сейчас.
Девочка бросила быстрый взгляд на мага.
- Молю о прощении, Ваше Величество. Это показалось мне достойной карой для вора, похитившего ключ от Вашей сокровищницы, поскольку он не достоин принять возмездие от Вашей руки, - ответила она, не вставая с колен.
Девочка протянула в его сторону кусок плоти.
Это была, без сомнения, часть тела мага. И она была магически связана с Героической душой силой командных заклинаний. Другими словами, это была правая кисть мага.
Золотой Слуга кивнул. Посмотрев вниз, Героическая душа увидела ключ, лежавший на пьедестале у его ног. Он поднял его… и без всякого интереса отбросил прочь.
- Безделица. Во всем моем саду нет человека, который осмелился бы покуситься на мои сокровища. Хоть этот ключ и был создан по моему приказу, он мне не нужен, поэтому я избавился от него.
- …?!
Маг в это время произносил заклинание, чтобы заглушить боль в правом запястье. Слова героической души потрясли его.
Его предок пожертвовал всем, чтобы заполучить ключ от той сокровищницы.
Это артефакт, единственная гордость его семьи, был выброшен, словно кусок грязи. И кем? Слугой, который должен быть его рабом, его инструментом.
Он даже не закончил заклинание. Боль в руке заглушила ярость.
Однако… словно желая нанести магу смертельный удар, смуглокожая девочка повернулась к нему и произнесла угрожающим тоном:
- Если таково желание Его Величества, я не буду с тобой сражаться. Прошу тебя покинуть это место сейчас же.
Ее голос сочился пафосом.
- Что…
- Если уйдешь, мне не придется убивать тебя.
- ____________ _____________
Маг утратил контроль над собой.
Бурлившая в нем ярость завладела Магическими цепями. Он даже не мог выговорить ни слова. Впав в истерию, он высвободил всю магическую энергию, скопившуюся в его левой руке.
Он заключил всю свою магию, свое безумие, свою силу в сферу черного света и бросил ее в девочку. Снаряд устремился к ней, прорезая пространство, готовый поглотить ее полностью… готовый громить, разрушать, убивать.
Взрыв магической энергии не оставил бы от девочки даже мокрого места.
Но этого не произошло.
- ( )
Безмолвная ария.
Губы девочки шевельнулись, и магия начала обретать форму вокруг нее.
Практически мгновенно между ней и магов изверглась безмерная магическая энергия.
Это было похоже на заклинание, которое сжали так сильно, что оно стало бесшумным… заклинание невообразимой мощи.
И в самом конце… маг увидел это.
Огромная огненная пасть, возможно, в два раза больше него, возникла перед девочкой и поглотила всю выпущенную им магическую энергию.
И затем…
---Не может быть.
Это была его последняя мысль.
Чем было то, чего просто не могло быть? У него даже не было времени, чтобы задуматься над этим.
- Э-этого просто… н-не может… этого… не может… быть.
Будучи магом, он бы с удовольствием подумал, что, даже после его смерти, его родословная продолжит существование… но затем он вспомнил, что всего каких-то несколько дней назад убил своего наследника собственными руками.
---Не может быть! Не может! Я… я… умру? Этого н-не может…
---Этого не может не может не мо---------------
----------------------.

И затем маг исчез.
Он потерял свою жизнь и все, что он принес в жертву ради этой войны.
Родословная магов, к которой он принадлежал, оборвалась.
Все случилось за долю секунды. За какую-то долю секунды.
После всего лишь нескольких секунд борьбы он был поглощен пламенем.
Так он встретил свой конец.
- Молю о прощении за то, что Вам пришлось лицезреть сие неблаговидное зрелище, Ваше Величество.
Она только что убила человека, но даже бровью не повела. Девочка склонила голову перед Героической душой.
Золотой Слуга посмотрел на нее, словно говоря, что это его не волнует. Затем он произнес, отметив магию, которую использовала девочка:
- Вот как. Значит, твой народ правил этими землями в мое отсутствие.
Ее магия не брала свое начало внутри нее.
Скорее всего девочка использовала духовные жилы этой земли.
В подтверждение этого по лицу девочки впервые скользнула эмоция. Не поднимая головы, она задумчиво ответила:
- Мы не правили этой землей. Скорее жили с ней в гармонии. …Но, как Вы и предположили, Ваше Величество, вне Сноуфилда мои люди – всего лишь простолюдины.
- Шавки всегда будут шавками. И те, кто владеет магией, ничем не отличаются от тех, кто не владеет.
Своим высокомерием он показывал веру в то, что находился несравненно выше других. Девочка не ответила.
Командные заклинания уже переселились на ее правую руку.
Теперь магическая энергия передавалась героической душе не от мага, а от девочки. Он заговорил, как всегда вальяжно… в какой-то мере скучающе, но, в то же время, бесконечно величественно:
- Очень хорошо. А теперь, еще раз, ответь мне. Ты тот дерзкий маг, посмевший просить у короля во всем его великолепии?
Золотая Героическая душа.
Величайший из всех героев. Король королей…
Девочка уверенно кивнула и вновь преклонилась перед ним.

XX


- …Я не ищу Святого Грааля, - тихо сказала девочка по пути из пещеры.
Она назвалась Тиной Челк. Как Мастер золотого Слуги она теперь участвовала в Войне за Святой Грааль.
И все же она заявила обратное, что не желает Святого Грааля. Девочка поведала о своих истинных целях:
- Мы хотим выгнать магов, избравших это место для своей Войны за Святой Грааль, причиняющих боль этой земле. Таково наше желание, Ваше Величество.
Тем самым она недвусмысленно выразила свое желание уничтожить саму Войну за Святой Грааль. Золотая Героическая душа – король, призванный в эту эпоху как Слуга класса Арчер – без всякого интереса ответил:
- Меня тоже не заботит Грааль. Если он настоящий, я покараю мошенников, обокравших мою сокровищницу, а если фальшивый, то казню тех неблагодарных, кто исполнил этот ритуал.
- Ваши милостивые слова успокаивают мою душу, Ваше Величество, - поблагодарила она его и заговорила о своем народе: - Тысячу лет мое племя жило в гармонии с землей, на которой был воздвигнут Сноуфилд. Мы даже защищали ее от тиранов востока, желавших править ей. Но затем секта в их правительстве объединила силы с этими мерзкими магами… и за какие-то семьдесят лет они наводнили эту землю.
Ее голос был хриплым от густой смеси ярости и печали.
Но, похоже, это не тронуло Героическую душу.
- Что за вздор. Не важно, какие шавки правят этой землей, ведь она – часть моего сада и в конечном итоге вернется ко мне. Обычно я не снисхожу до вмешательства в грызню между шавками… но если они посмеют наложить свои лапы на мои сокровища, это уже будет совсем другое дело.
Как всегда, он думал только о себе. И как же девочка восприняла это.
Она не нашла это ужасно неприятным, как, впрочем, и удивительным.
Он вел себя как король всех времен, и потому никто не мог ставить под сомнение его правление.
Его неукротимость пробудила в ней чувство чего-то, похожего на зависть. Она взяла себя в руки и вышла из пещеры.
Снаружи стояло около сотни людей в черных одеяниях, ожидавших ее возвращения.
Большая их часть была со смуглой кожей, как и она, но среди них было несколько белых и чернокожих.
Они пригнали сюда целый парк автомобилей, которые сейчас окружали вход в пещеру. Было очевидно, что эти люди собрались здесь не для того, чтобы заниматься своей повседневной работой.
Они посмотрели на девочку и внушительного мужчину рядом с ней, после чего…
…все, как один, почтительно преклонили колени перед девочкой и Героической душой.
- Что это за отребье?



Тина тоже преклонилась перед ним и ответила:
- …Они члены общества, стремящегося возродить наше племя и выдворить магов, заявившихся в город, Ваше Величество. Я возглавила это общество после своего отца. И поэтому я должна сражаться в этой войне.
- О?
Перед ним преклонилось в почтении много людей. Возможно, это напомнило ему о тех временах, когда он был жив. Его глаза едва заметно прищурились, когда он признал ее стремления.
- Может, вы и шавки, но понимаете, кому надо поклоняться.
- Мы не посмеем встретить великолепие Вашего Величества ничем, кроме глубочайшей благодарности.
- Значит, ты хочешь использовать мою силу в своих целях. Похоже, ты достойно подготовилась к предстоящей битве.
- …
Она знала, что эти слова были большой честью для нее, но все равно чувствовала себя неуютно.
Королю явно было скучно, и он даже не озаботился скрыть это.
Тут же, словно подтверждая ее опасения, Героическая душа произнесла:
- Но, в конце концов, этот Грааль – фальшивка. Прочая чернь, привлеченная им сюда, всего лишь жалкие отбросы. Можешь нести свое правосудие, я же не нахожу в этом ничего, кроме скуки.
Говоря это, он достал небольшой сосуд.
Все, кто стал свидетелями этого, будут после вспоминать об этом с обожанием. И что это было за это? «Искажение пространства, из которого возник сосуд, упавший прямо в руку Героической душе».
Это был красиво украшенный сосуд, сделанный из бог знает чего. Возможно, фарфор, возможно, кристалл… в любом случае, он был блестящим и полупрозрачным. Внутри плескалась какая-то жидкость.
- Если эта война будет для меня всего лишь пустяком, значит мне остается лишь относиться к ней соответственно: как к детской игре. В использовании моих способностей в полную силу не будет необходимости. До тех пор, пока не появится достойный враг, я не стану утруждать себя.
Сказав это, он распечатал сосуд и уже хотел осушить его одним глотком, когда…
Именно тогда.
Момент был подобран так идеально, что это скорее были происки судьбы нежели просто случайность…
Земля закричала
【______________----------------____------------】
- ?!
Тина и ее последователи устремили взгляд в небо.
Они услышали могучий рев вдалеке… сила которого могла сотрясти небеса и землю.
Но он был слишком прекрасен, чтобы называть его «рёвом». Словно нечто, может, огромный ангел или кто-то из его рода, может, даже сама Земля, пело колыбельную.
Они могли сказать, что источник звука был очень, очень далеко – из лесов, раскинувшихся к западу от Сноуфилда.
Этот потрясающий, урчащий звук, опровергавший сами законы физики, был по некоторой причине тем, во что верила Тина.
Это было похоже на первый крик новорожденного, и в то же время…
Это был определенно голос невероятно могучего Слуги.

Арчер тоже застыл, услышав этот голос.
Горлышко сосуда замерло у его губ. Он уже хотел выпить, когда остановился… и впервые за все это время на лице золотого короля возникла сильная эмоция.
Даже те, кто знал Арчера, сказали бы, что это было редкое зрелище. Короля всех королей сложно было назвать уравновешенным, он легко поддавался гневу… но подумать о том, что даже его можно изумить…
- Этот голос… неужели?
В его глазах зажглись удивление, испуг, замешательство… и затем возбуждение.
- …Это ты?
Тина заметила, что могущественная аура Героической души дрогнула на мгновение, когда он произнес эти слова.
Но, без всякого замешательства, Арчер вернул свое высокомерие, властный, как и всегда. Он разразился искренним смехом. Ликование в его голосе пронзило необъятные небеса, устремляясь все выше и выше.
И затем, когда он вдоволь насмеялся…
- Ха! Какая удача! Что эта случайность, если не доказательство моего могущества?!
Он излучал восторг и энергичность, словно и не скучал несколько минут назад.
- Возрадуйся, дворняжка! Похоже, мне представился случай сражаться в полную силу в этой войне!
Король героев был необычно разговорчив, возможно, потому что его переполняла радость.
- Какое же будет удовольствие покончить со всем дуэлью… Но опять же, если его призвали безумным воином или если… Нет, я не буду говорить об этом. Подобное вам, шавкам, не нужно слышать.
Он был в хорошем настроении и не смог сдержать смеха, оставаясь при этом все таким же царственным. Посмотрев туда, откуда донесся рев, он обратился к Тине, которая все еще стояла на коленях рядом с ним.
- Взгляни на меня, Тина.
Пораженная тем, что героическая душа назвала ее по имени, Тина подняла голову.
Король бросил ей сосуд, который держал в руке.



- Это эликсир молодости. Полагаю, в твоем возрасте тебе он без надобности, но теперь мне он тоже не нужен. Будь благодарна.
- Д-да? Да, Ваше Величество!
Ее глаза расширились от удивления.
Арчер посмотрел на нее, после чего продолжил:
- Если желаешь стать моей подданной, так тому и быть, - величественно произнес он. Несмотря на то, что он едва взглянул на нее, Арчер был в приподнятом расположении душа и отдал свой королевский приказ: - Ты всего лишь дитя. Веди себя соответственно. Пока не познаешь этот мир, тебе будет достаточно лишь взирать на мою королевскую мощь со всем ликованием.
Хоть его слова и несли в себе нотку сарказма, они тем не менее были могущественными.
Она отбросила все эмоции ради своего племени, но, услышав его слова, дрогнула.
Воистину, именно потому что она избавилась от эмоций, ей оставалось лишь выражать ему свое глубочайшее уважение. Она не способна была ликовать и поэтому понурила голову.
- Я постараюсь, Ваше Величество, - извиняющимся тоном произнесла она.
И так… Слуга и его Мастер ступили на поле боя.
Гильгамеш, Король героев, вместе с девочкой, чья земля была украдена.
Хоть и зная, что эта Война за Святой Грааль была ненастоящей, они не отступили, поставив на кон все, что у них было.
С этого момента король и девочка завладели преимуществом.
Они будут сражаться… чтобы вытеснить ложь этой войны своими собственными истинами.
Королевская битва началась.
 
Rayner_FoxДата: Пятница, 14.08.2015, 19:34 | Сообщение # 3
No
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 5883
Награды: 35
Репутация: 45
Offline
Акт 2: Берсеркер


Англия. Где-то в Лондоне.

Часовая башня.
Для большинства эта фраза обозначала известную туристическую достопримечательность Лондона.
Для магов же это было нечто совершенно иное.
Под этим названием скрывалась штаб-квартира Ассоциации, собирающая вместе бессчетное количество магов, и, в то же время, лучшее образовательное учреждение для молодых магов.
Часовую башню вполне можно было назвать Ватиканом мира магов. На протяжении всего существования Англии она выпускала одного первоклассного мага за другим, каждый из которых стремился поднять искусство магии на новый уровень.

- Твою мать…
Слова, не приличные для столь строгого заведения, эхом разнеслись по коридорам.
- Знаешь, кто ты? Придурок, вот кто, - сказал мужчина за тридцать, настойчиво убеждавший в чем-то стоявшего перед ним юнца. Его длинные волосы покачивал сквозняк.
Мужчина был облачен в красный пиджак с золотыми узорами на плечах. На его лице застыло чрезвычайно кислое выражение.



Юнец отчаянно ответил…
- О да ладно! Опиши хотя бы тремя словами!
…но ответ мужчину не устроил.
- Ты кретин и идиот. По-другому тебя не назовешь.
Юнец не дрогнул перед суровым мужчиной.
- Но я правда, правда хочу участвовать, профессор! Я должен отправиться в Штаты на Войну за Святой Грааль!
- Едрить твою мать! Проклятье, не кричи об этом в коридорах! Неисправимый придурок! Чтоб тебя… Откуда ты узнал? Это не совершенно секретная информация, но и не настолько открытая, чтобы какой-то испорченный мальчишка знал об этом! – высказал профессор назойливому юнцу все, что думал, не забыв при этом удостовериться, что поблизости никого нет.
Он был преподавателем Ассоциации, лучшего института магического мира, и был всем известен как Лорд Эль-Меллой II. Предположительно, это не было его настоящим именем, но все, кто его знал, обращались к нему именно так из уважения.
Несмотря на молодость, он, по слухам, был лучшим преподавателем Часовой башни. Каждый, кто обучался у него, становился на путь первоклассного мага. Его ученики становились известны в магическом обществе за свои свершения.
Он заслужил уважение многих магов, которые наградили его различными прозвищами, такими, как «Профессор Харизма», «Господин В» и «Большой Биг Бен☆Звезда Лондона».
Сам он, однако, не совершил ничего великого, и его, похоже, немного раздражало то, что его ученики забирали себе всю славу.
Но сейчас источником его раздражения был конкретный молодой человек, стоявший перед ним, который тоже был одним из его учеников.
В ответ на слова профессора юнец беспечно произнес:
- Вчера у профессоров и управляющих Ассоциации было собрание в одной из подземных аудиторий, да? Вы ведь знаете этого знаменитого кукловода, мистера Ронгалла? Это был первый раз, когда я увидел его во плоти!
Когда Эль-Меллой услышал ответ ученика, выражение его лица дрогнуло, видимо, от ярости. Вцепившись взглядом в лицо ученика, он прошипел:
- Откуда… ты… мать твою во все дыры… знаешь, что было на собрании?
- Мне было немного любопытно, вот я и подслушал!
- Это было сверхсекретное собрание, обалдуй! Они наверняка выставили десятки барьеров!
Ученик отвел взгляд.
- Э-э, ну, видите ли, я знаю, что не следовало, но мне было очень, оооочень любопытно! – извиняющимся тоном ответил он.

- Поэтому я и подумал, почему бы не взломать самый главный барьер? И знаете, получилось!

…тишина.
Слово «взлом» не пользовалось популярностью среди взрослых магов. На деле оно чаще всего использовалось учениками и молодыми магами. Вряд ли он на самом деле что-то взламывал или разрушал; скорее всего он тем самым он хотел сказать, что просто обошел барьер незамеченным, прокрался на собрание и подслушал.
Флатт Эскардос.
Он был самым старшим из учеников Лорда Эль-Меллоя II.
Попав под наставничества Эль-Меллоя еще совсем мальчиком, он, тем не менее, провел в Часовой башне много лет, не в силах закончить обучение.
Если описать его одним словом, то, пожалуй, на самом деле лишь какое-нибудь из оскорбительных слов Эль-Меллоя было бы подходящим.
Однако, если в нескольких словах, то будет честно описать его как человека с безграничным магическим потенциалом и талантом. Человека, которому, тем не менее, крайне не хватает умения пустить свой талант в нужное русло.
Он был старшим сыном семьи Эскардос, которая жила на побережье Средиземного моря. В семье надеялись, что Флатт будет магом с редкими Магическими цепями и талантом для управления ими, но…
Увы, его талант обращался в ноль, поскольку ему не хватало серьезного отношения, необходимого всем магам.
Поначалу его восхваляли как одаренного, его обучением занималось много других профессоров. Но, со временем, все они начали жаловаться на Флатта, и он, в конечном итоге, был приписан к Лорду Эль-Меллою II, поскольку больше никого не было.
Шли годы. По мере развития его магических талантов Флатт начал превосходить остальных учеников. Другие профессоры не могли добиться схожих результатов от своих подопечных. Это был хороший знак для репутации Господина В.
С учетом вышесказанного, у Флатта было слишком много проблем, и поэтому он до сих пор не выпустился из Часовой башни.
Обычно, Лорд Эль-Меллой II отказывается игнорировать слабости учеников, не желая выпускать в мир неподготовленных магов. Но в этот раз и только в этот он начал жалеть о том, что изменил своему правилу.

- Талантливый идиот – самый опасный из идиотов… - спокойно произнес Господин В.
Он перешагнул через злость и достиг своего рода аскетического просвещения. Иначе говоря, он вновь стал угрюмым, как обычно. Отвесив ученику подзатыльник Эль-Меллой сказал:
- Сделаю вид, что никогда не слышал всего этого. А теперь хватит доставать меня.
- Я Вас не задержу, профессор! Мне просто, ну, Вы знаете, нужен предмет, чтобы призвать героя, верно?! Я не знаю, где найти такой! Скажем, если у меня будет портрет Наполеона, я смогу призвать именно Наполеона?! Было бы просто здорово заполучить Императора!
- Будь я на месте Героической души Наполеона, я бы скорее поставил тебя к стенке перед расстрельной командой, чем заключил с тобой контракт!
Эль-Меллой подумал о том, чтобы прервать этот разговор, но решил не делать этого. Вместо этого, возможно, потому что ему на ум пришло нечто, касавшееся Войны за Святой Грааль, он задал Флатту серьезный вопрос:
- …Флатт, знаешь, ты… зачем тебе нужен святой Грааль? Из-за твоего отношения к магии я не в силах представить, что ты хочешь достичь Акаши. Зная тебя, я вынужден спросить: ты ведь не планируешь пожелать закончить обучение или насолить мне в качестве возмездия за то, что я не даю тебе сделать этого, или еще что, такое же глупое, да?
Эль-Меллой был совершенно не готов к ответу Флатта.
- Потому что я хочу его увидеть!
- …что?
- Ну, то есть, это же будет супер круто! Святой Грааль! Гитлер и Гоббельс хотели заполучить его для Третьего рейха! И Шихуанди, и Нобунага, и Годзилла тоже его искали! Если он действительно существует, я должен его увидеть!
- Геббельс, а не Гоббельс. Годзилла никогда не искал его. Не ручаюсь за Шихуанди и Нобунагу, но с исторической и культурной точки зрения не думаю, что это так, - Эль-Меллой поправил его по несущественным деталям, но в остальном не проронил ни слова.
Флатт молчал какое-то время, видимо, ожидая сурового выговора. Наконец, Эль-Меллой вздохнул и произнес, спокойно и беззлобно:
- Ты понимаешь, что может повлечь за собой война магов? Ты можешь испытать на себе вещи хуже самой смерти и встретишь ужасную кончину, так ничего и не добившись.
- И люди, которые ищут Грааль, знают об этом, да? Теперь я еще сильнее захотел увидеть его!
Эль-Меллой уже хотел накричать на него, сказать подумать еще раз…
…но даже если этот идиот действительно подумал еще раз, то наверняка сказал бы то же самое.
Придя к этому выводу, он решил подойти к Флатту с другой стороны:
- Тогда скажи мне вот что: ты готов убить ради Грааля?
- Э… Что, если я смог победить, никого не убивая… например, мы могли бы в шашки сыграть, или в шахматы, или…
- Блестяще! Если твой противник вдруг окажется чемпионом мира по шахматам, это может сработать! Черт, может, тебе даже повезет устроить бой по шахбоксу!
- …Это та еще проблема. Я очень, очень хочу увидеть других Героев… и если все получится, я хочу подружиться с ними! С шестью друзьями-Героями я буду офигенным магом! Мы даже сможем завоевать мир!
Эль-Меллой не проронил ни слова. Он понял, что Флатт утратил суть изначального вопроса где-то на полпути.
Он не планировал выговаривать Флатту, как, впрочем, и не особо удивился его болтовне.
Он поднес руку к подбородку и, похоже, задумался о чем-то…
И наконец, вернувшись в реальность, он сказал:
- …этому не бывать, - Эль-Меллой решительно положил конец фантазиям Флатта.
- Да, да, что ж, рассчитываю на Вас, профессор! Или лучше Большой Биг Бен☆Звезда Лондона!
- Не смей называть меня так, стоя передо мной! И честно, почему ты выбрал именно это прозвище?! Издеваешься, да? Ты издеваешься надо мной, дурень!
- Не волнуйтесь! Я придумаю Вам новое прозвище! Оно будет идеально! Мм, как насчет «профессор-волшебница в мини-юбке»?!
- Отъебись и сдохни!

XX


В конечном итоге, Флатт явно выглядел несчастным после того, как Эль-Меллой холодно отделался от него. Он блуждал по учебному крылу Часовой Башни. Флатт шел по длинному коридору, фыркая в манере, совершенно не подходящей парню, которому не стукнуло и двадцати.
И затем…
- А, хорошо, что я тебя встретила, - обратилась к нему женщина с конца коридора. Она была из исполнительного персонала Часовой башни.
В руках она держала маленький сверток.
- Это для твоего профессора. Можешь передать ему?
Сказав это, она сунула посылку Флатту в руки. Теперь он должен передать ее Господину В, но…
---Блин, он наверняка еще злится.
Флатт думал о всяких нехороших вещах на обратном пути по коридору, после чего любопытство взяло верх.
Он использовал магию ясновидения чтобы изучить содержимое свертка.
Внутри был небольшой нож, покрытый зловещим узором. Вероятно, он был предназначен для церемониального использования.
И затем, благодаря мощи его предвидения, он увидел на клинке имя. Тело его словно пронзил электрический разряд.
---Неужели…!
---Профессор…! Вы достали это для меня?!
Поглощенный своим ошибочным суждением, он бросился бежать, унося сверток с собой.
На внутренней поверхности свертка было множество символов, но он не мог их прочитать. Вероятно, это были магические инструкции из другой страны или что-то в этом роде.
Он поймет, как их истолковать, как-нибудь потом. Сейчас же у него была цель: добраться до сердца учебного крыла как можно быстрее.

XX


- Гребаный сукин… снова вернулся? – Лорд Эль-Меллой II явно не обрадовался, увидев, как кое-кто несется к нему по коридору. Странно было другое: когда Флатт подбежал к нему с маленьким свертком в руке, он начал бормотать какую-то чушь, никак не связанную с Войной за Святой Грааль.
- Пр… профессор… Вы… д… достали… это… для… меня…! – еле выговорил Флатт, показывая сверток своему профессору. Пробежав стометровку за рекордное время, он довольно быстро выдохся.
Эль-Меллой взглянул на сверток, поначалу даже не сообразив, что это. Когда взгляд его остановился на адресе и логотипе, отпечатанных на упаковке, он, наконец, понял и кивнул:
- Значит, ты… что, хочешь это?
Флатт закивал так энергично, словно тряс шевелюрой на рок-концерте.
- Что ж, хорошо. Если хочешь, можешь забрать. Мне это все равно не нужно.
Услышав ответ профессора, Флатт засиял от счастья – пожалуй, самого большого в его жизни до сего момента.
- Огромное спасибо! Нет, правда, просто огромнейшее спасибо! Я так рад, что я Ваш ученик! – он бросился прочь, едва не плача от радости.
- Проклятье. В его возрасте я был полной его противоположностью. Зуб даю, он заглянул внутрь ясновидением… Что же там такое, если ему так захотелось это получить? – раздраженно пробормотал себе под нос Эль-Меллой.

Несколько минут спустя…
Эль-МеллойII вернулся в свою комнату. Поглощенный мыслями о своем неумелом ученике, он задержал взгляд на шкафе.
На нем был двойной замок, физический и магический. Эль-Меллой осторожно снял защиту и извлек из шкафа его содержимое.
Это был необычный на вид защитный футляр, в которой покоился кусок ткани.
Судя по всему, он был очень древним. Ткань была нещадно потрепана временем и не имела никакой практической пользы.
Однако, тот факт, что это был самый охраняемый объект в комнате, говорил о том, что это не просто старый кусок ткани.
- Подчинить других Слуг и завоевать мир… - вспомнив бредни Флатта, он сердито нахмурился. – Я уж подумывал отдать ему это, если не выйдет его отговорить… но я рад, что до этого не дошло.
Все еще хмуря брови, Эль-Меллой II облегченно вздохнул и закрыл футляр. Он думал о том свертке, который забрал себе Флатт.
- Полагаю, не мне это говорить, но им стоит перестать доверять ученикам чужую почту. Впрочем, не сказать, что это была такая важная посылка. Ладно, если это поможет ему забыть о Войне за Святой Грааль, то хорошо.

За несколько месяцев до этого…
Эль-Меллой наслаждался японскими видеоиграми в уютном спокойствии своей комнаты. Пройдя очередную игру, он заполнял прилагавшуюся к ней опросную карточку, делясь своими впечатлениями. Просто это было правильно.
Разумеется, отправка этих карточек обратно в Японию стоила немало, но он все равно это делал. Благодаря этому, он попал в число «постоянных клиентов», и поэтому его комната была завалена самыми разными игровыми товарами.
Но он заполнял карточки не затем, чтобы получить все это. Напротив, большая часть того, что ему присылали, его мало интересовало. Он на самом деле просто хотел поделиться своими мнением с разработчиками игр.

И затем, спустя несколько месяцев после этого…
Если Эль-Меллой сильно хотел какой-либо товар, он просто заказывал его напрямую. Увидев имя отправителя – название японской компании – на свертке, который ему притащил Флатт, он сообразил, что это очередной бонусный товар. И поэтому он даже не заглянул внутрь, прежде чем отдать Флатту сверток.
Исходя из названия компании, он понял, что это подвижная фигурка героя какой-то игры с мехами или чего-то в этом роде, но…
На самом деле товар относился к игре «Ночные войны Британской империи».
И этим товаром был…………

XX


Несколько дней спустя. Город Сноуфилд. Центральный парк.

С полуденных небес ярко светило солнце.
Флатт без всякого промедления запрыгнул на ближайший самолет до Америки. Разумеется, он был совершенно не подготовлен к путешествию.
Если о Войне за Святой Грааль в целом у него были смутные представления, то о деталях ему было совершенно ничего не известно.
Флатт – человек, у которого в жизни были дела важнее Войны за Святой Грааль…
И человек, который с ликованием смотрел на символы на своей руке.
- Они… такие… клевые! Если я использую эти… командные штуковины… они исчезнут?
Он тер свою руку снова и снова, периодически бормотал что-то… и затем его плечи поникли. Ему словно разбили сердце.
- Похоже, что исчезнут. Понял! Не буду их использовать, ни за что!
Похоже, Флатт каким-то образом выяснил, что командные заклинания исчезают после использования. Если бы в парке нашлись те, кому было известно о Войне за Святой Грааль, Флатта бы уже повязали и утащили на допрос.
К счастью для него, вокруг были лишь обычные люди – в основном, дети и их родители.
Флатт еще немного поглазел на командные заклинания. Наконец, он развернул ткань свертка, который держал в руке.
И извлек из него нож.
Это был довольно зловещий на вид нож в красных и черных тонах, помимо всего прочего, довольно грубо сработанный.
Его лезвие было слишком уж блестящим, даже элегантным в какой-то мере.
- Блин, блин, хвала богам за Господина В! Да, он, конечно, ходил вокруг да около, но все это время у него была приготовлена для меня такая крутая реликвия!
Флатт все еще не понял, что возникла путаница. Даже изучение ножа не разубедило его. Скорее наоборот, уверенность в его подлинности была такой сильной, что толкала Флатта вперед и привела сюда, в Штаты.
И затем – подумать только! – Святой Грааль избрал его для участия в войне и даровал командные заклинания.
Он переводил взгляд с командных заклинаний на нож и обратно… и, время от времени, бормотал что-то себе под нос.

Прошло, наверное, около тридцати минут, когда…
В парке произошло поразительное. Если бы другие Мастера узнали об этом, то упали бы в обморок от изумления.
Если честно, это было сравнимо с чудом. Видел бы это его учитель, Лорд Эль-Меллой II, он бы скорее всего похвалил Флатта. Разумеется, профессор сначала взбесился бы и окунул Флатта пару раз в поток изощренной матерщины.
Было ли это чудо? Или всего лишь удача… или, может, за это стоило благодарить таланты Флатта? Так или иначе, в каком-то смысле Флатт неслабо нарушил правила этой фальшивой Войны за Святой Грааль.
Разумеется, об этом было известно лишь самому Флатту.

[Я спрашиваю: Ты Мастер, призвавший меня?]

- Я… Чего?
Услышав до ужаса отчетливый голос, Флатт подскочил со скамьи и огляделся.
Но, кроме прогуливавшихся семей и парочек, вокруг никого не было.
{«Йа»? Немец что ли? Приму это как утвердительный ответ. Наш контракт заключен. Раз уж мы теперь партнеры в поиске Святого Грааля, то давай будем друзьями.}
- Чтооо?!
Флатт бешено крутил головой, но по-прежнему не мог найти того, кто с ним говорил.
Видимо, заметив его панику, голос произнес:
[Звезды милосердные… ты призвал меня при свидетелях, да еще и без алтаря! Да уж, смелости тебе не занимать. О мой Мастер… Минуточку… Раз нет алтаря, значит, ты и заклинание призыва не произносил?!]
- А, ну… прошу прощения, но вокруг было много магической энергии, и я вроде как игрался с ней… и, думаю, мы установили связь. Слушай, мне, правда, очень жаль, что я призвал тебя таким образом.
[Вот как… Что ж, ничего страшного. На самом деле это многое говорит о твоем магическом мастерстве.]
Вероятно, голос этого существа-Слуги транслировался напрямую в голову Флатта.
Вскоре он понял, что магическая энергия протекала через командные заклинания и передавалась… куда-то. Слегка оробев, Флатт начал разговаривать с голосом в своей голове:
- Э-э-э… думаю, это не самый подходящий момент, чтобы спрашивать такое, но… все Слуги такие, как ты?
[Вовсе нет, парень. Я особый случай. Не бери в голову.]
Голос Слуги был дружелюбнее, чем Флатт себе представлял. К тому же он был вполне изысканным и вежливым. Что странно, Флатт никак не мог сообразить, кем же был этот Слуга.
[Скажем так, у меня нет четко определенной «личности». Можно сказать, что мои манеры и внешность обладают обширным разнообразием… но, опять же, можно и не сказать. Вот каково это.]
Услышав чей-то голос, человек обычно может сказать, мужчина это или женщина, старик или ребенок. Порой можно даже определить род занятий говорящего. Что-то в голосе всегда выдает подобные детали. Но голос, звучавший в голове Флатта, был лишен всех особенностей. Он словно разговаривал с безголовым монстром.
- Итак, э-э-э… ты можешь сказать мне свое имя?
Самый обычный вопрос.
Если нож в его руке был именно тем, чем казался, то и Слуга должен быть вполне ожидаемым.
И все же Флатт не мог связать свои представления о «Героической душе (?)» с голосом в своей голове.
В этом был смысл, поскольку он знал, что его образ «Героической души (?)» не очень-то соответствовал классу «Героев».
Но, впрочем… в любой стране, где популярны английские фильмы и книги, вряд ли найдется много людей, которые не слышали бы об этом Слуге. Конечно, своей дурной славой он и рядом не стоял с Шерлоком Холмсом или Арсеном Люпеном… но, в отличие от них, он существовал на самом деле, много лет назад.
Слуга почему-то молчал. Флатт нервно огляделся, но…
Внезапно, в его поле зрения возник крупный мужчина, облаченный в черное.
- Ну ничего себе! Ты, наконец, воплотился?
- Я что? Какого черта ты несешь, парень? – мужчина в черном с подозрением уставился на Флатта.
Флатт взвизгнул, и его лицо приобрело мертвенно-бледный оттенок.
Разумеется, этот мужчина должен носить черное.
Ведь он был полицейским, с кобурой на бедре, в которой покоился пистолет. Он воззрился сверху вниз на Флатта – парня, сидевшего на скамье перед фонтаном средь бела дня с ножом в руке.
- Ты чего тут сидишь и болтаешь сам с собой, сынок? И чего это ты с ножом, а? Это очень подозрительно.
- Н-нет! Серьезно! Все не так! – громко воскликнул Флатт. Он попытался объясниться, как вдруг…
- Удивился?
Офицер полиции внезапно подобрел. Он протянул свою дубинку Флатту.
Она казалась настоящей, но… едва его рука сомкнулась на ней, дубинка растворилась в воздухе.
Удивившись, Флатт поднял взгляд, но полицейского перед ним уже не было. Вместо него он увидел женщину в крайне откровенном платье.
И она произнесла:
- Я подумал, что лучше тебе один раз увидеть мою способность, чем сто раз услышать, перед тем, как я представлюсь.
Голос был явно женским, однако, ощущения от него были такими же, как и от голоса, который до этого звучал в его голове.
- А? А? Чего?! – удивлению Флатта не было предела.
Затем женщина исчезла прямо на его глазах и…
[Прошу прощения за то, что напугал тебя, Мастер. Я подумал, что так будет быстрее.]
Голос вновь вернулся в его голову.
Некоторые из прогуливавшихся неподалеку людей заметили, что произошло что-то странное. Одни терли руками глаза, другие озадаченно склонили головы, несколько детей даже спросили у родителей, почему дяденька полицейский вдруг превратился в тетеньку и исчез. Разумеется, ответом был лишь смех.
Учитывая увиденное и четкий след на земле, оставшийся от высоких каблуков женщины, они были уверенны, что видели не галлюцинацию.
Но истина не предназначалась для обычных людей, смотревших с подозрением, - она открылась лишь разуму Флатта.
[И вновь позволь мне представиться. Мое истинное имя…]
Флатт ждал, затаив дыхание.
Он видел настоящую форму его Слуги. Однако, его истинное имя было более важно.
Флатт все ждал и ждал, пока голос эхом разнесет свое имя по его голове, но…
Когда Слуга, наконец, вновь заговорил, его слова удивили Флатта, но не так, как ему хотелось.
[Если честно, я не знаю.]
- Ты серьезно?!
Флатт даже привстал со скамьи. Сообразив, что перед ним никого не было, и выглядел он довольно смешно, Флатт смущенно сел обратно, украдкой озираясь по сторонам.
Не обратив на фиглярство молодого человека никакого внимания, Слуга продолжил говорить. Голос его, как и прежде, был лишен отличительных признаков.
- Никто не должен знать имени моего, ибо существует оно, возможно, лишь для меня – истинного меня, не меня из легенды. …Или, возможно, для того, кто положит конец моим убийствам.

XX


Нож Флатта был не настоящей реликвией, скорее, имитацией.
Но, что касалось этой Героической души…
Нож смог призвать могущественного Слугу, потому что он, как Героическая душа, сам был имитацией, созданной для того, чтобы удовлетворить публику.
Несмотря на имеющиеся доказательства того, что он однажды жил в этом мире, этот Слуга не имел имени.
Никто не знал, как он выглядел на самом деле.
Никто не видел его внешность, не знал его настоящего имени. Никто не знал даже, был ли он мужчиной или женщиной.
Или был ли он вообще человеком.

Он – хоть пол его не был известен – был символом страха, тем, кого боялся мир. Люди представляли его в сотне образов, он был вершиной множества слухов и теорий.
Может быть, доктор.
Может быть, учитель.
Может быть, аристократ.
Может быть, проститутка.
Может быть, мясник.
Может быть, дьявол.
Может быть, фея.
Может быть, заговор.
Может, быть, безумие.
Не было даже известно наверняка, был ли он одним человеком или целой группой. Страх людей перед ним послужил основой для создания самых разнообразных историй о нем – и затем они были объединены в одну легенду.
Но он не был всего лишь легендой. Он существовал на самом деле.
Воистину, для Флатта, который провел много лет в Часовой башне, его легенда была ближе всего к дому.
Все знали свидетельства, доказывавшие его существование.
В районе Лондона, известном, как Уайтчепел…
…были обнаружены изуродованные тела пяти проституток. Какое доказательство может быть лучше?

XX


[Так вот, есть имя, под которым я известен, и которым я подписывался в своих письмах.]

[Джек Потрошитель.]

Несколько месяцев назад…
Эль-Меллой II играл в видеоигру под названием «Ночные войны Британской империи». Он заказал ее из Японии, полагая, что это будет военная стратегия о различных легендарных рыцарях Англии.
Увы, в японском языке омофоны «knight» (рыцарь) и «night» (ночь) не различаются в написании, и в данном случае в названии игры фигурировало именно второе слово. Герой игры был основан на реальной личности и бродил по ночным улицам Лондона, противостоя безумной личности внутри него. Со временем дело плавно перетекало в сражения с демонами. В общем, это была одна из этих приключенческих игр.
Эль-Меллой II хоть и совсем не этого ожидал, но все равно прошел игру и написал свои искренние впечатления на опросной карточке. Первым в списке было его следующее мнение: «Название игры оставляет желать лучшего».
Перевернув карточку, он заметил информацию о призах, которые мог выиграть.

«Отправив эту карточку, Вы можете стать одним из 100 счастливых обладателей копии ножа с подписью Джека Потрошителя! (ножны в комплекте)»
---Ага, как будто Джек Потрошитель станет писать свое имя на ноже.
Подумав об этом, он фыркнул. Потеряв интерес к призу, он вернулся к бесстрастному изложению своих впечатлений.
И все то время он совершенно не подозревал, какую же головную боль ему принесет в итоге эта карточка.

XX


И вот, спустя несколько месяцев…
Флатт сидел на скамье перед фонтаном, мысленно общаясь с существом в его голове.
Спустя какое-то время он, похоже, привык к ситуации, и диалог стал более раскованным.
- Значит, хочешь сказать, что из-за того, что по сути ты был никем, у тебя теперь есть способность становиться кем угодно…
[Точняк. А тебе повезло. Если бы я появился Слугой любого другого класса, то завладел бы твоим телом и устроил бы безумную… в общем, скажем так, я бы уже плавал в крови. ]
- Э-э… - Флатту было сложно воспринять это как шутку. Он невольно посмотрел на лица людей, окружавших его.
Если бы Джек устроил бойню, большинство магов взволновал бы лишь тот факт, что обычным людям стало известно о существовании магии. Флатт, однако, почувствовал облегчение совершенно по иной причине, не свойственной для мага.
- Н-ну… кстати, какой у тебя класс? Ассасин?
[А, приношу извинения. Я Берсеркер.]
- Что?
Ответ Слуги взволновал его.
Флатт не был полным невеждой – он провел базовое изучение Войны за Святой Грааль.
Он знал, что Слуги класса Берсеркер обретали невероятную мощь, жертвуя своим здравомыслием.
Возможно, Джек понял причину его замешательства и начал как ни в чем не бывало объяснять природу своего класса:
[Видишь ли, в легенде меня назвали символом безумия. Класс безумного воина – единственный подходящий для меня.]
- А, это как минус на минус дает плюс!
Не только любой обычный маг… любой обычный человек задумался бы о разумности этого объяснения. Флатт, разумеется, перешагнул через это.
Это, в ответ, удивило Джека, который пробормотал что-то, прежде чем исправиться:
[Будь я душой настоящего человека, этого, наверное, не произошло бы. Но раз я был всего лишь символом безумия, полагаю, меня упустили из виду. Чудо, да? Опять же, возможно, все дело заключается в уникальности этой Войны за Святой Грааль.]
- Ого. Слуги и вправду клевые! – как обычно, типичный ответ от Флатта.
Вспомнив, что «его» встревожило, Слуга заговорил о другом:
[Кстати, когда я появился перед тобой в виде полицейского, почему ты не предпринял попытку загипнотизировать меня… или использовать другую форму магического внушения? Это ведь наверняка самые основы магии, да?]
- Что? А, ну, я понял, что для начала мне стоит объяснить копу, что к чему.
[Я тогда на секунду усомнился в твоей компетентности, парень.]
Флатт, почувствовав нотку смущения в голосе Слуги, сменил тему:
- Итак, если мы найдем Грааль, что ты будешь с ним делать?
[Хм… раз ты мой Мастер, полагаю, я должен сказать тебе. Только, пожалуйста, не смейся.]
Здравомыслящий Берсеркер нерешительно замолк на мгновение, после чего его голос эхом разнесся по голове Флатта:
[Я хочу узнать, кто убил тех пятерых проституток в Уайтчепел… другими словами, свою личность. Вот и все.]
- Свою личность…
[Я всего лишь миф без конкретной формы. И все же, когда я думаю о людях, выдумывающих истории и теории о моей настоящей личности… это пугает меня. Я не ожидаю, что ты поймешь меня, учитывая, что у тебя есть тело, и имя, и прошлое, чтобы называть его своим.]
Голос стал совсем тихим.
Он всего лишь хотел знать, кем он был.
Это было необычно, но, в то же время, скорее всего, о большем Слуга и не мечтал.
Флатт подумал немного, после чего прямо спросил:
- Ну, так что ты будешь делать, когда узнаешь, кто ты такой? Например, если тебя призовут еще где-нибудь, помимо Войны за святой Грааль… ты появишься в виде человека, которым был?
[Вполне возможно. Хоть моя нынешняя форма и отличается от того, кем я однажды был, это не меняет того факта, что я был серийным убийцей. Все легенды обо мне основываются на этом. И если я – герой этих легенд, существовавший в действительности, то мой долг – максимально соответствовать реальному образу.]
Нечто в его словах и голосе создавало впечатление, словно он был одинок.
- А разве это не значит, что настоящего тебя нет? – прямолинейно, даже бестактно заявил Флатт.
Он просто был невероятно честным человеком. Слуга был поражен, и его голос отчетливо это передавал:
[…тебе говорят, что у тебя начисто отсутствует чувство такта?]
- Ахаха, еще бы! Все время! Спасибо!
[Это был не комплимент… впрочем, не страшно. Нет нужды это дальше обсуждать. Как бы то ни было… Я удивлен, что ты решил призвать меня. У меня нет ни силы героя, ни человеческой морали.]
Это была в высшей степени разумная мысль.
Не говоря уж о том, что принадлежала она самому Джеку Потрошителю. Любой бы дважды подумал, прежде чем не только призвать его как Слугу, но и вообще находиться рядом с ним.
Флатт ответил так честно, как только мог:
- Мне нравятся такие, как ты! Ну, знаешь, загадочные люди со своими секретами и все такое!
[…]
- Да ладно, это же так круто! Кроме того, ты классный парень! Разве это не здорово?!

Может, он и обладал интуицией мага, но его темперамент… был отличным от присущего магам.
Его темперамент был бы подходящим для мага только в том случае…
…если его интуиция не отличалась бы от интуиции самого обычного человека.
Если перефразировать это самым щедрым образом, то он был одарен избытком любопытства – а маги должны быть любопытными.

Хоть и не было понятно, как Слуга воспринял ответ Флатта…
Он, Слуга, сотканный из чистого безумия и насилия, приготовился к битве. С легким оптимизмом в голосе он произнес:
[Очень хорошо, мой Мастер. С чего начнем? С помощью моих способностей мы можем проникнуть куда угодно и убить вражеского мастера на месте! Я жду, приказывай!]
Слуга был явно в хорошем настроении.
Его Мастер, с другой стороны, просто сидел со спокойной улыбкой на лице. Воистину, он был самым не типичным из всех магов.

- Сегодня такая хорошая погода! Давай насладимся солнцем. Оно такое приятное и теплое!
[Что…?!]
Так началось путешествие молодого человека, ничего не знавшего о трагедии, и злодейского духа, который ничего, кроме трагедии, не создавал.
В одном они были схожи: никто не был так далек от идеалов Войны за Святой Грааль, как они.
Только в этом, и ни в чем ином.
 
Rayner_FoxДата: Понедельник, 17.08.2015, 19:44 | Сообщение # 4
No
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 5883
Награды: 35
Репутация: 45
Offline
Акт 3: Ассасин


В одной стране жила однажды женщина глубокой веры.
Вот и все. Вся история.
Набожная женщина была столь религиозной, что вела себя, как чудачка. И поэтому люди называли ее фанатичкой.
Что было еще хуже, даже те, кто молился тому же богу, смотрели на нее с презрением.
Но в фанатичке не было ненависти к людям.
Они ненавидели ее лишь за то, что ее вера была еще слаба.
Она была недостаточно набожной. Вот и все, проще некуда.
Фанатичка не сдавалась, старалась еще сильнее.
Она стремилась к чудесам, сотворенным ее предками, и воссоздала каждое из них.
Но ее вера все еще была слаба.
Очень, очень слаба.
…по крайней мере, именно это фанатичка слышала, когда мир кричал на нее.
Все верующие начали избегать фанатичку.
- Моя вера слаба.
- Моя вера слаба.
- Моя вера слаба.
В конце концов, она не могла что-либо сделать. Она жила как фанатичка и умерла как фанатичка. Не как мученица. Она прожила пустую жизнь и исчезла.
И все же, фанатичка не обижалась на мир.
Она стыдилась своей слабости и вновь отдалась водовороту веры.
Фанатичка не чувствовала ненависти к людям. Лишь божества язычников пробуждали в ней гнев.
Так жила фанатичка, безнадежная в глазах обычных людей.
Вот и все.
Здесь ее история должна была подойти к концу.

…пока фанатичку не избрал фальшивый Святой Грааль.

XX


Ночь – Восточный Сноуфилд – Район болот

Район болот раскинулся к востоку от центра города. Здесь было множество кристально-чистых озер, между которыми располагались бессчетные болота. Район прорезали прожилки дорог.
Из всех земель, окружавших город, восточный регион – район болот – был наиболее развитым, но, несмотря на всепожирающую цивилизацию, здесь нашлось местечко точкам для рыбалки и загородным домам.
На одном из островком земли стоял большой дом.
Здесь был установлен барьер. Даже если обычный человек найдет этот дом, то не сможет пробудить в себе любопытство и уйдет прочь.
С точки зрения архитектуры дом был полной безвкусицей. В сравнении с пансионом, стоявшим на берегу чуть к западу, он был слишком готическим, в черных и серых тонах.
И…
В подвале дома собралось множество магов. Они только что закончили ритуал призыва.
Он увенчался успехом.
Осталось лишь утвердительно ответить на вопрос Слуги и тем самым заключить контракт.
Но…

- Это странно.

Призыватель, маг по имени Джестер Картур, насмешливо уставился на призванного Слугу.
Рядом присутствовало около десяти его учеников.
И в центре круга для призыва стояла фигура, которая явно не была ни человеком, ни магом.
Устрашающая атмосфера, бесконечно глубокая и чистая, исходила от одинокой женщины, замотанной в черные одеяния.
С виду она была довольно молодой, но было сложно сказать, поскольку ее лицо было обращено к полу.
И тогда Джестера посетило нехорошее предчувствие.
- Ритуал должен был призвать Ассасина.
По большей части, выбрать класс, в котором будет призван Слуга, невозможно.
Но есть исключения.
Если приготовиться должным образом и прочесть нужное заклинание, можно призвать либо Берсеркера, либо Ассасина, каждый из которых обладал для этого определенной особенностью.
Соответственно, Джестер решил призвать Слугу класса Ассасин.
Из-за самой их природы лишь немногие из Героических душ могли быть призваны в этом классе, и, на первый взгляд, существо в центре круга было из их числа, но…
- Я полагал, что Ассасины всегда носят белую маску-череп…
Все Героические души класса Ассасин кутались в черные робы и скрывали лица маской-черепом. Джестер узнал это из своих исследований.
Но женщина перед ним хоть и была в черном, но не носила маску. Между слоями ткани виднелось ее настоящее лицо.
- В таком случае, может, мне стоит задать вопрос…?
Джестер впервые участвовал в Войне за Святой Грааль. Разумеется, эта Война была лишь имитацией с самого начала. Предсказать то, как она дальше будет отличаться от японской Войны, было невозможно.
В первую очередь, было странно, что стороны, стоявшие за этой Войной – звезды представления – еще не раскрыли себя. Джестер предполагал, что в создании чего-то, столь грандиозного, не обошлось без Айнцбернов, но он не чувствовал магов, которые могли бы принадлежать этой семье.
Возможно, они хорошо скрывались… или же наблюдали издалека.
Отбросив сомнения прочь, Джестер принялся ждать следующего шага Слуги.

И затем… женщина в черном подняла голову. Очертания Джестера отразились в ее зрачках.
- Я спрашиваю тебя…
Ее взгляд по силе не уступал ее угрожающей атмосфере: глубокий и бесконечно черный, чистый и незамутненный.
Маг нехотя издал тихий смешок, ожидая дальнейших слов Слуги.
Она потерла ткань, прикрывавшую ее рот, и произнесла, сознательно и деликатно:
- Ты… маг… призвавший меня… чтобы заполучить Святой Грааль?
Услышав, наконец, ее голос, Джестер почувствовал облегчение и выступил вперед. Сияя новообретенной уверенностью, он распростер руки, словно приветствуя ее в этом мире.
- Да, это я…

[......Обманчивое сердцебиение......]

Едва она произнесла это, время остановилось.
Джестер почувствовал легкое прикосновение к груди. Он опустил голову и увидел…
---Что эТо?
И зАтеМ… он уВидел пЕРед егО грудЬю неЧТо, и ЗАМЕТиЛ, ЧтО оНо сЖИмаЛо чтО-То краСНоЕ, И поНял, ЧТО Это БыЛо ЕГО сердцЕ. И…….
Он так и не поднял голову. Тело Джестера рухнуло на землю.
- Как…?!
Увидев, как тело их учителя в один миг стало безжизненной грудой плоти, ученики Джестера запаниковали. Их выпученные глаза взирали на разворачивающееся зрелище.
Из спины женщины выросла третья рука, красного цвета. Она потянулась к груди Джестера…
Как странно. Эта красная рука уже сжимала сердце… и затем раздавила его.



Взгляды оставшихся магов метались между женщиной и телом учителя. Они разъяренно закричали:
- Н-негодяйка!
- Что ты сделала с Лордом Джестером?!
- Разве ты не Слуга?!
Поддавшись панике, маги начали доставать оружие и фокусировать свою магическую энергию.
Без всякого выражения взглянув на учеников Джестера, женщина в черном произнесла лишь одно.
Воистину, это было эфемерно.
- У бога нашего всесострадательного… нет чаши…
Может, они услышали ее, может, нет. Так или иначе, один из учеников вытащил магический с виду кинжал и устремился к женщине, желая вонзить оружие ей в спину.
И затем…
Влажный, неестественный звук эхом разнесся по помещению, когда ее плечи начали искажаться.

[......Гротескный кибер-разум......]

Его голова разлетелась в клочья в сопровождении громкого звука взрыва. Она словно сама стала бомбой.
Услышав взрыв и увидев вспышку света, маги съежились от страха.
Погибло лишь двое… но этого им хватило, чтобы убедиться, что против них выступил самый настоящий Слуга, существо, перед которым они были совершенно бессильны.
- Я очищу… нечестивых магов… - медленно произнесла она, замерев на несколько секунд.
Женщина словно давала магам шанс убежать… но они не спешили. Как один, они отпрыгнули назад и обрушили на нее всю силу своей магии.
Узрев столь жалкое зрелище, женщина покачала головой с едва ли не унынием в глазах…
…и без всякого намека на жалость произнесла слова силы.

[......Иллюзорная эпендима......]

И… в подвале воцарилась тишина.
Слугу в черном окружали трупы.
Всех магов, пытавшихся сразить ее магией, по непонятной причине объяло собственное могучее пламя. Их останки были разбросаны по полу.
Единственной, кто знал, что произошло, была Слуга. Не проронив ни слова, женщина поспешила вверх по ступеням, прочь из подвала.
Она перешла в призрачную форму, не видимая ни для кого…
И исчезла в ночной тьме. Она, та, у которой когда-то не было направления в жизни, наконец, обрела четкую цель.

XX


Фанатичка искала доказательства.
Доказательства того, что она действительно была человеком веры. Доказательства, что она была одной из людей Аллаха. И больше ничего.
Лишь намного, намного позже она поняла, что ее поиски сами по себе свидетельствовали о ее слабой вере.
В юности она закалила себя, чтобы заслужить имя… имя, которое стало бы доказательством ее веры.
Ради этого ей необходимо было обрести силу, необходимую, чтобы совершить божественное чудо.
Но необходимо было лишь одно конкретное, особенное чудо.
Воскрешение из мертвых, быстрое и надежное; чудо, грандиознее которого не ведали зиндики или мохаребехи.
Она принадлежала к секте, преследовавшей подобные чудеса: Хашишин, культ, религиозный по самой своей природе.
Однако, даже в самых внутренних кругах культа ее называли самой фанатичной из всех.
Все предыдущие предводители культа совершали чудо, несущее имя Шайтан, и тем самым заслуживали свой титул.

Каждый из них был шокирован ее деяниями.
Никто не был готов поверить в увиденное.
Она была юной девушкой, всего лишь агнцем…

Как она смогла обуздать все чудеса, совершенные восемнадцатью предыдущими предводителями?!

Без сомнения, она закалила себя поистине Геркулесовыми усилиями.
И даже говорить не стоило, что она при этом пролила немало своей чистой, незамутненной крови.
И все же, люди секты не признали ее как предводителя.

- Чего ты добилась? Лишь сымитировала уже совершенные чудеса. Это всего лишь повторение. Все потому, что твоя вера слаба, и ты не можешь сотворить чудо своего собственного замысла.
Она определенно была талантливой.
Талантливой настолько, что освоила способности всех предводителей прошлого. У нее была сила вынести боль, через которую она прошла, укрощая свою плоть. У нее была воля, которая помогла выстоять перед всеми трудностями. Но она не была наделена талантом создать чудо собственного изобретения.
Это была лишь половина проблемы. Второй половиной была ее способность освоить так много чудес, тогда как лишь на одно у любого другого ушла бы вся жизнь. Люди может даже боялись ее, зная, что ей удалось достичь этих чудес всего лишь за несколько лет.

- И поэтому твоя вера слаба. Мы не можем передать титул предводителя такой, как ты.
Этот довод был всего лишь софистикой. Но она все равно приняла его всем сердцем.
- Вот как. Моя вера недостаточно сильна.
- Как же многому мне еще надо научиться. Я навлекла позор на чудеса предыдущих предводителей.
Она ни на кого не обиделась. Лишь продолжила закалять свои способности.
И когда был избран новый предводитель – Столикий…

Она увидела, что он был способен на все, чего не могла она. Но она не завидовала ему. Она лишь чувствовала стыд за свое отсутствие набожности.
В конце концов, фанатичка так и не нашла доказательства своей вера и сгинула в тумане времени.

Или так оно должно было произойти…
Но, что за причуда судьбы! Когда ее призвал человек по имени Джестер, Святой Грааль даровал ей знания о мире и тут же указал на ее предназначение.
Она должна обратить святой Грааль – этот символ ереси – в ничто. Это было все, чего она желала.
Но, хоть ей и было ведомо, что все предводители прошлого стремились к этому…
Она чувствовала лишь скорбь.
Она не несла обиду на предводителей, не поносила их.
Без сомнения, их вера была сильнее ее собственной. Даже сейчас они были достойны ее уважения.
Ее ненависть была направлена на то, что сбило их с пути: Война за Святой Грааль.
Она должна была положить этому конец. Она в спешке продиралась сквозь тьму ночи, спеша найти святой Грааль.

Учитывая, что она убила всех тех магов, у нее скоро не останется магической энергии.
Женщина все еще получала энергию, но она текла тонкой струйкой.
Когда поток энергии остановится, она исчезнет.
Это произойдет через несколько дней? Часов? Секунд…?
Но это было не важно.
До последней своей секунды,
Даже если ее тело было лишь призраком…

Безымянный Ассасин не будет ставить под сомнение свое предназначение.
Веря, что благочестие, по крайней мере, таких же верных Аллаху, как она, будет вознаграждено,
она без всяких колебаний нарекла Святой Грааль своим врагом.

XX


Несколько минут спустя.
В подвале загородного дома, где призвали безымянную Героическую душу, не было ни одной живой души, одни трупы.
В моменту ухода Ассасин эта истина лишь укрепилась.

- Кха!

Раздался чистый смех.
Но истина не изменилась.
В подвале не было ни одной живой души, одни трупы.

- Кха! Ха хахахахаха!

Смех эхом разнесся по подвалу. Казалось, смеялось дитя, ликующее всем сердцем; но, в то же время смех был искажен… извращен.
Но истина по-прежнему не изменилась.
В подвале не было ни одной живой души, одни трупы.

- Ого! Какой сюрприз! Подумать только, Грааль подсунул мне столь эксцентричную особу!
Мужчина вскочил на ноги, словно чертик из коробочки. На его правой руке все еще сияли командные заклинания.
- Как прекрасно…
- Я планировал пробудить Паука силой Грааля и наблюдать за тем, как этот скучный мир будет уничтожен, но…
- Понятия не имел, что у меня еще остались «эмоции»… эти вестники человечности!
Он дрожал, охваченный эмоциями…
А истина оставалась все такой же.

В подвале не было ни одной живой души, одни трупы.
Учитывая сложившуюся истину, это значило лишь одно. Маг Джестер Картур, который сейчас задыхался от эмоций, был трупом.
- Какой пафос! Какая красота! Как очаровательно, блистательно, изысканно, живописно, мило! О, какую же трагическую ошибку я допустил… Когда однажды у меня было так много времени и так мало дел, я должен был постичь Ars Poetica! Не могу подобрать слова, чтобы описать ее благочестие!
Не обращая внимания на разбросанные по подвалу тела, Джестер начал расстегивать рубашку. На его голой груди возникли магические символы, совершенно не похожие на командные заклинания.
Это было кольцо из шести красных знаков, по форме схожее с барабаном револьвера.
Однако, один из знаков – ближайший к его левой груди – почернел.
- Она сокрушила мое концепт-ядро с такой легкостью! Я был осторожен, как никогда, но ей было все равно! Своей рукой она может обратить в ничто существо даже сильнее меня!
Джестер прикоснулся к потемневшему знаку, и его палец погрузился в грудь. Что странно, из знака не упало ни капли крови. Он погрузил свою руку по самое запястье в эту мутную топь цвета сырой плоти и вцепился в собственные внутренности.
- Моя душа мага была полностью уничтожена.
Затем, словно шестерня, или, скорее, словно барабан револьвера, шесть знаков повернулись. Потемневший знак сместился к боку, ее место на груди заняла новая красная отметина.
И затем, едва шесть знаков сменили положение, его тело и лицо начали пульсировать. Спустя мгновение, он уже выглядел как совершенно другой человек.
Он извлек палец из груди и коснулся им потемневшей отметины на боку. В экстазе он потер ее пальцем.
- Это концепт-ядро защищали бесчисленные слои защитной магии. И несмотря на это, она проломила их все своей красной рукой. Ее пальцы достигли самого ядра моего естества… Рука, такая простая, и, в то же время, такая дьявольская! И еще – нет, поэтому! – она прекрасна! Благородный Фантазм – что за чудо!
Он продолжал говорить с трупами, разбросанными вокруг, чистым резонирующим голосом. Разумеется, они не отвечали.
- Я удивлен, что она смогла использовать столь ужасающую технику без колебаний так много раз. Будь у нее доступ к энергии любого другого мага – обычного, не такого, как я… она бы израсходовала ее всю в мгновение ока.
Он улыбнулся, сверкнув необычно острыми клыками, в сторону алтаря из тел и продолжил говорить сам с собой гремящим – практически завораживающим голосом.
- Полагаю, я еще не совсем устал от этого мира… Эта прекрасная Ассасин! Ее благочестие! Я не могу позволить ей исчезнуть без имени!
Это… были слова, которые могли произнести лишь те, кто видел ее прошлое.
Через связь Мастера и Слуги, первый мог видеть мысли и воспоминания второго в виде снов.
- Разумеется, нет! Кто осмелится дать сгинуть в небытие такому добру?!
Если Джестер говорил правду, это значило, что он узнал о ее вере через сон, пока лежал мертвым, но…
- Я дам тебе имя! Твое прекрасное лицо; прекрасная душа; прекрасная сила; твоя прекрасная вера… Я оскверню их, развращу, умалю, искажу, унижу их все! Разве найдется удовольствие лучше этого?!
Он рассмеялся всем сердцем. Его лицо приобрело нехороший оттенок.
- О наслаждение! О непостоянство! О красота! Я заставлю эту прекрасную Ассасин склониться передо мной и разрушу ее веру! А когда я выпью последнюю каплю ее силы… о, что это будет за зрелище!
Сердце Джестера билось в эйфории, когда по земле от его ног начала расползаться тень.
Она была глубокого красного цвета – как знаки на его груди.
Окружив тела учеников Джестера, тень отделилась от земли и стала багряной волной, захлестнувшей трупы.
И затем тень вернулась в тело Джестера. Ее цвет был глубже прежнего.
За несколько секунд от тел остались лишь скелеты.
- Святой Грааль? Разрушение мира? Это тоже чудесно! Допускаю. Но что за мелочь! Они меркнут в сравнении с ней!
И затем…
Он, живой труп – вампир – пришел в экстаз, представляя вкус крови Слуги, в то время как глаза его ярко светились жизнью.
- Мы с тобой оба еретики в этих землях, так что будем лучшими друзьями! Ха… Хахахахахахахахахахаха!

И так, даже не заключив нормального контракта…
Мастер Слуги класса Ассасин вдохнул в Войну за Святой Грааль ядовитую тьму.
Он смеялся, смеялся и…
 
Rayner_FoxДата: Среда, 19.08.2015, 21:44 | Сообщение # 5
No
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 5883
Награды: 35
Репутация: 45
Offline
Акт 4: Кастер


В комнате было темно.
Через небольшую щель в жалюзях была видна крыша соседней высотки.
Судя по фону за высоткой, было похоже, что комната находилась гораздо выше нее и располагалась где-то в центре Сноуфилда.
За окном сияли звезды.
Комната, освещенная бледным звездным светом, чем-то напоминала современный офис.
Во всем, начиная от рядов столов с компьютерами и заканчивая кондиционером на потолке, не было ничего необычного. Можно было с легкостью забыть, что эта комната тоже была частью сцены, на которой развернулась Война за Святой Грааль.
Ни одна из флуоресцентных ламп не была зажжена. Во мраке раздался величественный голос мужчины-лидера…
…как будто говоря, что этот город сам был Войной за Святой Грааль.
- Что ж, ладно… похоже, остальные пять Слуг были призваны, - многозначительно произнес он.
- Это так. На данный момент, нам удалось установить личность только одного Мастера, Тины Челк, заключившей контракт с Королем героев. Нам не удалось связаться с мистером и миссис Куруока, которые хотели присоединиться к нам. Мы также осведомлены о множестве других магов в городе, но, к сожалению, установить, кто из них владеет командными заклинаниями, не удалось.
- Вот как, - отозвался мужчина с едва скрываемыми расстройством и разочарованием в голосе. –Система наблюдения за всем городом оказалась на удивление бессильной.
Другой мужчина спокойно продолжил свой доклад:
- Мы наблюдали за одним магом, который прямо в парке, средь бела дня показал свои командные заклинания и призвал Слугу. Однако, Слуга произвел некую необычную иллюзию, не раскрыв себя. Тем самым, он избежал внимания нашего агента, который был неподалеку, замаскировавшись под обычного жителя, загорающего на солнце. Поначалу, мы думали, что этот маг – идиот, но он оказался довольно способным.
- И вы не установили личность Героической души? Ничего?
- Боюсь, нет. Кроме того, в отношении первой призванной Героической души – хоть призыв и состоялся прямо в городе, нам не удалось что-либо понять из данных наблюдения. Мы уверены, что Героическая душа была призвана, но больше нам ничего не известно, даже место проведения ритуала.
- Хм… Полагаю, это дело рук той правительственной шайки, судя по тому «заявлению».
Должно быть, он имел в виду то, что произошло между Фалдеусом и Ронгаллом несколько дней назад.
Однако, другой мужчина, его подчиненный, отрицательно покачал головой.
- Боюсь, вряд ли. Первый призыв состоялся именно в тот момент, когда они сделали свое заявление.
- … В таком случае, первый призыв скорее всего был совершен семьей Куруока, - он бесшумно встал с кислым выражением лица. – Быть по сему. В любом случае, самой большой проблемой является Король героев. Нам надо лишь избавиться от него.
- Есть.
Тишина уже начала опускаться на комнату… как вдруг зазвонил телефон.
Главный мужчина нехотя снял трубку и деловито произнес:
- … это я.
<<Че почем, братан! Как делишки?>>



Мужчина нахмурил брови.
- Кастер. Чего ты хочешь? – ответил он.
<<Да ладно, мужик, ты чего! Слышь, я тут зомбоящик смотрел, и знаешь че?! Они сказали, что некоторые местные бабы берут за ночь миллионы баксов! Это законно?!>>
- …что, если так?
<<Слышь, сними мне одну на сегодня. Выручи братюню.>>
Мужчина на другом конце провода был прямолинеен. Очень прямолинеен.
- Я тебе не брат, - у главного дернулась щека.
<<А че так, мужик? Неужто забыл, как мы на крови поклялись?! Мы братья по крови! Мне нравится, как это звучит… братья по крови. Я пошарил в Интернете – похоже, народ в Скандинавии периодически такую хрень делает. Во, что нарыл!>>
- …Ты, Героическая душа, заключил контракт со мной, твоим Мастером. Это точно описывает нашу связь, - у главного задергался глаз, его хватка на телефонной трубке все усиливалась.
На тыльной стороне его ладони отчетливо виднелись командные заклинания.
В таком случае, мужчина на другом конце провода, должно быть, его Слуга. Странно, что они были так далеки друг от друга, как в физическом смысле, так и в смысле их отношений. То, что Мастер и Слуга общались по телефону, было очень необычно.
Слуга проворчал <<Ты просто не въезжаешь, мужик>> и тут же затараторил, видимо, желая надавить на Мастера:
<<Не пойми меня неправильно, лады? Моя работа – создавать Героев. Сам же я ни фига не Герой, это уж точняк. Но если хочешь относиться ко мне как к герою, то пожалуйста. Особенно, когда дело касается дамочек. Нет, погодь, если подумать, то, разумеется, я герой! То есть, сам подумай – как может мужик чпокать сотни цыпочек и стругать тысячи детишек и не быть при этом Героем вечных девственниц!>>
- Заканчивай со своими неправдоподобными байками. Если у тебя есть время на ложь, значит, работа простаивает. Возвращайся к своим обязанностям.
<<Хосспади! Мне и дальше этим заниматься? Войди в мое положение, мужик! Слушай. Все, что я хочу от Святого Грааля, это вкусная еда и горячие девочки. Но что еще важнее, я хочу посмотреть, какая из этой войны получится драма и что случится с ее участниками в конце. Вот и все! Но такими темпами у меня чердак уплывет от всей этой работы еще до конца войны!>>
Главный вздохнул и утешил Кастера, вняв его жалобам:
- Я приготовлю для тебя еду и женщин. А теперь, как можно быстрее возвращайся к работе. Создавай еще более величественное оружие.
<<Мужик, ну ты и зануда. Знаешь, вообще-то это даже не моя специальность. Не забывай этого, лады? Кроме того, если тебе нужен подельщик, то есть люди поискуснее меня! Вчера я ползал по сети и вычитал про мужика по имени Элмир де Хори. А, еще я слышал слух – предположительно, есть еще один парень, который может использовать какую-то супер-ультра-крутую магию, чтобы копировать вещи раз за разом!
- Обычные копии нам не нужны. Подделка, не способная превзойти оригинал, будет бесполезна против Короля героев.
<<Ха! Значит, тебе нравятся мои приспособления?! Я так счастлив, сейчас разрыдаюсь. А вот хрен тебе! Обломись! Мудила. Если бы я знал, что все так обернется, то не стал бы шутить о том, что мои истории лучше правды, когда поднялся весь этот гам о подделывании. В смысле, это же полное дерьмо. Это было сто лет назад. Я вовсю резвился с Клеопатрой и Ян-гуйфей, и тут приходишь ты и вытаскиваешь меня из постели! Посмотри на меня сейчас! Я тут горбачусь, делаю твою грязную работу! Я не такого ожидал, мужик! Это же чушь. Кто захочет слушать такую историю?! Отвяжись!>>
- Не пойми меня неправильно. Я выбрал тебя не за анекдоты о твоей жизни. Все довольно просто – я верю, что у тебя есть сила создавать истории которые превосходят даже величайшие легенды прошлого. И сила придавать им форму, - сказал мастер, усмиряя его разочарование. Он сразу же понял, что рассказы Кастера были полны лжи.
<<Ха! Слушай, братан, мне начхать на твои комплименты. Эй, я придумал! Возьми свои комплименты и… напиши на их основе книгу! И затем прочти ее своей старушке. Пока я буду кувыркаться с ней в постели! …Слушай, если ты серьезно соберешься это делать, то сначала покажи наброски мне. Видишь ли, править дерьмовые тексты у меня получается гораздо лучше, чем писать легенды, так что………>>
Не дослушав Кастера, мужчина повесил трубку.
Поток слов иссяк, и комната вновь погрузилась в тишину.
Он продолжил говорить, словно беседы с Кастером никогда и не было:
- Гильгамеш, Король героев… Похоже, его безымянный меч и бездонная сокровищница доставят нам кучу хлопот.
Мужчина вновь встал со своего кресла и медленно начал вышагивать по комнате, заведя руки за спину.
- У меня нет иного выбора, кроме как задавить его числом до того, как он достанет свой меч. Мы должны использовать все доступные средства, чтобы ослабить его… и затем убить, с почестями.
С каждым шагом он оставлял могущественную – даже угрожающую – ауру. Словно сама тьма мерцала цветом крайности.
- Однако, лишь количества будет недостаточно, чтобы победить его. В конце концов, не говоря о невосприимчивости к физическим атакам, Героические души несравненно сильнее даже лучших атлетов. Разумеется, Кастер, которого я призвал, исключение. Следует думать, что в потасовке даже я буду лучше него… но сейчас не это моя проблема.
Он покосился в сторону, словно сказав что-то лишнее, затем взял себя в руки и продолжил вышагивать по комнате.
- Опять же… что если люди смогут научиться пользоваться Благородными Фантазмами?
В контексте Войны за Святой Грааль «Благородный Фантазм»был практически богоподобной способностью, которой обладал каждый Герой. Взять, к примеру, меч Ама-но-Муракумо из легенды о Ямато Такеру. Он, как и все Благородные Фантазмы, является символом Героя, который им обладает, и высвобождает могучие силы своего владельца.
Естественно, такие вещи не найдешь на дороге и не купишь в оружейном или антикварном магазине. Воистину, едва ли будет преувеличением сказать, что призыв Слуги равносилен призыву Благородного Фантазма. Такова невообразимая сила Фантазма – дикой карты, которая может переломить ход битвы.
- Кроме этого, полагаю, что каждое такое оружие значительно сильнее, чем оригиналы, на которых они основаны. Что тогда?
Забредя глубоко во тьму комнаты, мужчина остановился перед стеной и…
…поднял правую руку, на которой были запечатлены командные заклинания, коснувшись переключателя. В комнате зажглось освещение.

В помещении, внезапно потонувшем в свете…
…выстроились в линию от стены до стены люди. Каждый был одет в черное.
Но это не были черные мантии, обычные для магов, однако… на их поясах висела отличительная часть экипировки, словно символ власти.

Мужчины и женщины не стояли в каком-то определенном порядке. Все они, возможно, человек тридцать, были офицерами полиции.
Каждый стоял по стойке смирно, черные формы излучали впечатляющую ауру. Они сжимали в руках оружие. У каждого разное.
Что за странное зрелище.
Эти офицеры полиции с каменными лицами держали в руках мечи, луки, щиты, копья, цепи, косы, дубины и многое другое. Более того, у каждого на поясе висели наручники и кобура с пистолетом. С таким видом они не вписывались в пределы разумного, скорее в царство абсурда. У одного на плече даже лежала золотая аркебуза. Они словно были эстрадными артистами в полицейском обмундировании. Которые шли на представление, посвященное рекламе туризма в окрестностях Сноуфилда.
Однако, что странно, любой мало-мальски умелый маг не засмеется, а скорее всего упадет в обморок.
Их оружие так и сочилось силой, закаленной магической энергией. Силой, которая словно вытравляла сам воздух этой комнаты.
Эти Благородные Фантазмы все были подделками.
Но даже так они были сильнее своих изначальных легенд.

-----------Клан Калатин: Двадцать семь чудовищ----------

- Это были кельтские воины, скрестившие мечи с Кухулином. Это будет ваше кодовое имя, вступает в силу немедленно.
С удовлетворением глядя на эту впечатляющую, но не вписывающуюся в обстановку силу…
…он, начальник полиции Сноуфилда, распростер руки и заявил следующее:
- Мои слова, может, и значат мало, но, как начальник полиции, я гарантирую. Как маг, я клянусь…

- Вы – правосудие во плоти.

Услышав это, шеренга полицейских в идеальном унисоне щелкнула каблуками. Как один, они отдали честь начальнику полиции, который был их Мастером и, в то же время, их шефом.
При взгляде на это любого проницательного человека настигло бы понимание.
Они не были обычными офицерами полиции: скорее они прошли какую-то особую тренировку, выходящую за рамки их профессии.

Их организация установила «сеть», окутавшую весь город.
Все, что им нужно было от Слуги, это его талант создавать Благородные Фантазмы, в чем ему помогали все их подчиненные-маги.

Другими словами…
Хоть они и были обычными людьми, они нанесут поражение Героическим душам, пошатнув тем самым сами основы Войны за святой Грааль.

Какая судьба ждала их в конце…?
Эту историю человек, призванный как Кастер, еще не закончил писать.

XX


Даже у неписаной истории, однако, есть слушатели.
Стоило полицейским удалиться, как по комнате эхом разнеслись звуки изысканного рукоплескания.
- ...Что ты здесь делаешь? - не поворачиваясь, с досадой проворчал начальник. Его голос, в котором чувствовалось очевидное отвращение, был настолько мрачным, что, казалось, мог содрогнуть до основания душу небольшого животного.
После этих слов из тени возникло лицо той, что хлопала в ладони.
- В чем дело? Такое ощущение, что ты мне не рад. Неужели мне нельзя заскочить к тебе просто так?
Внешне девочке было лет немного за десять. На ней было платье в стиле готической лолиты с преобладающими черными и белыми тонами, а в руках она сжимала чрезмерно украшенный зонтик, несмотря на то, что находилась в помещении.
- По крайней мере, здесь не место посторонним.
- О, значит, я теперь посторонняя? Что-то ты стал слишком заносчивым для новичка.
Хихикнув, девочка покрутила своим зонтиком. Несмотря на сварливые замечания, она, судя по всему, пребывала в хорошем расположении духа.
- И все же это был просто шедевр. Как ты сказал? "Вы - правосудие во плоти". Что за представление. Если бы я присуждала "Золотую малину", то без всяких колебаний отдала бы тебе премию за худшую мужскую роль.
- Я не пытался устроить представление. Лишь констатировал факт.
- О? Что я слышу? Неужели ты всерьез веришь, что олицетворяешь правосудие? Ты один из тех, кто затеял эту великую аферу, помни.
- Это так, - неустрашимо произнес начальник, и девочка расхохоталась.
- Ого! Мне бы такую наглость! Это не очень-то патриотично, разве нет? То есть, если бы ты действительно любил эту страну, то не называл бы все это "праведным"!
- Может, я и не патриот, и не благочестивый слуга Господа, но я горжусь тем, что мои действия есть лишь результат убеждений.
Говоря так, словно он пытался убедить, скорее, самого себя, чем девочку, начальник продолжил:
- Разумеется, я не буду заявлять, что наше правосудие способно сравниться с таковым у Грааля. Если того потребуют обстоятельства, мы можем стать врагами не только Ассоциации и Церкви, но и самой системы Войны за Святой Грааль.
- Не волнуйся ты так. Рулер не будет присутствовать на этой войне, - сказала девочка, махая рукой и тем самым будто насмехаясь над словами начальника, которые он произнес с такой решимостью.
- Что?
В следующий миг тон улыбки девочки внезапно изменился.
- И даже если Рулер появится после того, как эта затея перерастет в настоящую Войну за Святой Грааль, будет уже слишком поздно.
Ее улыбка все еще была невинной, но теперь девочка походила на жестокое дитя, ритмично давящее своей туфлей вереницу муравьев.
- Война за Святой Грааль города Сноуфилд перерастет из фальшивой в настоящую и отклонится от первоначального курса. Когда это произойдет, Рулер не сможет остановить это или даже вмешаться. Мы будем издеваться над Войной за Святой Грааль, как нам захочется! - триумфально продолжала она, утопая в экстазе. - Разве ты не видишь, как это замечательно? Никогда не думала, что у меня появится еще один шанс поиграться с этой святой девой, после чего обратить ее в кучку пепла, которая даже на свиные помои не потянет! О, это невероятно! Надеюсь, Рулер появится! У меня не получилось сломить ее дух тогда, но в этот раз ей не удастся заполучить лавры героя! Она сгинет как Рулер, который не смог исполнить свой долг! Уверена, уж это ее точно проймет!



В этот момент ее улыбка вдруг стала такой же, как прежде, а возбуждение угасло.
- Тебе не кажется, что это просто замечательно? - спросила она начальника.
Его ответ, однако, был краток.
- ...Я сделаю это, если потребуется, но не считаю сей поступок похвальным.
- Ты слишком скован. Прямо сама правильность, никакого разнообразия, - поддразнивающе произнесла девочка, крутя в руках зонтик. - Разве ты еще не устал строить из себя героя? Знаешь, все гораздо проще, когда знаешь, что ты злодей. Что бы ты ни делал, от всего можно отмахнуться словами "Потому что я плохой". Или же "Потому что я безумец". Безумствовать тоже очень просто.
Затем, злобно прищурившись, девочка добавила последнее, саркастичное замечание:
- Ой, с правосудием ведь все точно так же! Прости!
Сказав это, девочка развернулась, чтобы уйти, но вдруг резко остановилась, оглянулась и спросила начальника:
- Ах да, мистер Фальшивый Кастер ведь хотел женщину? Почему бы мне не составить ему компанию?
- Возвращайся в штаб-квартиру. Без ненужных изменений маршрута.
Получив ответ, сочащийся крайне напряженной, практически убийственной яростью, она пожала плечами и вновь повернулась к начальнику спиной.
- Да, да, буду ждать свой черед, как послушная девочка...

После того, как она открыла дверь и покинула помещение, начальник плюнул, словно ядом:
- Строй из себя главную, пока можешь, старая сучка.
Но на его лице не было ни улыбки, ни самообладания… Любой, кто увидел бы его сейчас, воспринял бы это, как слова того, кто не умеет проигрывать.
Но даже если бы это было так, его разум остался бы незамутненным. Его убежденность уже давно стояла выше гордости и даже собственной жизни.
 
Rayner_FoxДата: Пятница, 21.08.2015, 22:21 | Сообщение # 6
No
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 5883
Награды: 35
Репутация: 45
Offline
Акт 5: Райдер


В заключение, «он» был существом настолько чуждым, насколько только мог.
«Он» был призван на эту фальшивую Войну за Святой Грааль как Слуга класса Райдер.
«Его» существование было доказательством того, что эта Война являлась фальшивкой; доказательством, что цель этой Войны меньше всего была достойна названия «Святой Грааль».
Лишь по названию «он» был Героической душой, «он» ни в коей мере не был Героем.
Значит, Мстительный дух? Демонический дух? Нет. Ни то, ни другое «ему» не подходило. В некоторых местах его описывали как «проклятье», тогда как в некоторых религиях «он» считался «божественной карой».
В Войне за Святой Грааль Слуги избираются из прошлого и будущего – из всех временных эпох человеческой истории.
Классы, в которых призываются Слуги, выходят за пределы времени. Может быть призван Герой прошлого, известный лишь по мифам и легендам, как и Герой из будущего, еще не родившийся в этом мире. Если бы Война за Святой Грааль существовала во времена Амакусы Широ, он, возможно, смог бы даже призвать самого себя из будущего, в котором он станет иконой героизма.
С этой точки зрения… «он» существовал с незапамятных времен и скорее всего будет существовать в далеком будущем. «Он» жил меньше и, в то же время, дольше всех.
И поэтому, «он» - существо с физическим присутствием, хоть и не Героическая душа…
Даже в этот самый момент нет сомнений в том, что «он» продолжает забирать жизни обитателей этой планеты.
Воистину, возможно, тем самым «он» «сам» может предоставить пищу для жизни, чтобы все начать заново.

XX


Как прекрасно.

Такова была мысль одной девочки, пока она смотрела на то, что раскинулось перед ней.
Это был знакомый ей город.
Это был город, в котором она выросла. Множество зданий возвышалось над ней, царапая своими верхушками бескрайнее небо с такой силой, что, казалось они были готовы поглотить и ее тоже.
Здесь, недалеко от центра города Сноуфилд, пересекались две главные дороги «север-юг» и «запад-восток». С высоты небес они были похожи на огромное распятие, связующее звено всего города.
Случайный наблюдатель, видевший лишь эти большие дороги, вполне мог бы представить, что находится в городе столь же большом, как Нью-Йорк или Чикаго. Действительно, эти дороги уходили за черту города и вклинивались в разнообразное природное окружение Сноуфилда с таким рвением, словно доказывали, что являются его частью… нет, что они по сути были кульминацией, совершенством всей природы.
Но… что-то было не так.
И девочка считала этот город, в котором выросла, прекрасным именно потому, что что-то было не так.
Она стояла в центре огромного перекрестка, который сам по себе был центром города.
Это был оживленный перекресток, который пешеходы могли переходить как угодно… но, разумеется, в определенный момент поток машин возобновлял движение, вынуждая горожан освободить дорогу.
И все же она стояла там более десяти минут.
Огни светофоров прошли по своему циклу уже много раз.
Но… стояла тишина. Ей не просигналила ни одна машина.
И так оно и должно было быть…

…поскольку поблизости не было ни одного человека.
Пустой перекресток.
Дорога, свободная от машин.
Она заметила, что было так тихо? Опять же, заметила ли она даже отсутствие запахов?
С середины проезжей части было отчетливо видно, что на дорогах не было ни одной живой души.
Девочка представила красный ковер цвета асфальта, самую противоречивую вещь. Она была поражена красотой скопления высоких зданий перед ней.
В отсутствие людей бетон – символ человечества – казался прекрасной частью природы, возвышавшейся из земной тверди.
Если бы здания были деревьями, каким же гармоничным и огромным лесом был бы этот город. В таком случае башня мэрии, самая высокая из всех зданий, была бы самым древним древесным старцем из всех.

Она не знала, почему была здесь.
Поэтому она бродила по городу в поисках ответа.
Но это навевало на нее печаль.
Хоть она и находила этот мир прекрасным без людей, ей было одиноко.
Поначалу она не чувствовала ничего, кроме одиночества, но через несколько дней привыкла к этому.
Действительно. Она блуждала по этому пустому городу очень, очень долго.
Где-то через три месяца она перестала считать дни.
Ее ни разу не мучил голод, хоть она и не знала, почему. Днем она бродила по городу, а с закатом засыпала.
Ночью в пустых зданиях зажигались огни. Она смотрела в ночное небо, звезды успокаивали ее. Мало что могло быть тревожнее, чем вид огней в безлюдных домах, но она уже давно привыкла к абсурдности города без людей.
Когда одиночество покинуло ее сердце, оставшуюся после него пустоту заполнило удовольствие, которое она чувствовала от пребывания в пустом городе.
Побродив какое-то время по городу, она легла прямо посреди перекрестка и праздно устремила взгляд в ночное небо.
- Папа. Мама.
Перед ее внутренним взором возникли лица родителей.
- Мне жаль. Я не смогла сделать это правильно.
Ее первым инстинктом было извиниться.
Но затем она поняла, что не сделала ничего, за что стоило бы извиняться, и…
В ней проснулись две старые эмоции.

Первой было одиночество, вытекающее из невозможности встретить кого-либо.
Второй же…

XX


Центральная больница Сноуфилда.

Огромное, выкрашенное в белый цвет здание стояло в центральном районе города Сноуфилд.
На первый взгляд, оно походило на музей искусств. Но на деле, однако, это была большая больница, снабженная самым продвинутым оборудованием в городе.
Это был замок излечения. Множество больных стучало в его двери в поисках лечения у хирургов, психологов и прочих специалистов.
Разумеется, не все приходили просто на процедуры. Многие находились в больнице по иным причинам.

-…Боюсь, я должен вам сообщить, что вашей дочери будет сложно прийти в сознание в нынешнем состоянии, - сказала доктор мужчине и женщине.
Они переглянулись. На вид им было за тридцать, азиаты. Похоже, они были более чем немного взволнованы.
- Наша дочь лежит в больнице уже год… Это признак того, что ее состояние ухудшилось? – спросил мужчина на беглом английском.
- Физических симптомов ухудшения состояния Вашей дочери нет. Тем не менее, чем больше времени человек проводит в коме, тем меньше шанс очнуться от нее.
Пациентка пребывала в коме уже год, но все еще не пришла в сознание. Она вошла в вегетативное состояние. Лишь ее тело продолжало развиваться, да и то медленными темпами.
Ей было всего десять лет и три месяца.
Кто знает, что с ней произошло. Однажды она просто внезапно потеряла сознание и не очнулась, и поэтому родители, ужаснувшись, доставили ее в больницу.
Обследование показало, что ее тело изобиловало поражениями тканей, в частности вокруг черепа.
После биопсии одного из пораженных участков выяснилось, что повреждения вызвал неизвестный штамм бактерий. Доктора запаниковали, опасаясь эпидемии в стенах больницы.
В итоге бактерии оказались не заразны, поэтому то, как девочка сама умудрилась заразиться, осталось загадкой.
Доктора хотели отправить ее в больницу с более продвинутым оборудованием, но по той или иной причине им отказали, и поэтому девочка осталась под наблюдением в этом муниципальном учреждении.
- Мы не выявили никаких изменений в состоянии бактериального заражения. К сожалению, это значит, что бактерии будут продолжать препятствовать церебральным функциям. Повреждения не столь велики, чтобы вызвать некроз, но, тем не менее, они сильно мешают работе мозга, - доктор говорила так успокаивающе, как только мог.
- Вот как… - отозвалась женщина с тревогой в голосе.
- Не забывайте, это не значит, что надежды на выздоровление нет. Были случаи, когда больной провел в вегетативном состоянии десять лет и пришел в сознание. Чем больше мы узнаем о геноме бактерии, тем больше методов лечения нам станет доступно. Прошу, не теряйте надежды.
Она изо всех сил старалась воодушевить их, но…
Отец девочки сник еще сильнее.

- Забудьте про ее сознание… ее репродуктивные функции еще действуют? – спросил он.

- …Прошу прощения?
Сначала она даже не поняла, о чем ее спросили.
Она просто не могла понять, что он хотел сказать этим своим «забудьте про ее сознание». Ненадолго воцарилось молчание.
Вскоре мужчина заговорил вновь, не желая уступать тишине. Он произнес, дополнив свой вопрос деталями:
- Я хочу знать, нормально ли развиваются ее яичники и матка… или, по крайней мере, только яичники.
- Э… ну, пораженные участки тормозят развитие лишь тех участков мозга, где они локализованы, так что они не оказывают никаких неблагоприятных эффектов на другие органы, но… - доктор лишь сказала ему все, как есть, все еще не в силах сообразить, к чему он задал такой вопрос.
Но…
Услышав ее ответ, родители вновь переглянулись. Их лица прояснились.
- Правда?! Что ж, в таком случае, огромное Вам спасибо! Мы продолжим оплачивать ее больничные счета, так что, пожалуйста, продолжайте заботиться о нашей дочери!
- Прошу прощения? Это не… Я хотела сказать…
- Мы очень благодарны Вам, доктор! Видишь, дорогая? Не нужно больше беспокоиться об этом.
- Действительно, милый. Идем… нам нужно приготовиться к сегодняшнему событию.
Молодая пара, оставив доктора в полном недоумении, покинула больницу в приподнятом настроении.
Она понятия не имела, что будет уместно сказать, и поэтому просто молча смотрела им вслед.

- Боже мой… Да что с ними было не так…?
Вероятно, кома дочери совсем довела их. Когда они в следующий раз придут в больницу, она посоветует им обратиться к специалисту.
Размышляя о странной паре, она прошла через внешнюю дверь стерильной комнаты.
После процедуры обеззараживания газом и ультрафиолетом открылась вторая, внутренняя дверь, за которой ее взору предстала больничная койка.
На ней лежала девочка с капельницей для парентерального питания.
На первый взгляд могло показаться, что девочка просто спала, но ее лицо было истощенным и безжизненным, и не похоже было, что она когда-либо придет в сознание.
- …Даже если твои родители бросят тебя, я так не поступлю. Я никогда не откажусь от тебя.
Единственным звуком, который издавала девочка, было ее дыхание. Глядя на нее, доктор с еще большей решимостью начала проверять ее капельницу и жизненные показатели.

И затем… она обнаружила нечто необычное.
- ….о?
Она заметила аномалию, пока разминала неподвижные конечности девочки.
На ее правой руке появилось нечто красное.
- Что… это такое…?
Она пригляделась к руке девочки. Там были багряные символы.
- Татуировка? Но кто…?
Доступ в палату девочки строго контролировался, посторонние не могли просто войти сюда и сделать татуировку. Кроме того… когда она осматривала девочку сегодня утром, то определенно не заметила ничего необычного. По спине доктора пробежали мурашки.
- Это какая-то… шутка?
Хоть она никак не могла знать о существовании магов…

Эти отметины были, без сомнения, командными заклинаниями.

XX


…была смесь боли и страха.
Она была еще очень юна, но когда вспомнила, что родители сделали с ней, когда она была еще младше…
Это определенно не было жестокостью. Скорее рационально примененная любовь.
- Мы сделаем из тебя знаменитого мага.
Говоря эти слова, они осыпали ее любовью. Несмотря на юный возраст, она это понимала.
И все же ее снедала боль.
Боль больбольбольбольбольбольболь преобладала в ее детстве. У нее должны были быть приятные воспоминания, радостные воспоминания и грустные воспоминания, но всех их затмевала непреодолимая боль.
- Мне жаль. Я все сделаю правильно…
Даже пытаясь забыть, она не могла перебороть боль.
Будь это обычная жестокость, она бы просто запечатала это все в себе.
К несчастью для нее, она действительно чувствовала, что родители любили ее.
Действительно, поэтому она не могла сбежать. Ей не оставалось ничего, кроме как терпеть.
С ранних лет она верила, что может отплатить родителям за любовь своими страданиями.

Увы, она не понимала, что родители не любили ее как человека. Они любили ее как сосуд для продолжения рода – как свое будущее в мире магии.
Ее родители заботились о магической родословной, и на самом деле их предки были среди тех, кто выкрал механизмы настоящей Войны за Святой Грааль.
Обретенные знания имели отношение не только к Войне за Святой Грааль. Они также раздобыли систему энтомомантии, принадлежавшую одному магу, и быстро подогнали ее под свои нужды.
Их цель: разработать новый способ модификации плоти с помощью насекомых еще меньшего размера.
После десятилетий проб и ошибок они, наконец, были на пути завершения своей псевдо-энтомомантии.
Они использовали улучшенные магией бактерии, которые должны были пойти на пользу носителю.
Будучи правильно внедренными в тело юного мага, бактерии усилят его Магические цепи. Таков был их план.
Доведя до совершенства свои техники, они выбрали своего первенца в качестве первого подопытного субъекта. Она испытывала ни с чем не сравнимую агонию. Хоть ее тело практически не изменилось, Магические цепи претерпели запредельное усиление.
По мере взросления ее цепи приближались к своему совершенству. Ей оставалось лишь унаследовать магию семьи, после чего их план завершился бы оглушительным успехом, но…
К несчастью, некоторые бактерии вышли из-под контроля, и все еще юная девочка лишилась сознания.
Дабы удостовериться в том, что у их дочери с усиленными Магическими цепями еще будет шанс стать наследницей, они положили ее в больницу. Разумеется, к этому моменту она уже не интересовала их как личность.

И затем…
Все еще не зная, что родители покинули ее, она блуждала без конца по миру своих грез, расщелине между жизнью и смертью.
Возможно, из-за того, что бактерии изменили ее, сны были невероятно реалистичны. Но, в конечном счете, это был лишь мир, в котором она не чувствовала ни вкусов, ни запахов. Это был лишь сон.
- Мне жаль. Мне жаль… Я не хотела…!
Испытывая мгновения своего прошлого, она кричала в этом пустом мире. Ее переполняла магическая энергия, но ей не хватало знаний. Она была ведьмой… бессильной ведьмой.
В своем сне она собирала все свои силы… и кричала. Снова и снова.
Словно желая поддержать ее в этом мире грез, Магические цепи работали на полную катушку.
- Я все сделаю правильно! Я вынесу боль!
И хоть она не знала, что именно должна сделать правильно…
- Поэтому, пожалуйста, пожалуйста не покидайте меня! Не покидайте меня…!

И вдруг… она увидела вспышку света.
Могучий порыв ветра, рев в беззвучном мире.
Она не знала, что происходит. Вскочив на ноги, она окинула взглядом перекресток и…
Дороги покрыл черный туман.
Что-то изменилось, но она не могла понять, что именно. Она просто стояла в отупении, когда внезапно раздался голос.
Это был резкий звук, похожий на гул двух роев насекомых, дерущихся между собой.
И все же это были слова… слова со смыслом.



- Я СПРАШИВАЮ: ТЫ МОЙ МАСТЕР?

Она не могла знать, что эти слова значили, и все же…
Этот Слуга был чрезвычайно странным.
Для начала, у «него» не было личности, как и природы Героя.
В конце концов, «он» не был человеком с самого начала.
Однако, когда Святой Грааль даровал «ему» знания, «он» появился как Слуга, в виде бесформенной разумной массы. У «него» не было ни эмоций, ни внутреннего голоса. «Он» был лишь созданным системой скоплением знаний о Войне за Святой Грааль, чем-то вроде робота.

«Его» слова походили на ужасное заклинание, но…
Она не была напугана.
Здесь кто-то появился, значит, она больше не была одинока. Что-то изменилось в этом неизменном мире.
Она была так рада этому, что, взглянув на небоскребы, затянутые черной дымкой, робко сказала «ему» свое имя.

- Кто ты? Меня зовут Куруока Цубаки.

И так она стала первым Мастером фальшивой Войны за Святой Грааль.
Никто не мог знать о их контракте, и…
На самом деле, в мире живых, девочка оставалась без сознания.

XX


Сноуфилд. Дом семьи Куруока.

- Фалдеус уже должен сделать свое заявление.
По возвращении из больницы чета Куруока, будучи в хорошем расположении духа, начала готовиться к ритуалу, который они проведут этой ночью.
- Духовные жилы этой местности должны вскоре достигнуть пика своей силы. Затем я получу командные заклинания. После все будет готово.
- Мы даже приготовили в качестве реликвии Благородный Фантазм… если придется, мы сможем использовать его как оружие.
- Действительно. Если мы собираемся призвать Шихуанди, нам надо быть готовыми проявить должное уважение.
Они даже не думали сейчас о своей дочери.
Видимо, они готовились призвать самую видную фигуру в истории Китая.
К сожалению, все их усилия были тщетны.
Не потому, что их бессознательная дочь уже завладела командными заклинаниями.
Если бы дело было в этом, они бы просто получили другой набор командных заклинаний.
Они их так и не получили…
Но получили кое-что другое.

Чувствуя что-то неладное, муж посмотрел на свою правую руку.
- Мм…?
На ней было черное пятно.
На первый взгляд это очень походило на синяк. Он нахмурился, гадая, где мог так удариться, и посмотрел на жену.
- Дорогая, как думаешь, что это…. Эй?!
Его охватило изумление.
Похожие черные пятна появились на ее лице, руках… и затем она рухнула на пол, словно марионетка с перерезанными нитями.
- Ч-что...?!
Он попытался подбежать к жене, но его взор стал текучим и мутным. Все начало плясать перед его глазами, после чего резко устремилось вверх.
Когда пришло понимание того, что падал он, было уже слишком поздно. У него даже не нашлось сил встать.
Будучи на грани потери сознания, он понял, что происходило.
Магическая энергия покидала его тело и передавалась куда-то в другое место.
Поскольку это была лишь магическая энергия, а не жизненная, он не умрет от этого, однако, наверняка впадет в оцепенение.
- Этого не может быть.
- Если кто-то… нападет на нас сейчас…
- Нет, что если… кто-то… уже…
Даже исчезая в бесконечной тьме, его разум был полон мыслей о Войне за Святой Грааль. О дочери он не вспомнил ни разу.
И затем, спустя несколько минут…
Они оба поднялись на ноги, словно ничего не произошло. Их тела были покрыты черными пятнами.
- …Слушай, сегодня ведь день рождения Цубаки, да?
- Точно, дорогой! Надо испечь торт!
Им явно было плохо, но говорили они очень спокойно, о том, что им было совершенно не свойственно.
Действительно, они утратили свои личности…
…и стали куклами, жившими так, как хотела их дочь.

XX


Она танцевала с «ним». Она танцевала с «ним».
Чтобы забыть все, что было.
«Он» танцевал с ней. «Он» танцевал с ней.
Чтобы исполнить любое ее желание.

- Ура! Спасибо, мама, папа!
- Ты молодец, Цубаки.
- Да. Ты наше маленькое сокровище.
Получив столь прекрасный подарок, она радостно забегала по дому.
Повеселившись немного, она улыбнулась массе черного тумана, возвышавшейся рядом с ней.
- Спасибо, что привел моих маму и папу!
Слуга даже не кивнул в ответ. «Он» просто продолжал существовать.



Образы реального мира были помещены в ее сны.
Возможно, такова была сила магической энергии, которая расцвела в ней, пока она была без сознания. Однако, учитывая, что влиять на реальный мир из сна невозможно, эта магия, которой мало кто заинтересуется, была бесполезна.
Слуга лишь способствовал магии девочки.
«Он» управлял ее родителями в реальном мире, чтобы они вели себя так, как она хотела.
Разумеется, «он» также поглощал их магическую энергию. Так велели «ему» инстинкты.
И действительно, этим и «своей» огромной силой «он» превратил девочку в самую опасную темную лошадку этой Войны за Святой Грааль.
«Он» оседлал ветер, воды, птиц, людей и…
Поэтому «он» вполне подходил классу Райдер. «Он» проехал свой путь к мировому господству.
Однако, что более важно…
«Он» был воплощением беды, и люди дали «ему» подходящее имя. Возможно, эта дарованная «ему» ложная личность стала самой важной причиной, по которой «он» был призван как Райдер.
Однажды «он» выпустил Черную смерть, убившую тридцать миллионов.
Затем под именем Испанской лихорадки «он» умертвил еще пятьдесят миллионов.
«Он» был всадником, несущим бедствие всему. Имя ему – Чума.
Пришел ли «он» в этот мир, чтобы опустошить его, или же «он» с самого начала просто был призван как Слуга…
В любом случае, фальшивая Война за Святой Грааль начала превращаться в водоворот хаоса.
 
Rayner_FoxДата: Воскресенье, 23.08.2015, 20:42 | Сообщение # 7
No
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 5883
Награды: 35
Репутация: 45
Offline
Акт 6: Лансер


Лес был глубок… очень глубок…
Он словно погружался в бездонное болото.

---бежать
---бежать ---бежать
---бежать ---бежать ---бежать

Он несся в ночи, продираясь сквозь лес.
Задумывался ли он над тем, почему именно он бежал? Возможно.
Его действия можно было описать «бегством», но он не мог одновременно бежать и думать об этом слове.
Можно сказать, что причиной его «бегства» было…
Другими словами, его гнало вперед желание «жить».
Его вели инстинкты, но не разум.
Он был импульсивен, но не рационален.
Он даже не знал, куда должен бежать. Он просто огромными скачками несся вперед и вперед.
Как долго он бежал?
С каждым шагом его ноги словно кричали в агонии. Боль разливалась по телу, даже не думая угасать.
Но он должен был бежать дальше. Ни тело, ни разум не желали останавливаться.
Вероятно, поток эндорфина уже иссяк. Чистейшая боль омывала его тело волна за волной, снова и снова.
----------------------?
Но даже это было нипочем его звериному инстинкту.
Деревья проносились мимо со скоростью ветра, и действительно, мчась по лесу, он словно сам стал ветром. И когда уже, казалось, впереди замаячил конец пути…

Воздух прошила усиленная магией пуля.
- ?!
Он даже не успел почувствовать боль, а его тело уже захлестнул шок.
Инерция повела его вниз. Земля безжалостно истрепала его тело, словно в отместку за то, что он ударял по ней лапами во время своей бездумной гонки.
- ~~~~~~~~~~~~~~~?!
Безмолвный крик.
Он попытался встать, но конвульсии не дали ему.
Его разум услышал крик боли тела, в то время как уши уловили слабое эхо голоса:
- …ты доставил мне немало проблем.
Говоривший казался вполне уравновешенным, но за этим спокойствием скрывались отчетливые намеки на ярость.
Мужчина – видимо, маг – опустил свой богато украшенный револьвер, осторожно наступил на живот беглеца… и погрузил все еще горячий ствол оружия в огнестрельную рану.
Раздался шипящий звук. Смрад опаленной плоти начал расползаться по лесу.
Беглец разинул рот шире, чем это было возможно, и выдохнул влажный воздух из глубин глотки.
- Это абсурд. Я ко многому был готов, но чтобы ты получил командные заклинания?! Что за фарс!
Беглец беззвучно взвыл и задергался. На его теле отчетливо виднелись отметины, похожие на командные заклинания.
- Для чего я, по-твоему, так старался, когда создавал тебя? Думаешь, зачем я до предела усилил твои Магические цепи? Зачем я позволил тебе жить так долго?
Маг тихо покачал головой и пнул беглеца, все еще извивавшегося от боли, словно футбольный мяч.
- … Чтобы победить в Войне за Святой Грааль, я должен призвать существо, превосходящее любого Героя.
Он навис над беглецом… и наступил ему на голову.
- Если я не призову такое существо – создание немыслимой силы, достойное называться богом – у меня нет никаких шансов против Героев, зовущих себя Королями.
Подошва еще сильнее прижала голову к земле.
- Раз уж на то пошло… У меня нет выбора, кроме как призвать существо древнее даже первого Героя – призвать того, кого египтяне звали «Богом».
Он снова опустил ногу на беглеца.
- Но даже силы командных заклинаний вместе с природной энергией этой земли не достаточно для того, чтобы призвать существо с силой бога. Придется нарушить некоторые правила, чтобы провернуть это.
Его ботинок обрушился на беднягу.
- И ты… ты должен был стать моим катализатором! Катализатором для призыва бога! Почему ты отринул такую честь? Ты отплатил злом за мою доброту!
Беглец уже не мог даже кричать. Он мало что видел кроме лесного мрака и расползающегося багрянца собственной крови.
И все же…
Захлебываясь кровью, вытекавшей из глотки, он изо всех сил пытался подняться.
Увидев, что беглец не желал признавать поражение, маг вздохнул и…
…опустил ногу на его спину, безжалостно придавливая беглеца к земле своим весом.
- Довольно. У меня много готового «расходного материала». Ты вернешь мне командные заклинания. После, ты умрешь. И умрешь так, как захочу я. Я брошу тебя в печь и использую останки, чтобы сотворить новый экспериментальный субъект.
Он протянул правую руку к командным заклинаниям.
Беглеца они заботили меньше всего.
Он даже не знал слов «Война за Святой Грааль», не говоря уж о их значении.
---выжить.
Он, живое существо, подчинялся переполнявшим его инстинктам.
---выжить. ---выжить.
Даже теперь, когда конец был уже близок, эти инстинкты не утихли ни на йоту.
---выжить. выжить. выжить.
---Это было все, что он знал.

---выжить. выжить. выжить. выжитьвыжитьвыжитьвыжить
---выжить. выжить. выжить. выжитьвыжитьвыжитьвыжить
выжить. выжить. выжить. выжить. выжить. выжить. выжить.
выжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжить
выжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжить выжить
выжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжить выжить
выжить выжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжить
выжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжить выжить
выжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжить
выжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжитьвыжить……….

---выжить!

Не «Я не хочу умирать».
Не совсем «Я хочу жить».
Это было не желание, скорее простой инстинкт.
Обычная надежда «выжить».
Заметил ли он сам эту разницу? Или…
Опять же, мог ли он вообще выразить концепцию «Я не хочу умирать»?
Милы медленно покидали его тело, но…
Из всех живых существ в районе Сноуфилда его воля была самой сильной. И, собрав всю эту могучую волю, он закричал.

- __________________________

Маг не понял, что значил этот крик – и потому не заметил:
Что в то мгновение ритуал был завершен.
Что крик беглеца принадлежал только ему; это была его собственная форма магии; это были слова призыва.
Этого маг не знал.
Не так давно в ущелье на севере был призван пятый Слуга, и…
Похоже, фальшивый Святой Грааль немного торопился воплотить шестого Слугу.
Разумеется, с самого начала этой Войны за Святой Грааль – и с призывом Райдера в качестве примера – ритуал призыва всегда был довольно расплывчатым.
Но, в любом случае, именно в этот момент…
Шестой Слуга, наконец, снизошел на землю в лесах Сноуфилда.
Ослепительный свет озарил чащу, и могучий порыв ветра покачнул ближайшие деревья.
Мага отбросило назад на несколько метров. В испуге он поднял оружие… и, почувствовав невероятный поток энергии, укрепил свои Магические цепи.
- Что…
Перед его глазами возникло существо, облаченное в простой кусок ткани.
Это была Героическая душа, судя по ошеломляющей магической энергии, которую излучало это существо.
В то же время было в нем что-то необычное.
Для Героя оно выглядело слишком простовато.
Простецкая одежда, никакого намека на то, что можно было бы счесть «снаряжение»… Разумеется, достоинства Героя не оцениваются его материальными вещами, но… даже так, что это за Герой, если у него даже оружия нет?
Он осторожно изучил существо.
---Женщина?
По лицу можно было сказать, что это женщина.
Блестящая кожа, мягкие черты лица.
Однако, грудь и бедра скрывало просторное одеяние. Те конечности, что находились на виду, были крепкими и подтянутыми.
---Н-нет, минуточку… может, мужчина? …? Кто же это?
Лицо слуги обладало легкими детскими чертами, из-за чего его легко можно было принять как за мужчину, так и за женщину. В любом случае, у него было крепкое тело. Оно было напряжено, словно скрученная спираль, готовое в любой момент броситься вперед. Его глаза говорили об этом. Мужчина или женщина, он был прекрасен в любом случае.
---Это… это вообще… человек?
Маг почувствовал укол смущения.
Он определенно принадлежал к человеческой расе, но было в нем что-то тревожное. Маг не знал, как это описать, но с этим существом что-то было не так. Возможно, он был слишком совершенен. Внешне в нем не было ничего подозрительного, но все его тело излучало странную ауру… словно манекен. Казалось, он был марионеткой, в магическом смысле.
Маг никак не мог определить его телосложение, возможно из-за просторной одежды. Он все больше терялся в догадках по поводу его половой принадлежности в частности и принадлежности к человеческому виду в целом.
Тем не менее, одно было ясно наверняка.
Этот Герой был невероятно красив.
Парадоксальная красота, совмещавшая несовершенство человечества и непорочность, присущую природе.
Его тело было подобно бархатистым ветвям, укутывавшим статую Венеры. Казалось, внешность Слуги отрицала само представление о мужчине или женщине, человеке или звере, боге или демоне.
Героическая душа на фоне леса, существо идеальной гармонии, провел рукой по волосам, отдавая их во власть ветру, и…
- Ты… Мастер, призвавший меня? – спросил он раненого беглеца, распластавшегося на земле перед ним.
Ах, что за нежный голос.
Голос тоже был андрогинным. В конце концов, маг так и не понял, кем именно был Слуга.

Беглец был поражен внезапной вспышкой света и порывом ветра, предшествовавшим появлению существа. Но одного лишь взгляда на него хватило, чтобы понять.
---Тот, кто стоял перед ним, не был врагом.
Понять, что это было абсолютной истиной.
На время подавив свое сильное желание убежать, он внимательно уставился на своего спасителя.
Его глаза были как никогда чисты, словно он представлял, что лежало за самой душой Героической души.

Он тихо преклонил колено перед беглецом, чтобы смотреть ему прямо в глаза, и…
- _____ ________ __________, - произнес он слова, которые маг не смог понять.

Беглец ответил.
- ________________ ______, - тихо отозвался Слуга.
И затем Героическая душа потянулась к раненому беглецу и взяла его на руки.
- Спасибо. Мы заключили контракт.
Он говорил с ним, словно со старинным другом… и беглец почувствовал облегчение.
Ему даровали жизнь. Его сердце разрывалось от эмоций.
Он понял, что ему больше не надо бежать – и, наконец, обессилев, обмяк.



- Не… возможно… невозможно! Этого не может быть!
Его крики эхом разносились по лесу.
Маг размахивал револьвером, не в силах понять, что сейчас произошло.
- Абсурд! Я не потерплю этого!
Он поднял револьвер.
Черный зрачок дула замер на…

…серебряном волке, чей мех был заляпан кровью и грязью, покоившегося на руках Героя.

- Троглодит! Это просто… ты не умеешь говорить! Жалкая химера! И ты Мастер?! Не могу в это поверить!
Маг продолжал яростно сжимать свой украшенный револьвер, тщательно прицеливаясь.
- Пожалуйста, опусти оружие. Мой Мастер не желает тебе зла, - тихо произнесла Героическая душа.
- Что…
Вежливость удивила его, но, что более важно, смысл сказанного вызвал в нем замешательство.
- Ага, сейчас! Что за софистика…
- Я понимаю язык его племени… и в любом случае, мне не сложно предположить, что ты сделал с моим Мастером.
Маг хотел нагрубить Слуге, но тот продолжал говорить с серьезным выражением лица:
- И все же мой Мастер не желает тебе зла. …Ты понимаешь, что это значит?
И, отвернувшись, он направился к кромке леса.
- П-подожди! Пожалуйста, подожди! Ты хочешь Святой Грааль, да?! Не думаешь, что у тебя будет больше шансов, если твоим Мастером стану я, а не этот паршивый пес?
Услышав это, Героическая душа остановилась и…
Развернулась.
И все.
И в тот же момент… маг взвизгнул. Сжимая револьвер, он отвернулся от Слуги и волка и устремился в лесную чащу.
Столь устрашающей была сила отказа во взгляде Героической души.
Увидев, что маг исчез в лесу, он избавил свой взгляд от суровости и устремился к реке, чтобы излечить зверя, которого он принял как своего Мастера.
Он не видел поблизости реки, не слышал звук бегущей воды…
И все же он чувствовал ее присутствие.
Мягко прижимая волка к груди, он понесся сквозь лес со скоростью сокола.

XX


Душа мага вопила от ужаса, пока он продирался сквозь чащу.
---ааааАаааАААААаааааААаАААаааааАаа---
Он, охотник, теперь стал дичью, минуя дерево за деревом.
---Почему!
---Почему! Почему! Почему, почему, ПОЧЕМУ?!
---Почему им стал… этот чертов пес!
---Почему не я!
Однако, ни Героическая душа, ни волк не гнались за ним.
Он знал это и все равно бежал, что есть мочи.
Его преследовали невыносимый позор и суровая реальность.

Спустя какое-то время, маг осознал, что выбрался из леса – и вспомнил, что его мастерская была неподалеку. Наконец, он смог замедлить свой бег.
И затем, полностью остановившись, он повернулся к лесу.
- Что… это была за Героическая душа? – подумал он вслух.
Он довел до совершенства свою магию и магию его предков, чтобы создать ту химеру. Она содержала в себе больше Магических цепей, чем любой обычный маг. Конечно, срок ее жизни – как живого существа, так и жертвы – бы чрезвычайно мал, но это мелочь, поскольку она была лишь катализатором для призыва Героической души.
И все же именно она получила командные заклинания.
Даже со всем своим опытом мага он не мог понять, как обычное животное, которое не понимало даже, что такое Война за Святой Грааль, могло стать Мастером.
- Этот Герой был как-то связан с животными? Но это же химера, ее даже животным не назовешь. Марионетка из плоти. А может, он связан… с химерами…?
Учитывая, что волк походил на собаку, маг принял возможность того, что Слуга мог быть «Гончей Кулана». Однако, он так и не смог совместить образ свирепого воина с той Героической душой.
- Тц… Ладно, пускай. Я просто украду его командные заклинания. Да и вообще, не важно, чьи именно. Лучше начинать прямо сейчас. Если спущу на них всех оставшихся химер, когда они войдут в город, то, по крайней мере, смогу отбить того пса…
К нему вместе с чувствами вернулось хорошее настроение. Как маг, он воистину был достоин похвалы.
Увы, вместо похвалы он услышал…
- Нет, сэр, боюсь, мы не позволим.
- ? ---? …?!
- Мы вправду не хотим лишних источников неопределенности. Мои глубочайшие извинения.
Эти холодные слова проморозили его до костей.
- _____ - маг открыл рот, чтобы спросить, кто это. Но вместо слов с его губ слетела теплая красная кровь.
- У нас и так достаточно блуждающих по городу магов без командных заклинаний. Если же ты начнешь доставлять неприятности в самый разгар Войны за Святой Грааль… Нам с лихвой хватает Ассоциации и Церкви. Мы не можем позволить, чтобы полиция обернулась против нас. Они же все-таки слуги народа.
Маг понял, что человек, стоявший перед ним был тем «учеником» кукловода Ронгалла – Фалдеусом.
Разумеется, мага больше всего волновал вопрос, как остановить поток крови из его шеи.
- О, нет, даже не пытайся. Просто слушай. У меня нет особого желания как отвечать на твои вопросы, так и оставлять тебя в живых. И поэтому я позволил себе вольность перерезать тебе горло.
Фалдеус медленно крутил в руке швейцарский нож. С него капала кровь. Это было не ритуальное оружие, которое обычно использовали маги, а скорее самый обычный нож, который можно найти в любом туристическом магазине.
- Ну и ну. Пусть ты этого не ожидал, но пасть жертвой обычного незачарованного ножа… Твои предки, наверное, сейчас в гробу переворачиваются.
- ___. ______, - из глотки мага вырвался хрипящий звук, но он был не в состоянии вдохнуть воздух.
Сознание стремительно покидало его.
- …кстати, кто ты вообще такой? Эх, проехали. Все равно ты не сможешь мне ответить, - сказал Фалдеус.
Он посмотрел на мага сверху вниз, настороже, как и всегда, и медленно взмахнул правой рукой.
Маг почувствовал изумление.
И наступил конец. Сознание мага покинуло его и никогда больше не вернулось.

Когда Фалдеус поднял руку, бесчисленное множество пуль прорезало воздух и вгрызлось в тело мага.
Фалдеус смотрел на это великолепное зрелище с непроницаемым лицом.
Возможно, потому что он даже представить себе не мог возможность того, что его заденет шальная пуля. Он даже не вздохнул, когда смертельный поток пролетел мимо него.
Как и при уничтожении марионетки Ронгалла, выстрелы были приглушены. Свинцовый дождь прошил то, что было телом мага.
Когда примерно половину мага разорвало в клочья, Фалдеус вновь взмахнул рукой.
В ту же секунду выстрелы прекратились. Фалдеус присел на лежавший рядом валун. Выражение его лица, наконец, смягчилось.
- Прошу прощения. Видишь ли, я люблю поговорить. Сам не знаю, когда случайно сболтну секретную информацию. Поэтому, кроме как с трупами, у меня ни с кем не получается приятная беседа, - вежливо обратился он к груде плоти, которая, естественно, уже не могла ни услышать его, ни понять.
- Должен сказать, меня несколько беспокоит то, что призвали Курока… И, если честно, ты тоже наворотил дел. Я только что наведался в твою мастерскую, и… Что ж, я восхищен твоей попыткой призвать существо уровня бога. Самый настоящий удар системе ниже пояса. Разве ты не знал? В войнах тоже есть правила, - Фалдеус говорил плавно и неторопливо, раз уж ему подвернулся такой внимательный слушатель. Его недавняя сдержанность испарилась в неизвестном направлении.
- Даже если вся эта затея и является для нас чем-то вроде теста, нам действительно необходимо, чтобы такие, как ты, контролировали себя.
В отличие от предыдущего раза, он теперь не был окружен армией подчиненных. И говорил он уже не с марионеткой, а с настоящим человеческим трупом.
- Я просмотрел видеозапись, которую мы засняли в лесу. И знаешь, это поразительно, что он… хотя, может, это и она, так что будем говорить «оно», ладно? В общем, это поразительно, что оно было призвано как Героическая душа. Призови ты это в классе Берсеркера, то, возможно, у тебя была бы сила бога, которую ты так желал.
Похоже, Фалдеус был действительно удивлен тем, что увидел, о чем свидетельствовало его эмоциональное состояние.
Возможно, для него это был приятный сюрприз. По его лицу скользнула улыбка.
- Что ж, система не должна такого позволить, но при виде аномалий, которые начали происходить повсеместно, я уже не возлагаю на нее больших надежд. Если верить Иову, кто-то мог даже призвать нечто абсолютно неописуемое где-нибудь в тайном убежище. Опять же, то, что призвала твоя зверушка, тоже неописуемо, - Фалдеус энергично жестикулировал, словно разговаривая со старым другом. Глядя на труп, он разговаривал сам с собой, словно укрепляя тем самым собственное понимание ситуации.
- Начнем с того, что это нельзя даже назвать Героем…

- Поскольку это был Благородный Фантазм самих богов.

XX


Конечно, у этого Героя было тело человека.
Однако, он таковым не являлся.

Давным-давно, боги создали существо из глины и отправили его на землю, в лес. Оно не было ни мужчиной, ни женщиной. Оно было фантазменным существом.
Оно не обладало человеческим знанием и поэтому резвилось в лесу, как зверь.
Однако, у него была сила, превосходящая человеческое понимание. Придя в ярость, он, по слухам, был сильнее даже Героя, правившего тогда одним государством.
Король презрительно рассмеялся над существом.
- Немыслимо сравнивать мою силу с этим зверем, - сказал он, не желая даже смотреть на существо.
Король верил, что его сила была абсолютной, что нет никого сильнее его. И поэтому король осмеял все слухи о звере.
Однако, когда этот зверь встретил одну блудницу, их судьбы изменились навсегда.
Когда это бесполое существо встретило ту женщину, чья красота стояла выше мужской и женской, то влюбилось в нее с первого взгляда.
Они провели вместе шесть дней и семь ночей, деля еду и постель, и глиняное существо медленно начало принимать человеческую форму, словно пытаясь подражать той прекрасной блуднице.
Существо, которому не было ведомо человечество, попыталось повторить ее красоту.
Обретя свою парадоксально прекрасную внешность, существо утратило большую часть своей силы. Но в обмен оно обрело человеческие мышление и мудрость.
Хоть оно и лишилось своей чистой божественности…
…но его сила все равно во много раз превосходила человеческую.

И затем существо, обретшее тело и мудрость человека, предстало перед всемогущим королем.
Их битва сотрясла небеса и землю, и в конце они признали силу друг друга.
Золотой король и существо из глины.
В мире не было существ столь же разных, как они. Но, тем не менее, для них эта дружба стала первой и единственной, настоящей. Вместе они прошли сквозь бесчисленные приключения, делили друг с другом боль и радость.

И вот, спустя тысячелетия…
Их судьбы изменились вновь---------------

XX


Оказавшись у ручья примерно в десяти километрах от места призыва, Героическая душа быстро обработала раны серебряного волка – своего Мастера – и уложила его отдохнуть.
- Должен сказать… мне стало легче. Я боялся что весь мир был погребен, что его постигла судьба Урука, но, похоже, он все так же прекрасен, как и раньше.
Слуга окинул взглядом раскинувшийся перед ним пейзаж. Он прилег рядом с Мастером и, используя язык зверей, описал ему мир.
Однако, его Мастер уже погрузился в глубокий сон и не ответил.
Мягко рассмеявшись, он принял сидячее положение и полностью отдался звуку бегущей воды, как вдруг…

Он повернул голову на север.
Используя свою способность, Обнаружение присутствия, он почувствовал кого-то далеко к северу отсюда. Кого-то очень знакомого.
Он засек его, когда Героическая душа в золотой броне покинула пещеру.

- Неужели…

Поначалу не в силах поверить в такой подарок судьбы, он широко распахнул глаза и…

- …это ты?

Он был уверен, что некто на севере был знакомым ему королем. Слуга медленно встал.
Момент тишины.
Что в эту секунду пронеслось в его голове?
Изумление.
Ужас.
И, наконец, невероятная радость.
Судьба не только свела их в этой Войне за Святой Грааль, но и дала им еще один шанс сразиться в смертельной битве.
Но что с того?
Даже если он заберет голову короля, а тот в свою очередь возьмет его сердце, что с того?
Пара дуэлей не поколеблет те узы, которые их связывали.
Даже если они убьют друг друга тысячу раз, они останутся сильны.
- Хаха…
На его лице возникла очень естественная улыбка. Он широко распахнул свои объятия и…
- Как же будет весело… продолжить ту нашу дуэль на площади.
Не опуская рук, он исторг могучий глас из самого истока своего естества.
Очень нежный глас.



Герой Энкиду.

Его песнь сотрясла землю, став прекрасной волной, достигшей самых отдаленных уголков Сноуфилда.
Это послужило доказательство того, что все Слуги были в сборе…
И еще это был сигнал к началу битвы.
Все маги и Героические души собрались на этой фальшивой сцене.
И они хотели исполнить на ней свой танец… хоть и зная, что эта Война была лишь подделкой.
Истина и ложь стояли ниже их желаний.
Они сражались не за Святой Грааль, а за свои убеждения…
Эта Война за святой Грааль была только для них.
Это была искра, которая разожгла войну.
 
Rayner_FoxДата: Суббота, 29.08.2015, 23:55 | Сообщение # 8
No
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 5883
Награды: 35
Репутация: 45
Offline
Интерлюдия: Наблюдатель. Или, создание персонажа


Это пространство было завершенным миром.
Угольная чернота с вкраплениями света.
В центре комнаты в обширной идеальной сфере, окрашенной в цвета ночного неба парило деревянное кресло.
По одному лишь его внешнему виду можно было назвать кресло экстравагантным, но дерево давало ему изысканный оттенок, и никто бы не подумал, что это – отталкивающая безвкусица, которую так обожала элита. Скорее одним лишь своим существованием оно придавало пространству вокруг заметной тяжести.
Если на него сядет недостойный, то его скорее всего поглотит тяжесть существования кресла. Такова была значимость этого предмета.
Все это пространство было подготовлено специально для одного лишь кресла.
Мужчина, чья важность перевешивала пресловутую тяжесть, откинулся на спинку кресла. Раздался громкий скрип.
- Хм…
Если представить эту комнату в виде упрощенной карты вселенной, то мужчина в кресле находился бы в ее центре.
Судя по внешности, ему, вероятно, шел пятый или шестой десяток лет.
В глубоких морщинах на его лица читались суровые тяготы жизни, но глаза все еще были полны яркого блеска, словно у подростка.
- Эта ось неправильна… эти линии тоже будут уничтожены…
Мужчина поднял палец, и отображенные на окружающих стенах небесные тела начали вращаться.
О, это не так уж… нет, это хуже всего. Этот чертов паук проснется. Нынешний век еще не готов к этому.
Словно подстраиваясь под его слова, страницы книги, парившей перед мужчиной, начали переворачиваться, записывая разнообразную информацию в реальном времени.
Толщиной книга была не больше обычной энциклопедии.
Несмотря на это, по мере того, как мужчина водил пальцем по воздуху, в книги появлялись и исчезали десятки тысяч страниц.
Повторяя этот процесс снова и снова, мужчина пробормотал, словно его одолевала скука:
- Как я и думал, вне зависимости от исхода Ассоциацию не ждет ничего хорошего. Однако, для моего вмешательства нет достаточной причины. Да, полный тупик.
Мужчина, говоривший, казалось, сам с собой, внезапно обратился к пространству за своей спиной:
- Что думаешь? Мог бы уже и поздороваться. Устройство связи работает нормально.
И пространство ответило:
- Как грубо с моей стороны. Похоже, ты заметил.
Рядом стоял деревянный столик, схожий по дизайну с креслом. На нем стоял телефон.
С виду телефон был очень старым, из тех, что легко можно было спутать с настольной лампой при беглом взгляде. Но вместо лампочки у него был конический рупор. В основании устройства находился наборный диск.
Подобные телефоны можно было увидеть лишь в старых фильмах, музеях и антикварных лавках. Но, в отличие от своих «собратьев» этот телефон был синего, сапфирового цвета. При первом взгляде можно было подумать, что устройство было высечено из большого цельного драгоценного камня. Что касается того, как долго он здесь находился – несколько минут назад здесь вообще ничего не было. Но телефон чудесно вписывался в гармонию комнаты, словно находился в ней всегда.
Действительно, то, что мужчина говорил с телефоном, подтверждало его существование, словно история комнаты была переписана.
- Еще немного, и я бы заставил телефон звонить, - раздался из рупора молодой голос. Казалось, телефон говорил сам, живя своей жизнью.
- В твоих глазах я старик, разговаривающий сам с собой?
- Ты спросил, потому что знал, что это я?
- Где мы, по-твоему, находимся? Тех, кто может сюда попасть, можно по пальцам пересчитать.
Размяв плечи, мужчина посмотрел на телефон.
- Итак, что привело тебя сюда? Если хочешь чай попить, то зайди позже. Я тут занят хлопотливой работой.
- Да, вообще-то из-за нее я и пришел.
- Что?
- Если намереваешься выбрать наблюдателя за происходящим в Сноуфилде, забудь про магов. Ты должен выбрать мир на основании поиска нарушителя.
После этих слов наборный диск телефона начал медленно вращаться, в определенный момент возвращаясь в начальную точку, прежде чем вновь начать вращение.
В то же время небесные тела – и страницы книги, которую читал мужчина, - задвигались быстрее прежнего.
На страницах было изображено человеческое лицо и личная информация.
Иногда там был мужчина. Иногда женщина.
Иногда старик. Иногда дитя.
Иногда силач. Иногда толстяк.
Иногда святоша. Иногда ужасный убийца.
Иногда маг. Иногда священник.
Перебирая бесчисленные вариации таких параметров, как раса, пол, возраст, телосложение, одежда, личность и род занятий, страницы книги переворачивались с невероятной скоростью.
- Ты довольно уверенно обращаешься с планетами.
- Путь к будущему подобен лабиринту. Это моя специальность.
Любой, кто увидел бы это, посчитал бы эту беседу довольно странной.
- Разумеется, в отличие от моего лабиринта, предназначение человека зависит только от него самого.
Страницы продолжали быстро переворачиваться, и лица на них плавно сливались в одно пятно.
Словно наблюдая за сцены из минувших дней, мужчина устроился в кресле и смотрел, как наборный диск продолжал свое вращение.
Спустя какое-то время движение страниц замедлилось.
На одной из них был запечатлен человек восточной внешности.
- Так, далее… да, ей нужны очки.
Страницы деликатно перевернулись. На лице человека возникли очки в тонкой оправе.
- … Это так важно?
- Кто знает? Я лишь отсчитываю от получившегося результата. Важно это или нет, мы обдумаем позже.
- Хм.
- Все же ты внезапно вмешался в дела этого мира. Если тебе так скучно, посети этот город лично. Там же вроде есть кафе, обслуживающее читателей. В нем ты можешь провести немало времени.
- Нет… это не совсем времяпровождение. В этот раз я скорее вовлечен в инцидент.
- … вот как. Что ж, он думал об этом.
Старик тут же понял смысл, скрытый за словами телефона, и вспомнил кое-чье лицо. Он глубоко вздохнул… и затем его губы растянулись в улыбке.

- Значит, у тебя есть план. Тогда ты тем более не можешь вмешиваться. Только дурак будет радоваться тем больше, чем больше нарушителей вовлечено. В этот раз пусть посторонний доведет Войну за Святой Грааль до конца.
- Да, ты прав. Если не придадим проблеме особого значения, то с миром проблем не оберемся.
Это определенно была странная беседа, которая могла произойти только между этими двумя. Затем тот, кто был на другом конце провода, – или, возможно, сам телефон – посмотрел на лицо, изображенное на открытой странице и произнес веселым голосом:
- Ее вселенная – псевдоапокриф. Или, возможно, напротив. Будем надеяться на лучшее и приглядывать за ней.

На странице была изображена молодая девушка.
Она была азиаткой лет двадцати, с выкрашенными в светлый цвет волосами.
Под портретом было имя, начинавшееся на букву А.

И затем, с ней в центре…
Здесь и сейчас, поднимется занавес Войны за Святой Грааль, запятнанной ложью и тщеславием.
 
Rayner_FoxДата: Воскресенье, 06.09.2015, 20:44 | Сообщение # 9
No
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 5883
Награды: 35
Репутация: 45
Offline
Глава 1: Начало Войны


Каким же существом был Гильгамеш?
Та информация, которой о нем располагала Тина Челк, была, в лучшем случае, поверхностной.
Однако даже с этими крупицами знаний она была полна решимости поставить свою судьбу и навязчивые идеи предков на эту Героическую душу.

Гильгамеш, Король героев.
Тысячи лет назад землями, которые потом стали называться Месопотамией, правил великий король, впоследствии ставший героем своего народа. В древние времена, когда еще жили боги и каждый человек много стоил в отличие от современности, этот герой, рожденный от союза человека и бога, правил городом-государством Уруком.
Его знали одновременно как деспота, разрушившего свою страну, и как короля, стоявшего на переломном времени истории и приведшего страну в новую эпоху.
Какой бы конец он ни встретил, под его правлением Урук процветал как прекрасная и великая нация. В его сокровищнице хранились все творения рук людей и богов, которые, по слухам, являлись изначальными версиями всех Благородных Фантазмов героев последующих веков.
В прошлом эта Героическая Душа, обладавшая высоким уровнем божественности, предположительно, была призвана в Войне за Святой Грааль, проводимой в стране Японии. Говорили, что по силе никто из остальных Героев не мог сравниться с Гильгамешем, и он победил.
Тина слышала, что он многое умел, был сведущ во всех областях, но, что более важно, его боевой стиль был таким ошеломляющим, что приводил всех остальных в замешательство. Истории о возвышении города-государства и сборе бесчисленных сокровищ из алчности привлекли ее внимание.
Посвятив себя этой Войне за Святой Грааль, Тина была готова отбросить свою чистоту. Ее людям была нужна всепревосходящая сила, чтобы защитить свои земли от посягательств жаждущих. Другими словами, ей нужно было превзойти в жадности самих захватчиков—
Так ее растили.
Поэтому она знала, что должна быть безжалостной. Если Гильгамеш был тираном, который растопчет своих уже павших на колени врагов только затем, чтобы их уничтожить, так тому и быть.
Ее не волновало, как сильно она запятнает свою честь.
Ее народ изгонит чужаков со своих земель и полностью очистит их.
Чтобы исполнить унаследованный от предков долг, Тина должна забыть про свое девичье сердце и полностью отдать себя могущественному деспоту.
Она не боялась смерти. Ее пугали лишь непрерывные мучения земли ее предков в руках чужаков-магов.
Однако, она просчиталась.
Она не ошиблась в Гильгамеше, в его качествах героя.
Тина, которая жила в современном мире, просто не понимала истинной значимости героя, жившего во времена, когда боги свободно совокуплялись с людьми. Не важно, был ли он деспотичным или великодушным королем.
Она полностью недооценила величину его силы. Тина даже не догадывалась о невероятной мощи, которую, по слухам, золотая Героическая душа проявила в ходе предыдущих Войн за Святой Грааль.
Однако, Героическая душа Гильгамеш видел в этих войнах лишь унылую возню, погрязшую в глупости и тщеславии, за редкими исключениями.

Так каким же существом был Гильгамеш?
Когда Тина поклялась ему в верности, она узрела проблеск истины.
Он был человеком с величием короля и героической душой победителя. Когда покров, которым Король героев наградил ее, был сорван, она узрела поток чистой силы.

XX


Ночь — север Сноуфилда — широкая долина

- Ты всего лишь дитя. Веди себя соответственно. Пока не познаешь этот мир, тебе будет достаточно лишь взирать на мою королевскую мощь со всем ликованием.
- Я постараюсь, Ваше Величество.
Когда Тина склонила голову перед словами Гильгамеша, случилось это.
- …?
Мощный поток мистической энергии затемнил окружающее пространство и начал сходиться в одной точке рядом с Тиной.
- ?!
Это было нечто большее, чем просто энергия.
Магический элемент, чище которого Тина ничего не видела в своей жизни — нет, у него даже была божественная аура — собрался в сгусток в правой руке Короля героев и материализовался в форме кинжала.
Но для простого силуэта предмет обладал слишком причудливыми очертаниями. Он очень сильно походил на катализатор для призыва Гильгамеша, который использовал убитый Тиной маг.
- Клинок… ключ? – не подумав, пробормотала Тина.
- Не говори о нем так же, как о ключе в руках того клоуна, - горделиво ответил Гильгамеш.
Сжав клинок-ключ, он повернул его острие к небесам.
- Это нечто вроде воплощенного контракта, которым я связал себя сам.
В его голосе звучала скука, но на лице читался намек на веселье.
- Следи внимательно, Тина. И покажи мне свою стойкость.
- …?
Перед Тиной, которая по-прежнему не поднимала головы, открылось оно.
Энергия хлынула из клинка-ключа в окружающее его пространство и открыла портал в самом мире.
Облаченные в черное люди Тины зашумели, но глас толпы, насчитывавшей сотни человек, заглушила дрожь пространства. Казалось, сотрясались сами измерения, и голос Гильгамеша отчетливо звучал в ушах Тины.
- Знай — моих подданных никогда не ужаснет обычная дуэль.
С этими словами искажение пространства сошлось в одной точке.
Прямо перед Гильгамешем возник меч. Он не был похож на клинок-ключ, но и обычным оружием его никак нельзя было назвать. Клинок меча был очень странным.
Словно наслаждаясь собой, Гильгамеш заговорил с мечом:
- О Эа. Мне неприятно нарушать твою дрему, но скоро я устрою для тебя настоящее празднество.
Спустя секунду Король героев произнес:
- Нет, тебе не будет скучно. Никому не будет.
Он был изящен в каждом жесте и надменен во всех отношениях.
Затем Гильгамеш с нескрываемым ликованием двинулся вперед и внезапно пропал из виду.
Сделав один лишь шаг, он отправился в другое место.
Это было все, что он сделал, но даже для обученной магии Тины жест Гильгамеша был проникнут невероятным воодушевлением, которого она прежде не испытывала и, наверное, никогда не испытает.
Оставить своего Мастера – необдуманный поступок для Слуги. Принципы Войны за Святой Грааль закладывались в сознание Слуги в момент призыва. Вряд ли Гильгамеш не знал о рисках, оставляя своего Мастера одну.
Но Тина, ошеломленная азартностью момента, не видела проступка в его действиях.
Она должна выжечь в своей памяти все, что будет происходить с сего момента. Это предчувствие возникло у Тины, когда в нее хлынула сила Гильгамеша.
Чувством, переполнявшим сердце девочки, которая должна была отринуть все эмоции, был страх неизвестности. Или, возможно…

XX


За несколько секунд до этого – запад Сноуфилда – большой лес

- Мастер, подожди меня здесь… я ненадолго.
Энкиду коснулся щеки серебряного волка, который смотрел на него с тревогой в глазах. Затем Слуга встал перед Мастером на колено и, растопырив пальцы, приложил ладони к земле.
- Все будет хорошо, - улыбнулся Энкиду, и деревья вокруг него зашелестели. – Лес меня защитит.
Неистовое движение ветвей и листьев внезапно закрыло небо, и в землю заструилась мощная мистическая энергия. Все было так, словно лес обладал своей волей и умышленно создал природный магический барьер.
- Мне нужно идти. Если я встречусь с ним здесь, лес погибнет и мне не удастся защитить тебя. Ты простишь меня?
- _______ - слабо провыл серебряный волк, и Энкиду обнял его.
- Спасибо, Мастер. Пока жизнь бьется в моей груди, я клянусь вернуться к тебе.
В ту же секунду, когда Гильгамеш исчез, покинув Тину и ее людей, Энкиду тоже устремился вперед.
Он был сдержан, как ветер, и благочестив, как весна. При всем при этом, радость, чувствовавшаяся в каждом его могучем шаге, была ничуть не меньше, чем у Короля героев.

- …Дело плохо. Покинуть лес, - приказал Фалдеус своим людям по рации, почувствовав аномалию.
- Что происходит?
- Поток маны изменился. Скорее всего, весь лес теперь под его контролем.
Сказав это, Фалдеус почувствовал огромную силу, которая текла по лесу. Он двигался бесшумно, словно скользя по земле, не нанося лесу вреда. Его можно было даже назвать ветром.
Присутствие этой Героической души, ставшей с лесом одним целым, внушало ему страх. Взяв себя в руки, Фалдеус начал отдавать приказы своим подчиненным.
- …отступайте и держитесь от пустыни как можно дальше. Мы отправим в эту местность БПЛА и фамильяров.

Затем высоко над Сноуфилдом великая сила словно разорвала атмосферу, и нечто столь же монументальной силы пронзило небеса.
Фалдеус почувствовал этот поток энергии несколько секунд спустя после того, как отдал приказ об отступлении.
- Неужели это…?
Там что-то происходило?
Просчитав вероятности, Фальдеус пришел к выводу и тут же отверг его…
…или скорее он надеялся, что ошибся.
- Мы еще даже не начали понимать размеры их силы… а они уже хотят начать?

XX


В городе — дешевый мотель

Флат проснулся в одной из комнат дешевого мотеля, старого даже по меркам мидтауна, хотя несколько секунд назад он еще громко спал. Мотель стоял у шоссе неподалеку от центра города.
Пока юноша тер свои глаза и нос, раздался голос его Слуги Джека:
- В чем дело, Мастер? Плохой сон? Если надо в туалет, так и скажи. Я перейду в призрачную форму и подожду здесь.
- …я только сейчас заметил, но подобный разговор сразу после пробуждения напомнил мне о тех будильниках из мультиков.
Флат разговаривал со своим левым запястьем.
Там красовались античные наручные часы а-ля стимпанк. Прямо из них донесся голос Джека:
- Обычно я бы уже был в призрачной форме, но ты сказал, что «будет клёво, если я буду похож на шпиона», что в итоге привело к этому.

В данный момент Джек исполнял роль личных наручных часов Флата.

Покинув парк, Флат решил испытать способность Джека «превращаться во что угодно». По его приказу Джек обращался во все, начиная с людей и заканчивая животными и растениями, и, в конечном итоге, они добрались до неодушевленных предметов.
Сначала он подумал: «Истинная личность Джека-Потрошителя не могла быть неживым предметом». Но, Джек сказал, что, видимо, было много литературных произведений, в которых «Джек-Потрошитель на самом деле был человеком, одержимым проклятым предметом», и затем показал свое умение превращаться в удивительное разнообразие объектов.
После испытания превращения в часы Флату понравился их дизайн, и в итоге все закончилось тем, что он решил носить их постоянно в целях собственной безопасности.
Он их практически не снимал, разве что когда шел в душ или туалет. Изначально они общались телепатически, пока Флат не выдал нечто такое, что совершенно не подходило магу:
- Это вроде как утомительно. Общаться по старинке гораздо веселее.
И вот они начали общаться вслух, когда их никто не видел.
Флат встал с кровати и сверил время Джека с часами в комнате мотеля.
- Это поразительно. Просто секунда в секунду.
- Ну, скажем так, что пунктуальность – неотъемлемое качество английского джентльмена. По крайней мере, это будет правдой, если я на самом деле был джентльменом.
- Значит, даже джентльмены могут быть серийными убийцами?
- …
Необдуманно потоптавшись на чувствах Джека, Флат отправился в ванну, закупорил раковину и начал наполнять ее водой.
- Что ты делаешь?
- А разве ты ничего не чувствуешь? – ответил Флат на вопрос Героических часов и намочил пальцы.
- Ммм…
Пока Джек подбирал слова, его молодой Мастер приложил влажный палец к зеркалу ванной и начал рисовать простой магический круг.
- Два подозрительных источника магического шума, движутся на юг.
- Я не горжусь этим, но мои магические способности откровенно слабы, - произнес Джек несколько смущенным тоном. – Они усилятся, если я обращусь в мага, но в этой форме чувствовать возмущения в мане невозможно.
- Ого, значит, если ты превратишься в радарную тарелку, то твоя сила восприятия подскочит до небес!
- …Ты точно маг из Часовой башни?
Пропустив сомнения Джека мимо ушей, Флат как ни в чем не бывало продолжил водить пальцем, пока не закончил магический круг. Затем он произнес какую-то арию… и вода в раковине изменилась.
По поверхности несколько раз пробежала рябь, после чего на ней возникло изображение.
Увидев в воде пустыню, часы тикнули.
- Что это?
- Некоторые используют фамильяров, чтобы следить за пустыней, так я что я подключусь и только одним глазком, - беспечно отозвался Флат.
- Что…?
- Если я сейчас пошлю своего фамильяра, он не подоспеет вовремя, - экспромтом объяснил юноша.
Хоть Джек и не был искушен в магии, система Святого Грааля наделила его некоторыми базовыми знаниями.
Благодаря им, Джек понял, что «подсматривать через чужого фамильяра» было не так уж просто.
В этом был бы смысл, если бы Флат был новичком в магии, но он вступил в Войну за Святой Грааль как турист, а теперь еще вмешивался в заклинания Мастера, который на полном серьезе сражался в войне. Ни один вменяемый человек не решился бы на такое.
И если это было так просто, то не рухнет ли при этом вся система управления фамильяром?
Сомнения вихрились в его голове, и Джек произнес:
- Ты и вправду способен на нечто подобное? Нет, я хочу сказать, что даже будь оно возможно… разве это не рискованно? Если нашу прослушку отследят, это укрытие будет раскрыто.
- Ммм, я подключился так, что они не заметят… хотя стопроцентных гарантий не даю. Профессор вряд ли бы смог, но после он бы поверил чутью и отловил меня… но кто-нибудь уровня Лувии может просто вызвать энергетическую отдачу и поднять на воздух весь мотель… - пробормотал юноша не самые приятные вещи, после чего перефокусировался и добавил:
- Ну, если нас раскроют, то я принесу свои самые чистосердечные извинения!
Ледяной ветер ударил по сердцу Джека, и он пробормотал, слушая невинный смех Флата. Хоть и не совсем точное, но это было предложение, которое всего лишь немного описывало суть его Мастера:
- Я в ужасе от того, что ты наверняка будешь говорить нечто подобное даже после того, как кого-то убьешь.

XX


Юг Сноуфилда — пустыня

К югу от города простиралась обширная пустыня.
Она не была такой большой, как пустыни Колорадо или Аризоны, но ее границы терялись далеко за горизонтом, и тот, кто беспечно забредет в нее, рискует оказаться в очень затруднительном положении.
В самом центре пустыни они предстали друг перед другом.
Отсюда не было видно ни леса, ни города – лишь песчаный ландшафт, усеянный местами редкой порослью пустынной флоры.
Героическая душа копья, Энкиду, который прибыл сюда первым, молча смотрел на ночное небо.
Там в воздухе парила золотая фигура, словно желая затмить собой мерцание бесчисленных звезд. Героическая душа лука была закована в золотую броню и что-то сжимала в руке.
Энкиду прекрасно знал, что это было.
А еще он знал, что мужчина парил в воздухе, благодаря силе особого Благородного Фантазма.
И, разумеется, он знал, кем был этот Слуга.

Небо и Земля.
Между ними было примерно сто двадцать метров.
Взгляды Героических душ встретились.
Глаза одного смотрели сверху на землю, глаза второго – на ночное небо. Но в их взглядах не было ни снисхождения, ни благоговения.
Узнав друг друга, они не произнесли ни слова.
Но спустя секунду их губы практически одновременно растянулись в улыбке… и они рассмеялись.
Они смеялись, словно показывая, что довольны сложившейся ситуацией.

XX


Тем временем — где-то в Сноуфилде – крыша

Безымянная Ассасин стояла на крыше самого высокого здания этого района города, казино «Crystal Bill».
Она забралась туда, чтобы ознакомиться с местностью и отыскать присутствие тех, кто был связан с Войной за Святой Грааль.
Здесь она бросалась в глаза, но если ее заметит противник, это лишь ускорит ее джихад. Она расположилась на крыше, руководствуясь бестактно простой тактикой, и наблюдала за городом—
Пока нечто не привлекло ее внимание.
Это было к югу от города. Там была лишь пустыня до самого горизонта.
- …
Но фанатичка не отвела взгляд и недобро уставилась на долину между Небом и Землей.

- О… Веселье началось?
Наблюдавший за Ассасин с крыши соседнего здания маг-кровосос Джестер тоже почувствовал аномалию.
Его сила восприятия не обладала исключительной эффективностью. Тем не менее, по его спине пробежала дрожь, когда он почувствовал присутствие чего-то… неведомого.
Возможно, это был инстинкт того, кто слишком долго обитал на грани жизни и смерти.
Прямо сейчас там, в пустыне, происходило нечто.
Отметив это предчувствие, отличавшееся от обычного магического восприятия, он расплылся в подлой улыбке и насмешливо произнес:
- Эта Война станет нашим с ней свадебным шествием. Давайте же, покажите фейерверки.
 
Rayner_FoxДата: Воскресенье, 06.09.2015, 20:46 | Сообщение # 10
No
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 5883
Награды: 35
Репутация: 45
Offline
XX


Юг Сноуфилда — пустыня

После обмена улыбками Гильгамеш пошевелился.
Странный меч в его руке – Меч разрыва, Эа – ожил и выпустил свою истинную форму как Благородный Фантазм.

Благородные Фантазмы.
Имущество и способности Героических душ, являвшиеся частью их героической сущности.
Некоторые представляли собой оружия, которыми обладали герои при жизни. Некоторые представляли собой части их тел. Другие можно было счесть самой душой героя, это были пространственные артефакты, изменявшие саму реальность. Благородные Фантазмы имели множество форм и разнились от героя к герою.
Для Гильгамеша, заполучившего все возможные сокровища, заурядные Фантазмы были лишь безделушками в его сокровищнице. Но этот меч был одним из немногих исключений, которые Гильгамеш ценил особенно.
У этого меча не было имени.
И все же он был прозван Эа, всего лишь прозвищем, которое Гильгамеш дал ему для удобства.
Фактически, он и мечом, возможно, не являлся.
В конце концов, это было нечто, существовавшее задолго до появления первых мечей и копий.
Он пришел из эпохи древнее человечества, старше даже самой планеты.
Он был редкостью среди редкостей, чистым воплощением силы, которым боги создали Бытие.
Этот меч был началом всего на этой планете. Именно он отделил Небо от Земли.
Он разорвал пустоту и создал небо, затем пронзил его и вернул обратно в пустоту.
Эта сила символизировала Начало и Конец, и лишь Гильгамеш, унаследовавший сущность богов, мог ей владеть.
Поэтому, когда Гильгамеш со всей силы взмахнул мечом, оружие раскрыло себя как…

Благородный Фантазм типа «анти-мир».
Атакующие Фантазмы делились на такие типы, как «противопехотные», «анти-армия», «анти-крепость» и так далее.
В большинстве случаев противопехотные Фантазмы лучше подходили для боя один-на-один, чем Фантазмы типа «анти-армия» или «анти-крепость». Но когда дело доходит до мощи Фантазма «анти-мир», уместность и удобство вылетают в форточку.
Это была абсолютная сила — сила, способная уничтожить мир.
Вне зависимости от того, один ли человек ему противостоял или целая армия, он просто раздирал мир на куски.
Именно эту силу выпустил Гильгамеш.
Против него стояла одна героическая душа, но Гильгамеш атаковал без промедления. Это была не игра и не небрежность. Король героев забыл про свою обычную надменность и вложил все, что имел, в одну-единственную атаку.
На земле стояла Героическая душа Энкиду.
Эта атака была весточкой его старому и единственному другу. Это была песнь незамутненной радости от их воссоединения, вобравшая в себя все, что он чувствовал как король, как герой и как человек по имени Гильгамеш.

- О Эа, воспой же от всего сердца.
Гильгамеш произнес эти слова, обращаясь не к Героической душе внизу, а к мечу в его руке.
И, словно в ответ, цилиндры меча начали вращаться, словно бур, закручивая воздух. Вихрь все рос, и возникло небольшое торнадо.
Два циклона слились и создали еще большее возмущение в воздухе — и все это притягивал и сжимал в себе меч.
Слои ветра становились все плотнее, превосходя все законы физики и быстро становясь смертельным оружием, способным разорвать все Созидание, и начали сгущаться в разрыв в самом пространстве.
Искажение поглотило звук и свет, создавая вокруг меча тишину и тьму. Словно раззадоривая завывания как будто живого оружия, Гильгамеш сжал его еще сильнее и взмахнул им в сторону своего давно потерянного друга без всяких сомнений—

[Звезда Созидания, разделившая (ЭНУМА ЭЛИШ) Небо и Землю!!!]


Искажение разорвалось.
Целая вселенная, сжатая до предела, сфокусировалась вокруг Эа и высвободилась взмахом его обладателя. Звуковая волна расколола окружающее пространство. Бездна пустоты затянула сам мир и вывернула его наизнанку.
Кто бы мог поверить, что все это вызвал лишь один взмах меча?
Пустота хлынула из разлома, еще сильнее разрывая пространство. Мир рушился, пустив по реальности бесчисленные трещины.
Пески раскалывались, словно глина. Небо и облако разорвало в клочья, словно бумагу.
Это было адское зрелище, словно картину пустыни пропустили через мясорубку.
«Взмах» меча искривил и разорвал планету, посылая волну разрушения в сторону Героической души, стоявшей на земле.
И тогда Энкиду…

XX


Полицейский участок

Начальник полиции Орландо Рив – приверженец магии – почувствовал завихряющиеся ауры к югу от города.
- Даже в черте города мы фиксируем бесчисленные источники энергии. Скорее всего наводнившие Сноуфилд маги послали в пустыню своих фамильяров.
Орландо помолчал несколько секунд, услышав доклад своей помощницы. Начальник полиции посмотрел в окно.
До этого он, наконец, получил сообщение о том, что все шесть Слуги были призваны.
Однако, он не предполагал, что ситуация накалится так быстро.
Он подозревал во всем этом замысел Фалдеуса и того старого дурака, но в расследовании сейчас уже не было смысла.
Бушевавшая вдалеке сила была столь чудовищна, что повергала его в дрожь.
Даже если схватка разворачивалась в десятках километров отсюда, ее больше нельзя было расценивать как чужую проблему.
Те отголоски, что доносились сюда, могли вызвать лишь легкое неудобство, но, тем не менее, все волосы на теле Орландо встали дыбом.
То, что он сейчас чувствовал, было очень схоже с лицезрением торнадо пятой категории, который обрушился на его родной город, когда он был еще ребенком.
Переборов свои бурные, выворачивающие наизнанку эмоции, Орландо приказал своей подчиненной:
- …собери весь полевой отряд. Я проведу брифинг.
Возможно, не было нужды собирать их здесь. Несколько минут назад он считал, что индивидуальных средств связи было бы достаточно. Но, почувствовав этот огромный поток праны, он передумал. Настало время слегка изменить планы.
С этого момента о Войне за Святой Грааль уже невозможно было думать, как о «сражении магов».
Теперь у него было еще больше причин поговорить с полевым отрядом лично. Он должен был сказать им, что знамя правосудия уже развевалось за ними, едва они ступили на это чужое поле боя.
Орландо был не настолько наивен, чтобы думать, что эту войну можно было выиграть одним лишь самодовольством. В настоящей битве подобное мышление может быть разницей между жизнью и смертью.
Это было все или ничего.
Искажения пространства в пустыне лишь укрепили уверенность начальника полиции.

Правосудие.
Они должны были верить, что сила этого слова защитит их. Враг был грозен.

XX


Пустыня

Удар, возвестивший о начале фальшивой Войны за святой Грааль, вполне мог бы стать последней атакой, закончившей ее.

Большинство Героических душ было даже не достойно использования Эа.
Те же, кого Король сочтет достойным, почувствуют благоговейный трепет от силы этого меча, но все равно бросят Королю вызов.
Герои, увидевшие силу Бытия, почувствуют целый водоворот эмоций.
Смирение, решимость, ужас, страх, ненависть или, возможно, радость.
Но лишь на лице одной героической души при виде этого ада, слияния смерти и пустоты, возникнет ностальгическая улыбка.

А, да.
Пока разрушительная сила растаптывала Небо и Землю и сминала мир на пути к нему, Энкиду улыбнулся с выражением глубокого облегчения.
В этой атаке не было обмана или уверток.
Хоть она и утратила свои масштабы со времен эпохи богов, природа ее силы осталась неизменной.
—Я счастлив, Гил.
…Так счастлив, что вновь могу испытать против тебя свои силы
Не было никого человечнее его, хоть он и ненавидел людей — никого божественнее, хоть он и презирал богов.
Король героев, стоявший на вершине Созидания, сражался с ним серьезно, как с достойным противником.
В таком случае, Энкиду мог лишь ответить тем же.
Подумав об этом, Героическая душа легким движением повернулась.
- Если приспособить под нынешнюю эпохи… думаю, это будет что-то, вроде этого.
Пустота дробила землю, приближаясь к нему. Героическая душа улыбнулась, и улыбнулась, и улыбнулась—

- Я тоже буду сражаться в полную силу, Гил.

После чего мир пришел в движение.

XX


Север Сноуфилда — широкая долина

- Что же происходит…?
Тина Челк была в замешательстве.
Она послала за Героической душой своего фамильяра-кондора, но он не смог за ним угнаться.
Но по дрожи земли, доносившейся с юга, она сразу же поняла, что там что-то происходило.
Перед своим уходом Гильгамеш сказал: «Эта битва стала достойной моей истинной мощи». Другими словами источником землетрясения, вероятно, был ее Слуга, подошедший к сражению со всей серьезностью.
Огромные объемы од – внутренней мистической энергии ее тела – утекали прочь.
Источником силы для связанного контрактом Слуги являлись Святой Грааль и энергия самого Мастера.
Пока она находилась на этой земле, тина могла брать ману из местных духовных жил и преобразовывать ее в од по своему желанию, но теперь она чувствовала, что ее тело будет полностью истощено, если она утратит сосредоточение. Магические цепи Тины, с чудовищной скоростью преобразовывавшие энергию, были напряжены до предела.
Однако, девочка не позволила дискомфорту отразиться на своем лице и стойко выносила нагрузку. Она не проявит слабость перед своими людьми, которые в неё верили.
Кроме того, если она дрогнет от такой мелочи, то не будет достойна называться подданной Короля, как сказал Гильгамеш.
Думая об этом, Тина была убеждена в одном.
Там был Благородный Фантазм, уничтоживший сам Мир.
Гильгамеш отрубил общее восприятие и телепатическую связь. Поэтому Тина не знала, что творилось на поле боя, но этот поток энергии говорил сам за себя.
Тина была убеждена, что ни один Слуга не мог выжить, столкнувшись с такой мощью.
Стоит ли ей радоваться, что одна фигура покинет шахматную доску так рано? Или сокрушаться по поводу того, что ее Слуга раскрылся перед остальными Мастерами? Пока девочка мучилась сомнениями, произошло нечто, поразившее ее еще сильнее.
Поскольку Тина использовала уникальную магию, бравшую энергию из земли, она почувствовала это даже на таком расстоянии.
- Невозможно!
Внушительная мощь струилась в пустыню, чтобы противостоять Гильгамешу. И ее источником были не духовные жилы.
Словно сама планета явилась на бой, направляя туда огромные объемы маны.
Можно было даже ошибочно подумать, что силе Гильгамеша, способной уничтожить мир, противостояла сама Противодействующая сила планеты.
Затем она поняла.

Прямо сейчас Героическая душа, сражавшаяся в пустыне с Гильгамешем, была, как минимум, равна ему по силе. Это было существо, выходящее за правила игры.

XX


Пустыня

Вероятно, Энкиду был призван Лансером из-за его Благородного Фантазма.
Однако, было не совсем правильно называть это Фантазмом.
Орудие для укрепления связи между богами и людьми. Такова была истинная природа Энкиду.
Согласно одной легенде, в попытке сохранить свою силу боги послали на землю Гильгамеша, чтобы под его властью люди продолжали поклоняться богам.
Однако, он не исполнил свой долг и вместо этого правил так, что люди лишь еще сильнее отдалились от богов. Возможно, Король героев забыл, возможно, не придал этому внимания.
Чтобы наказать Короля героев, не исполнившего свой долг, боги создали копье. То есть, Энкиду был рожден как идея божественного оружия, которое должно было пронзить враждебность Гильгамеша и вернуть его в руки богов. Поэтому шанс того, что Грааль изберет его на роль Лансера, был очень высок.
Также можно было сказать, что его Благородный Фантазм – атака, использовавшая в качестве оружия его собственное тело, - лучше всего подходил для копейщика.
Он просто пробьет мир насквозь и сошьет его обратно воедино.
Если в пропасти между Небом и Землей существовала стена, он существовал для того, чтобы пронзить ее.
Но боги вновь просчитались, точно так же, как и с Гильгамешем.
Ступив на землю и вступив в контакт с людьми, оружие обрело самосознание. Затем он попытался связать миры богов и людей по-своему. Тогда Гильгамеш действительно вернулся бы к богам — другими словами, стал бы ближе к ним.
То есть, боги не будут править человечеством. А человечество проложит свой путь в царство богов.
Поэтому Энкиду решил стать системой.
Он решил стать оружием Короля Земли. Этот путь он должен был полностью пройти ради эволюции мира.
И он принял решение как человек.
Он станет тем, кто избавит Короля от одиночества, и всегда будет рядом с ним.

И в тот момент, когда атака, способная разрушить Вечность, готова была обрушиться на его—
Планета запела.

Громадный объем энергии вырвался из земли перед ногами Энкиду и устремился вперед, чтобы поглотить Звезду Созидания, разделившую Небо и землю.
- Не сдерживайся.
Эти слова предназначались не противостоящей ему Героической душе.
Как Король героев говорил с Эа, так и Энкиду обратился к потоку маны, поглощавшему трещины Пустоты в пространстве. Он говорил с самой планетой.
- Я оружие. Используй меня, как пожелаешь.
В тот же миг хлынул такой поток маны, что предыдущий в сравнении с ним показался жалкой струйкой. В несколько раз больший объем маны гейзером ударил из поверхности земли и, обернувшись циклоном энергии, окутал тело Энкиду.
Затем энергия стала титаническим копьем света, способным пронзить Небо и Землю, с героической душой в качестве ядра.

Это была концепция, однажды распространявшая жизнь.
Это были горящие угли, которые когда-то помогли человечеству справиться с первыми страхами.
Оно шло через ад бок о бок с человечеством, и теперь пело о рае.
Разделение Неба и Земли было небольшим последствием.
Из прошлого в будущее. Из будущего в вечность.
Оно свяжет земли и моря с небесами.
Ужас был вырезан в кармических стараниях Жизни. Поэтому со временем человечество перепишет это в свои гены.
Оружие и инструмент, бесформенная кукла из грязи.
Пройдя свой путь среди людей, оно, познавшее радость дружбы, вскричало.
Поскольку этот мир сам по себе был адом, человечество само создаст рай, и постигнет Начало.

О Человечество, подчини своих Богов!!!

Могучий удар взвился в небо.
Прочертив прямую линию к своей цели, Энкиду сшил расколотый мир заново и сошелся с Мечом Разрыва в жестоком столкновении.

И затем…

XX


Во сне

- Что это…?
Почувствовав, как содрогнулась земля, лежавшая в кровати Куруока Цубаки открыла глаза.
Полусонная, она повернулась к окну, но все выглядело так, как обычно.
Едва она подумала об этом, короткая вспышка осветила небеса вдалеке, и до нее донесся глухой звук, который, казалось разрывал атмосферу.
- Гром!
По спине девочки пробежали мурашки, она свернулась калачиком, натянула на себя одеяло и начала дрожать.
- Мне жаль, мне жаль…
Было непонятно, почему она извинялась. Девочка продолжала бормотать после каждого раската грома.
Она привыкла быть объектом магических экспериментов своих родителей, поэтому не боялась черного духа, не желавшего ей ничего дурного. Однако, похоже, природные феномены, такие как гром и землетрясение, внушали ей ужас.
- Гром такой страшный…
И тут Тьма в углу комнаты зашевелилась и тихо окружила кровать, защищая девочку от вспышек и звука.
Затем от нее отделилась вторая Тьма и выскользнула из дома сквозь щель в оконной раме.
Это был мир внутри сна.
Здесь не было людей.
Родители Цубакибыли аккуратно уложены в кровати и спали, как убитые.
Фрагмент Тьмы – Бледный всадник – силой своей энергии оседлав северный ветер, мчался в пустыню на юге.
Это странное пространство было псевдомиром, созданным путем связывания мистической энергии Цубаки и ее снов с основой Святого Грааля, встроенной в землю Сноуфилда. Это было нечто, вплотную приблизившееся к воплощенным мирам разума, называемых магами Зеркалами души, но поскольку это пространство зависело от множества факторов, вроде богатой маной земли и врожденных способностей Цубаки, оно явно не могло существовать без ограничений.
Этот мир был ограничен Сноуфилдом и его регионами – основой Святого Грааля – и скован множеством правил — но Цубаки, которая неосознанно воплотила этот феномен, не могла об этом знать.
Она лишь желала жить счастливо с любимой семьей.
Пока его мастер хотела этого, Бледный всадник будет использовать свою энергию, чтобы исполнить желание Цубаки.
У него не было ни эмоций, ни стремления заполучить Грааль. Он лишь действовал как беспристрастная система для исполнения желаний Мастера. Он сам был как Святой Грааль, только очень ограниченный в возможностях.
У Цубаки тоже не было ничего особенного, чтобы загадать Святому Граалю. Если бы и было, то она хотела бы жить так, как жила, до самой старости. В этом отношении, ее команду уже можно было считать победившей в войне.
Бледный всадник безмолвно продолжал защищать ее. Он избавлял девочку от всех бед.
Например, когда гром и молнии проникли в мир грез, Бледный всадник, извиваясь, устремился в настоящий мир, чтобы устранить искажение в реальности.
У Бледного всадника не было эмоций. Он, как и страх человечества перед болезнями, никогда не умрет.
Поэтому он и не обладал концепцией разрушения. Поэтому он не боялся.

И ему было все равно, что помеха по своей грандиозности могла быть сравнима с написанным в Книге Откровения.

XX


Реальность — пустыня

Сила и сила.
Благородный Фантазм и Благородный Фантазм.
Божественность и оружие.
Когда две крайности столкнулись друг с другом, пространственное искажение разнесло окружение на куски.
В месте соприкосновения двух атак разгорелась немыслимая борьба энергий.
В далеком прошлом блудница, наблюдавшая за сражением героев древнего города Урука, изумленно произнесла следующее:
- Мне показалось, что мир был рожден семь раз и семь раз был уничтожен.
В этом вихре сил две Героические души не переставали улыбаться.
Дело было не в том, что у них было на то свободное время. Если один из них утратит бдительность хотя бы на мгновение, его тело будет предано забвению. Они оба это знали.
Тем не менее, для этих двоих это была ерунда, детская игра. Детская битва умов.
И все же ни один из них не мог позволить сдержать себя или сдать позиции.
Они лишь хотели сравнить свои силы. Они хотели драки. Померяться кулаками.
То, что технически они стали врагами волей Грааля, было едва ли более чем случайностью. Так каждый мог лишь быстрее почувствовать, что его друг был здесь.
Просто так получилось, что их дружеская дуэль втянула в себя всю округу.
Кроме того, энергии двух Благородных Фантазмов отменяли друг друга и рассеивались.
Но это «рассеивание» оставляло после себя смерчи, вгрызавшиеся в окружающий ландшафт.

- Мне стало легче.
Пока вокруг выли ветра, Герои спустились на землю и Гильгамеш, наконец, заговорил:
- Поначалу удивительно ностальгическая форма, которую ты принял, смутила меня, но, похоже, внутри ты ни капли не изменился.
Каким-то образом Энкиду, видимо, принял облик, в котором впервые встретился с Гильгамешем. Изначально он был бесформенной куклой из грязи, и, наверное, поэтому со временем сменил немало очертаний.
Король героев был все таким же надменным, но говорил совершенно иным тоном, которого никто больше не слышал.
- И все же ты проделал такой путь в эту пустыню … ты все такой же эгоист. Лишь тебе хватит глупости поставить безопасность леса выше встречи со мной, - вообще-то он не ожидал, что Энкиду придет, и говорил с обычным сарказмом. – Это тоскливая земля, но я заметил здесь песчаных червей и крыс. Ты, наконец, достаточно повзрослел, чтобы ставить одни жизни выше других?
Это были колкие слова, но враждебности в них не было.
После этих слов, произнесенных воплощением надменности, Энкиду покачал головой и ответил:
- Я не имею на это права. Я лишь инструмент, и то, каким мне быть, полностью зависит от моего хозяина. Но последнее суждение остается за мной. Лучше, если я буду единственным, кто возмутит пустыню.
Гильгамеш раздраженно вздохнул.
- Опять за старое? Ты не изменился, даже после смерти.
- А ты переродился тираном.
Находчивый ответ Гильгамешу, которого в юности считали мудрым правителем, был настолько же полон сарказма. Но в нем тоже не было злобы.
- Действительно. Если бы моя детская сторона увидела меня сейчас, то лишила бы себя жизни.
В сравнении со своим поведением в пещере, Гильгамеш говорил сейчас так беспечно, что его можно было принять за совершенно другого человека. Если бы маги, знавшие, каков он, увидели бы это, то стали гадать, почему бесполая Героическая душа все еще была жива.
Причин было много, но любой скептический маг, вероятно, принял бы конкретно один объективный фактор — хотя сам Гильгамеш никогда бы об этом не подумал.
Этого противника было не так-то просто убить даже Королю героев.
Такова была сила этой Героической души.
Любой свидетель их битвы согласился бы.
Но детская игра еще не закончилась.
Клинок Эа в руке Гильгамеша вновь начал вращаться, и, словно в ответ на это, пространство за его спиной расцвело золотом.
- Вот как? Если бы ты в детстве был мальчиком, которого описывала Шамхат, то выбрал бы жизнь. Не ради будущего, но ради жителей Урука, которые тогда были еще живы.
Из песка взвились бесчисленные щупальца, словно они были частью тела Энкиду.
Увидев это, Гильгамеш вновь использовал свой Благородный Фантазм, чтобы воспарить в небо. Затем позади него открылась его сокровищница – Врата Вавилона – и из нее возникли сперва дюжины, затем сотни Благородных Фантазмов.
В то же время верхушки земляных щупалец Энкиду превратились в бесчисленно количество различного оружия, от мечей и копий до луков.
Один вздох – и тысячи снарядов с громоподобным звукам столкнулись друг с другом.
Над обдуваемом ветрами полем боя какофония звона металла.
Там было лишь две Героические души.
Но столкновение между ними, каждый из которых сам по себе был целой армией, было столь неистовым, что это можно было назвать лишь полем боя.
Королевская коллекция оружий, которые, по слухам, были прототипами всех Благородных Фантазмов, была неисчислима.
Оружия, которые были бы козырными картами для обычных Героических душ, расходовались без всякой сдержанности.
Чтобы противостоять этому, Энкиду стал одним целым с землей, преобразовал свое тело, дарованное богами, и создал великое множество божественных оружий.
Это был яростный, неутомимый обмен предельными атаками.
Парадоксальная сцена показывала, насколько сбалансированной была их дружба.
Их разговор вновь прервался, но никто из них не расстроился.
Им было достаточно просто быть вместе, здесь и сейчас.
Словесная битва умов или кровавый бой – для них все это было равносильно «разговору».

Именно поэтому Гильгамеш счел непростительным то, что кто-то осмелился окатить ледяной водой их радостное воссоединение спустя тысячи лет.

За спиной Энкиду подул холодный ветер.
Продолжая управлять своим бесчисленным вооружением, он посмотрел на север.
- Он идет.
- Что?
Не почувствовав обмана в этих словах, Гильгамеш тоже обратил свой взор на север, но ничего не почувствовал.
Вероятно, потому что Энкиду обладал настолько высоким уровнем Обнаружения присутствия, что мог чувствовать даже неуловимые сущности.
Изначально, ни Гильгамеш, ни Энкиду не придали значения слабым аурам вокруг, ведь пустыня была наводнена фамильярами, на которых они тоже не обратили никакого внимания.
Но это было совершенно иное, не похожее на животных и насекомых, служивших фамильярами.
Подозрительно слабое присутствие.
Энкиду инстинктивно почувствовал странное давление.
- …Приближается нечто ужасное. Вероятно, мой естественный враг.
Услышав это, Гильгамеш поднял брови.
У Энкиду не было слабостей. Гильгамеш прекрасно это знал.
Единственным исключением можно было посчитать смерть, которую на него натравили — проклятье смерти, наложенное на него богами.

- …Вот как. Наше воссоединение заставило меня забыть, что вокруг много воров, желающих наложить свои грязные лапы на мое сокровище.
- Я вхожу в их число?
- Тебе ведь не нужна такая безделица, как Святой Грааль, верно? Ты сам способен стать порочной машиной для исполнения желаний.
На это странное замечание Энкиду ответил:
- В лучшем случае, я смогу ее лишь сымитировать. Ну, мое желание все равно уже исполнилось, а моему Мастеру Святой Грааль тоже не нужен.
Беспечно говоря об отказе от Грааля, Энкиду, тем не менее, не сводил сосредоточенного взгляда от севера.
- Но я обязан защищать своего Мастера. Я не могу исчезнуть здесь из-за чужого вмешательства. Сейчас я намерен сбежать, так что продолжим в другой раз.
Когда Энкиду с улыбкой сказал «убежать», Гильгамеш нахмурился.
- Что за шавка такая твой Мастер, если ты готов пойти на такое? Если он того стоит, то позволь мне судить самому.
То есть, если ему станет скучно, он прикончит Мастера на месте.
Уловив этот смысл в словах Гильгамеша, Энкиду лишь покачал головой и хихикнул:
- Ни за что. Ты умеешь судить лишь богов, людей и вино.
- ?
На лице Гильгамеша отчетливо читалось недоумение, хоть он и не был особо заинтересован в Мастере Энкиду. Он очень недобро вздохнул и сказал:
- В таком случае продолжим веселиться после того, как я казню мятежников.
Гильгамеш поднял голову. В его глазах горела тихая ярость на негодяев, посмевших помешать им.
Продолжая выстреливать сотни Благородных Фантазмов своими щупальцами, как ни в чем не бывало, Энкиду попытался успокоить раздраженного Короля.
- Нельзя, Гил. У короля не должно быть такого мрачного лица. Когда король беспокоит своих подданных, это огорчает их еще сильнее, чем страх перед тираном.
- Ты учишь меня быть королем после того, как решил сбежать, поджав хвост? Пусть у тебя были тысячи обликов, но ты действительно не изменился.
Гил с широкой улыбкой вновь поднял Эа. В ответ на это все Благородные Фантазмы, которые разбросало по округе, взревели. Эа, усиленный мощью Фантазмов, вновь искривил мир.
- Это будет мой последний удар на сегодня. Прими его как закрепление нашего воссоединения.
- Разумеется.
Энкиду вновь слился с землей и произнес, вбирая ману в свое тело:
- Я убегу сразу после этого. Хотя мне жаль, что Эа придется взять на себя роль дымовой завесы.
- Не насмехайся. Разве не все Созидание ослеплено моей силой?

Двое вновь улыбнулись, и в следующее мгновение—
С еще большей мощью два Энума Элиш вновь встретились, оставив на мире свой след.
Эта схватка оставила ужасные шрамы не только на лике пустыни, но и в сердцах магов, где даже время едва ли залечит их.

XX


Несколько минут спустя…

Бушующие смерчи отсрочили его появление, но частица Бледного всадника, наконец, прибыла к центру пустыни.
Но здесь уже никого не было, как и пространственного искажения.
Какое-то время он кружил над местностью, оседлав ветер, и затем позволил своему телу исчезнуть из этого мира.
Он не будет преследовать Героические души, которые уже покинули это место.
В конце концов, он пришел избавиться от звуков грома, испугавших Цубаки — и теперь, когда они исчезли, ему здесь больше нечего было делать.

Все следы Героических душ, наконец, исчезли, и пустыня вновь погрузилась в тишину.
Тела впавших в кому фамильяров, коснувшихся присутствия Бледного всадника, усеивали землю, которую, как и всегда, освещал лунный свет.

Так закончилась первая битва фальшивой Войны за Святой Грааль.
Ассасин, почувствовавшая могучие силы, лишь укрепила свои враждебность и осторожность, тогда как Мертвый Апостол, пораженный силой Короля героев и его противника, выпучил глаза:
- Невероятно! За гранью всех ожиданий! Разве это не сила для осквернения моей Слуги?! – в восхищении пробормотал он.
Маги в городе отреагировали по-разному. Одни сбежали, почувствовав опасность, другие, познав возможности Героических душ, усмирили свои амбиции и начали строить планы по сохранению своих привилегий как Мастеров.
За эпицентром неистового сражения между магическими энергиями следили и в отдаленной стране — это не ускользнуло от внимания Часовой башни, штаб-квартиры Ассоциации магов.
В этот раз никто не погиб, но и Ассоциация, и Святая Церковь, решившие до этого просто тихо наблюдать за ритуалом, пересмотрели свои планы. Этот поток маны был вне сферы их полномочий.
Этот конфликт больше нельзя было игнорировать.
В землях Сноуфилда разгорелась невыразимая война между магами.
В свете этого истина и ложь перестали что-то значить.
 
Rayner_FoxДата: Суббота, 06.02.2016, 22:22 | Сообщение # 11
No
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 5883
Награды: 35
Репутация: 45
Offline
Пролог VII
「Гостья и _____ 」


Девушка была путешественницей, которая прибыла в Сноуфилд, не подозревая даже, что Война за святой Грааль началась всего лишь полдня назад.
Она вошла в аптеку, сверяясь с чем-то на экране своего мобильного телефона, и спросила у продавца, есть ли здесь поблизости дешевый одноэтажный мотель.
Мужчина, чей могавк никак не вязался с его дружелюбными манерами, подсказал девушке, как добраться до мотеля. Он предложил ей несколько отелей получше в том же ценовом диапазоне, но она вежливо отказалась.
- Какие жуткие татуировки, - заметил он.
Девушка ответила ему с учтивой улыбкой и покинула аптеку. Она посмотрела на свои руки. На ее ладонях были отчетливо видны одинаковые узоры. Она знала, чем они являлись. Такой же символ был запечатлен на ее плечах и спине.
Девушке было около двадцати, однако ее лицо было слишком уж детским даже для японки, поэтому выглядела она, вероятно, на два-три года моложе своего настоящего возраста. Она носила очки консервативного дизайна, пытаясь казаться взрослее, но, словно противореча этому, ее волосы были осветлены до яркого блонда.
Если она была панк-рокером, тогда узоры на руках, несомненно, были частью этой моды, но…
Взглянув на них, она сердито нахмурилась в явном раздражении.
- Эй, мисс! – окликнул ее продавец с могавком, появившись из аптеки.
- Что?
Когда она развернулась, мужчина бросил ей в руки какой-то предмет.
- Вы забыли.
- …Простите.
Девушка осознала, что это был ее телефон.
Видимо, во время их недолгого разговора она положила его рядом с кассой, где и забыла.
Сжимая телефон, девушка склонила голову.
- Большое спасибо.
- У вас осветленные волосы, но вы ведь азиатка? Китаянка… нет, камбоджийка?
- …Я из Японии.
Услышав это, мужчина с могавком примирительно развел руки.
- Япония! Да Вы из отличной страны! Мой двоюродный брат был там один раз. Торговые автоматы вынесли ему мозг!
- Это приятно слышать.
В этот раз девушка ответила на общительность продавца чуть более приветливо.
- Папа мой тоже когда-то ездил в Японию. Он привез несколько сувениров из парка развлечений под названием «Китси Лэнд», они до сих пор у нас дома стоят. А еще он сказал, что видел ниндзя! Их много в Японии?
Девушка так и узнала, шутил ли он или же спрашивал со всей серьезностью, потому что, когда возбужденный мужчина уже хотел сказать что-то еще, его заглушил шум вертолетного винта.
Вертолет летел на пугающе низкой высоте, направляясь из города в сторону пустыни.
Когда шум, наконец, стих, продавец цокнул языком.
- Вот ведь, эти вертушки здесь с самого утра летают. Проклятье, они распугивают всех покупателей! Я подумал, что беруши будут расходиться на ура, но ко мне так никто и не зашел.
Аптеки, совмещавшие в себе черты минимаркета и универсального магазина, были широко распространены в Америке. Даже этот мужчина, несмотря на броскую одежду, был опытным фармацевтом, способным не только сделать укол, но и оказать прочие услуги подобного рода. Однако незнающий человек при взгляде на выставленные товары поначалу решит, что это именно минимаркет, а не аптека.
Услышав его ворчание, девушка приподняла брови.
- С самого утра?
- Вы что, новости не смотрели? Говорят, ночью в пустыне рванула одна из труб газовой компании. Это опасно, поэтому туда никого не пускают.
- …Часто здесь такое происходит?
- Не, всю жизнь здесь провел, но еще ни разу не видел ничего подобного. Я понятия не имел, что все это время в пустыне было нечто настолько опасное.
Слушая продавца, девушка покосилась на исчезающий вдалеке вертолет.
Он словно бросал чему-то вызов.
Или, пожалуй, спасался от этого «чего-то» бегством.

Она задумалась над этим, не подозревая, что за ней наблюдали.

ХХ


Северный Сноуфилд

Вдалеке от городских небоскребов, чьи очертания линией вырисовывались на фоне неба, между ущельем и лесом располагался некий объект.
На первый взгляд могло показаться, что это крепость, построенная для защиты города, но для этого он был недостаточно велик. По периметру обширное строение окружало несколько сторожевых вышек. Ограда из колючей проволоки еще сильнее подчеркивала строгие меры безопасности вокруг этого учреждения.
Это был специальный исправительный центр Коулсмана, одна из многих частных тюрем на территории Соединенных Штатов.
Частные тюрьмы работали по договоренности с властями штата или федеральным правительством и содержали заключенных под частным управлением. Они обеспечивали доход, используя заключенных на производстве и прочих работах.
Правительственные тюрьмы не могли вместить всех заключенных, коих было более двух миллионов. Поэтому частные тюрьмы можно было найти по всей стране, даже в Сноуфилде. Жители города не видели в этом исправительном центре ничего необычного.
Напротив, многие даже не знали, что в этой местности находилась тюрьма. И тех, кому было известно о подноготной этой тюрьмы, конечно же, едва ли можно было отнести к обычным жителям.
Что же касается «подноготной»…
На подземном этаже тюрьмы находился «офис» размером с баскетбольное поле. На стенах тускло освещенного помещения висело множество мониторов, за которыми молча наблюдали со своих рабочих мест мужчины и женщины.
И даже в этом не было бы ничего необычного, ведь комната наблюдения была жизненно необходима для любой тюрьмы, но из всех мониторов лишь немногие показывали внутренние помещения учреждения. Большая их часть отображала записи в реальном времени с камер наблюдения по всему городу, как общественных, так и скрытых.
Некоторые явно располагались в комнатах отелей, и никто этого даже не скрывал.
Одного лишь этого было достаточно, чтобы сделать вывод, что это был пост прослушки какого-то разведывательного управления — вот только во всем этом определенно было что-то странное.
Многие из этих камер, похоже, являлись насекомыми и грызунами, потому что передвигались и поворачивались по своей воле. Когда одна из воздушных точек обзора пролетала мимо зеркальной стены здания, в отражении можно было, без всякого сомнения, разглядеть птицу.
Современным технологиям было еще далеко до создания похожих на птиц роботов, поэтому это было не механическое устройство, а, скорее, фамильяр.
Мониторы отображали визуальную информацию, поступавшую как от фамильяров, так и от обычных камер наблюдения. Это смешанное использование магии и технологий было одной из причин существования специального исправительного центра Коулсмана.
Фалдеус, хозяин фамильяров, находившийся в этой комнате наблюдения, следил за экранами вместе с другими сотрудниками. Его внимание, однако, было приковано к одному конкретному монитору.
В то время как изображения на других мониторах сменялись, показывая по кругу информацию с различных точек обзора, Фалдеус остановил этот процесс на интересующем его экране.
- …Хмм.
Невозмутимый молодой человек был поглощен мыслями. Он подумал, что в поле обнаружения появился новый маг, но…
Что это была за девчонка?
Используя панель управления, он увеличил изображение. Оно показывало информацию с камеры наблюдения перед аптекой на южных окраинах города. Это был не фамильяр, а камера, созданная по последнему слову техники, которая могла отображать визуальные детали даже после увеличения в несколько дюжин раз.
Внимание Фалдеуса привлекла метка на руке девушки.
Некий магический узор был запечатлен на ее ладони. Девушка как раз поворачивалась, чтобы проводить взглядом вертолет.
…Командные заклинания?
Фалдеус задумался над этим, но не смог сделать однозначный вывод.
Сигнатуру аномальной энергии, возникшую, когда девушка оказалась в черте обнаруживающего поля, не мог проанализировать даже Фалдеус, долгие годы обучавшийся в Часовой башне. Если эта девушка была магом, то она не предпринимала никаких попыток скрыть свою мистическую энергию.
В этой части его огромной мастерской под тюрьмой подчиненные Фалдеуса наблюдали за городом двадцать четыре часа в сутки. Внушительных размеров магическое поле для обнаружения незваных гостей, охватывало весь город, а бесчисленные камеры были синхронизированы друг с другом для эффективного наблюдения. Все эти меры предназначались для слежения за магами, но более опытные из них могли скрыть свое присутствие самыми разными способами, из-за чего их появление было практически невозможно зафиксировать.
Другими словами, эта девушка, не сумевшая скрыть свою энергию, либо была третьесортным магом, либо пыталась спровоцировать наблюдавших за ней. Фалдеус гадал, какой же из этих двух вариантов был верным.
Однако она, похоже, не заметила обнаруживающее поле, поэтому вероятность последнего была довольно низка.
Тем не менее, Фалдеус был убежден, что делать выводы еще рано.
Он не забыл про Флата Эскардоса, юного мага, который, даже не скрываясь, прибыл в Сноуфилд на автобусе и призвал Слугу прямо в общественном парке средь бела дня.
Будучи учеником Рангала, Фалдеус смог избежать вовлеченности во внутренние политически дрязги Часовой башни, не раскрывая себя, но даже до него доходили слухи о Флате, которому дали прозвище «Безнадежный уникум».
Лорд Эль-Меллой II участвовал в Четвертой Войне за Святой Грааль и выжил, не получив ни царапины. Он читал лекции по современной магии, считавшейся бесполезным предметом, но за несколько лет обучил немало великолепных магов, чем заслужил репутацию «гениального преподавателя». И учеником, который находился под его крылом дольше всех, был не кто иной, как юный Флат Эскардос.
Фалдеус верил, что шансы участия Лорда Эль-Меллоя II были велики ввиду его предыдущего опыта, но он никак не ожидал того, что сюда заявится эль-меллоев ученик, как, впрочем, и не думал, что Флат будет раз за разом делать то, что любой нормальный маг сочтет глупым.
Опять же, это был лишь еще один пункт в постоянно растущем списке того, что не входило в расчеты Фалдеуса, вроде уникальной Героической души класса Лансер или четы Куруока, которые наверняка что-то задумали.
Глядя на стоявшую перед аптекой девушку с похожим на командные заклинания узором на ладони, Фалдеус не утратил самообладания, но скрыть разочарования по поводу того, что все превратилось в одну большую проблему, ему не удалось.
- Нам связаться с начальником полиции? – спросила одна из его подчиненных, также смотревшая на экран.
- Отставить, - покачал он головой. – Пока что сосредоточимся на сборе информации о Флате и том серебряном волке.
- Есть, сэр.
- У нас, может, и союз, но об этом лакомом куске не стоит распространяться.
Информационная сеть Фалдеуса значительно отличалась от системы наблюдения, используемой полицией. Более того, он знал гораздо больше, чем начальник полиции.
Первородный герой Гильгамеш и наследница коренных хранителей этих земель Тина Челк—
Загадочная Героическая душа, способная, как считалось, изменять свой облик, и Флат Эскардос, эксцентричный юнец из Часовой башни—
Чета Куруока, о деятельности которых, помимо того, что они пребывали у себя дома, по-прежнему ничего не было известно—
Созданный магией серебряный волк и Героическая душа, которая, вероятно, была Энкиду
Помимо них был еще Джестер Картур, могущественный кандидат в Мастера, чья мастерская, судя по всему, подверглась нападению. Там было обнаружено множество обгоревших тел и одно осушенное. Вероятно, Слуга впал в неистовство, или же Мастер решил по неизвестной причине убить своих учеников. Люди Фалдеуса все еще прорабатывали зацепки.
- Меня интересует Героическая душа, призванная четой Куруока.
Они станут врагами, лишь когда начнется война. Уговор уговором, но то, что Куруока так ничего и не предприняли, было довольно странно. Для верности в их дом был совершен магический звонок.
Когда безжизненный голос ответил: «Прошу прощения, но мы заняты чрезвычайно важным делом, и у нас нет времени на Войну за Святой Грааль» — Фалдеус сделал вывод, что с ними что-то произошло.
Для четы Куруока не могло быть ничего важнее Войны за Святой Грааль. И все же, для блефа это было слишком уж странно.
Была вероятность, что их подвергла мощному гипнозу неизвестная сторона. Но Куруока нельзя было назвать неопытными магами. Если их загипнотизировали или контролировали каким-то иным способом, тогда это, скорее всего, было делом рук первоклассного мага. Фалдеус не мог исключить вероятность того, что Ассоциация магов послала элитного агента.
В этом случае действия Флата Эскардоса можно было назвать притворством. Впрочем, даже для притворства они были слишком уж дикими...
Помимо этого, ему еще было о чем волноваться.
Вчера с фамильярами, которых Фалдеус и его подчиненные отправили в пустыню, была потеряна связь. Другие маги также послали туда фамильяров, но все они были уничтожены во время схватки между двумя Слугами. Фалдеус знал об этом, но кое-что не давало ему покоя.
Множество фамиляров, включая его собственных, было обнаружено в бессознательном состоянии. На их телах были странные язвы. Когда выяснилось, что они возникли в результате воздействия некоего проклятия или болезни, фамильяров тут же отправили в лабораторию на анализ.
- Боже мой, со всеми этими странностями провернуть все гладко будет очень сложно, - вздохнул Фалдеус, после чего быстро взял себя в руки.
- Мисс Алдора, организуйте наблюдение уровня 2 за девушкой на камере B-357.
- Есть, сэр.
Отдав приказ, Фалдеус медленно поднялся со своего кресла. Шагая к выходу, он бросил взгляд на мониторы, показывавшие внутренние помещения тюрьмы.
Мужчины и женщины, находившиеся, судя по всему, в отдельных камерах.
- Скоро придет ваш черед действовать, - отведя взгляд от изображений зловещего вида людей, пробормотал Фалдеус.
- Честно, эти семь дней обещают быть такими веселыми, что аж тошно становится.
Покидая свою мастерскую, он миновал монитор, на который выводилось изображение с вертолета. Это было свидетельство столкновения двух Героических душ — шрам на земле, обращенный в стекло невероятным жаром и давлением… огромный кратер диаметром в несколько километров.

ХХ


Лас-Вегас, Невада

Поверх одного казино была построена странная часовня.
В Лас-Вегасе церквей было не счесть, но именно эта была ничем не примечательна. В ней не было ни украшений, вроде витражных окон, ни даже символов Церкви. Люди считали ее всего лишь частью стиля казино.
Неудачливые игроки заходили сюда время от времени, чтобы вымолить прощение, а победители – чтобы вознести небесам свои благодарности.
- Полагаю, во вводной нет нужды.
Над входом в часовню располагалась скудно обставленная комната. Она была довольно тесной, и любой снисходительный человек счел бы эту обитель Господа самой скромной во всем Лас-Вегасе.
Измученный заботами пожилой священник отвел взгляд от алтаря и, чуть наклонив голову, начал говорить словно сам с собой:
- Итак, как бы лучше выразиться? Единственным представителям Церкви, которые сейчас находятся в Сноуфилде, не хватает опыта. Я бы не стал ожидать от них каких-либо свершений в таком деле, как Война за Святой Грааль.
Святая Церковь была религиозным объединением, но за этим фасадом скрывалась самая крупная организация во всем мире. Зародившаяся в западной Европе, она могла похвастаться системой, которая охватывала весь земной шар.
Миссия Церкви заключалась во властвовании над всеми таинствами и чудесами, и поэтому она находилась в прямом противостоянии с Ассоциацией магов, которая скрывала таинства от мира.
Однако все несколько менялось, когда дело касалось Войны за Святой Грааль.
Если Святой Грааль был настоящим, то он являлся сокровищем человечества, которое должно находиться в руках Церкви. Они также считали своим долгом следить за тем, чтобы никто не использовал этот чудесный ритуал во вред обычным людям. Изначально Церковь лишь тихо наблюдала за конфликтом, но после беспорядочной резни, запятнавшей Вторую Войну за Святой Грааль, она вступила в ритуал в качестве официального участника и управляющего.
Если источником аномальных потоков магической энергии, наблюдавшихся прошлой ночью, были Героические души, тогда это дело подпадало под юрисдикцию Церкви.
Большой пожар в Фуюки, разрушение высотного отеля, призыв морского чудовища и потеря военных истребителей — все это произошло во время Четвертой Войны за Святой Грааль. Теперь, когда Церковь убедилась, что эта война несла в себе потенциал для еще более ужасных несчастий, ее миссия стала важной, как никогда. Если бы недавний всплеск энергии произошел на окраинах города, Сноуфилд стерло бы с лица земли.
В данный момент, существование кратера в пустыне усиленно скрывали. Некто использовал магическую и политическую силу, чтобы предотвратить утечки информации по всем фронтам, будь то снимки со спутника или пресса.
Во время предыдущих Войн за Святой Грааль Церковь вступала в игру, чтобы скрыть самые заметные «происшествия», что было частью ее миссии по управлению священным артефактом.
В этот раз, однако, Святая Церковь никак не была вовлечена в произошедшее. И это сильно беспокоило Ассамблею Восьмого таинства.
Было установлено, что эта операция по сокрытию организовала не Святая Церковь и не Ассоциация магов, а некая третья сторона, способная контролировать правоохранительные органы и национальные разведывательные управления. Церковь не располагала всеми деталями, но, по крайней мере, было очевидно, что в деле участвовало федеральное правительство Соединенных Штатов.
Обычно, любой бы подумал, что верхам Церкви следует поблагодарить этих неизвестных за то, что те занялись этой крайне хлопотливой работой… но это также несло в себе скрытое сообщение: «В вашей власти нет необходимости в этой Войне за Святой Грааль». Если напрямую, то кто-то говорил им отвалить.
Некоторые были возмущены этим намеком и считали его непростительным. Ими были те, кто приглядывал за людьми Сноуфилда, и те, кто высказывался за то, чтобы вступить в Войну за Святой Грааль города Сноуфилд силой.
И поэтому священникам, находившимся ближе всех к Сноуфилду, которые подходили н роль Наблюдателей, пришел приказ — добраться до города как можно быстрее.
- Да уж, действительно, как бы лучше выразиться… хмм. Эти приказы поступили прямо из штаб-квартиры Ассамблеи Восьмого таинства. Я не хочу, чтобы ты покидал город, но в непосредственной близости больше никого нет, хм.
Священник замолк на секунду, после чего продолжил разглагольствовать с явным испугом в голосе:
- Если ты не возьмешься, то следующим лучшим кандидатом буду я, но знаешь, боец из меня не очень-то хороший. Видишь ли, я думаю, что для этой задачи подойдет кто-нибудь более выносливый. Хм. Будь у Церкви больше влияния, мы бы просто заставили правительство сделать то, что нам нужно, но в Сноуфилде наша власть не так уж сильна.
Да, Святая Церковь обладала силой управлять народами. И все же это было так лишь в тех странах, где влияние Церкви было сильным.
В Америке оно разнилось от штата к штату, и Церковь могла оказать значительное давление когда обстоятельства, вроде избранного президента или народного мнения, были на ее стороне. В штатах же, где влияние Церкви было невелико, однако, манипулировать событиями было не так-то просто.
Даже в случае с городом Фуюки множество несчастий удалось замять лишь благодаря десятилетиям подготовки к Войнам за Святой Грааль. Сокрытие происшествий, вроде потери истребителей, требовало политического капитала во всех возможных аспектах.
- В общем, вот как все обстоит. Вероятно, они намеренно избрали для воплощения своих планов регион, где мы не можем похвастаться влиянием. В частности, до Сноуфилда Евангелие добралось далеко не сразу, в основном, из-за жесткой оппозиции в лице местного коренного племени.
Не сводя глаз с Библии, которую он держал в руке, старый священник повернулся.
- Э-э-э… ты слушаешь? Ханза?
Другой священник, сидевший на краю одной из скамей, ответил, не отрываясь от своего мобильного телефона:
- Нет, святой отец, расслабься.
- Надо слушать людей, хмм.
- Прошу прощения, но правительственные дела никак меня не касаются. Отец, тебе нужно передать мне волю Господа. Одной фразы, вроде «Уничтожь противника», будет достаточно.
Второй священник нажимал кнопки на телефоне с невероятной скоростью. Он как будто писал отчет или сочинял какой-то иной документ.
- Нет, нет, в этот раз ты будешь Наблюдателем, а не экзекутором. Впрочем, в зависимости от того, как будут развиваться события, в других твоих навыках может возникнуть необходимость, - пожилой священник вздохнул. – Эй, э-э-э, Ганза, может, отложишь свой телефон, когда с тобой разговаривают?
- Кто бы говорил, святой отец, ты даже не смотришь на того, с кем говоришь.
Сказав это, священник по имени Ханза оторвал взгляд от телефона и посмотрел на своего коллегу, читавшего Библию. Старик вздохнул еще тяжелее и уставился на Ханзу.
- И еще, перед другими людьми тебе нужно говорить и вести себя должным образом, как священник.
- Понимаю, святой отец. Когда пойду в казино в другом городе – переоденусь в гражданскую одежду.
- Хм, я бы предпочел, если бы ты вообще не посещал казино.
Ханза поднял руки и медленно встал, игнорируя старого священника.
На вид ему было за тридцать; броская повязка на правом глазу создавала запоминающийся образ. Ханза был мужчиной испанского происхождения с бесстрашной решимостью во взгляде, что придавало ему схожести со страстным киноактером.
- Идем, Квартет. Давненько у нас не было работы.
Из теней возникли четыре монахини, которые молча выстроились в линию за Ханзой.
Старый священник провожал их взглядом, когда в его правой руке что-то блеснуло. Не издав ни звука, металлическая пластинка слетела с его ладони со скоростью пули, видимо, благодаря какой-то особой технике. Несколько десятков лет назад эта синяя монета была фишкой высокого достоинства в казино под часовней.
В следующее мгновение рука Ханзы изогнулась под невероятным углом, поймала монету и бросила ее обратно так же бесшумно и молниеносно.
Когда старый священник без всяких усилий поймал монету, она распалась в его ладони. Опустив взгляд, он увидел, что она разломилась на шестнадцать одинаковых кусочков, словно пицца.
- Ах, прости, поскольку тебя было не оторвать от телефона, мне показалось, что ты подрастерял свои навыки.
Медленно повернувшись и посмотрев на старого священника, который пожал плечами, Ханза саркастически пробормотал с бесхитростной улыбкой на лице:
- Тебе бы тоже не помешало размять кости, святой отец.

ХХ


Где-то в Лондоне — Часовая башня

Часовая Башня погрязла в истерии, как и ее соперники в Святой Церкви.
Между Лондоном и Сноуфилдом, конечно же, была разница во времени. Первое открытое сражение Войны за Святой Грааль произошло в пустыне Сноуфилда, когда у студентов Часовой Башни начинались утренние занятия.
Обитатели Часовой башни либо зафиксировали потоки энергии, излучаемые во время сражения, либо слышали доклады от магов-очевидцев. Еще до полудня слухи о войне расползлись по всей Часовой башне.
Среди беспокойных магов выделялись двое, которые торопливо шли к аудитории, где преподавалась теория современной магии.
- Я все еще не могу поверить в то, что Фалдеус был шпионом…
- Это так. Он оказался двойным агентом.
Перед молодым магом вышагивала внушительных размеров зловещая гуманоидная фигура, похожая на пугало, чье тело, скрывавшееся под плащом с капюшоном, было замотано в бинты и брезентовую ткань.
Большая фигура была не человеком, а, скорее, временной марионеткой под контролем Рангала, чью куклу-двойника превратили в швейцарский сыр несколькими днями ранее.
- Учитель, нельзя ли что-нибудь сделать с этой марионеткой. Все на нас смотрят.
- Мне тоже позорно использовать это жалкое подобие! Вероятно, Фалдеус саботировал и другие куклы. И все же, кто не рискует…
Кукла была собрана очень грубо, но ее сенсорные функции работали нормально. Она повернулась к ученику, который плелся следом, и спросила:
- Ты нервничаешь?
- Да. Все-таки это моя первая встреча с Лордом.
Лорд. Каждый из двенадцати факультетов Часовой башни возглавлял маг с этим титулом.
Юнец, на лице которого отчетливо читалась тревога по поводу встречи со столь влиятельной фигурой, задал очередной вопрос:
Этот… Лорд Эль-Меллой II, что он за человек?
- …Десять лет назад даже я не считал его особенным. Предположительно, семья Эль-Меллой для своего удобства сделала из него свою марионетку и посадила на незавидное место главы факультета, где преподают мешанину предметов, так называемую теорию современной магии. Но вскоре мы поняли, что сильно заблуждались.
Рангал, быстро шагая вперед, спокойно продолжил свой рассказ:
- Вернер Цезармунд, наследник магии бабочки. Роланд Берзинский. Орг Рам. Сестры Пентел, Радия и Назика. Фезграм фон Семберн. Как думаешь, что связывает все эти имена?
- Кажется, их всех повысили до Прославленных и Достойных за последние несколько лет. Возвышение столь многих молодых магов вызвало большой ажиотаж. Мы тоже этим немало взволнованы.
Магам Ассоциации назначали титул, соответствующий их рангу. Титулы ниже Великого (или Гранда), вроде Прославленного и Достойного, даровались магам, которые значительно превосходили своих мирских коллег.
Рангал не стал поправлять своего ученика и добавил:
- Есть у них еще кое-что общее.
- Что? – озадаченно наклонил голову вбок его ученик.
- Они все обучались у профессора Эль-Меллоя.
- !
- Сам Эль-Меллой II — всего лишь маг низкого ранга. Однако истинная его ценность заключается в другом. Его взгляды очень широки, что нехарактерно для мага, а еще он способен ухватиться за чьи-нибудь скрытые таланты и раскрыть их. Его вполне можно назвать величайшим преподавателем Часовой башни. И он даже не сокрушает своих учеников, как тот же Зелретч.
Ученик лишился дара речи, не веря свои ушам. Рангал продолжил:
- То же самое можно сказать и про его нынешних учеников. За десять лет все его выпускники достигли, как минимум, ранга Достойного, без исключений.
- Без исключений…?
- Говорят даже, что некоторые из них вскоре могут обрести титул Великого, которых можно по пальцам счесть даже за всю историю существования Часовой башни. Возможно, нам стоит быть благодарными за то, что Эль-Меллой не берет себе много учеников, но если однажды он призовет всех своих бывших подопечных, это встряхнет историю Часовой башни.
- Невероятно…
Ученик слышал, что Эль-Меллой был широко известным преподавателем, заслужившим множество прозвищ. Но сейчас он впервые услышал, почему профессора так высоко ценили. Его охватил благоговейный трепет.
- Каково его положение в Часовой башне?
- Если Лорд Белфабан представляет упертых старых консерваторов, то Эль-Меллоя II я бы отнес к лагерю гибких реформистов. Он из тех, кто уважает качества человека, не идя на поводу традиций или новшеств. Я бы не стал вешать на него ярлык консерватора или реформатора, он, скорее, нейтральная сторона.
- ……
Прежде чем войти в аудиторию, Рангал дал ученику последний совет:
- …Не думай, что сможешь понять его с первого взгляда. Тебя первого разнесут в пух и прах.
Когда дверь в аудиторию отворилась, они увидели Лорда Эль-Меллоя II, который готовился к послеполуденной лекции.
- Мистер Рангал, чем могу Вам помочь?
Несмотря на статус, Лорд говорил тихо и вежливо, не излучая ауру неприступности.
- Читать лекции, как ни в чем не бывало, при таких обстоятельствах — довольно смелый шаг с Вашей стороны, Лорд.
- Я думал над тем, чтобы распустить учеников, но это, пожалуй, единственное, что я могу сделать в этой ситуации. Поэтому, в свете всеобщего возбуждения, я рассудил, что лучше всего будет вернуть старую-добрую спокойную атмосферу Часовой башни.
- Какая скромность. Учитывая, что это Война за Святой Грааль, я уверен, что именно Вам по силам предсказать ее развитие.
- ?
Ученик Рангала склонил голову вбок, не понимая, на что намекал его учитель.
Эль-Меллой II помолчал пару секунд, после чего тихо вздохнул.
- Будь у меня навык предугадывать исход, основываясь на одних лишь чувствах, это было бы оптимально… но недостаток опыта не оставляет мне иного выбора, кроме как осторожно наблюдать со стороны.
- Именно таких разумных суждений я и ищу, - без труда пробился Рангал сквозь самоуничижение Лорда. – Как считаете, каковы цели тех, кто стоит за этой войной?
- …И Вы хотите меня выслушать, даже если сейчас я ничего не могу предложить, кроме мало чем подкрепленных мыслей?
- Непременно.
Эль-Меллой II нахмурился, на несколько секунд погрузившись в размышления, после чего произнес:
- На мой взгляд, в эту войну вовлечены три или четыре стороны, каждая из которых преследует разные цели. Как минимум, себя раскрыли те, кто скрывает информацию, и те, кто стремится ее огласить… хотя эти две стороны, похоже, работают вместе, несмотря на разные намерения.
- Действительно, в их действиях много загадочного…
- Думаю, мы можем предположить, что целью всех вовлеченных организация является не манифестация Святого Грааля. Возможно, они, скорее, стремятся стабилизировать систему Войны за Святой Грааль для ее массового производства, чем заполучить сам Грааль. Их действия, предназначенные для того, чтобы нас спровоцировать, и привлечение множества магов к городу – все это может быть частью их плана по анализу Войны за Святой Грааль.
Услышав предположение Эль-Меллоя II, Рангал покачал головой.
- Невероятно… кто-то посторонний пытается проанализировать такое чудо, как Третья магия, это просто… Более того, Вы полагаете, что они попытаются провернуть весь этот фарс, несмотря на то, что система уже находится под их контролем?
- Вы правы, маги, стремящиеся к Истоку, никогда на такое не пойдут. Однако факт остается фактом: в этот конфликт вовлечены разные силы и идеологии. Среди них…
Эль-Меллой II сразу же замолк, глубоко вздохнул и продолжил:
- Это не догадка, а, скорее, предсказание, диктуемое предчувствием, но… есть еще кое-что.
- Еще?
- Это будет сложно понять и, вероятно, Вы сочтете это непростительным…
Он нахмурил брови, но, тем не менее, спокойно произнес:
- Есть те, кто хочет унизить Войну за Святой Грааль, превратить ее в игру или представление.
- Это… немыслимо. Но зачем?
- Их причины мне не понятны. Но дело нешуточное.
Эль-Меллой II закрыл глаза и вспомнил ту Войну за Святой Грааль, которую знал.
- Среди Мастеров и Героических душ, сражавшихся в прошлом, были такие, кто считал Войну за Святой Грааль лишь развлечением. По крайней мере, они серьезно так считали. Они ставили на кон свои жизни и наслаждались этим. Но в этот раз я чувствую, что есть люди, которые намеренно хотят обесчестить Войну за Святой Грааль. Это не что иное, как оскорбление, предназначенное для них. Это значит, что я должен…
Эль-Меллой II внезапно замолчал, осознав, что его кулаки были крепко сжаты. Цокнув языком, он опустил взгляд.
- …Прошу прощения. Я немного поддался эмоциям.
- Вовсе нет, Лорд. Это было очень познавательно.
- Как только все фигуры соберутся на своих местах, общая картина должна стать понятной. Если я и предприму какое-либо действие, то только сразу после этого.
Затем он пробормотал очередное самоуничижительное замечание:
- Вот только не могу гарантировать, что от меня будет толк, когда они сделают свой ход.

Выпытав у Эль-Меллоя II еще несколько теорий, Рангал попрощался с ним и хвалебно произнес:
- Я впечатлен тем, что Вы так быстро отправили туда своего ученика, Лорд.
- Моего ученика?
Что-то явно было не так.
- Да. Люди, которых мы вчера послали в Сноуфилд, сообщили, что видели одного из Ваших учеников…
- …Что Вы хотите сказать? Я не помню, чтобы посылал—
Но стоило Эль-Меллою II задуматься на секунду, как его озарило.
Кое-кого сегодня не было на лекции.
Хоть занятия и не проводились в последние несколько дней, он за все это время ни разу его не видел.
- Нет…
Эль-Меллой выудил из кармана телефон и набрал номер.
——Набранный Вами номер не распознан. Пожалуйста, убедитесь в отсутствии ошибок и попробуйте еще раз.——
Когда он услышал это сообщение, у него еще сильнее засосало под ложечкой. Он позвонил по другому номеру.
- …Да, это я. Мне нужно кое-что проверить немедленно. Записи о передвижении учеников.. Посмотрите, покидал ли страну Флат Эскардос.
Похоже, на связи был кто-то из администрации.
Прошло около тридцати секунд, после чего секретарь на том конце провода сообщил:
- Мистер Флат Эскардос сел на рейс до Америки три дня назад. Заявленная причина… туризм. Он оставил сообщение: «Спасибо, профессор! Да здравствует Звезда Лондона!». Интересно, что это может значить?
- Это все. Благодарю, - быстро ответил он и закончил звонок. После чего…
В разуме Эль-Меллоя II разбушевался неистовый вихрь воспоминаний о Флате.
От мелких шалостей, вроде проникновения кое в чью комнату и создания в новой видеоигре профиля под именем «Звезда☆Лондона» до порчи горничной из ртути — Тайного знака его достопочтенной сестры — информацией из странного фильма и разжигания беспорядков на плавучем казино одного из Апостолов-прародителей… воспоминания о беспрерывной череде неприятностей, что доставлял Флат, снова и снова прокручивались у него в голове.
В муке заиграв желваками, Эль-Меллой II проклял весь мир.
- Ебануться…
- Что?
Ученик Рангала услышал, как Эль-Меллой II что-то сказал, но не смог его понять. До его уха определенно донеслось какое-то слово, но он отмахнулся от мысли о том, что такая грубость могла слететь с уст человека, с которым они все это время вели разумную беседу.
- Э-э-э, что-то случи—
Но было уже слишком поздно.
Кровь прилила к голове Эль-Меллоя, и он рухнул на кафедру.
- Лорд?! Лорд!!
Юный маг был поражен увиденным, но откуда-то сбоку вдруг раздался голос одной из учениц, девушки, вероятно, лет двадцати.
- С учителем всегда так, когда дело касается Эскардоса.
- Что? А, понятно…
- Я отведу его в медицинское крыло. Прошу нас простить.
Вежливо кивнув Рангалу и его ученику, девушка взвалила своего учителя на плечо.
Они наблюдали за этим причудливым зрелищем, не зная, что сказать.
- Как бы лучше выразиться… он беспрецедентный во многих смыслах… и, похоже, ужасно занятой.
- Да… Вы правы. Оставим все, как есть.
Марионетка Рангала тяжело вздохнула, после чего произнесла с ноткой жалости:
- Будет не до смеха, если Лорд Часовой башни скончается от переутомления.
 
Rayner_FoxДата: Суббота, 06.02.2016, 22:22 | Сообщение # 12
No
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 5883
Награды: 35
Репутация: 45
Offline
ХХ


Соединенные Штаты — Сноуфилд — полицейский участок

Орландо, сидевший в своем кабинета начальника полиции, с суровым видом поднял трубку верещавшего телефона.
- Как делишки, братан! С добрым утречком!
- Уже день на дворе. Возвращайся к работе.
- Эй, ты что, пытаешься загонять своего Слугу до смерти? Короче, слушай. Помнишь, я просил подогнать мне цыпочек? Так вот, может, захватишь еще местных деликатесов? Ты же в курсах, я раскошеливаться не намерен. Ты угощаешь.
- ……Прошу, скажи, что ты позвонил не только поэтому.
- А что, проблемы?
Кастер либо блефовал, чтобы скрыть свое смущение, либо это была какая-то проверка. Подумав об этом, Орландо решил опробовать искренность.
- Прости, что бросил трубку прошлой ночью. Ты, наверное, уже в курсе… что думаешь о том, что произошло в пустыне?
Женщины и прочее – это так, пустая болтовня. Будучи Слугой, Кастер, вероятно, хотел поговорить о той битве.
- Ты о чем вообще? Что там случилось в пустыне? – замешательство Кастера было ясным, как божий день.
- …Ты даже не заметил?
- Ну, вчера я так нажрался, что дрых, как сурок. Я позвонил лишь, чтобы рассказать об одной горячей цыпе, которую я увидел по телеку.
- Похоже, зря я ожидал от тебя поведения, подобающего Героической душе, - раздраженно пробормотал Орландо, намереваясь положить трубку. – Не звони мне больше. Я сам с тобой свяжусь.
По правде, Орландо решил впредь игнорировать Кастера и передавать все необходимые сообщения через своего секретаря.
- Черт возьми, братан, ты и с той чиксой Франческой так же холоден?
- …!
Франческа. Мурашки пробежались по всему телу Орландо, когда Кастер произнес ее имя.
Возможно, почувствовав реакцию начальника, Кастер весело продолжил:
- Наконец-то я привлек твое внимание. Или, может, до тебя лучше дойдет, если мы поговорим об этом Фалдеусе? Твои друзья Куруока из Японии – тоже горячая тема для разговора, да?
- Подонок… как… как много тебе известно?
Между Мастером и Слугой возможно не только общее восприятие, но и воспоминания. Однако, поскольку начальник полиции полностью перекрыл связь со своим Слугой, Кастер никак не мог залезть ему в голову.
Тогда каким образом он умудрился узнать столько засекреченной информации?
Он шпионил за ними в призрачной форме?
Эта долбаная фурия ведь никак не могла с ним встретиться?
Орландо обуревали сомнения, но ответ Кастера расставил все на свои места.
- В эту эпоху все возможно, благодаря Интернету и телефону. Неужели ты недооцениваешь современные технологии? Или же ты думал, что я не пойму, как нажимать кнопки на клавиатуре?
- Невозможно! Этой информацию нельзя найти в сети!
- Проехали, у меня свои методы. Братан, ты же ничего не знаешь про мои Благородные Фантазмы, верно? У нас у обоих есть свои секреты. Я подумал, что смогу немного повеселиться, вот немного и проявил себя.
- ……
Кастер забил гвоздь в крышку гроба, пока Орландо молча закипал от гнева.
- Ах да, кстати, я только что вспомнил про Фуюки, который в Японии. Его духовные жилы, по идее, должны быть не хуже местных. Не сказать, конечно, что я могу чувствовать духовные жилы, ну да ладно. Говоря о земле, может, в следующий раз мне стоит звякнуть нашей маленькой хранительнице Тине Челк. Может ты и один из магов, устроивших эту веселуху, но тебе вообще известно, сколько их шпионов засело в твоей организации? Ой, прошу прощения за болтовню. Хотя, будь это одна из моих книг, я бы написал монолог подлиннее. Остроумный стеб – штука важная, братан.
Орландо зарычал в трубку на Кастера, который наверняка блистал довольной улыбкой от уха до уха:
- Закрой свой рот сейчас же! Да кем ты себя—
- Ты о прослушке не думал? – перебил его Кастер.
- ……!
- Нас могут подслушивать, электронно или магически. Не важно, как сильно защищены твои аппараты, ты не можешь отрицать, что они могли провернуть что-нибудь на моем конце или же подключиться к линии связи. Ха-ха! Наверное, для тебя все бы обернулось жутким геморроем, если бы я дальше молчал про это, да?
Кастер был, как и всегда, дерзок и легкомысленен, но начальник полиции ощутил за его словами непостижимое давление. Мысль о том, что он позволил так легко загнать себя в угол, сотрясла Орландо до мозга костей.
Орландо глубоко вздохнул. Начальник полиции уже вернул самообладание и сделал следующий ход:
- Вот как. Позволь мне принести искренние извинения. Похоже, я сильно тебя недооценил.
- С чего это вдруг? Чувак, ты меня пугаешь.
- Я говорю, что осознал твои способности. Если же ты все еще намерен трепать языком, у меня и на это найдется управа.
- О, хочешь заткнуть меня командным заклинанием? Знаешь, есть способ гораздо проще и без потери одного из твоих драгоценных приказов. Будь ты сексуальной дамочкой, поцелуя было бы—
- Хватит болтать. Чего ты хочешь?
Начальник полиции полностью вернул свое властное хладнокровие.
- Я же сказал, братан. Раздобудь мне хорошую еду. Этого хватит, чтобы закрыть мне рот. Будь уверен, я не стану сражаться на передовой. Вместо этого я буду творить из всего этого фарса охренительный роман. По крайней мере, пока ты помрешь.

ХХ


Ночь — центральный перекресток Сноуфилда

На Седьмой улице располагался ассортимент ключевых особенностей Сноуфилда, вроде отеля-казино «Кристал Хилл» и мэрии. На углу обширного перекрестка, привлекая к себе внимание прохожих, стояла девушка.
Выглядела она лет на двадцать с поправкой в ту или иную сторону и выделялась струящимися белыми волосами, светлой кожей и огненно-красной радужкой глаз.
Девушка определенно притягивала к себе взгляды людей, но это была Война за Святой Грааль, и в Сноуфилде собралось множество магов. Их внимание было приковано к ней совершенно по иным причинам.
Один маг, наблюдавший издалека, прошептал своему товарищу:
- Смотри. Это ведь… гомункул, да?
- Ага. Судя по изяществу, это одна из моделей Айнцбернов.
- Так и знал, что они объявятся. Айнцберны не оставят кражу системы Войны за Святой Грааль без внимания.
- Но… она же совсем не скрывается. Это что, какая-то приманка?
В этой тихой беседе так и чувствовались настороженность и сомнение, однако подобные слова можно было услышать по всему городу. Знала ли она, что за ней усиленно наблюдали?
Беловолосая девушка обратила свой взгляд к небесам и посмотрела на мир, ее окружавший. В этих красных глазах бурлила бездонная ярость, словно отвергая весь мир.

ХХ


Где-то

Кое-кто тоже наблюдал за девушкой издалека.
При виде образа белой девушки в хрустальном шаре ее лицо засияло от радости.
- Ага! Она здесь! Наш последний почетный гость наконец-то прибыл… хоп!
Пребывавшая в каком-то темном месте юная девушка в наряде готической лолиты — Франческа — покрутила своим зонтиком, хихикая в экстазе.
- Интересно, какие пешки она прихватила с собой? Мне так не терпится их увидеть! Будет забавно, если она придушила свою гордость и приехала вместе с Тосакой, но, полагаю, это та еще авантюра.
Она беспечно покачала головой в ответ на собственные слова, продолжая расхаживать по темной комнате.
- В любом случае, начинается! Пришло, наконец, время перевернуть все с ног на голову! Я должна приложить все усилия!
Спустя мгновение хрустальный шар вспыхнул и спроецировал на стены и потолок множество образов.
Они показывали Короля героев, идущего рядом с Тиной, и Лансера с волком в лесу. Можно было увидеть даже предполагаемого союзника Франчески, начальника полиции, сидевшего в своем офисе. Бесчисленные образы появлялись и исчезали, сменяясь другими.
Взгляд Франчески скользнул по Героическим душам и остановился на совершенно ином образе. Похоже, это был оперный театр, хотя в нем не шло никакого представления. Лишь пустая сцена и безлюдные ряды сидений.
На краткий миг в этом царстве пустоты возникла фигура—
Франческа еще раз взглянула на всех изображенных Героических душ и затем сладко пробормотала себе под нос:
- А теперь… самое время выдворить все фальшивки.
Это был шепот, преисполненный любви к самому миру.

ХХ


В этот день, за долю мгновения — судьба Сноуфилда стала эфемерной.
Святой Грааль.
Настоящему требовалась энергия семи героических душ, но неполноценной имитации Грааля было достаточно лишь шести.
Создатели столь грандиозного плана, без всякого сомнения, знали об этом.
Ложная Война за святой Грааль была, скорее всего, результатом предварительной договоренности, а сама система – камнем, на котором будет зиждиться истинная Война за Святой Грааль. В то же время, был шанс, что настоящий ритуал будет проведен в другом месте, а Сноуфилд был лишь красной тряпкой для отвлечения внимания Ассоциации магов и Святой Церкви.
Многие в Ассоциации думали именно так.
Разумеется, было возможно и такое, что настоящий Грааль призовет семерых Слуг, а эта ситуация с шестью Слугами была лишь блефом Фалдеуса, но в чем же тогда смысл такой уловки?
Пока многие маги пребывали в замешательстве, те, кто замыслил все это, молча продолжали воплощать свои планы в жизнь.
Ложная Война за Святой Грааль будет принесена в жертву истинной.
Все приготовления были сделаны. Осталось лишь запустить всю систему.
Другими словами, последний Слуга ложной войны станет первой Героической душой войны истинной; призыв Сэйбера приведет все в движение.
Средним звеном между двумя войнами станет не что иное, как призыв Героической души, обладающей как фальшивыми, так и настоящими качествами.
Безусловно, все шло по плану. Начало было положено просто прекрасно.
Да, пока не был призван Слуга класса Сэйбер.

ХХ


Первые сутки — ночь — Сноуфилд — оперный театр

Недалеко от центра города располагался оперный театр, построенный в период основания Сноуфилда. Это было строение с более чем пятидесятилетней историей, чей очевидный возраст подчеркивался атмосферой важности.
В данный момент никаких представлений запланировано не было. На самом деле, все новые произведения откладывались, как минимум, на неделю ввиду «проведения ограниченных реноваций».
Обычно, в зале царила тишина, но все было немного иначе. На ветхой деревянной сцене происходило нечто драматическое.
Несмотря на отсутствие зрителей, сценария и, собственно, самого представления, иначе как театральным зрелище назвать было нельзя.
Была ли это трагедия или комедия? Фигуры на сцене этого тоже не знали.

- Я спрашиваю: ты ли мой Мастер?

Голос был молодым и энергичным, но преисполненным серьезности.
На сцене стоял загадочный человек, в светлых волосах которого виднелись красные пряди. Его одежда прямо-таки кричала о европейской аристократии и королевской власти. На вид ему было около двадцати. Лицо его было весьма привлекательным, а глаза горели животным огнем. Один лишь его вид пробуждал ощущение, словно тебя пожирают целиком.
Меч, что он сжимал в руке, излучал остатки магического сияния.
Да, остатки, то есть…



Слабое свечение меча было свидетельством того, что им взмахнули всего лишь несколько мгновений назад.

Эта атака едва ли дотягивала до удара Героической души, нанесенного в полную силу.
Тем не менее, она оставила свой след на оперном театре.
Зрительские места на нижнем уровне разнесло в щепки. Бельэтаж и верхние ярусы уничтожило полностью, и даже часть потолка была разрушена, открывая взгляду звездное небо. Проще говоря, Героическая душа разнесла половину оперного театра, гордости всего штата.
Юноша переводил взгляд с распластавшегося на сцене трупа на девушку в очках, упавшую на пятую точку, и обратно. Затем он произнес в попытке успокоить ее:
- Расслабься. Я не чувствую, чтобы прохожих задело взрывом. Злодейка вообще сбежала… Хмф. И правильно поступила. Бросаться в погоню, однако, уже слишком поздно.
Его успокаивающие слова достигли ушей девушки, но в ее голове по-прежнему звучало то, что она услышала ранее.

- Меч ________ победы (Экскалибур).

Именно это прокричал он, когда своей атакой разрушил половину большого здания.
Девушка ломала голову, вновь пытаясь осмыслить ситуацию, в которой оказалась. Почему она пришла сюда?
- Теперь, когда с этим покончено, позволь повторить, - вновь обратился он к ошеломленной девушке, проклинавшей все свое существование, и задал тот же самый вопрос чуть более фамильярным тоном: - Могу я называть тебя своим Мастером? Как видишь, я Слуга класса Сэйбер. Если согласна, давай уже заключим контракт и покончим с этим—

- Нет.

Мгновенный ответ.
- Ни в коем случае.
- Что?
Его глаза расширились, в то время как девушка медленно поднялась на ноги.
Вой сирен становился все громче. Это были полицейские машины и кареты скорой помощи. Вероятно, местные запаниковали, когда увидели разрушение оперного театра.

Символы на запястьях девушки, выглядывавшие из-под рукавов, излучали сверхъестественный свет. Они, похоже, резонировали с юношей, стоявшим перед ней. Но девушка не обратила никакого внимания ни на сияние символов, ни на вой сирен, ни на крики. Она просто сверлила юношу гневным взглядом.
- Я больше не позволю вам поступать, как вздумается.
Затем, возобладав над своим дрожащим голосом, она отчетливо произнесла:
- Прочь с дороги.

Так состоялась первая встреча девушки в очках и с осветленными волосами — Садзё Аяки — и таинственного благородного мечника.
Это произошло в полуразрушенном здании.
Они узнали о существовании друг друга, в самое смутное время, рядом с трупом неизвестного.

Занавес поднялся, возвещая начало Войны за Святой Грааль, фальшивой и, в то же время, настоящей.
В конце концов, был ли этот Сэйбер фальшивым или настоящим?
Никто не знал.
Ни те, кто все это спланировал, ни вовлеченные маги.
Ни даже Слуги несравненной силы, начиная с Короля героев.
Другими словами, никто не мог прийти к заключению, даже воля Святого Грааля, воплотившая эту Героическую душу.

Почему Аяка, всего лишь гостья, туристка, приехавшая в Сноуфилд, повстречала Героическую душу, назвавшуюся Сэйбером?
Возможно, это была причуда судьбы, и все было предрешено не вчера или сегодня, а годы назад.

Чтобы ответить на этот вопрос, следует сперва поговорить об одной истории с привидениями японского города Фуюки. Также известная, как «Маленькая Красная шапочка многоквартирного дома Семина», эта история вполне могла стать одной из городских легенд Фуюки.
Видите ли, в этой истории она———

Следующий эпизод [Fake02]
 
Rayner_FoxДата: Пятница, 15.04.2016, 23:29 | Сообщение # 13
No
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 5883
Награды: 35
Репутация: 45
Offline
Том 2




Интерлюдия
「Маленькая Красная шапочка многоквартирного дома Семина」


Это была история с привидениями, которую можно было услышать где угодно.

X X


Есть такой город, называемый Фуюки.
Большая река делит этот многогранный город на две половины. С одной стороны находится Синто, новый район, отмеченный высокими офисными зданиями и торговыми центрами. С другой – Мияма, представляющий собой россыпь давнишних домов, особняков и имений на фоне хорошо сохранившегося естественного ландшафта.
Но у этого города было другое лицо.
Он стоял на одной из многих духовных земель Японии. Давным-давно три семейства магов — Айнцберны, Тосака и Макири — заложили на этой земле основу для магического ритуала.
Другими словами, этот город когда-то был полем боя ритуала магов — Войны за Святой Грааль.
Эта земля пережила вот уже пять таких войн, раз за разом становясь свидетельницей того, как ритуал приносил жизнь и смерть, чудо и разрушение.
Однако спустя годы после завершения пятой Войны за Святой Грааль в Фуюки воцарилась атмосфера мира, а жестокие битвы остались в прошлом.
Разумеется, это было, возможно, лишь поверхностное впечатление.
Но, по крайней мере, здесь было достаточно мирно для того, чтобы ученики старшей школы могли непринужденно болтать во время перерыва в их клубной деятельности.

X X


Старшая школа Хомурахара
Стрельбище лучников

Однажды после уроков…
Члены клуба стрельбы из лука обменивались всякими незначительными слухами.
- …я серьезно. Давным-давно в храме Рюудо объявился призрак в кимоно!
- Впервые слышу. Давным-давно… значит, его там больше нет?
- Да, люди, которые могут чувствовать духов, говорят, что он исчез.
- Упокоился с миром?
- Ну, это ж храм, в конце концов.
- Кстати о храме, я слышала, что там в пруду водятся грифовые черепахи.
И так они продолжали праздно болтать и обмениваться историями с привидениями, пока тема не разговора не сменилась на историю девушки, которая родилась в Фуюки в недавнее время.

- Эй, а вы знаете про «Маленькую Красную шапочку многоквартирного дома Семина»?

- Э-м-м, это история Мицузури-сэмпай?
- Да, именно она. Ой, мы же все ее слышали, разве нет?
Первогодки и второгодки нетерпеливо придвинулись ближе, чтобы послушать старших.
- О, а я не слышала.
- Мицузури-сэмпай? Это та выпускница, которая периодически сюда заглядывает?
С этим вмешательством молодняка старшие с радостью начали рассказывать эту историю с привидениями.
- Да, это она нам рассказала… слушайте, вы ведь знаете про многоквартирный дом Семина в Курокизаке, что в Синто, да?
Внезапно улыбка исчезла с лица одной из старших, и она тихим голосом продолжила рассказ.
Потому что она знала.
Знала, что эта история с привидениями, появившаяся несколько лет назад, была связана с реальным случаем двойного самоубийства.

X X


Если исключить все приукрашивания, которыми эта городская легенда обзавелась, став историей с привидениями, она была довольно простой.

В дом Семина, что в Курокизаке, въехали муж и жена.
У пары была дочь, с которой они плохо обращались.
Эта маленькая девочка всегда носила красную накидку с капюшоном.
У них был сосед. Опустим его имя и пол и назовем его А. А знал об издевательствах, происходивших по соседству, но предпочитал игнорировать их, потому что это были не его проблемы.
Из-за плохого обращения у девочки все получалось из рук вон плохо. В лифте она все время просила А «нажать кнопку». Их даже знакомыми едва ли можно было назвать, они были, скорее, совершенно чужими друг другу людьми.
Но в глазах девочки сосед, нажимавший для нее кнопку в лифте, наверное, был более надежным человеком, чем даже ее собственные родители.
И вот—
Когда мать девочки замыслила убийство-самоубийство, истекающая кровью девочка смогла убежать и устремилась к соседу.
Вновь и вновь она стучала в дверь, прося о помощи.
Но А, думая, что над ней просто опять издевались, не обращал на ее мольбы внимания.
Это была не его проблема.
К нему это не имело никакого отношения.
Как бы сильно девочка ни стучала в дверь А, ей так и не открыли.
И все же, она продолжала стучать.
Ведь для маленькой девочки А был единственным, на кого она могла рассчитывать.
Но А отвернулся от ее исполненных страдания криков — отвернулся от ее жизни.
А просто прибавил громкость на своем телевизоре и отгородился от остального мира.
В конце концов, это была не его проблема.
Тем самым, девочку предал тот, кому она больше всего доверяла.

На следующий день, когда обнаружили тела мужа и жены, никто почему-то не знал, куда пропала их маленькая дочь.
Она оставила отчетливый кровавый след, когда бежала от смерти, но затем внезапно исчезла.
Несмотря на то, что звуки издевательств исчезли, каждую ночь А беспокоил стук в его дверь.
И вот однажды А, не в силах больше это выносить, открыл дверь. Там стояла девочка в красной накидке. С окровавленным лицом она произнесла:

- Эй, нажмите кнопку.

X X


- …вот так все и было! – завершила девушка свою историю, которую рассказывала сбивчиво, словно пытаясь ее вспомнить. Члены клуба были разочарованы.
- …ты рассказала ее так, что было совсем не страшно.
- Вот уж действительно, все зависит от рассказчика…
- В любом случае, страшно или нет, ты просто не умеешь рассказывать истории!
Слушая недовольные высказывания, девушка торопливо замахала руками.
- Ну, я определенно не могу рассказать ее, как Мицузури-сэмпай! Она в этом просто мастер!
- Да, уж сцена в длинном коридоре была просто потрясной… погоди, в изначальной версии не было никакой девочки, когда он открыл дверь! Он увидел ее в конце коридора, когда решил осмотреться!
- О, правда?
- Да! Ты и другие места изменила! А просто любил быть один, пропущен его допрос детективом и так далее. Блин! Даже если двойное самоубийство было настоящим, о нем ходит так много кривотолков.
На этом члены клуба сменили тему.
- Это была безвкусица с твоей стороны, сэмпай. Впрочем я могу то же самое сказать и про то, что настоящее двойное самоубийство превратили в историю с привидениями.
- Э-э-э, то есть семейное самоубийство произошло на самом деле?
- вообще-то об этом убийстве-самоубийстве ходит масса других странных слухов.
Ко всем вновь вернулось хорошее настроение, и младшие начали жаловаться на то, как криво была рассказана история.
- И все же я бы лучше услышала ее от той выпускницы.
- Серьезно, последняя фраза, произнесенная с совершенно бесстрастным лицом, все испортила!
- Ну, думаю, здесь такие истории вы больше не услышите, - рассмеявшись, отозвалась девушка-рассказчица.
- Что? Почему?
- Истории Мицузури-сэмпай были такими страшными, что Тигра лично их запретила. Она не любит страшилки, вы не знали?
- О, я слышала что-то такое в клубе легкой атлетики… что училась тут однажды очень пугливая старшеклассница.
- Тигра обычно вся такая дерзкая и храбрая, но у нее в голове есть странные тараканы.
Услышав свое прозвище учительница-куратор клуба стрельбы из лука заорала:
- ЭЙ! Перерыв окончен!
- Ого, помянешь черта… А вот и Фуджимура-сэнсей.
- Уже?
- И надо было нашему отдыху закончиться страшилкой…
С таким видом, словно всех скрутило несварение желудка, ученики поднялись на ноги и вернулись к клубным занятиям.
Пока они готовились, недавняя беседа вновь была оживлена парой-тройкой предложений.
- …А что в итоге случилось с тем А? – тихо спросила девушка-рассказчица, видимо стыдясь своего неумелого повествования.
- Разве он не исчез или что-то вроде этого? – тут же получила она легкомысленный ответ, вслед за которым прилетела шутка, пусть и дурная: - Может быть, даже теперь А все еще убегает от «Маленькой Красной шапочки».

Это была история с привидениями, которую можно было услышать где угодно.
Молодежь Фуюки обменивалась слухами, которые можно было услышать где угодно.
Но история, которую нельзя было назвать слухом, еще не закончилась.
Продолжение городской легенды развернется в далекой стране.

«Маленькая Красная шапочка многоквартирного дома Семина».
Главная героиня этой истории с привидениями окажется вовлечена в более абсурдные события, в сравнении с которыми эта незрелая история покажется сущей мелочью.

В Войну за Святой Грааль, полную фальши.
 
AkagiДата: Суббота, 21.05.2016, 23:26 | Сообщение # 14
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 192
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
Глава 2
「День 0 — Полночь — Инцидент с Героической душой」


Где-то.

- О, вот ты где. Угораздило же тебя оказаться именно там, моя маленькая жертвенная пешка.
Пребывавшая во мраке Франческа с поникшими от скуки плечами смотрела в свой хрустальный шар. Он показывал ей старый оперный театр Сноуфилда.
- Нет, серьезно, призванная в таком месте Героическая душа – самое настоящее искусство.
В хрустальном шаре она видела фигуру одинокой девушки, украдкой пробиравшейся в оперный театр.
- Лучше бы ты пошла к Сигме. От них всего можно ожидать, да и сотрудничество разогнало бы всю эту тоску, - проворчала себе под нос девушка в наряде готической лолиты, затем на ее лицо вновь вернулась улыбка: - Что ж, может, оно и к лучшему. Мне как раз пришла в голову идея для веселой игры.
Она связалась с кем-то с помощью магии, после чего вновь обратила свое внимание на хрустальный шар. Не прошло и десяти минут, как вдруг—
Из шара вырвался мощный свет. Именно тогда она увидела то, что заставило ее глаза засиять.
- О? Что это? И кто тут у нас? Может, Ассасин?
Едва эти слова слетели с ее губ, изображение вновь изменилось. Взволнованная Франческа хихикнула, не сводя глаз с силуэта в хрустальном шаре.
- Ахаха! Удивительно! Великолепно! Какая внезапность! Интересно, что же будет дальше?
Франческа блеснула восторженной улыбкой. Щеки ее бесстыдно заполыхали, а глаза сияли, как у ребенка.
- О! Что будешь делать теперь, произведение искусства? Твой Мастер погиб в момент призыва! Разве не драматично? – дико закричала она, не переставая смеяться, смеяться, смеяться—
Заметив то, что возникло в хрустальном шаре далее, она озадаченно наклонила голову вбок, по-прежнему улыбаясь.
- …Что это?
И затем, преисполненная вопросов, она пробормотала:
- Кто… этот Сэйбер?

X X


Америка. Сноуфилд.

Садзё Аяка проклинала свою судьбу в полуразрушенном оперном театре.
Она ничего не могла с этим поделать, даже если сама навлекла на себя все это.
Потому что обстоятельства, в которых она оказалась, казались лишь шуткой, божьей или дьявольской.
Рядом с ней лежало человеческое тело.
Внешних ран видно не было, но тело мужчины окоченело, а на лице застыло выражение муки, словно ему раздавили сердце. Оно не выказывало никаких признаков жизни.
В глазах Аяки его сердце действительно раздавила рука. Но… сердце исчезло, а на его рубашке не было ни одного разрыва, не говоря уж о ране в груди.
И «некто», раздавившая его сердце, также исчезла без следа.
Ее заставил отступить загадочный юноша, возникший прямо перед Аякой.

Этому предшествовали следующие события.
Несколько минут назад Аяка была пленницей.
Она была с головы до ног опутана магической веревкой, принадлежавшей тому, кто сейчас лежал рядом с ней хладным трупом — магу.
- Ты явно не восприняла меня всерьез, раз решила, что сможешь вот так от меня спрятаться, - в голосе мага слышалось изумление. Внимательно рассмотрев тело Аяки, он наклонил голову вбок. – Эти отметки похожи на командные заклинания… Значит, это про тебя говорил Фалдеус. Что ты здесь делаешь?
- …Понятия не имею. Чудная белоснежка сказала мне прийти, я и пришла, - грубо ответила Аяка. Ее взгляд переполняли смирение перед миром и злоба на собственное неблагоразумие.
Заметив это, маг мысленно пожал плечами и продолжил без видимого интереса:
- Вот как. Значит, ты лишь жалкий бродячий маг, превращенный в жертвенную пешку для айнцберновской «куклы из плоти»… Что ж, я не могу допустить, чтобы ты мешала ритуалу. Прости, но сейчас я с тобой разделаюсь.
Маг пропустил магическую энергию через Магические цепи в своем теле и уже собирался оборвать жизнь Аяки, не моргнув глазом, словно это была всего лишь работа, когда—
- …Хмф.
Он резко замер и коснулся пальцем серьги, которая, видимо, была каким-то магическим приспособлением.
- Да… …Эта девчонка? Почему?
Судя по всему, он с кем-то разговаривал с помощью этой серьги, но Аяка, разумеется, не могла слышать его собеседника.
- …Вот как. Понял. Я тебе подыграю.
Закончив разговор, маг тяжело вздохнул и вновь повернулся с связанной Аяке.
- Может, это всего лишь прихоть, но я бы не сказал, что мне не интересно.
- ...?
- О, я просто намерен испытать верность Героической души, которую вот-вот призову, - лицо мага едва заметно скривилось, и он, выдавив из себя смешок, продолжил: - Я хочу узнать, подчинится ли благородный герой, прозванный когда-то королем рыцарей Круглого стола, приказу убить беззащитную женщину.
Аяка поняла лишь, что ее, вероятно, убьет "благородный герой", которого маг намеревался призвать.
- А если этот как-там-его Круглого стола откажется меня убить, ты ведь... все равно меня не пощадишь, да? - цинично и сухо произнесла Аяка.
- Я всегда могу использовать командное заклинание, но, к сожалению, я не расточительный и не стану жертвовать такой ценностью ради утехи. Я просто сломаю тебе шею этой веревкой.
- А ты уверен, что это разумно? Если не убьешь меня сейчас, я могу испортить ритуал.
- Дрожь в голосе выдает твой блеф.
Маг поддерживал атмосферу безразличия перед лицом отчаянного сарказма Аяки.
- Знаешь, почему я все равно что раскрыл тебе настоящее имя Героической души, которую буду призывать?
- ...?
- Потому что призыв - тоже "объявление войны". Не важно, если об этом узнают. Напротив, какая же это будет великая ирония, когда информация дойдет до Айнцбернов и Ассоциации через твоего нанимателя. Не вижу в этом никакого смысла, если спросишь меня, но мне все равно заплатят.
Среди магов сокрытие информации считалось основой здравого смысла, но этот маг лишь пожал плечами и продолжил объяснять:
- Если вкратце, мы предвидели проникновение, ради которого ты рискнула жизнью.
- ...
- Кстати говоря, я бы хотел удостовериться, что этим искусственным командным заклинаниям не хватит силы помешать моему призыву, но... На самом деле, я уверен, что в глазах Франчески мы всего лишь очередные ее игрушки. Что ж, даже если ты станешь сопротивляться и испортишь ритуал, мне все равно заплатят. Я просто смирюсь с тем, что вытащил короткую соломинку, и забуду про войну.
Аяка молча опустила глаза, чувствуя, как стягивается петля магической веревки на ее шее.
Маг, не проявляя интереса к ее состоянию, начал читать заклинание призыва перед оборудованным на сцене алтарем.

- Пусть серебро и сталь станут сущностью. Пусть камень и эрцгерцог контрактов лягут в основу.

Эта последовательность слов ничего не значила для Аяки. В то же время, это был обратный отсчет до ее смерти.

- Пусть мой великий господин XXXXXX станет предком.

Слишком рано, - едва слышно простонала Аяка, слушая монотонный голос мага, будто ее это никоим образом не касалось. - Значит, мое драматичное бегство закончится именно здесь.

- Воздвигни против ветра стену, которая падет. Закрой четверо главных врат.

Это просто прихоть судьбы или же "ее" проклятье?
Она подумала, что, по возможности, предпочла бы последнее.
Что ж... если это так, то хватит ли этого, чтобы удовлетворить... "ее"?
Мысль о том, что на это есть причина, сделала бы все это чуть менее невыносимым.
Словно бегство от реальности, в которой она вот-вот умрет.
- ...?
Внезапно, она заметила странную энергию, которая текла через ее тело, в то время как голос мага разносился по залу. Казалось, вся ее кровь стала железом и теперь испытывала притяжение внешнего магнита.
Вскоре Аяка осознала, что пульсация была не в ее венах, а исходила от пяти татуировок, запечатленных на различных частях ее тела.
Глубокое возмущение или огромная радость.
Ей чудилось, что все ее тело испускало крик через эти татуировки. Понемногу крик становился громче, заглушая заклинание мага.
Маг, однако, похоже, не заметил перемены. Он был настороже, поддерживая непрекращающийся поток маны в ее магических путах, но судя по всему, не намеревался прерывать ритуал призыва...
Но Аяка не думала, что происходящее приведет к какому-нибудь оптимистичному событию, вроде мгновенного вывода мага из строя или же ее перемещения в безопасное место.
Это ведь не самоуничтожение, да?
В любом случае, ее смерть была почти что предрешена. Осознание этого обрушило на Аяку волну страха вместе с мыслью: "Я не хочу умирать".
Но даже эти чувства почему-то казались ей чужими, словно принадлежали кому-то другому.
Я не хочу умирать? Почему? Мне есть ради чего жить?
Аяка не могла сказать наверняка, был ли источником этих сомнений ее собственный мозг или же запечатленные на ее руках татуировки, которые заставляло делать это внедренное в них проклятье "белой девушки". Шум татуировок стал таким громким что парализовал ее способности трезво мыслить. Они, казалось, ободряюще кричали, приветствуя нечто, готовое в любую секунду появиться в этом мире. И в следующее мгновение—
На сцену оперного театра снизошла "смерть" во плоти.
Но пришла она не за Аякой, а возникла за спиной мага, ее палача.

- Явись из сковывающего кольца, Защитник... баланса...?

Как долго "она" там стояла? По крайне мере, Аяке показалось, что она появилась прямо из воздуха.
Миниатюрная человеческая фигура, закутанная в черные одеяния. Аяка видела, что черная ткань скрывала все ее тело, но не могла разглядеть лица. Единственным, что она отчетливо запомнила, был момент, когда из-под одеяний возникла причудливо длинная рука и коснулась груди своей жертвы.
Увидев это, Аяка поняла. Поняла, что ситуация, в которой она оказалась, больше не принадлежала известному ей миру - это была его другая, темная сторона, не видимая для тех, кто вел жизнь обычного человека. Едва она осознала это, в ее поле зрения возник крохотный образ.

Девочка в красном капюшоне.

В своем замешательстве Аяка не могла сказать, была ли она настоящей или же всего лишь фантомом.
Почему здесь? Ведь в театре даже нет... лифта.
"Нечто", появившееся на сцене театра, походило на мертвеца. "Оно" повернулось к Аяке с невинной улыбкой.
Не успела Аяка осознать, что означала эта улыбка, ужас волной пронесся по ее телу с головы до пят.
Сложно было сказать, что раздалось первым: едва ли не слышимая дрожь, пробежавшаяся по спине Аяки, или же влажный звук, когда длинная рука фигуры в черных одеяниях смяла нечто, похожее на сердце.
- Гха...?
Из рта мага, который все еще не понимал, что с ним случилось, хлынула кровь. Вряд ли он даже понял, кто его убил. Аяка была в ужасе как от фигуры в черном, так и от девочки в красном, но, в то же время, в ее голове возникали отстраненные, обезличенные мысли, вроде "Вот ведь будет засада, если они все не так поймут и подумают, что это я его убила". Вероятно, она инстинктивно понимала, что без таких мыслей ее раздавит страх.
Когда маг перестал двигаться, опутывавшая Аяку магическая веревка безвольно упала на пол. Осознание того, что она свободна, на секунду отвлекло ее, и—
Девочка в красном пропала из виду.
На ее месте стояла фигура в черном.
- ...!
Ее дыхание остановилось.
- ...Ты маг, ищущий Святой Грааль? - раздались монотонные слова.
Когда она услышала голос фигуры, небывалая доселе дрожь пронзила Аяку, словно тысячи игл.
Судя по голосу, за одеяниями скрывалась молодая женщина. Может быть, даже моложе нее самой. Но излучаемое ей ощущение присутствия было несравнимо холоднее, резче и тягостнее, чем у мага, грозившегося убить ее. Пусть она прежде и не встречала подобных существ, кое в чем она была уверена.
Если ошибусь с ответом, меня убьют.
Если солгу, вероятно, меня тоже убьют.

Женщина, однако, пока что не намеревалась ее убивать. Но если Аяка сделает неверный выбор, она даже не успеет понять, в чем ошиблась, и разделит судьбу мага, чье бездыханное тело лежало на полу перед ней. Придя к этому заключению, Аяка решила дать женщине в черном честный ответ.
- Я—
И затем—
Сцену поглотила вспышка света.
- !
- ?!
Женщина не теряла бдительности и потому успела отпрыгнуть от света подальше, но Аяка, только что избавившаяся от магических пут, не могла даже встать на ноги. Ей оставалось лишь прищуриться.
В свете была фигура.
Много человеческих фигур.
Аяка не могла поверить своим глазам.
Это продлилось всего лишь несколько секунд, но время в этом месте словно остановилось. Несколько силуэтов преклонили колени… и поприветствовали появившуюся последней, самую темную фигуру.
Свет угас, и Аяка даже не заметила, как фигуры исчезли. Осталась лишь последняя и самая яркая: светловолосый мужчина, молодой и одетый в великолепный доспехи. В его золотых волосах местами пробивались красные пряди, а пара глаз на прекрасном лице лучилась диким блеском.
Как и в случае с женщиной в черных одеяниях, излучавшей едва ли не осязаемую «смерть», Аяка могла чувствовать необычайный «жар», исходивший от возникшего из света юноши.
Изучив окружение широко раскрытыми глазами, он произнес:

- Ну надо же, вот так неожиданность.

Посмотрев на труп мага, лежавший у его ног, и на женщину в черном, не сводившую с него настороженного взгляда… юноша продолжил с широкой улыбкой:
- Судя по твоей одежде и потоку «энергии», что я почувствовал… Ты, часом, не последовательница «Старика с горы»?
Атмосфера тотчас же изменилась. Слова юноши показались Аяке бессмыслицей, но они, похоже, затронули некую струнку глубоко внутри женщины.
- В любом случае, раз уж нам обоим нужен Святой Грааль, значит, мы с тобой враги. Что будешь делать?
Едва эти слова слетели с его губ, женщина сорвалась с места с явным намерением убить. Со стороны могло показаться, что тень на земле взмыла в воздух. Она на одном дыхании метнулась к кулисам и, оставляя после себя след из остаточных образов, запетляла между колоннами, окружавшими сцену. Когда женщина пронеслась через щели в занавесях, возникла иллюзия, словно она разделилась на дюжину людей.
- Хаха! Великолепно! Никогда прежде не встречал кого-то столь же быстроногого, как Локсли!
Юноша, чьи глаза блестели, как у ребенка, выкрикнул совершенно незнакомое Аяке имя и похвалил женщину в черном, которая легко и бесшумно двигалась вокруг него, награждая предвещающим смерть взглядом.
- …
Словно приняв его похвалу за вызов, женщина ускорилась еще сильнее и затем… внезапно растворилась в воздухе.
- Она… исчезла…? – ошеломленно пробормотала Аяка и подняла взгляд. После чего… женщина возникла в слепой для всех точке за спиной юноши. Но она не спрыгнула откуда-то сверху, а вынырнула из тени, которую отбрасывал юноша.
Из-под ее одеяний вновь вытянулась длинная рука и устремилась к точке чуть выше сердца на спине юноши. Рука неминуемой смерти, которая убила мага всего лишь минуту назад.
Но она так и не достигла тела юноши. Прилетевшая из ниоткуда стрела отбила ее в сторону.
- …?!
Глаза женщины в черном чуть расширились от удивления. Насколько она могла сказать, выстрел прилетел из совершенно слепой точки. Эта стрела внезапно возникла у ног юноши — она вылетела из тени, которую он отбрасывал на сцену.
- Хаха, не по душе, когда с кем-то сравнивают, да? Но работа превосходна, как всегда, - пробормотал аристократического вида молодой человек, ни к кому конкретно не обращаясь, после чего с улыбкой достал свой меч изысканной работы. Даже Аяка могла сказать, что это был клинок воина королевских кровей. Не переставая улыбаться, он испустил крик… и взмахнул мечом.
- ——–калибур.
И вновь свет поглотил зал оперного театра. Он выплеснулся из заполненного маной меча и молнией устремился к женщине в черном, которая начала поспешное отступление. После чего—
Неистовый грохот и затем звуки разрушения ударили по ушам Аяки. Неуверенно открыв ослепленные ярким светом глаза, она увидела... звездное небо, взиравшее на нее через дыру в потолке полуразрушенного оперного театра.
- ...
- Я спрашиваю: ты ли мой Мастер? - обратился юноша к онемевшей девушке.
Когда она услышала эти слова, мысли Аяки, не поспевавшие за стремительно сменяющими друг друга событиями, наконец, начали восстанавливать свое равновесие.
Она обдумала ситуацию, в которой оказалась. Похоже, "ритуал" мага был успешно проведен, но получил он совсем не то, чего ожидал. Если верить словам "белой девушки", из-за которой она оказалась здесь против своей воли, ритуал должен был призвать призрак героя древности. В общем, что-то, вроде этого. "Белая девушка" назвала это существо "Героической душой", но еще она сказала, что появиться должен лишь один такой герой. Откуда тогда те фигуры, что она видела в ярком свечении? Кто пустил ту стрелу, когда юноша оказался в опасности?
Сомнения наваливались на Аяку одно за другим, но вскоре она перестала обращать на них внимание. Охладив голову, она осознала, в каком положении находилась и почувствовала тошноту.
Перед ней лежало тело мага. Он умер. Прямо у нее на глазах. Раз - и все.
Юноша тоже взглянул на труп, но лишь слегка наклонил голову вбок, и вновь заговорил с ней. Не было похоже, что он был изумлен.
- Расслабься. Я не чувствую, чтобы прохожих задело взрывом. Злодейка вообще сбежала… Хмф. И правильно поступила. Бросаться в погоню, однако, уже слишком поздно.
Неужели чья-то смерть была для него нормой? Аяка поняла, что ей трудно это принять.
А, теперь я поняла. Так вот что... хотела от меня "белая девушка".
"Принять участие в Войне за Святой Грааль," - сказала она. А на войне гибель людей никого не удивляет.

Интересно, почему все обернулось именно так?
- Теперь, когда с этим покончено, позволь повторить, - сказал юноша Аяке, сокрушавшейся про себя. Похоже, он не даст ей времени всерьез подумать о том, во что превратилась ее жизнь.
- ...
Во всем этом хаосе... она решила для себя лишь одно.
Я больше не потерплю смертей. Даже если их будет навязывать мне "судьба". Даже если сама окажусь под угрозой смерти. По крайне мере, я погибну в сражении. Все равно моя жизнь больше ничего не стоит.
- Могу я называть тебя своим Мастером? Как видишь, я Слуга класса Сэйбер. Если согласна, давай уже заключим контракт и—
- Нет, - выжала из своей глотки Аяка, которая была близка скорее к отчаянию, нежели к решительности. - Ни в коем случае.
- Что?
Татуировки на ее теле слабо вспыхнули, откликнувшись на голос юноши, и она поняла, что они резонировали с ним. Если она сейчас согласится стать Мастером, то, вероятно, сможет заполучить контроль над Героической душой, как ей и сказала "белая девушка". Но Аяка плюнула на ее замыслы и посмотрела на юношу.
- Я больше не позволю вам поступать, как вздумается, - заявила она, пытаясь при этом не дрожать от страха, и решила пожертвовать жизнью, если придется. - Просто... оставь меня в покое.
Аяка была уверена, что его меч пронзит ее тело в тот же миг. Он отличался от женщины в черном, но она по-прежнему чувствовала исходившую от юноши силу исключительного существа, совершенно не похожего на обычного человека. Вероятно, люди были в его глазах жалкими червями. По крайней мере, так Аяке казалось.
Но, не оправдав ее ожиданий, юноша вновь склонил голову, словно в растерянности, и вернул меч в ножны.
- Вот как, значит, ты не мой Мастер. В таком случае, полагаю, ничего не поделаешь, - он посмотрел на полуразрушенный потолок и вздохнул. - Это театр? Боже...
Прищурив глаза, словно изумленный чем-то, он задумчиво скрестил руки на груди.
- Значит, современные театры настолько хрупкие... Полагаю, дарованных Троном героев знаний недостаточно чтобы по-настоящему понять...
Бормоча себе под нос, юноша исчез за кулисами.
Оставшись одна, Аяка простояла несколько секунд с раскрытым ртом и затем внезапно осознала:
- Я... спасена?
Но эта мысль недолго пробыла в ее голове...
- Не двигаться! - раздался злой крик со стороны входа.
Это был не юноша, но Аяка сразу же поняла, кому принадлежал голос.
Появившиеся в зале мужчины были одинаково одеты — в полицейскую форму — и целились в нее из тазеров для усмирения толпы. Пистолеты они доставать не стали, видимо, потому что одного взгляда им хватило, чтобы понять, что Аяка не была вооружена.
- На пол, руки за голову! Медленно!
- ...Да, сэр, - покорно ответила Аяка и подчинилась.
Я же здесь жертва, это очевидно, подумала она. Но когда она подумала о том, что незаконно находилась в зале театра, который словно взорвал террорист, то решила, что полицейских не стоит винить за столь "теплый" прием. Труп мага, по-прежнему лежавший рядом с ней и подозрительный алтарь, который он использовал для призыва, нисколько не красили ситуацию.
Аяка думала над тем, в какую же неразбериху все это выльется, как вдруг ее посетила мысль, которую никто другой, наверное, бы не понял.
В полицейских участках же... есть лифты, да? Ох, «повезло» же мне.
Хотя я, может быть, умру от проклятья "белой девушки" на пути туда.
Пока Аяка пребывала в задумчивости, полицейские окружили ее и убедились, что маг рядом с ней был мертв.
- Эй! Ты его убила?
- Нет, нет, я жертва, - ответила Аяка на беглом английском. Полицейский, удерживавший ее руки, ответил:
- Тогда что здесь произошло? Что ты делаешь в закрытом на ремонт оперном театре?
- Э-э-э... Видите ли...
Аяка решила солгать им, что ее похитил этот маг, но ее выведут на чистую воду, если они проверят записи с камер наблюдения, и это внесет лишь еще большую путаницу. Но и сказать им правду она тоже не могла.
Полицейские посчитали ее нежелание говорить подозрительным, и один из них достал наручники.
- Вы арестованы по подозрению в незаконном проникновении, терроризме и разрушении государственной собственности. Вы имеете право хранить...
Ого, они не шутят.
Слушая как ей зачитывают правило Миранды, что она часто видела на американском телевидении, Аяка вновь задумалась. Она не знала, что будет дальше. Она была готова к смерти, но не под гнетом ложного обвинения в убийстве мага и разрушении оперного театра. В своих размышлениях она все еще лежала на полу лицом вниз и когда открыла глаза... "Она" снова была здесь.
Девочка в красном капюшоне.
Полицейские, судя по всему, не могли ее видеть. Они ходили взад-вперед рядом с местом, где она стояла, не обращая на нее никакого внимания. "Красная шапочка" стояла слишком близко, поэтому Аяка не могла разглядеть ничего выше ее носа. Но девочка смотрела на нее и слабо улыбалась. Она открыла рот, чтобы что-то сказать.
Аяка не хотела слушать. Она не хотела больше ее видеть. Но не могла отвести взгляд.
Аяка знала, почему. Это было проклятье, которое она сама на себя навлекла, мучившее ее годами.
Девочка в красном капюшоне пыталась что-то ей сказать, когда...
- Подождите, - разнесся по оперному театру внушительный голос. Девочка в красном капюшоне тотчас же исчезла.
Когда Аяка и полицейские посмотрели в ту сторону, откуда донесся голос, они увидели юношу в великолепных знатных одеяниях, который стоял среди пустующих VIP-мест в уцелевшей части третьего яруса.
Что? Это же... Почему он еще здесь? - удивилась Аяка, но юноша повернулся к ним и заявил:
- Я дам свое признание. Эта девушка в очках никого не убивала.
- Кто там? Не двигаться!
Наверное, виной тому было расстояние. Поскольку, прокричав предупреждение, полицейские наставили на юношу не тазеры, а пистолеты. Юноша, однако, ничем не показал, что его это взволновало, и продолжил величественно вещать:
- И, так уж получилось, театр разрушила тоже не она.
- Что?
- Дело это рук моих и сего меча.
Юноша громко похлопал по ножнам, висевшим на его поясе. Полицейские насупились. Они обменялись красноречивыми взглядами, и несколько человек побежали к VIP-местам, где находился юноша. Похоже, они не поверили в то, что он учинил такие разрушения одним лишь мечом, но юноша, сам сознавшийся в преступлении, их, судя по всему обеспокоил.
- Будьте осторожны, здесь могут быть другие его бомбы.
Юноша похоже услышал шепот полицейского, потому что в голосе его прорезалось раздражение:
- Попрошу не связывать меня с бомбами и... Хм?
Он внезапно замолк. Часть сметенного взрывом потолка вновь начала обрушаться.
- Берегись... - инстинктивно пробормотала Аяка.
Полицейские тоже это увидели и пустились наутек, но, похоже, убежать удастся далеко не всем.
Юноша положил ладонь на рукоять меча и выхватил его из ножен резким движением, похожим на японский иай.
Высвобожденная энергия не могла сравниться с предыдущим ударом, но полоса света, тем не менее, разнесла падающие обломки на атомы.
Те полицейские, что сумели убежать, но были бессильны что-либо сделать, и те, кто был спасен в волоске от гибели, даже не поняв, что произошло, пораженно заморгали.
Сотворивший это юноша обратился к застывшим полицейским, царственно приосанившись. При этом он на секунду остановил свой взгляд на Аяке и лучезарно улыбнулся.
- Это достаточное доказательство моей вины?

X X


В то же время. Западный Сноуфилд, лес.

- …Я чувствую странное присутствие, - ощутив пришедшее со стороны города возмущение в потоке праны, озадаченно пробормотал Энкиду, Героическая душа Лансер, который весь день провел со своим Мастером — серебряным волком — превращая лес в замкнутое поле.
- Семь душ в услужении одной могущественной. А рядом еще одна, странная. Интересно, кто они такие?
Серебряный волк, видимо, почувствовал напряжение и встревоженно заскулил.
Энкиду успокаивающе ответил, погладив Мастера по спине:
- Все хорошо. Я никуда сегодня не пойду. Мне нужно должным образом подготовиться, чтобы я смог сразиться в конце с Гилом в полную силу.

X X


Перед оперным театром.

- Мы ведем прямой репортаж из центра города, где только что была разрушена часть оперного театра. Что могло случиться с этим историческим зданием, которое хранит традиции уже более пятидесяти лет?
Репортер местного кабельного канала вещал на камеру перед полуразрушенным оперным театром. Уже взяв интервью у нескольких людей, он обратился к стоявшему поблизости молодому человеку.
- Прошу прощения, можете уделить мне минуту? Вам известно, что здесь произошло?
- А? меня по ТиВи показывают? Ого! Интересно, профессор или Райнес это смотрят?
На руке молодого человека красовались часы в стиле стимпанк.
- Вы местный?
- О, нет! Я тут просто окрестностями любовался и… э-э-э, сам не знаю, что произошло, но когда я уже собирался вернуться в свой номер и завалиться спать, мое сердце вдруг бешено заколотилось. А когда я посмотрел в сторону театра, раздался большой «бум!» и стена вдруг начала рушиться!
- Ваше сердце бешено заколотилось?
- Ага, это было, э-э-э… предчувствие! Да, точно!
Репортер с подозрением уставился на молодого человека, который вел себя так, будто что-то скрывал, но затем… почувствовав движение со стороны оперного театра, он поблагодарил молодого человека и убежал, оставив его в покое.
- Полицейские только что вышли из театра! Они кого-то задержали! Неужели взрыв был обдуманным террористическим актом?
Телевизионная камера снимала полицейских с задержанным, покинувших место взрыва, и транслировала изображение на телевизоры по всему Сноуфидлду. Изображение юноши в старинном облачении, закованного в наручники.

X X


В то же время. Северо-западный Сноуфилд. Специальный исправительный центр Коулсмана.

- Бог ты мой, это та еще заноза в заднице. Я имею в виду то, чем обернулся призыв крайне важного Сэйбера… За это ведь была ответственна мисс Франческа; видимо, ее дурная привычка опять взяла верх.
Фалдеус вздохнул, но затем начал связываться со своими подчиненными, словно показывая тем самым, что проблема такого уровня была в пределах ожидаемого.
- Это я. Произошедшее в театре надо осветить как несчастный случай. Краски для ремонта воспламенились и…
Он внезапно замолк.
- …Прошу прощения. Выйду на связь позже.
Он закончил разговор и обратил взор на одну из групп мониторов, а точнее на экран, показывавший местный кабельный канал.
Увидев это, он сначала подумал, что вражеский маг наслал на него какую-то иллюзию. Любой маг, хорошо разбирающийся в Войне за Святой Грааль, усомнился бы. В конце концов, хоть это и был всего лишь местный кабельный канал, но… он показывал в прямом эфире настоящую Героическую душу.


I am nothing but disgraceful mix of monstrous bloodlines...
 
AkagiДата: Суббота, 21.05.2016, 23:27 | Сообщение # 15
Wild Card Owner
Группа: Администраторы
Пол:
Сообщений: 192
Награды: 11
Репутация: 24
Offline
X X


Перед оперным театром.

Гудящая толпа зевак заметила необычный внешний вид юноши. В их глазах это был костюм актера, который готовился к выступлению. Может, газ взорвался во время репетиции или еще что? Когда им вспомнился утренний инцидент с участком трубы в пустыне, многие предпочли и этот взрыв счесть случайностью. Даже репортер начинал думать, что это было вовсе не преступлением, а какой-то аварией во время ремонта.
Однако…
Юноша, которого вывела полиция, внезапно прыгнул вперед — все еще будучи в наручниках — и всего лишь в пару скачков очутился на крыше самой высокой, пожарной машины.
Толпа была ошеломлена, ведь он взмыл на машину без помощи рук, полагаясь лишь на силу своих ног. Взволнованные полицейские наставили на него тазеры. И среди этого шума и гама…

- Внемлите мне, люди Сноуфилда!

…голос юноши разнесся на удивление далеко.

- Нам невероятно стыдно за то, что мы разрушили ваш театр, священное место, на сцене которого читались стихи и ставились спектакли. Виной всему Наша небрежность. Нам нет прощения.
Значение его слов, словно электрический заряд, с легкостью проникло в разумы всех, кто его слышал. Почти как магический завет.
- Но вместо извинения, Мы дадим вам обещание! Клянемся великим предком Нашего рыцарства Артуром Пендрагоном, славными рыцарями, песни о победах которых известны по всей Нашей родной стране, и честью Нашей, что возместим вам разрушение этого театра!
Горожане слушали его в благоговейном молчании.
Это едва ли можно было назвать речью; он не проговорил и тридцати секунд. Обдумав одно лишь значение этих слов, они уже хотели высмеять его.
Но слова юноши сопровождал загадочный звон правды, коснувшийся ушей и сердец толпы.
Неужели он и вправду сможет возместить им разрушение театра?
Кто он такой?
- Благодарю за ваше любезное внимание! Мы будем молиться за то, чтобы ваши жизни были наполнены самой великолепной песнью!
Воцарилась подозрительная тишина. Высказавшись, юноша спрыгнул с пожарной машины с чувством удовлетворения. После его запихнули в полицейскую машину и увезли прочь. Толпа молчала. Все были ошеломлены той харизмой, которую излучал юноша.

За исключением одного, молодого человека, у которого репортер до этого брал интервью. Обратив взор сияющих глаз на свои часы, он прошептал:
- Удивительно! Клево! Спорим, он какой-нибудь король! Такое обаяние! О, Джек, придумал! Давай сделаем так, что ты тоже был королем!
- Ну, были такие теории, что я был выходцем из знати, но… неужели мы должны думать именно об этом после того, как увидели Героическую душу, одного из наших врагов, во плоти? У меня такое чувство, что он только что оставил несколько подсказок к своему настоящему имени. Я про короля Артура и так далее.
- Нет, будет гораздо веселее и круче узнать, кто он такой, позже! Знаю, давай с ним подружимся вместо того, чтобы сражаться. Он же такой клевый.
- Я всерьез забеспокоился о том, понимаешь ли ты смысл Войны за Святой Грааль.

Пока Героическая душа и Мастер перешептывались друг с другом, из театра неприметно вывели девушку в очках — без наручников — и посадили в полицейскую машину. Мысли зевак все еще были заняты тем юношей, поэтому большинство ее даже не заметило. Лишь юный Мастер, Флат Эскардос, отреагировал на ее появление.
- А?
- Что-то не так?
- Нет, та девушка… Показалось, наверное.
Проводив взглядом полицейскую машину, Флат наклонил голову вбок и продолжил свою телепатическую беседу с Героической душой.
На самом деле, он говорил вслух, отчего окружающие сочли его «странным парнем, который сгорел на работе и теперь разговаривает сам с собой».

Таким образом, хоть это не продлилось и нескольких минут, «загадочный юноша» и его речь стали незабываемым событием для жителей Сноуфилда — не только для зевак-очевидцев, но и для тех, кто слышал его по кабельному каналу.

И для магов, наблюдавших за всем через фамильяров и камеры наблюдения.

X X


В то же время. Северо-западный Сноуфилд. Специальный исправительный центр Коулсмана.

- Боже, это более чем неожиданно.
Представ перед лицом столь тревожной ситуации, Фалдеус — один из зачинщиков этой «Фальшивой Войны за Святой Грааль» — покачал головой и вздохнул.
- Все усилия псу под хвост. Он же должен был узнать от Грааля о том, что магию надо держать в секрете, сразу же после призыва…
Глядя на новостную передачу на кабельном канале и, в то же время, на изображение, что передавали ему фамильяры, Фалдеус пребывал в полной растерянности.
- Мы были полностью готовы столкнуться с Ассоциацией и Церковью, донесли магам свое слово, но… кто бы мог подумать, что Героическая душа рассыплется в обещаниях перед обычными гражданами прямо в прямом эфире? – проворчал Фалдеус, судя по всему, обращаясь к Алудре, своей подчиненной, которая стояла рядом, и едва заметно покачал головой. Он мог лишь чувствовать присутствие юноши, но ошибки быть не могло — тот был Героической душой.
- Перейди он в призрачную форму, полицейские бы его даже не заметили, не говоря уж о том, чтобы заковать в наручники. Каким местом он думал…?
Затем Фалдеус обратил свое внимание на девушку в очках, которую тихо вывели вслед за юношей.
- …Девушка с татуировками.
Это она прибыла в город полдня назад. Та, чьи татуировки внешне были похожи на командные заклинания.
- И все же я уверен, что сообщал мисс Франческе о том, что она направилась к оперному театру.
На Фалдеуса накатило дурное предчувствие, и он вздохнул, задумавшись над тем, ради чего повысил уровень наблюдения.
Что если арест – часть ее плана?
Что случилось с Кашурой, магом, который должен был призвать Сэйбера? Устранен? Этой девушкой?
Неужели она подозревает, что полицейский участок находится в сговоре с нами, и тем самым решила провести туда свою Героическую душу?
Нет, даже если так, должен быть другой путь.

Поток вопросов был бесконечным, но Фалдеус рассудил, что сейчас не сможет дать на них ответ.
- …Такое ты тоже предвидела, мисс Франческа? – пробормотал он, с досадой уставившись в потолок.

X X


Где-то.

- Нет, честно! Это же уму непостижимо! Неожиданно! Совершенно непредвиденно! Но, полагаю, ради такого стоит жить! Как же весело! Ахахахахаха!
Франческа заливалась смехом в темной комнате.
- Хихи, хахахаха! Хьяхаха! Хватит! Это слишком хорошо! Мне же сейчас селезенку скрутит!
Она упала на спину и задрыгала ногами, сияя искренней улыбкой. Ее щеки полыхали от возбуждения.
- А! А! Я немало Войн за Грааль повидала, но даже я ни разу не видела такого, чтобы Слугу арестовала полиция! Не знаю, почему Арти не появился, несмотря на то, что мы использовали этот катализатор, но теперь мне все равно!
Франческа смеялась еще минуты три. После она вскочила на ноги, вытирая слезы, и посмотрела в хрустальный шар. В нем она увидела, как этого Сэйбера посадили в машину и увезли в полицейский участок.
- О, понятно. Вот, значит, как, - Франческа продолжила радостно говорить сама с собой и кивать, словно соглашаясь с чем-то. – Другие Мастера должны, по крайней мере, знать, что полицейские увезли Героическую душу, и теперь все они помчатся к полицейскому участку! Какой ужас! Я буду болеть за тебя отсюда, так что постарайся, мистер начальник полиции!

X X


В то же время. Полицейский участок.

- Это… король Артур?
Начальник полиции Орландо Рив раздвинул пальцами жалюзи на окне своего офиса и бросил взгляд на парковку. Он увидел Слугу — по всей видимости, Сэйбера — который шествовал со слишком уж царственным видом для того, кого только что «повязали», и вздохнул со своей обычной кислой миной на лице.
- Вижу, мы не выслали Клан Калатин вовремя.
- Он появился в центре города. Видимо, те полицейские патрулировали поблизости и первыми оказались на месте происшествия, - спокойно сообщила его секретарь. Высказавшись, она поинтересовалась у начальника о том, что делать дальше.
- Как нам поступить? Разобраться с ними, когда они войдут в участок?
- Созови сюда Клан Калатин… Но сначала разузнай про ту девушку, которую привезли вместе со Слугой. Выясни, Мастер она или нет. Возможно, нам удастся заключить союз, если позволят обстоятельства.
- Союз, сэр?
- Если сказанное Франческой правда, то он должен быть королем Артуром, но… в прямом эфире он поклялся «Артуром Пендрагоном», не так ли?
- Да, сэр. Офицеры полиции, которые произвели задержание, тоже доложили об этом.
- В таком случае, не странно ли клясться собственным именем? Он вполне может быть героем, который связан с Артуром — рыцарем Круглого стола — но, кем бы он ни был, вряд ли мы сможем выйти из схватки с Сэйбером без единой царапины. Если он умудрится высвободить свой Благородный Фантазм хотя бы раз, пока мы разбираемся с ним и его Мастером, будет та еще проблема.
Ударив ладонями по столешнице, он продолжил:
- Прежде всего, если эта девица достаточно хороша для того, чтобы украсть право на контроль над Сэйбером, вполне естественно, что у нее может быть какой-нибудь план.
- Не факт, сэр. Есть также вероятность, что она дилетантка, владеющая лишь основами магии.
- Марионетка Айнцбернов?
Предыдущим вечером им сообщили, что в городе появилась гомункул Айнцбернов. Фалдеус и Франческа, вероятно тоже знали об этом, но тогда он еще не успел обменяться с ними информацией.
Но даже если Айнцберны не действовали в открытую, есть вероятность, что они наняли мага со стороны. А если им внушало страх предательство, они вполне могли найти способ подчинить своей воле дилетанта, едва ли способного похвастаться Магическими цепями.
- Также следует учесть вероятность того, что за всем этим может стоять Франческа, а не Айнцберны. Эта девчонка предаст нас, не моргнув глазом, если сочтет это хорошей забавой. Фалдеус на нашей стороне, но даже он отвернется от нас, если на то будет воля его начальства.
Орландо слегка потупил взгляд, вспомнив стычку Героических душ в пустыне и огромный кратер, что они оставили после себя.
- В любом случае, пока нам угрожает не только Гильгамеш, но и другой Слуга, способный сражаться с ним на равных, лишняя страховка нам не помешает.
Посмотрев в будущее как Мастер и как начальник полиции, Орландо бесстрастно отдал распоряжения:
- Не своди глаз с девушки и Героической души. Выдай их детективам, которые не знают подробностей, пусть считают их странно одетыми подозреваемыми в террористическом акте.
Наконец, он добавил то, что было лично для него самым важным:
- …Не забывай про слежку Кастера. Ты же его знаешь; услышав об этом, он вполне может попытаться заняться расследованием самостоятельно.
- Вообще-то, от мистера Кастера не так давно поступил запрос. Снова «Дай мне поиграть в казино».
- Отказываю. Смотри за тем, чтобы еда удовлетворяла его вкусам, и ничего больше, - тотчас же ответил начальник на прозаический доклад секретаря, не моргнув глазом. Когда она ушла, он прижал пальцы к вискам и пробормотал:
- Боже правый… Ну что за Героическая душа будет забавляться в казино, когда на дворе война?

X X


Сноуфилд. Отель-казино «Кристал Хилл».

«Кристал Хилл» был самым высоким зданием в Сноуфилде. А еще это был первоклассный отель и крупнейшее казино в городе. Говорят, по размаху и роскоши он вполне способен тягаться даже с лучшими казино Лас-Вегаса.
Разумеется, настоящие игроки все равно тянулись к Лас-Вегасу через пустыню к югу от Сноуфилда, поэтому иностранных посетителей было не так уж много. Но миллионеры, собравшиеся в молодом процветающем городе, все равно любили его, и поэтому крупнейшее увеселительное заведение Сноуфилда, «Кристал Хилл», величественно возвышалось в центре города.
В одном из углов углов этого казино намечалась крупная ставка. Хотя, по мнению того, кто ставил, это был всего лишь отвлекающий маневр.
- Все на красное.
При этих беспечных словах на стол с рулеткой водрузили гору фишек. Это вызвало суету среди стоявших вокруг стола богато одетых людей, и их взгляды замерли на том, кто сделал столь непомерную ставку.
Объект их внимания — Гильгамеш, Слуга Арчер — сидел в своем кресле у стола с рулеткой у всех на виду. Он, похоже, даже игрой не особо наслаждался. Несмотря на изящную позу, его пронизывающий взгляд словно оценивал мастерство крупье. Он больше походил не на первоклассного игрока, а на владельца казино. Волосы его были непривычно уложены, а вместо золотых доспехов на нем красовался броский, идеально сшитый костюм.
Гильгамеш, который с момента прибытия в казино выиграл по-крупному несколько раз подряд, естественно, привлекал к себе внимание. Сейчас он имел дело с такими суммами, на которых отступился бы даже миллионер.
Вскоре раздались крики и аплодисменты, когда шарик рулетки остановился на красном номере. Уголки губ Гильгамеша слегка приподнялись, но его хорошее настроение, похоже, было вызвано всеобщим восхищением, а не тем, что он сорвал большой куш. Он схватил пригоршню фишек самого высокого достоинства и поднялся со своего места, оставив на столе сумму, равную пятидесяти выигрышам обычного игрока. Гильгамеш взял бокал для коктейля с подноса проходившей мимо официантки и, направившись к менее людному месту, коснулся губами его содержимого.
- …Отвратительное пойло, - пробормотал он про себя.
- Прошу прощения, - раздался в его голове голос девочки.
- Тебе незачем извиняться, - телепатически ответил Гильгамеш, все еще перекатывая напиток во рту.
Рядом с ним неподвижно стояла Тина Челк, его Мастер. В казино этого штата не пускали тех, кому не исполнилось двадцати одного года, а за нарушение этого закона с казино взыскивали крупный штраф. И все же присутствие Тины никого не беспокоило. Никто даже не смотрел в ее сторону.
- Что скажешь? Для всех ты должна быть невидима.
То ли по причине того, что рядом никого не было, то ли просто потому что телепатия ему не нравилась, он произнес это вслух, потягивая свой напиток.
- …Да, Ваше Величество. Блага этого кольца поистине чудесны.
На пальце Тины было кольцо с гравировкой на шумерском языке.
- Здесь нечего называть благом. Обычная безделушка, отваживающая ненужные взгляды. Всякие шавки – это одно, но для того, чтобы обмануть мага или Слугу, это кольцо недостаточно сильно.
Спустя примерно полдня после возникновения огромного кратера в пустыне, Гильгамеш куда-то исчез, сказав напоследок: «Защитишь себя сама».
Тина чувствовала связь с ним, и поэтому знала, что он не исчез из этого мира и не разорвал с ней контракт, но понятия не имела, где он находился и что делал. С наступлением ночи Тина и все те, кто был с ней на северной стороне города, вернулись в штаб-квартиру «Хранителей земли» и обнаружили там Гильгамеша, раздобывшего где-то привычную для этого мира одежду, с выражением видимого недовольства на полуприкрытом свисающими вниз прядями лице.
- Покажи мне, где в этом городе собираются самые богатые люди.
В итоге, Тина привела Гильгамеша в «Кристал Хилл», лучшее казино в городе, и окружавший его развлекательный район. Ей неведомы были его намерения, но она не видела причин ему отказать. Центр города можно было назвать базой ее врагов, и она бы дважды подумала, прежде чем идти сюда, будь она обычным магом. Но, несмотря на понимание ситуации, Тина чувствовала легкое беспокойство. Она всецело верила в силу Гильгамеша, которую он продемонстрировал в пустыне прошлой ночью. Верила так сильно, что беспокоилась скорее о том, что может стать для него помехой.
Затем, когда Тину на входе в казино остановил клерк, Гильгамеш вручил ей это кольцо.
- Любой, кто сможет тебя увидеть, обладает исключительной наблюдательностью. Как с такими поступать, если они, конечно, не воры, позарившиеся на Грааль — это я оставляю на тебя, моего Мастера. Меня они не интересуют.
- …Как прикажете, - уважительно склонила голову Тина и упомянула про недавние свершения Гильгамеша: - За минувший час вы проявили изумительное мастерство.
- Мастерство здесь не при чем. Все богатства моего сада, в конечном итоге, возвращаются ко мне. Для меня предаваться азартным играм – все равно что перекладывать монеты из моей сокровищницы в кошель. Само по себе это действие, может, и необходимо, но я не нахожу в этом удовольствия, - ответил Гильгамеш с выражением скуки на лице, подбрасывая в воздух дорогие фишки, которые держал в руке. Слуга в современном наряде вновь окинул взглядом казино и произнес:
- …и это крупнейший поток богатств, который в состоянии предложить этот город?
- Я рассудила, что банки и фондовая биржа недостойны Вашего внимания, Ваше Величество, и поэтому исключила их.
- Вот как. Впрочем, это тоже сойдет. Меняя одну валюту на другую, этот центр развлечений создает собственный мир.
- Мир?
- Да. Деньги – это абсолютное изобретение, заклинание, даровавшая шавкам взросление и, в то же время, принесшее упадок. Сам я их не презираю. Деньги – вещь хорошая, и все же лучшее, что с ними можно делать, это «тратить» — забавно.
Пожав плечами, Гильгамеш рассмеялся. Похоже, эта Героическая душа любила роскошь. Даже его нынешний наряд излучал ауру, которую лучше всего описали бы следующие слова: «юнец, который заполучил целое состояние и пустился во все тяжкие, не сумев потратить его в Вегасе».
В противоположность Гильгамешу, который странно вписывался в обстановку, Тина, естественно, никогда прежде не была в казино. Она беспокойно озиралась по сторонам, когда в ее ушах раздался его голос:
- Женщина, которой я дарую свою силу, должна дрожать лишь предо мной.
- Прошу прощения.
- Уверен, что уже говорил это — дети должны вести себя, как дети, с блеском в глазах взирая на все вокруг. Разумеется, весь мир должен казаться невзрачным в моем присутствии.
- Как скажете, Ваше Величество.
Не в силах понять, шутил Гильгамеш или же говорил со всей серьезностью, Тина лишь склонила голову.
Увидев это, Гильгамеш прищурился с явным недовольством.
- Я не против твоего почтительного отношения ко мне. Это вполне естественно. Но не надо слепо верить в меня. Если твои глаза способны сиять, используй их, чтобы узреть свой путь.
- ?
- Нет, не только меня. Будь это «Бог», или это твое «благословение природы», или же заветное желание многих поколений предков — без разницы. Забыть про почитание или зависимость от чего-то – значит предать свою душу загниванию. Наглец, пытающийся в открытую использовать меня как ступеньку на пути к своей цели был бы весьма неприятным, но все же более достойным партнером.
Когда он сказал про «заветное желание многих поколений предков», Тина осознала, что под этими словами он подразумевал ее, и напряглась. Осушив бокал, Гильгамеш спросил:
- Ну так что, маленькая шавка? Твоя ли воля велит тебе вернуть эту землю, отняв ее у магов? Или же ты чья-то марионетка, которая отказывается от выбора, оправдываясь судьбой?
- …!
- Пока здесь мой друг, я намерен насладиться этим посмешищем, этой «Войной за Святой Грааль». Если отбрасываешь свое ребячество и пытаешься меня использовать, ты должна быть готова обнажить свою истинную суть.
- Я… Я…
Большего Тина выдавить из себя не смогла. Она не знала, как ответить на вопрос Гильгамеша. По крайней мере, не сейчас.
Она была готова рисковать своей жизнью.
Также она была готова убивать. Кровь уже была на ее руках.
Но поступала ли она по собственной воле или же просто подчинялась мутному потоку судьбы — даже сама Тина этого не знала. Она никогда всерьез не задумывалась над этим, пока ее не спросил Гильгамеш.
- Что ж, не важно. Многие из людей Урука рано взрослели, но ожидать такого от черни этой эпохи я не могу.
Похоже, Гильгамеша особо не интересовал ее ответ, и он не стал принуждать Тину продолжать разговор.
- Однако я ценю тех, кто ставит на кон свою душу по собственной твердой воле.
Видимо, он вспомнил кого-то конкретного. На его губах возникла ностальгическая улыбка.
- Даже если они из тех шавок, что зовутся безумцами.

X X


Где-то в городе. Строящееся здание.

Площадка частично возведенного здания находилась чуть в стороне от центрального Сноуфилда. Обычно после того, как строители заканчивают свою работу, ночью здесь нет ни души. Сейчас, однако, женщина в черном — Слуга Ассасин — возвела здесь свой барьер, отрезав это здание от обычных людей.
Устроившись на отдых, Ассасин молча закрыла глаза и стиснула зубы. Несмотря на то, что она угодила под мощный удар Сэйбера, на ней не было ни царапины. Возможно, она применила какую-то секретную технику.
Тем не менее, она по-прежнему не знала ни о силе ее противника в бою, ни о его Благородном Фантазме, ни даже его настоящего имени. Вероятно, ее временное отступление было тактически правильным. И все же сам факт того, что она отступила перед лицом врага, погружал ее сердце в глубокую бездну.
Он знал о «Старике с горы».
Кто он такой? Как много ему известно о техниках великих предводителей?
Он из тех, кого сбил с пути Великий Грааль. В этом я уверена.
Нужно придумать, как с ним разобраться.

Если тот Сэйбер способен лишь на мощные удары светом, она сможет его уничтожить собственным Благородным Фантазмом. Вероятность того, что она использует всю свою энергию и исчезнет, будет высока, но она не станет об этом жалеть. Она еще не заметила поток маны, который все еще связывал ее с Мастером.
Разрабатывая контрмеры против Сэйбера, она укрепляла свою решимость. Она ощущала тревогу в воздухе с тех самых пор, как он был призван. Перед его появлением она несомненно увидела в ярком свете множество фигур. Некоторые из них явно не были человеческими. После все фигуры слились в одну… И та стрела, которая отбила руку ее Забании Обманчивого сердцебиения. Не было похоже, чтобы ее пустил тот Сэйбер. Более того, наконечник стрелы был смазан сильным ядом. Благодаря тренировкам, она обладала сопротивляемостью, поэтому яд на нее не подействовал. Но будь на ее месте обычный человек, его бы полностью парализовало. Юноша не был похож на любителя ядов, и то, почему стрела вылетела из его тени, тоже оставалось загадкой. Это означало, что не могла бросаться в бой с ним, сломя голову.
Ее собственная незрелость помешала ей принести противнику неминуемую смерть. Один из великих предводителей на ее месте лишил бы таинственного Слугу жизни, не поведя и бровью. Неспособность сделать это была доказательством ее незрелости.
Как же мне с ним справиться?
Был один Благородный Фантазм, связанный с ее сопротивляемостью — техникой рассеивания яда которую когда-то использовал предводитель, носивший имя «Невозмутимый» — но он повлияет и на других людей, не только на ее цель. При жизни она тренировалась, не щадя себя, чтобы стать ассасином. Но все это было ради того, чтобы нести гибель врагам веры, а не убивать невинных людей. Среди жителей этого города могут быть ее единоверцы. Даже если нет, кто-нибудь однажды вполне может измениться и обратиться в ее веру.
Весь день она выискивала и бросала вызов магам, которые проникли в Сноуфилд. Поскольку все они явно были неверными, она лишала жизни всякого, кто осмеливался вступить с ней в бой. Она не стремилась убивать не вовлеченных в Войну за Святой Грааль магов, но не щадила тех, кто хотел забрать ее жизнь. Большинство магов, не проявлявших враждебности, едва узнав о том, что она Слуга, делали ей предложение. «Заключи со мной контракт, а с командными заклинаниями я уж как-нибудь разберусь». «Давай заполучим Грааль вместе». «Как только Грааль будет нашим, можешь желать всего, что угодно». Она пронзала им языки, чтобы они какое-то время были не в состоянии произносить столь порочные слова. Тех же, кто заявился в город только для того, чтобы насладиться зрелищем, она не трогала, ограничиваясь лишь предупреждением: «Ритуал в этом городе – ересь, противная природе; держись от него подальше». Будь у нее время, она бы не упустила возможность порекомендовать им принять ее веру, но она не могла позволить себе такую роскошь.
Уничтожить тех, кто стоит за этой Войной за Святой Грааль. Это мой единственный долг.
Она направила свои мысли в другое русло, подошла к краю крыши и взмыла высоко в ночное небо. Она все еще чувствовала магов, количество которых явно не желало убывать. Ее задачей было найти среди них зачинщиков Войны за Святой Грааль и воздать им за неуважение к великим предводителям.

X X


В то же время. На крыше.

Мастер Ассасин, Джестер Картур наблюдал за ней издалека, исступленно улыбаясь.
- Ах… Великолепно! Твое отступление было полностью оправданным, но ты все равно чувствуешь стыд за свою незрелость, - произнес он, медленно хлопая в ладони. – Но это королям и рыцарям следует беспокоиться о гордости, не тебе! И все же вид твоего стыда поистине прекрасен!
Джестер был среди тех, кто наблюдал за событиями в оперном театре из теней. Он полностью стер следы своего присутствия и видел все от начала до конца. Он мог сказать наверняка, что в Героической душе, назвавшейся Сэйбером, было что-то необычное. По мнению Мастера Ассасин, шансы на победу у нее были невелики.
- Ты бы наверняка проиграла ему в прямом столкновении. Но не страху; ты же Ассасин. Выжидай момент в тени и нанеси ему смертельный удар в спину! Отстаивать честь того, во что ты веришь, столь бесчестными приемами — в этом вся твоя жизнь!
Джестер описал ее способ ведения боя, как ему хотелось, и похвалил ее жизнь, как ему хотелось. Он кружил один во тьме, буквально прыгая от радости.
- Какая непорочность! Я даже не думал, что среди человеческой расы найдется столь многообещающее существо! Всему человечеству стоит узреть ее жизнь, понять ее, проникнуться и учиться на ее примере! Нет, что за ложь! Она слишком хороша для обычных людей! Лишь мне дозволено смаковать ее взглядом, сломить ее, поглотить!
Закончив давать волю своему бездонному эгоизму, Джестер окинул взглядом городские огни, выделявшиеся внизу во мраке ночи и облизнул губы с едва сдерживаемым возбуждением.
- Я никому не позволю отнять ее. Даже чудовищным Слугам из пустыни и этому мечнику. Я позволю им истязать ее. Заставить ее почувствовать отчаяние. Но пожрать ее в конце должен именно я!
Джестер на мгновение перестал улыбаться и, прищурившись, сосредоточил свое внимание на ночном мраке. Словно смотрел на нечто, не доступное человеческому глазу.

- Проклятый слуга планеты. Можешь утопить этот город в смерти, но я не отдам эту девчонку даже тебе.

X X


Сон.

Райдер не обладал разумом. Он был системой, несущей людям смерть. Такова была его природа.
Пока его Мастер, Куруока Цубаки, пребывала в блаженном сне, Райдер тоже грезил. Он вспоминал все то, что произошло в течении дня, и сортировал накопленную информацию. В этом процессе не было ни желания, ни сожаления. Он делал это лишь с целью подчинения системе Святого Грааля и обеспечения безопасности Мастера и ее желаний.
Почти сутки минули после событий в пустыне. Данные, которые обрабатывал Райдер, были большей частью такими же, как и день назад. Но теперь в мире грез летало несколько «птиц», вид которых, как он помнил, несказанно обрадовал Цубаки.
- Птички!
- Эй, это ты мне их принес?
- Спасибо!
- Я люблю животных!
Простодушные слова Цубаки возникали снова и снова. За минувший день именно в этот момент девочка, его Мастер, была рада больше всего. Именно этого пути желала его Мастер. Убедившись в этом, Райдер начал исполнять свой долг.
Он действовал так, чтобы, в случае, если его толкование начнет отличаться от такового у Цубаки, сразу же исправиться. Медленно. Медленно. И вот, безмолвно, жестоко… он начал распространяться по городу.

X X


Где-то в городе.

Окруженный горами ветхих на вид книг, Кастер, закинув ноги на стол, смотрел в экран ноутбука с восторженной улыбкой.
- Ого, значит, если ввести в компьютер ноты и текст, эта малышка на картинке будет петь! О, какое чудесное время, чтобы жить! Войне за Грааль с этим не сравниться!
Он начал возиться с компьютером, продолжая бормотать в том же духе, и вот, наконец, из динамиков раздалась странная мелодия, которая явно не демонстрировала все возможности этого сложного программного обеспечения.
- …
Прослушав ее полностью, он попытался сравнить ее с песнями, созданными другими людьми. После чего кивнул, словно убедившись в чем-то.
- Ухх. Я это слышал от учителя игры на скрипке, когда был еще сопляком, но, похоже, у меня действительно нет никакого музыкального таланта. Тут уж ничего не поделаешь; можно теперь и на войне сосредоточиться.
Вздохнув, он переключил изображение на экране компьютера. По нему побежал поток совершенно секретной информации, которую в сети, как правило, не найти.
[Подтверждено возрождение всех птиц, служивших фамильярами, из предположительного состояния смерти.]
Судя по всему, это были доклады организации, связанной со Сноуфилдом. Длинная последовательность предложений полнилась терминологией магов.
[Подтверждена потеря всех функций фамильяров. Странные пятна в различных местах.]
[Патогены не обнаружены, но зафиксированы слабые следы магической энергии с необычными свойствами, интерпретируемой одновременно как мана и как од. Предположительно, птицы, которых нам не удалось забрать, возродились таким же образом.]
[Делу присвоен класс C. Дальнейшие действия под юрисдикцией мистера Фалдеуса Диоланда.]
Вслед за этими тревожными утверждениями на экране появились еще более странные документы и запись с местного кабельного канала.
[Получена информация о том, что полиция задержала Героическую душу, предположительно, Сэйбера.]
- Хаха, серьезно? Похоже, у нас тут еще один чудик! – хихикнул Кастер и запустил записанное видео.
Когда он увидел обращавшуюся к публике фигуру, его глаза расширились, он хлопнул в ладони и закричал, начав раскачивать свой стул:
- ! В участок привели смутьяна!
Сказав это, он посочувствовал своему Мастеру с саркастичным смешком:
- Жалко начальника. Так и до язвы недалеко.
Кастер говорил так, словно это была совсем не его проблема, продолжая беспечно просматривать информацию.
- Вот так начало семи веселых дней! Говорят, за это время Бог создал мир. Посмотрим, что учудят эти ребята.
Затем с легким сожалением, но продолжая улыбаться, Кастер медленно покачал головой.
- Мне бы хотелось, по крайней мере, продержаться достаточно долго, чтобы увидеть собственными глазами, чем все это закончится, но полагаю, у меня тоже есть лишь семь дней.
Кастер отклонился на своем скрипящем стуле, бросил взгляд на высокие стопки книг и, криво улыбнувшись, тихо рассмеялся.

- Будь я великим Шекспиром, я бы положил эту войну на бумагу, но, думаю, лучше мне расположиться на галерке и насладиться зрелищем! В компании горячих цыпочек и отменной еды! Хаха!


I am nothing but disgraceful mix of monstrous bloodlines...
 
Glass moon - Forum » Type-Moon & Nasuverse » Переводы » Fate/strange fake [Новелла] (Версия из TYPE-MOON Ace №2 + новая новелла)
Страница 1 из 212»
Поиск: